dolboed: (00Canova)
Передача Стаса Кучера на РБК обычно идёт в прямом эфире, но на сегодняшний выпуск они позвали Виталия Милонова, а у него — Страстная пятница, так что пришлось записываться накануне, в Великий четверг.

За сутки до эфира, то есть сразу же, как я выложил снимки из студии, посыпались возгласы возмущения «Зачем вы даёте ему трибуну?!». Претензии адресованы хоть и не мне, а телеканалу, но я всё же объясню, как журналист, как участник и зритель передачи.

Виталий Милонов в начале недели внёс в Госдуму, возможно, самый радикальный запретительный законопроект последнего пятилетия. Он зарегистрирован в АСОЗД под номером 145507-7.

При чтении законопроекта создаётся впечатление, что его авторы что-то такое съели перед его созданием. Буквально в первой же фразе первого пункта первой статьи первой главы содержится попытка определить предмет регулирования — и уже там мы видим такой зашкаливающий уровень рекурсии, после которого хочется себя ущипнуть:

1) социальная сеть — сайт в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», предназначенный для распространения, передачи в сети «Интернет» пользователями социальной сети информации, голосовой информации, письменных текстов, изображений, звукозаписей, музыкальных произведений, аудиовизуальных произведений и для удаленного взаимодействия, иного обмена информацией между пользователями.

То есть вот буквально социальная сеть — это сайт, предназначенный для пользователей социальной сети. А хуепутало — это, видимо, такое путало для хуя. Буквально с такого чёткого и всеобъемлющего определения начинается законопроект, озаглавленный «О правовом регулировании деятельности социальных сетей».

Можно было бы буквально на этом и закрыть тему милоновского проекта, признав его безнадёжным. Но только если не знать, как в федеральном законе «о блогерах» (он же 97-ФЗ, он же «первый пакет Яровой») определялись эти самые блогеры. А определялись они так:

Владелец сайта и (или) страницы сайта в сети "Интернет", на которых размещается общедоступная информация и доступ к которым в течение суток составляет более трех тысяч пользователей сети "Интернет" (далее — блогер)

Нетрудно заметить, что при таком определении объекта регулирования под действие 97-ФЗ в качестве «далее — блогеров» подпадают и президент США, и Центробанк Новой Зеландии, и Яндекс, и Сбербанк РФ, и шанхайская биржа, и папа римский Франциск I. То есть вообще все владельцы сайтов и страниц на свете, кроме зарегистрированных в соответствии с законом Российской Федерации от 27 декабря 1991 года №2124-1 "О средствах массовой информации" в качестве сетевых изданий.

Несмотря на очевидный идиотизм такого определения, ФЗ-97 успешно прошёл три чтения в Государственной думе, был одобрен Совфедом, подписан Путиным, и вступил в законную силу без малого 3 года назад. В начале недели Роскомнадзор пообещал заблокировать на его основании американский мессенджер Zello, которым пользуются российские дальнобойщики.

Так что несусветность юридических формулировок — не помеха принятию в России самых нелепых и бессмысленных законов. А затея с поголовной паспортизацией пользователей Сети для облегчения слежки за ними волнует умы наших чекистов с того самого летнего дня 2010 года, когда соответствующую норму ввёл в Белоруссии президент Лукашенко.

Поэтому, разумеется, мне кажется очень важным послушать, что говорит Милонов про свой собственный законопроект. Просто чтобы понять, насколько эта его инициатива серьёзная, проработанная и перспективная в плане принятия.

Ответы на все эти вопросы я получил в ходе передачи. Ради одного этого стоило на неё сходить.
И тем, кому интересно понять про милоновское творчество, рекомендую глянуть.

Эфир на телеканале РБК — сегодня в 21:00, а дальше будут наверняка повторы и запись в архиве программы.
dolboed: (0kozel_animated)
В связи с известными событиями последних дней в ЖЖ многие озаботились бэкапом своих журналов, не дожидаясь их удаления в соответствии с новой редакцией Пользовательского соглашения. Два самых ходовых инструмента для этих целей на сегодняшний день — ljsm и DreamWidth.

Сервис DreamWidth позволяет полностью выкачать весь ЖЖ с комментариями на стороннюю площадку, до которой ни админам Рамблеренки, ни коллегам Шалтая не дотянуться. Там есть специальная страница с функцией импорта записей из ЖЖ. К сожалению, в связи со всё теми же событиями, нагрузка на этот сервис сейчас огромная, и заявки на импорт могут стоять в очереди по 20 часов кряду. Но лучше через 20 часов, чем никогда. Вот, например, бэкап этого журнала на DreamWidth.

LJSM — это такая утилита, которая позволяет выкачать весь ЖЖ, вместе с записями и комментариями, себе на жёсткий диск в виде файлов. Она работает и под Windows, и под MacOS. Потребуются незначительные танцы с бубном, но при чётком следовании пошаговой инструкции результат очень достойный. Архив воссоздаётся локально в виде дерева HTML-файлов, которые можно затем переложить на сторонний хостинг, раздавать архивом, или как-нибудь ещё использовать во благо ноосферы.

Благодаря повышенному интересу к этой утилите в последние дни, в ней был обнаружен существенный баг, из-за которого многие посты, созданные до 2007 года, скачивались некорректно. Так что людям, успевшим таким способом забэкапить свой ЖЖ до понедельника 10 апреля, предлагается повторить операцию с первой цифры. Вот пошаговая инструкция от Романа Иванова:

Что нужно сделать, чтобы повторно забэкапить ЖЖ локально с помощью LJSM?

1. скачать новую версию с https://github.com/ati/ljsm
2. восстановить ЖЖ, если он удален

3. запустить утилиту, согласно инструкции на https://github.com/ati/ljsm
NB: комментарии сохраняются локально целиком только если к посту было менее 50 комментариев. Иначе, к сожалению, они становятся в виде тредов, которые ljsm не умеет разворачивать.

Пожалуйста, поделитесь этой информацией с теми вашими друзьями, кто мог сохранять свой ЖЖ, это правда важно.


Лично от себя могу добавить, что я хорошо понимаю людей, удаляющих сейчас свои журналы с сервера ЖЖ (как сделал, например, [Bad username or site: samoleg title= @ livejournal.com]). Но я никому не советую так поступать. Буквы и изображения, хранящиеся по привычным адресам на сервере LiveJournal.com, ни в чём не виноваты. Пусть они лежат там дальше, даже если вы перестали обновлять свои записи. Незачем множить мировую энтропию и число битых ссылок в базе Гугляндекса. Это ваши тексты, вы их создавали, вы отвечаете за свои слова — так оставьте эти слова в доступности.

Впрочем, если Вы являетесь гражданином или жителем Российской Федерации, и имеете серьёзные основания полагать, что задним числом какие-то Ваши записи, или комментарии к ним, подпали под экстремистские и террористические статьи УК РФ или КоАП — тогда предосторожность весьма уместна. Никакому суду в России вы не докажете, что за текст, написанный в 2001 году, и нарушающий законы 2014 года, не должна наступать ответственность в году 2017-м. Существует довольно большое число примеров того, как людей в России привлекали к ответственности за деяния, совершённые до их криминализации. Например, дело на псковского рокера Романа Неумоева, упомянутое в недавней моей заметке, заведено за репост «экстремистского» материала, который на момент репоста ещё не фигурировал в Федеральном списке. По логике обвинения (а в 99,7% судебных разбирательств в РФ она становится логикой приговора), сохранение в Вашем журнале текста, признанного экстремистским в каком бы то ни было году — это длящееся преступление по текущим законам. Может быть, по уголовной статье Вас за него и не привлекут, но по той административной статье 20.29 КоАП РФ — запросто. А там арест до 15 суток для физлиц и штраф до миллиона для юрлиц, с приостановлением деятельности на срок до 90 дней.

Так что если Вы свой ЖЖ решили удалить не по зову сердца, а из опасений за юридические последствия его дальнейшего присутствия на сервере — эту предосторожность я вынужден признать разумной и обоснованной.

Свой легендарный пост «Стереть Сирию с лица Земли» я не удалял, и удалять не собираюсь, потому что ни одним судом на свете он не был признан экстремистским. Поочерёдно три судебных инстанции — Пресня, Мосгорсуд и ВС РФ — отказались ответить мне на вопрос, в каких конкретно моих словах им померещился экстремизм. В настоящий момент я истребую с них это объяснение через ЕСПЧ в городе Страсбурге.
dolboed: (0solovyevorel)
КоммерсантЪ сегодня сообщил — со ссылкой на свои источники в Rambler & Co — о том, что переезд Живого журнала из Калифорнии в Россию оформлен теперь ещё и юридически. На первый взгляд, даже непонятно, в чём тут новость, если вся её очевидная суть («пакет Яровой» вместо Первой поправки) в самой заметке Ъ прекрасно описывается цитатой из моего декабрьского поста.

В сегодняшнем официальном сообщении ЖЖ об этой реформе комментарии, естественно, скринятся. И за 10 часов, прошедших с момента публикации, там не добавлено ни одного пользовательского комментария, достойного расскринивания для наших глаз. Почему я не удивлён.

Впрочем, не стоит думать, что нынешняя реформа в ЖЖ ограничилась сменой юрисдикции.
О монетизации тоже не забыли.
Под шумок введено искромётное нововведение: отныне мусорные рекламные модули принудительно врезаны в шапку всех платных журналов. Как это выглядит в моём ЖЖ, видно на скриншоте выше. У Варламова, на отдельном домене, выглядит так:

При этом в LiveJournal FAQ (единственном официальном описании пакета платных услуг ЖЖ) по-прежнему сказано, что реклама на страницах платного аккаунта посетителям не показывается.

По-русски это обещание звучит так (LiveJournal FAQ №262):
В Живом Журнале нет иного способа избавиться от рекламы, кроме изменения типа аккаунта. Единственный способ убедиться в том, что реклама не показывается ни на страницах вашего журнала, ни в вашем профиле — переход на аккаунт с подключенным пакетом "Профессиональный"

По-английски — ещё более категорично:
The only way to ensure that no advertising is ever displayed on your journal or profile page is to upgrade to a account with Professional package of service.

В другом месте то же самое обязательство — не показывать рекламу на страницах платных пользователей — успели подчистить в марте. В LiveJournal FAQ №131 ещё 28 февраля с.г. говорилось:

— Ability to view your own journal without ads, logged in or logged out.
— Ability to display your journal to all visitors (logged in or logged out) without ads
.

Позже эти два пункта втихую выпилили — разумеется, не сообщая об этом никому, кто оформлял себе платный аккаунт на прежних условиях.

Чтобы не видеть рекламы, читателю этого журнала нужно перед его чтением залогиниться. Это можно сделать и без регистрации в ЖЖ — с помощью аккаунтов на платформах Google+, Twitter, Facebook, Mail.Ru, VK.com и в OpenID. Но если вы попробуете ими залогиниться, то вместо текста, который собирались прочитать, получите форму согласия на изменение Пользовательского соглашения:

Если в этой форме выбрать кнопку «Не сейчас», то вместо текста, который вы собирались прочитать, будете любезно доставлены на страницу выхода из ЖЖ.

Так что сегодняшняя новость — про переезд не столько на Лубянку, сколько на Хитровку.
dolboed: (chinese)
Покуда я путешествовал, Роскомцензура вынесла предупреждение изданию «Эксперт-Урал» за цитирование этого ЖЖ и конкретно ника [livejournal.com profile] dolboeb. Почему так повезло именно «Эксперт-Уралу» — ума не приложу. Яндекс.Новости подсказывают, что таких предупреждений можно было бы вынести по меньшей мере 657 — столько заметок с упоминанием заветного ника [livejournal.com profile] dolboeb находится первым же запросом к базе новостного агрегатора.

Среди «нарушителей», которых можно было бы привлечь ровно за то же самое — государственные «Российская газета» и «Парламентская газета», немецкий медиаконцерн Deutsche Welle, газеты «Аргументы и факты», «Комсомольская правда», «Московский комсомолец», «КоммерсантЪ», «Ведомости», «Деловой Петербург», «РБК daily» и «Труд», журнал «Компания», сайты Gazeta.Ru и Lenta.Ru, агентства «РИА Новости» и «Интерфакс», издание «Трибуна Общественной палаты» и сотни других партнёров агрегатора. Но случилось так, что доебались именно до «Эксперт-Урала». Ибо главная отличительная особенность российской цензуры — полное отсутствие логики и здравого смысла в её решениях.

Речь тут, похоже, идёт не о политическом сыске, охоте на ведьм или попытке запугивания кого бы то ни было — а просто сидит в козырном офисе Роскомцензуры на Китайгородском проезде какой-то долбоёб на казённой зарплате, которому нужно время от времени оправдывать своё бессмысленное торчание в этом служебном помещении, генерируя документооборот в соответствии с квартальными планами руководства. Там заранее расписано, сколько нужно вынести предупреждений в единицу времени, сколько сайтов заблокировать, у скольких СМИ отозвать регистрацию. Единственный смысл этой деятельности — в сдаче отчётов, подтверждающих, что планы руководства выполнены. Лучше б, конечно, эти говноеды в компьютерные игры там играли, как в гениальной повести Пелевина о буднях постсоветской бюрократии. Отчёты о проделанной работе получались бы не менее содержательны. Но увы, Пелевин сильно идеализировал нашу действительность. В реальной жизни Роскомцензура обязана ради отчётности доёбываться до СМИ и сайтов, чем и занята.

Редакция «Эксперт-Урала» на этот наезд ответила очень юридически грамотным разбором, ссылаясь на ГОСТы по транслитерации, согласно которым русское слово «долбоёб» допустимо писать латиницей как dolboyob или dolbojob, а не так, как называется этот ЖЖ. Если в дальнейшем предупреждение поступит ещё какому-нибудь СМИ, можно попробовать использовать ту же ссылку на действующий ГОСТ Р 7.0.34-2014 по транслитерации русского письма.

Но на самом деле в русском языке не может быть слова [livejournal.com profile] dolboeb, просто потому, что алфавитом русского языка является кириллица. Слова, написанные иным алфавитом, не могут рассматриваться как русские, потому что не существует ни одного словаря нормативного или ненормативного русского языка, по которому их можно было бы классифицировать. Нормы русского приличия недопустимо применять к иностранным словам, будь то бельгийский город Huy, многократно упоминаемый Конфуцием китайский Hui, или испанское слово huesos, означающее всего лишь «кости». Хотя, если б чинуши из Роскомцензуры приняли это слово на свой счёт, они были бы недалеки от истины.
dolboed: (0solovyevorel)
«Ведомости» сегодня сообщили о разработке нового законодательства, по которому государство сможет заставить интернет-провайдеров замедлять доступ к ресурсам, владельцы которых не идут навстречу ФСБ и Роскомцензуре в выполнении требований чекистского законодательства. Прежде всего, речь идёт о первом и втором «пакетах Яровой», то есть о предоставлении чекистам доступа к переписке и данным пользователей, о переносе серверов в Россию, содействии в блокировке сайтов и т.п.

Главные нарушители известны: это Google, Facebook, Twitter. Они как не шли навстречу Роскомцензуре в прежние годы, так и подавно не захотят под крыло ФСБ при нынешней озабоченности Америки проделками этой организации. Соответственно, доступ может быть замедлен не только к их головным сайтам, но и к дочерним площадкам — Gmail, YouTube, Google Docs, Instagram. Как конкретно будет осуществляться замедление, «Ведомостям» выяснить не удалось: подготовка законопроекта ведётся в обстановке секретности.

Но сдаётся мне грешным делом, что проблема у запрещалкиных — та же, что и в 2012 году, когда они впопыхах принимали 139-ФЗ о блокировке нежелательных сайтов. Решение было чисто политическое, цензурное (с отчётливой коррупционной составляющей), и техническая мысль за ним не поспевала. Сразу же было ясно, что чем больше сайтов будет по этому закону заблокировано, тем выше станет грамотность российских пользователей в вопросах обхода блокировок. Тогда же матрас-партизан Железняк анонсировал подготовку законопроекта, который запретит в России все анонимизаторы, прокси-серверы, защищённые соединения и прочие козни ЦРУ. Но с тех пор прошло 5 лет, а обещанным законодательством так по сей день в России и не запахло. А даже если б сподобились принять нечто подобное — оно всё равно бы так никогда и не заработало.

Думается, что и новая придумка с избирательным замедлением доступа к «нехорошим ресурсам» упрётся в ту же самую проблему.
Хотелок много, а умелки на нуле.

Единственное решение, которое доступно простой реализации — замкнуть весь внешний входящий траффик на один ростелекомовский кабель, а затем его нафиг отключить с помощью топора или рубильника. Вот тут действительно ума не надо. Но это решение политическое, не в компетенции ФАСа, Минсвязи и Госдумы. Покуда сверху нет на это отмашки, руки у запрещалкиных связаны. И всё, на что хватает их технической смекалки — пустые разговоры о том, как бы половчей этим буржуинам под дверью на коврике нагадить.
dolboed: (0chaykovsky)
По пути из Питера в Москву проезжал Клин.
Пришёл в голову анекдот бородатей Петра Ильича, родом (по версии Олега Нестерова) из ранних 1960-х:

Армянское радио спрашивают: правда ли, что Чайковский был гомосексуалистом?
— Правда, — отвечает радио. — Но мы любим его не только за это
.

И тут поневоле мне вспомнилось, что 2-4 года назад было много новостей вокруг фильма «Чайковский» — про последние годы Петра Ильича. Арабов написал сценарий картины в соавторстве с режиссёром Кириллом Серебренниковым, который собирался её снимать. Вот что Кирилл рассказывал об этом проекте в августе 2012 года:

Мы делаем «Чайковского» сейчас. Написали два варианта сценария с Юрием Арабовым. Сначала я писал, потом он, потом искали деньги — не нашли, отложили. Ходил по начальникам, они все радовались: Чайковский — замечательно, все же знают Чайковского. Пришел я к какому-то начальнику однажды, рассказываю про проект. Он слушает, а потом говорит: «Ага, подождите. Но он же был гомосексуалист?» Я говорю: «Ну, прежде всего он великий композитор». Начальник подумал еще и сказал: «А он, кажется, плохо кончил?» Я говорю: «Да, вообще-то он умер. Преждевременно». Начальник сказал, что сейчас «не время таких грустных историй».

Милоновских законов в ту пору ещё не приняли, но они уже маячили на горизонте, и понятно, что никакой гомосятины сценарий Арабова не предполагал. В центре сюжета — одиночество гения, живущего и творящего в затворничестве (как он сам называл, «в убежище») в том самом Клину, в период создания Шестой симфонии и Третьего фортепианного концерта, его сложные отношения с критикой, с публикой, с обществом, с Россией и заграницей...

В 2013 году Минкульт предложил создателям фильма грант в 30 миллионов рублей — к 175-летию композитора. Но Фонд кино отклонил заявку на возвратное финансирование (эксперты Фонда сочли, что фильм не имеет прокатного потенциала), и создатели картины от юбилейного гранта отказались:

Как объяснила «Известиям» продюсер Сабина Еремеева, 30 млн рублей составляют примерно 12% от бюджета фильма, и брать на себя обязательства по срокам сдачи картины, имея на руках такую небольшую часть, нельзя.

Ещё два года спустя, в мае 2015 года, стороны вернулись к вопросу о госфинансировании картины. Минкульт вновь предложил грант в 30 миллионов, сдвинув сроки ожидаемой сдачи фильма на лето нынешнего года.

Согласно информации портала «Кинопоиск», фильм «Чайковский» готовится к выходу на экраны в 2017 году.
В биографических справках на сайте телеканала «Культура» указано, что фильм вышел в 2015 или в 2016 году.
Это очень позитивная информация — жаль только, что она неверна.

На самом деле, к сожалению, фильм «Чайковский» в России в 2017 году не только не выйдет в прокат, но и в производство не запустится. По тем самым причинам, о которых начальник предупреждал Серебренникова ещё 5 лет назад: сейчас у нас не время таких грустных историй.
Когда и если этот фильм в итоге запустится в производство — то это будет либо не здесь, либо не сейчас. А скорее всего — и не здесь, и не сейчас.

Хорошо бы хоть «Матильду», уже отснятую, не запретили.
А то ведь уже созрело очень удобное объяснение, от главы государства, если кто случайно не заметил.
На декабрьской встрече с деятелями культуры, где его поразили известием, что по всей России запрещаются спектакли, гастроли, художественные выставки, творческие встречи и поэтические вечера, Путин отлично разъяснил уважительную причину запретов:

Многие не хотят, чтобы у нас трагедии повторились такие, как в Париже

Стало быть, если какие-то «активисты» (выражение Путина) уничтожают скульптуры в Манеже, устраивают погромы в концертных и выставочных залах, рассылают угрозы, нападают на деятелей культуры, обливают писателей кислотами и щелочами, подбрасывают к театральным подъездам свиные головы, то решение чиновников запретить в ответ искусство, против которого выступают погромщики — это отеческая забота о мире и согласии в обществе. Чтоб не повторялись трагедии, как в Париже. У них там кровь рекой, художников убивают, а у нас всего лишь снимают из репертуара спектакли, отменяют гастроли, закрывают выставки, библиотеки и культурные центры, срывают концерты и увольняют театральных директоров.

В отношении «Матильды», как мы знаем, больше 1000 писем с угрозами поджогов и убийств прокатчикам картины уже разосланы к этому дню.
И понятно, что найдутся такие кинотеатры, которые побоятся связываться с её показом.
А найдутся ведь и региональные, и муниципальные чиновники, которым уже объяснили, как им в такой ситуации разрешается «заботиться о мире и согласии».
И безо всяких объяснений Путина в стране полно чиновников, у которых уже есть опыт запрещать, отменять, увольнять, закрывать.
Причём многие из них не то чтобы опасаются «народных волнений» из-за оперы Ллойд Веббера или Вагнера, а сами заодно с погромщиками — и омскими, и новосибирскими, и парижскими.

Так что если сегодня, за почти 9 месяцев до начала российского проката, борьба бесноватых с «Матильдой» выглядит глупой клоунадой ради попадания настоящих буйных в теленовости, то к юбилейной дате, на которую назначен выход картины, к запрету фильма могут подключиться люди с недюжинным админресурсом.

После формулировки о том, что любой цензурный запрет произведений искусства — это профилактика парижских терактов, никакие приличия их уже не связывают.
dolboed: (prophet)
Ситуация с [livejournal.com profile] puerrtto — это, конечно, пиздец какой беспредел, если рассматривать её в юридической плоскости. Человек совершил деяния, которые не являются преступлением по законам ни одной страны мира, кроме Азербайджана. Он
— посетил Нагорный Карабах
— высказал в блоге своё личное мнение о карабахской проблеме
— въезжал в Азербайджан, официально и легально, по тем документам (подлинным, ни разу не поддельным), по которым его впускали туда пограничные службы самого Азербайджана, ставя в паспорт штамп

За это он был среди ночи арестован в Минске, помещён в тамошнее СИЗО, и в ближайшие дни или недели будет экстрадирован в Баку. По моим сведениям, этому развитию событий не может сегодня помешать ни российский, ни украинский, ни армянский, ни даже израильский МИД: в Минске тему считают закрытой, а вопрос об экстрадиции — решённым. Может быть, перед отправкой в Баку Лапшину разрешат исчерпать формальное право на апелляцию, но могут выслать и без этого, в любой из ближайших дней, не симулируя чрезмерное уважение к своим собственным законам.

Позиция Минска по этому вопросу — твёрдая и казуистическая: не просите нас разбираться, в чём вина этого иностранца, и виноват ли он. Мы просто соблюдаем международные соглашения об экстрадиции разыскиваемых лиц. Строго придерживаемся процедуры. Попутно лишний раз напоминаем всему миру о нашем трепетном отношении к вопросам чужой территориальной целостности и суверенитета, о нейтралитете Беларуси в вооружённых конфликтах на постсоветском пространстве. Между прочим, этот нейтралитет — наш главный дипломатический козырь в отношениях с соседями, вспомнить хоть Минские соглашения. С этих двух процентов мы живём.

Белорусов можно понять.
У них есть свои национальные интересы.
На которые насрать и блоггеру Лапшину, и МИДам трёх стран, гражданином которых он является, и армянам, и кровожадным мстительным азербайджанским упырям.
Поэтому белорусы вынуждены свои интересы отстаивать сами.
Что они и делают, казуистически придерживаясь в этой истории буквы предусмотренных экстрадиционными соглашениями процедур.

Но у нас с вами тоже есть законные интересы.
Состоят они в том, чтобы белорусы и азербайджанцы о своём поведении пожалели, и больше так не делали.
Потому что, вероятно, из всего топа русскоязычного ЖЖ в Карабахе не был и аннексированный Крым не посещал только я один.

Всех остальных Минск может со спокойной душой экстрадировать
— в Киев за посещения Крыма, Донецкой или Луганской области, начиная с 2014 года
— в Баку за посещения Нагорного Карабаха, начиная с 1994 года
— в Тбилиси за посещения Абхазии и Южной Осетии, начиная с 2008 года
— в Эр-Рияд и Куала-Лумпур за посещение Саудовской Аравии или Малайзии по российскому паспорту, где не было сказано, что ты еврей или израильтянин
— в Пхеньян или Ашхабад за фото- и видеосъёмку, не согласованную со спецслужбами Северной Кореи или Туркменистана, во время пребывания в двух этих странах
— в Тегеран за гомосексуализм: там за это вешают
— в Москву за пост в блоге (перечислять все уголовные статьи, по которым сегодня сажают в России блоггеров, заняло бы тут несколько экранов)

Не знаю, что там по законам Молдавии положено за посещения Приднестровья.
Но, может, и за это тоже можно объявить человека в международный розыск.

Лично меня из Минска могут экстрадировать по азербайджанскому запросу за мои тексты, посвящённые Рамилю Сафарову и той стране, которая этого людоеда провозгласила национальным героем. В таком запросе может быть указано, что я создал преступное сообщество, с целью свержения законной азербайджанской власти, и вёл для этих целей подрывную агитацию в своём ЖЖ. А также что я готовил наземное вторжение в Азербайджан с территории Армении, чему свидетельством и все мои поездки в эту страну, и юзерпик с незабудкой. Фантазия азербайджанских силовиков при составлении экстрадиционных запросов ничем не ограничена, как мы видели на примере досье Лапшина. А белорусы по закону не обязаны давать оценку предъявленным обвинениям и степени их фантастичности. Их дело — экстрадировать, раз попросили.

В общем, это наша с вами задача — сделать так, чтобы сделка азербайджанских людоедов с минскими крючкотворами по поводу Лапшина принесла обоим её участникам максимальный репутационный, политический, дипломатический, медийный и экономический ущерб. Чтобы в следующий раз, когда такая ситуация возникнет, её бы разруливали менее подлым и беспредельным способом. Чтобы постсоветское пространство не превратилось в один глобальный концлагерь, где диктаторские режимы могут распространять свою юрисдикцию и цензуру на весь свободный мир, используя слабость белорусов на передок.

У меня на эту минуту нет конкретного плана действий по принуждению Беларуси и Азербайджана к отказу от публичного людоедства. Поэтому прошу помощи зала. Задача: заставить две постсоветских страны почувствовать себя тотальными изгоями, в связи с узаконенным у них каннибализмом. Донести до мировой аудитории, с какими рисками связано посещение Минска и Баку. Лишить Минск лакомого статуса «нейтральной территории», которой он, как мы убедились на примере Лапшина, уже не является. Для этого потребуются международные кампании, но нужно придумать для них слоганы.

Что же касается судьбы конкретного блоггера Лапшина — я думаю, если бы вся его надежда была на МИД России или Украины, ему бы следовало поскорее убить себя в камере минского СИЗО. Потому что Сергей Лавров и Павел Климкин — это два одинаково бесполезных куска говна советского производства, они просто не сознают своей ответственности за сограждан, попавших в беду. К счастью для Лапшина, он ещё и гражданин Израиля. Где уже несколько лет нет министра иностранных дел, потому что лучше его вовсе не иметь, чем такой ёбаный дисфункциональный стыд, как Лавров или Климкин. Но МИД в Израиле есть, и он эту ситуацию отслеживает. На месте Лапшина, я б ускорил процесс экстрадиции в Баку, потому что его единственный шанс избежать длительной отсидки — это стать камнем преткновения в азербайджанско-израильских отношениях.

Правильно ли я понимаю ситуацию — вы сможете оценить после того, как блоггер Лапшин будет выдан в Баку. Но даже когда его личная ситуация разрешится, проблема глобального концлагеря не будет решена. Так что давайте придумаем кампании, способные нанести максимальный ущерб экономике и репутации Беларуси и Азербайджана. А также способ навсегда отключить Азербайджан от подачи заявок на международный розыск. По любому поводу, потому что сейчас он использует любой повод, чтобы карать неугодных за посещение Нагорного Карабаха.

В комментариях первого уровня к этому посту призываются конкретные рекомендации, как выиграть войну блогосферы против Беларуси и Азербайджана. Я считаю такую войну единственным здравым ответом блогосферы на сговор, позволяющий любой азиатской или африканской диктатуре распространить свои цензурные законы на весь мир. Настал момент дать им понять, что это не получится. Превратить расправу над блоггером в Пиррову победу цензуры в Интернете. Иначе мы скоро обнаружим, что за любое наше мнение отвечать приходится по законам Ирана или Азербайджана.
dolboed: (inversia1eye)
Жутковатая крещенская байка опубликована сегодня утром на сайте Следственного управления СК РФ по Ставрополью.

Рассказывается, как в светлый праздник 19 января с.г., 26-летний машинист насосной станции местного ГУП с непроизносимым названием «СтавропольКрайВодоканал» решил искупаться в резервуаре для подготовки воды к очистке. Ему удалось нырнуть в резервуар, но не получилось вынырнуть. Следом за ним отправился 65-летний сотрудник предприятия, и разделил судьбу товарища. Смерть обоих, по версии следствия, наступила «от утопления в воде». Трупы мужчин оставались в воде около двух суток: они были обнаружены лишь после настойчивых жалоб местных жителей на перебои с подачей воды из резервуара.

Для меня и для моих читателей главное теперь — никак этих сообщений не комментировать, потому что один пользователь ВКонтакте уже получил 15 месяцев колонии (по ст. 282 ч. 1) за репост картинки из Двача, где в резкой форме выражались сомнения в полезности крещенских купаний для здоровья.

Уголовное дело было возбуждено по заявлению того же самого бесноватого новосибирского активиста, который ранее писал бессчётные доносы на Pussy Riot, художника Артёма Лоскутова, группу «Ленинград» и постановщиков «Тангейзера». Пожалуй, лучший из его доносов на Лоскутова, в связи с «оскорблением чувств верующих», был посвящён вот этому твиту художника:

Заявление от активиста поступило через 2 года после публикации твита. Октябрьская районная прокуратура г. Новосибирска не поленилась начать доследственную проверку, хоть по ходу и переквалифицировала статью на 354.1 часть 4. К этому дню прокурорская проверка длится уже 16 месяцев; к расследованию твита, написанного в 2013 году, подключено «Управление Э» МВД РФ по г. Новосибирску. Пикантность этой истории придаёт тот факт, что сама статья, по которой расследуется твит Лоскутова про «десятиметровый», вступила в действие 5 мая 2014 года. Так что тут даже не срок давности и не ошибочная редакция статьи, как в моём собственном приговоре. Тут просто расследуется невозможность состава и события преступления на момент совершения деяния. Оказывается, такое тоже можно расследовать по полтора года. И нету других забот.

Интересно, скоро ли у новосибирского активиста составится заява на СУ СК РФ по Ставрополью — за оскорбление чувств купающихся. И как её станут расследовать в Новосибирске.
dolboed: (yaorange)
Есть две подмены, которые невозможны в цивилизованном обществе, но очень любимы тоталитарными режимами и носителями советского сознания в разных странах.

Во-первых, объявлять мирное время военным временем.
Во-вторых, вводить запреты для взрослых под видом заботы о детях.

По второму вопросу я уже много писал в связи с печально известным 139-ФЗ, по которому заботой о детях обосновывалась необходимость запрета различных сайтов, никакого отношения к детям не имеющих.

А по первому вопросу выскажусь сейчас, потому что он всплыл в обсуждении цензуры на Украине.

Методичка, по которой шпарят киевские фанаты цензуры, состоит из одного простого аргумента: во время Второй мировой войны в Берлине не продавалась газета «Правда», а в Москве и Лондоне — Der Stürmer и Völkische Beobachter.

Начать разбор этого аргумента состоит с того, что он ворованный.
Первыми до него додумались не киевские пропагандоны, а кремлёвские.
Но ровно для тех же самых нужд: оправдать грубое отступление от цивилизованных норм в работе средств массовой информации, по формуле «война всё спишет».

Вот откуда подрезан аргумент про Вторую мировую для киевской методички:

О том, как надо действовать в современных общественно-политических условиях, рассказал телеведущий Эрнест Мацкявичюс. По его словам, раньше он придерживался международных эталонов журналистики, но с началом новой холодной войны для него их больше нет. «Давайте вспомним, какой журналистика была в 1942 году, она давала обе точки зрения, предоставляла слово и той, и другой стороне?» — привел он аналогию. Господин Мацкявичюс предложил считать современную журналистику мобилизационной, которая "позволяет защищаться в условиях информационной войны", а необходимость обороняться должна стать главным "профессиональным рефлексом". "Давайте сначала отобьемся, а власти на её косяки будем указывать потом",— заключил он.

Объясняю популярно, почему этот аргумент не годится для описания текущей ситуации в российско-украинских отношениях.

Между Россией и Украиной не объявлено никакой войны.
Между двумя странами сохраняются дипломатические отношения.
В Москве работает посольство Украины, в Киеве — посольство РФ.
Между странами действует железнодорожное, автобусное и автомобильное сообщение.
По официальным данным Ростуризма, граждане Украины занимают первое место среди иностранцев, въезжающих в РФ (7,9 млн человек за 2015 год).
Украина закупает в России газ и зарабатывает деньги на транзите российского газа в Европу.
В январе-ноябре 2016 Украина закупила в России нефтепродуктов на 458 миллионов долларов.
Больше 60% угля, импортируемого Украиной, закупается тоже в России.
При этом Россия как была, так и остаётся крупнейшим в мире импортёром украинской продукции.

При чём тут, спрашивается, Вторая мировая или Великая Отечественная?!

Вы можете себе представить, чтобы Сталин после 22 июня 1941 года поставлял Гитлеру нефть, газ и уголь по коммерческим контрактам? Чтобы 8 млн граждан гитлеровской Германии въехали в 1942 году в СССР официально и безвизово? Или наоборот, чтобы в Берлин и Мюнхен в 1942 году выехали по своим делам 8 млн советских людей? Или чтобы гитлеровская Германия оставалась на третий год войны крупнейшим в мире импортёром советской продукции?!

Вот и я не могу.

То, что происходит сейчас между Россией и Украиной, можно было бы сравнить с Фолклендской войной между Великобританией и Аргентиной. Но есть один нюанс. Всё-таки английские войска вполне официально воевали с аргентинскими, и наоборот. А украинские войска никаких приказов об атаке на российские позиции не получали. И российские танки к Киеву тоже не рвутся.
Кроме того, Аргентина «в связи с войной» блокировала выплату денег в британские банки, а Нафтогаз Украины по сей день состоит с российскими поставщиками углеводородов во вполне коммерческих договорных отношениях, и ни о какой реквизиции транзитного российского газа в качестве «военного трофея» вопрос не ставится.

Это не значит, что в Донбассе и Луганске не идёт война, или что российские власти не поддерживают там сепаратистов деньгами и оружием. Но юридически боевые действия на юго-востоке Украины официальный Киев определил как АТО — то есть такой же режим, который объявляли российские власти в ходе Второй чеченской. И вроде как все стороны в этом конфликте периодически усаживаются за стол переговоров, пытаясь найти мирное решение проблемы. В этой ситуации вопли «АААА, на нас напали фашисты, даёшь режим 1942 года в СМИ!!!» звучат одинаково лживо и нелепо, независимо от того, кто их озвучивает: пропагандон с телеканала «Россия», или пламенный украинский патриот.
dolboed: (00Canova)
Пять украинских журналистов по просьбе «Новой газеты» прокомментировали решение властей запретить вещание телеканала «До///дь».

Пять из пяти собеседников издания цензурный запрет одобрили.
И это, в общем-то всё, что необходимо понимать про главную проблему Украины.

Там люди реально поддерживают цензуру северокорейского, туркменского, саудовского образца.
И поддерживают её не какие-то мифические правосеки, скачущие где-нибудь в Ивано-Франковске под транспарантом «Москаляку на гиляку», а журналисты демократической направленности, представители пятой власти, первые люди, от которых ожидаешь услышать слова против цензуры, за свободу слова, за плюрализм мнений — или хотя бы в защиту коллег из «До///дя» от идиотизма запретителей.

В этом — самая большая проблема нынешнего украинского общества.
Они рассуждают о свободе, демократии, правах человека, считают себя Європой.
А в головах — тот же кромешный и беспросветный совок, что у Яровой, Лугового, Железняка.
Только наши-то клоуны ни секунды ни верят в то, что несут с думской трибуны.
Яровая совсем недавно шла по спискам «Яблока», Луговой служил на побегушках у Березовского, а Железняк помогал его партнёру по «ЛогоВаз News Corporation» Руперту Мёрдоку окучивать рынок московской наружки. Если завтра власть в Кремле переменится, мы увидим и Яровую, и Лугового, и Железняка в первых рядах борцов с тёмным прошлым (см. про это прекрасный стих Быкова в том же самом номере «Новой»). Просто сегодня их кормят другие лозунги.

А в/на Украине всё это очень серьёзно, искренне, от души.
Никто не платит Мустафе Найему, Ивану Яковине, Виталию Портникову, Владимиру Федорину или Павлу Казарину за поддержку решений Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания.
Они совершенно искренне и от души вписываются за родное цензурное ведомство.
Им нормально и радостно жить в обществе, где решение вопроса «что гражданам читать, смотреть и слушать?» делегировано безымянным госчиновникам.
Потому что сограждане — это несознательный скот, сами они не разберутся.
Нужно специальное государственное ведомство, с запретительными полномочиями.

Людей в/на Украине вообще не смущает, что в той Європе, куда они будто бы стремятся, подобные запреты немыслимы. Не говоря уже о США или Канаде.

Они говорят: в Європе нет войны, а у нас — война, так что без цензуры нам не прожить.

Но в Израиле война идёт без малого 69 лет.

И ни в одном из её эпизодов военная цензура не сыграла никакой сколько-нибудь существенной полезной роли. Эксперименты, разумеется, ставились, потому что в раннюю эпоху существования Израиля и советских людей, и просто пламенных сталинистов в руководстве страны хватало. Но все их цензурные эксперименты показали: в запрете гражданам Израиля читать те или иные новости или комментарии нет никакой пользы для обороноспособности страны и никакой помехи для её врагов. Единственная полезная форма цензуры во время любой войны — та, которая предотвращает утечку собственных секретов. А запрет своим же гражданам читать, смотреть и слушать иностранные СМИ — никакого отношения к нуждам военного времени не имеет. И Туркменистан, у которого Украина сегодня так восторженно учится, тоже не из-за войны эту практику ввёл.
dolboed: (0solovyevorel)
Вчера весь день слушал (со ссылкой якобы на Германа Клименко), что «Россию могут отключить от мирового Интернета». Фактически утверждение совершенно верное: не только могут, но и хотят. Причём даже известно кто: первым создание пресловутой «Чебурашки», Интернета северокорейского образца, озвучил липецкий сенатор-единоросс Максим Кавджарадзе больше 2,5 лет назад. С тех пор о реальных угрозах отключения России от глобального сегмента не раз высказывался министр связи РФ Николай Никифоров. Осенью 2014 года вопрос выносился на обсуждение Совета безопасности РФ с участием Путина. Инициатива всех таких обсуждениий принадлежала российским чиновникам и силовикам.

При этом ни один зарубежный политик, в США или в Европе, во власти или в оппозиции, подобных предложений никогда не выдвигал, не озвучивал, не обосновывал, не вносил их в правительство и не ходил с ними на выборы. При подготовке пакетов американских санкций в отношении России — от самых первых, весной 2014, до буквально вчерашних, прямо связанных с кибератаками — такая идея ни разу не обсуждалась. Если посмотреть на список стран, в которых на временной или постоянной основе прерывалась в последние 10-15 лет связь с мировым Интернетом — на Египет, Ливию, Сирию, Судан, Туркменистан и Северную Корею — во всех без исключения случаях инициатором отключения отдельных стран от глобальной Сети являлись их же собственные власти, а не мировой империализм.

У России, как верно замечал Ф.И. Тютчев, в этом вопросе «особенная стать». Азиатские и африканские диктатуры перекрывают доступ своих граждан в Интернет, опасаясь их вольнодумства и козней Запада. На словах российские силовики озабочены тем же самым — то и дело в их заявлениях мелькают названия враждебных России структур, типа Google, Yahoo, WhatsApp, Telegram, Twitter и Facebook. Но на практике единственная запрещённая сегодня в России американская соцсеть — совершенно безобидный LinkedIn, пользователями которого в стране являются полторы калеки, и те в основном экспаты. А все заявления о необходимости запрета других международных платформ так и остаются разговорами. Хотя все необходимые законы для блокировки иностранных площадок в России приняты ещё 2 года назад.

На самом деле, как подсказывает наглядный пример «пакета Яровой-Озерова», главной мотивацией российских охранителей, рассуждающих о внешней угрозе, была и остаётся возможность поднять бабла на её отражении. В этом смысле наши силовики — очень продвинутые ребята, по сравнению с их африканскими коллегами. Все аспекты «Чебурашки» у них просчитаны в финансовых терминах. Речь идёт о грандиозной афере по дублированию всех существующих в мире программных и аппаратных решений за счёт российской казны. Теоретически речь идёт о государственной задаче, но на практике государство приглашается её не решать, а только оплатить. В подрядчики намечен ограниченный (за счёт непубличного порядка лицензирования и сертификации) круг юридических лиц, учреждённых чекистами-предпринимателями. Они справятся и с разработкой «отечественного софта» (на практике — тот же Linux), и с завозом «безопасного» оборудования, которое от «опасного» отличается лишь наклейкой и накруткой…

Один вопрос остаётся здесь открытым. А при чём же тут, спрашивается. Герман Сергеевич Клименко? Люди, мало знакомые с его биографией, вольны сколько угодно демонизировать эту фигуру, но мы-то с вами понимаем, что советник Путина по Интернету — не чекист из дрезденской резидентуры, не автор идей «Чебурашки» и даже не бенефициар «пакета Яровой». Герман Сергеевич — классический предприниматель, который в последние полгода всецело поглощён вопросами телемедицины, электронного правительства и прочей государственной big data. Понятно, что его назначение советником подразумевает ношение пиджаков и галстуков, хождение по кабинетам и публичное одобрение политики партии, но вроде как «отключение России от мирового Интернета» и всё прочее «Отечество в опасности» — тема не его. Зачем же он стал бы делать такие заявления?

Правильный ответ: низачем. Он их и не делал.

Взорвавшая вчера российские СМИ фраза «Россию могут отключить от мирового интернета» — всего лишь выдумка РашаТудей, вынесенная этой информационной службой в заголовок интервью и ею же закавыченная. Если же прочитать само интервью, целиком, то Герман Клименко там такой фразы не произносит — как и вообще никакой похожей фразы. Корреспондент РТ пытается с ним об этом поговорить, первый же вопрос интервью — про планы Минсвязи по госрегулированию российского сегмента. Судя по ответу Германа, в Минсвязи он не работает, и обсуждать конкретные положения «Чебурашки» не готов. Отмечает лишь, что «регулирование обычных пользователей этот закон не затрагивает». На том обсуждение вопроса в интервью и заканчивается. Но явно у РашиТудей — своя повестка и свои задачи в связи с этим материалом. Им нужен заголовок про отключение России от мирового Интернета. Так что они его просто выдумывают, и вкладывают в уста собеседника.

Зачем так поступает РашаТудей — вопрос риторический. Но вот что мешало десяткам российских СМИ, перепечатывавших и мусоливших «новость», прочитать интервью дальше заголовка, действительно интересно.
dolboed: (0solovyevorel)
После того, как вышел мой предыдущий пост о блокировке журналов, случилась пара любопытных вещей:

1. Роскомнадзор прокомментировал добавление 99 адресов к реестру запрещённых сайтов.
Оказывается, это были совместные учения цензурного ведомства с админами Рамблера, связанные с изменением IP-адресов на площадке. Из этого комментария мы заодно узнали, что заглушка, куда ссылают читателей ЖЖ при попытке зайти в запрещённый журнал, на фене Роскомнадзора называется «изолированным IP-адресом».

2. С адресов [livejournal.com profile] rkn451 и [livejournal.com profile] clb_banned внезапно решили снять заглушку. Соответственно, разблокировались для просмотра и сами эти аккаунты, и все те адреса, которые туда перебрасывают.

Это значит, что в данную минуту владельцы запрещённых журналов могут в них зайти — и, например, выкачать содержимое на хостинг DreamWidth.org. Для этого нужно сначала завести там аккаунт, потом запустить модуль импорта из ЖЖ:
https://www.dreamwidth.org/tools/importer
Выкачивание всего контента этого журнала за неполные 16 лет заняло пару часов.
Я не собираюсь вести там блог, но, по крайней мере, могу быть уверен, что этот ЖЖ не пропадёт бесследно, если завтра Чайки или Цапки попросят его заблокировать.

До каких новых фокусов с блокировками живых журналов админы Рамблера и Роскомнадзора додумаются завтра — мне знать не дано. Я могу только описать ситуацию в моменте. До вчерашнего вечера все запросы к запрещённым в России журналам блокировались на стороне сервера для пользователей из любой страны, для мобильных клиентов и для самих владельцев журналов. На данную минуту эти запросы блокируются только фильтрами Роскомнадзора, у пользователей российских операторов, а из-за границы и через FriGate всё доступно для чтения, редактирования и скачивания.

Конечно, хорошо бы все эти фокусы комментировал не я, а те, кто их устраивают: представители администрации сервиса LiveJournal. К сожалению, там до сих пор не придумали комментария про сам факт переезда серверов ЖЖ в Москву. Успевают только ставить и снимать заглушки, с непонятной конечной целью. А нам остаётся лишь следить за руками и принимать меры предосторожности.
dolboed: (христианский младенец (тм))
Продолжаем следить за последствиями переезда серверов ЖЖ из Калифорнии в Москву.
Никакого официального объявления об этом переезде для пользователей так и не было сделано.
Ни по линии пресс-службы товарища Рамблеренко, ни в тех блогах самого ЖЖ, где обычно анонсируются перемены. На прямой вопрос Коммерсанта поступило заявление, что перебои с доступом к ЖЖ с переездом в Россию никак не связаны: это, оказывается, покосился load balance. На прямые вопросы Ъ о самом переезде последовал столь же прямой ответ: ноу комментс.

В Rambler&Co на вопрос о переносе серверов из США отвечать отказались.

То есть заранее никакой версии не подготовили, и задним числом рассчитывают отмолчаться.
Плохой прогностический признак, но не будем загадывать. Может, это свидетельствует не о далеко идущих планах, а о досрочно наступивших новогодних праздниках у пресс-службы.

Итак, что достоверно известно о переезде? Например, то, что речь не идёт ни о каких CDN, распределении нагрузок, географических кластерах и переносе контента поближе к пользователю. Переехали не русскоязычные журналы, не кириллические, не обновляемые с территории РФ, а вообще все. Чтобы из Калифорнии посмотреть ЖЖ Брэда Фитцпатрика, нужно теперь преодолеть дистанцию в 27 хопов до площадки в Москве. Вот traceroute от серверов Университета Южной Калифорнии до аккаунтов bradfitz и brad (№1 и №2 в ЖЖ):
http://www.usc.edu/cgi-bin/traceroute?target=brad.livejournal.com
http://www.usc.edu/cgi-bin/traceroute?target=bradfitz.livejournal.com

Тем часом, поступает масса информации о новых порядках цензуры в Живом журнале.
Назавтра после переезда Генпрокуратура добавила в список запрещённых сайтов сразу 99 новых аккаунтов ЖЖ. Блокировка по линии Генпрокуратуры — это не «детская порнография», не «пропаганда подростковых самоубийств», не «ограничение доступа по приговору суда», а пресловутый «закон Лугового», он же 398-ФЗ. По нему ресурсы блокируются
— без объяснения причин
— без суда и следствия
— без срока снятия блокировки
— без порядка апелляции и обжалования.

Вот список заблокированных аккаунтов ЖЖ, согласно недавней версии «чёрного списка Роскомнадзора»:

http://aldanov.livejournal.com
http://alexvolodimer.livejournal.com
http://alexzavodyuk.livejournal.com
http://alwayi.livejournal.com
http://anatoli-dubnov.livejournal.com
http://andreychernuhin.livejournal.com
http://andrey-lf.livejournal.com
http://anfisa-kotofisa.livejournal.com
http://anshakov.livejournal.com
http://arskvv.livejournal.com
http://axmadabusaad.livejournal.com
http://azariypb.livejournal.com
http://azovbp.livejournal.com
http://baghdad-thief.livejournal.com
http://bamymih.livejournal.com
http://barabas-open.livejournal.com
http://basir71.livejournal.com
http://bel-ok.livejournal.com
http://bilozerska.livejournal.com
http://blackstonebite.livejournal.com
http://bobchinskiy.livejournal.com
http://cohen-tzedek.livejournal.com
http://dao-b.livejournal.com
http://darth-mickey.livejournal.com
http://dims12.livejournal.com
http://djamaat2005.livejournal.com
http://dmitrykogan.livejournal.com
http://drugoi-nnover.livejournal.com
http://evgens.livejournal.com
http://fazilamzaev.livejournal.com
http://freeingush.livejournal.com
http://galgayche.livejournal.com
http://general-ivanov.livejournal.com
http://grzegorz-br.livejournal.com
http://halifat.livejournal.com
http://hizbuttahrir.livejournal.com
http://hulkan.livejournal.com
http://idel-ural2015.livejournal.com
http://imaxest.livejournal.com
http://john-rend.livejournal.com
http://k0m2375.livejournal.com
http://kostyad.livejournal.com
http://kostyad.livejournal.com
http://man-with-dogs.livejournal.com
http://maxvl.livejournal.com
http://mr-k-bx.livejournal.com
http://mr-winker.livejournal.com
http://na6ludatelb.livejournal.com
http://nanomer.livejournal.com
http://nktv1tl.livejournal.com
http://nordman75.livejournal.com
http://oleg-leusenko.livejournal.com
http://omitin.livejournal.com
http://orda1313.livejournal.com
http://oxana-volva.livejournal.com
http://palach2009.livejournal.com
http://pandukht.livejournal.com
http://petrdub.livejournal.com
http://politician-ru.livejournal.com
http://prof-eug.livejournal.com
http://qwerty765.livejournal.com
http://regularis-news.livejournal.com
http://ripcska.livejournal.com
http://robinbobin.livejournal.com
http://ru-nazdem.livejournal.com
http://russ5.livejournal.com
http://saracinua.livejournal.com
http://sergij2011.livejournal.com
http://shiropaev.livejournal.com
http://shust50.livejournal.com
http://skaut-67.livejournal.com
http://solveig-54.livejournal.com
http://terroritto.livejournal.com
http://t-rurua.livejournal.com
http://urb-a.livejournal.com
http://varjag-2007.livejournal.com
http://vetsog.livejournal.com
http://v-n-zb.livejournal.com
http://yury-nesterenko.livejournal.com
http://za-chest.livejournal.com
http://zloy55.livejournal.com
http://zloy-odessit.livejournal.com
http://zulikhan.livejournal.com

Но самая главная новость — не в том, какие ещё журналы попали в чёрный список, а в том, как теперь исполняется предписание о блокировке. До переезда в Москву обязанность фильтрации возлагалась на Роскомнадзор, который включал запрещённые сайты в реестр и рассылал его провайдерам. Живой журнал на стороне сервера блокировал только Навального, и того перестал, когда он закрыл свой ЖЖ и переехал на standalone. Блокировка на стороне провайдеров означала, что журналы были недоступны только из России, и только тому пользователю, который не слыхал про FriGate.

С переездом в Москву алгоритм изменился. Теперь запрещённые журналы блокирует сам сервис ЖЖ, причём не на Россию, а сразу на весь мир. В том числе, они стали недоступны и самим своим авторам, независимо от места их нахождения.

Сделано так: адреса журналов из запретного списка переадресовываются на заглушку rkn451.livejournal.com, он же clb-banned.livejournal.com. По этому адресу тупо ничего не открывается — ни для чтения, ни на редактирование. То есть нельзя не только исправить те посты, из-за которых блокировка применена, но и забрать архив записей для выкладывания на другом хостинге тоже нельзя: архив не отдают. Вы, может быть, спросите, а почему ж тогда было бы просто не удалить запретные журналы? Зачем ЖЖ хранит у себя эту запрещёнку, если он не показывает её даже авторам в приватном режиме за паролем? У меня нет ответа на этот вопрос. Может быть, админы верят, что «скоро ветер переменится», и ныне запретный контент можно будет восстановить на прежних адресах. Или просто тупят.

При этом, естественно, доступ для чтения заблокированных записей был и остаётся свободным, если знать их адреса. Для этого существует кэш поисковиков, который никуда не делся, и никак от площадки ЖЖ не зависит. Есть, например, журнал Михаила Аншакова, главы московского Общества по защите прав потребителей. По прямому адресу он недоступен. И тот пост, за который его заблокировали, тоже недоступен:
http://anshakov.livejournal.com/32525.html
Но достаточно добавить к его адресу в Гугле префикс cache:, и мы его прочтём в кэше поисковика.
cache:http://anshakov.livejournal.com/32525.html

Само собой, есть архивные версии на сайте Archive.Org, который сам по себе запрещён в России, но блокируется неэффективным роскомнадзоровским способом, так что для доступа достаточно просто включить FriGate.

Что это всё означает на практике?

Как минимум то, что отныне вопрос о блокировке любого контента в ЖЖ решается по «закону Лугового». Сегодня Вы обидели Чайку или Цапка — а завтра утром Ваш ЖЖ угодил в 451-й список, все посты в нём недоступны для чтения/редактирования, и нельзя даже забрать архив себе на память.

Что с этим делать?

Прежде всего, забрать архив, покуда этого не случилось. Потом поздно будет.
Архив можно довольно быстро и оперативно забрать на сервис DreamWidth, где действует функция выкачивания контента из ЖЖ: и записей, и комментариев, и друзей, и настроек.

Как бороться с цензурно-шпионскими нововведениями в ЖЖ в юридической плоскости?

У меня нет ответа на этот вопрос, потому что я не знаю, как юридически оформлялся переезд серверов на Лубянку. Если владельцы сервиса сообразили заблаговременно ликвидировать калифорнийскую компанию, которая выступала стороной в Пользовательском соглашении, то с американской точки зрения сервис можно считать просто прекратившим своё существование. Есть масса американских соцсетей, которые в разное время объявили о ликвидации, и вопросов к ним по этому поводу быть не может. Но если акционеры Livejournal Inc. этими формальностями не заморачивались, то любой американский пользователь вправе поинтересоваться, почему его конфиденциальные данные, в нарушение действующих обязательств площадки, переданы иностранной разведке, и как это соотносится с пресловутыми законами Калифорнии, которые площадка в своей публичной оферте обещалась соблюдать.

Я не могу знать, есть ли тут повод для потребительских исков.
Может, повода и нет. А может, потенциальный ответчик по таким искам — заранее обанкроченная пустышка.

Но уже как минимум ясно превыше сомнения, что текущий бизнес холдинга Rambler&Co состоит во фронтировании интереса чекистов к персональным данным пользователей зарубежных соцсетей, под видом инвестиций в перспективные калифорнийские стартапы через BVI и Панаму.
Кстати, отпадает и вопрос, как эта халабуда до сих пор не спеклась, при таких операционных убытках. Стало быть, есть желающие платить не за выручку, траффик, ARPU — а тупо за доступ к калифорнийским логам и за право глобальной цензуры, из оборонных бюджетов РФ. Журналы, заблокированные после переезда в Москву, велись пользователями из Киева, Тель-Авива, Нью-Йорка — и персональные данные их авторов теперь изучает Лубянка.

Жаль, конечно, что всё так вышло.
Но не забудем: сами админы ЖЖ верят, что скоро ветер переменится.
И тот контент, который сегодня блокируется в ЖЖ, станет снова общедоступен.
А те люди, которые велели его блокировать, пойдут под трибунал.
Мне в это верится слабо, но покуда я пишу эти строки в ЖЖ, а вы их тут читаете — значит, show must go on.
dolboed: (00Canova)
Паркер выступил с очень дельной репликой о нынешнем разгуле кащенитов, рвущихся отрегулировать в России все виды искусства: кинематограф, театр, оперу и балет, Государственный Эрмитаж и частные галереи. Свора действительно разрослась в наши дни непомерно. От федеральной номенклатуры, вроде Поклонской, Милонова и Цветкова, чиновников ФАС, объявивших живопись Босха порнографией, и одиозных погромщиков типа Энтео, до совершенно безымянных ревнителей скреп — например, виртуального омского движения «Семья, любовь, Отечество», у которого весь список контактов ограничен одним адресом в почте Яндекса (это та самая «общественность», которая добилась запрета оперы Ллойд-Веббера в Омске).

Паркер очень точно подмечает ключевую особенность нынешних мракобесных кампаний: с точки зрения здравого смысла, поводы для них абсолютно непредсказуемы.

Спрогнозировать, что именно вызовет возмущение общественности в следующий раз, практически невозможно. Находящиеся недалеко от Эрмитажа Кунсткамера и Зоологический музей, забитые чучелами животных сверху донизу, возмущения не вызывают. А выставка с несколькими чучелами вызывает. Как минимум три фильма о романе Александра II с Екатериной Долгоруковой возмущения не вызывают. А фильм о романе Николая II с Матильдой Кшесинской вызывает. 26 лет спектакль «Иисус Христос — суперзвезда» спокойно идет себе в питерском театре «Рок-опера» с благословения, между прочим, самого патриарха Алексия II — а намерение показать этот же самый спектакль в Омском государственном музыкальном театре вдруг вызывает общественный протест.

При этом Паркеру кажется, что разгулявшуюся нынче в России стихию мракобесия никаким способом не унять, и она пребудет с нами вовеки.

Ожидать ответной гражданской активности — то есть, какого-нибудь общественного движения по защите общества от общественных движений, никак не приходится, — пишет он.

Действительно, никаким встречным объединением психически вменяемых граждан против кащенитов этой вакханалии мракобесного цензурного непотребства не остановить. Тем более важно спросить себя, а откуда она вообще взялась, и почему в предшествующие 15-20 лет мы ничего не слышали о поползновениях деятелях, вроде Поклонской и Залдостанова, Энтео и Цветкова, Мединского и Говорухина, сформировать всероссийский репертком для цензуры фильмов, книг, выставок, театральных и музыкальных постановок?

Вопрос не такой сложный, как кажется на первый взгляд, и даже не требует обращения к известной статье Умберто Эко. Потому что дело тут не во вкусах, и даже не в их носителях.

Просто раньше в России действовала Конституция. И она одинаково защищала как право поклонников Стаса Михайлова, Лепса и Ваенги ходить на их концерты, так и право любителей иной музыки на них не ходить. Это ведь очень простой и внятный конституционный принцип: каждый вправе смотреть то кино, которое ему нравится, и никто не вправе указывать другому, какое кино ему смотреть нельзя. Не нравятся тебе фильмы Учителя и Звягинцева, постановки Богомолова и Кулябина, выставки Фабра и Стёрджеса — просто не ходи туда, не смотри и не слушай. Прими как данность, что вкусы у людей разные, и цивилизованное свободное общество видит в этом разнообразии ценность.

Конституция РФ отмерла в наши дни за ненадобностью. И в репертуарном вопросе образовался некий вакуум. Заполнить его спешат говорливая двоечница из Евпатории и косноязычный карлик в косухе, а также дремучие чиновники ФАС и безымянные омские бесенята, недавно впервые услышавшие про Ллойд-Веббера. Всем им кажется, что искусство и культуру (материи, о которых они не имеют даже самого приблизительного понятия) нужно законодательно отрегулировать в духе унтера Пришибеева. И единственно правильный способ загнать всю эту кликушествующую нечисть обратно в те щели, откуда она повылазила — вспомнить про Основной Закон, покуда он de jure у нас не отменен.

Нельзя запретить придурковатым депутатам Госдумы, невежественным чиновникам, крикливым байкерам или анонимным общественникам иметь своё мнение по поводу оперы, кино или Эрмитажа. Но можно и нужно им напомнить, что это их личное мнение никакой юридической силы не имеет. Режиссёры снимают такое кино, какое считают нужным, и это не тема для депутатских запросов, народных сходов, жалоб в прокуратуру.

Если им это внятно разъяснить, то и соблазн пиариться на запретительных инициативах сам по себе пройдёт. Ведь не в том же дело, что 10-15 лет назад в России не было кащенитов. А в том, что при действующей Конституции никто к их набросам не относился всерьёз. Всем понятно было: собака лает — ветер носит. Сегодня такого понимания уже нет, каждый охранительный выкрик воспринимается как предвестие новых цензурных мер — отсюда и соблазн биться в истерике на камеру, и «инициативы на местах», и отношение анонимов к запретительным воплям как к самому лёгкому и дешёвому способу пропиариться. Достаточно пару раз дать крикунам по носу, напомнив про Конституцию, и этот соблазн у них пройдёт.
dolboed: (0solovyevorel)
Комментировать блокировку LinkedIn в России мне не хочется совершенно.
Мне кажется, что тут, во-первых, всё предельно ясно, а, во-вторых, я уже сто раз писал об общей логике, которая за этой историей стоит.
Но, поскольку читатели постоянно об этом просят — даже в комментариях под мадоннами Беллини, кошечками и покемонами — обозначу тезисно важные пункты.

1. В России за последние 4 года принят огромный ворох федеральных законов, создающих предпосылки для блокировки абсолютно любых соцсетей, отечественных и зарубежных, в любой день, на любой срок, по любой причине, а также и вообще без причин и без сроков — например, по одному звонку заместителя генерального прокурора в Роскомнадзор. Когда на стене висит такое количество ружей, то все, разумеется, ждут, что рано или поздно одно из них выстрелит. Блокировка LinkedIn и есть тот самый выстрел.

2. Российские законы никого, никогда и ни к чему не обязывают. В первую очередь, они ни к чему не обязывают власть. Если власти потребуется, она безо всяких законов предпримет любую запретительную меру. Так что нет решительно никакой связи между содержанием тех законов, что приняты Думой VI созыва, и фактическим событием блокировки тех или иных сетей, платформ, сайтов и сервисов.

3. Вопрос о запрете в России таких платформ, как Twitter, Facebook, YouTube или ЖЖ — функция чисто политического решения, которое может принять ровно один человек. Когда он его примет, блокировка случится немедленно. Покуда он его не принял, ведущие площадки для Роскомнадзора неприкосновенны. Что творится в голове у этого человека, и какие доклады влияют сегодня на формирование его мнения, гадать бессмысленно. С уверенностью мы можем лишь констатировать: пока что крупнейшие площадки действуют, значит решение об их закрытии он ещё не принял. Что по этому поводу думают и говорят пешки в Госдуме, Совфеде или Минкомсвязи — совершенно безразлично. Если они там по этому поводу что-то заявляют, или принимают нормативные документы, всё это нужно лишь затем, чтобы привлечь к себе внимание и заработать номенклатурные очки лично для себя. Для оценки ситуации нужно смотреть не на слова, а на дела.

4. Роскомнадзор — бюрократическая российская организация, которая действует и мыслит себя в логике палочной системы, как любое другое карательное ведомство. Поскольку принимаются законы о блокировках и цензуре, Роскомнадзор обязан постоянно рапортовать об их выполнении. При этом Twitter, Facebook и другие крупные зарубежные площадки в открытую плюют и на несуразные требования к ним, содержавшиеся в «первом пакете Яровой» (он же 97-ФЗ), и на угрозу блокировки. Это ставит цензурное ведомство в несколько дурацкое положение. По не зависящим от него причинам оно не может отчитаться о репрессиях против крупнейших нарушителей 97-ФЗ. Все это видят, все это обсуждают, площадки на цензуру плюют, а публика откровенно зубоскалит.

Эти страдания чиновников длятся уже более двух лет. Всё это время посильную психотерапевтическую помощь терпилам оказывали издания дружественного Роскомнадзору медиахолдинга, публикуя регулярные вбросы о том, как в Москву на поклон прибывают всё новые эмиссары заокеанских площадок. Будто бы ведутся какие-то переговоры, достигнуто взаимопонимание, есть планы по выполнению 97-ФЗ субъектами калифорнийского права… Всё бы хорошо, но каждая такая новость, не получив продолжения, лишний раз доказывала беспомощность Роскомнадзора, не получившего отмашки для серьёзных репрессий, предусмотренных в законодательстве для иностранных нарушителей.

5. Именно в контексте этого ведомственного батхерта и следует рассматривать блокировку LinkedIn. Придумалась одна иностранная соцсеть, номинально охватывающая в России 2,6 млн пользователей, а по факту такая же здесь невостребованная, как и её доморощенный аналог, принадлежащий Яндексу МойКруг. И в отношении этой сети решили устроить показательные репрессии, на которые, с одной стороны, не нужно испрашивать высочайшего дозволения, а с другой — жертва до такой степени малозаметна в России, что никакого серьёзного потрясения её запрет здесь не вызовет. Зато во всём западном мире, где эта соцсеть считается мегакрутой, сверхпопулярной и супервлиятельной, новость о запрете гарантированно спровоцирует и шумиху в прессе, и реакцию со стороны крупнейших игроков. И вся эта шумиха радостно ретранслирует обратно в Россию со ссылками на BBC и CNN (чисто для справки: иллюстрация к этому посту — скриншот из эфира ливанского телеканала Аль-Манар). Это докажет высокому силовому и кремлёвскому начальству, что чиновники Жаров, Ксензов и Ампелонский не зря едят государственный хлеб. По-моему, ход совершенно гениальный, в строгом соответствии с пастернаковским заветом: «ничего не знача, быть притчей на устах у всех».

6. Важно понимать, что от блокировок LinkedIn в России не пострадал на сегодняшний день ни один человек, будь то нынешний или будущий пользователь запрещённой соцсети. И дело тут не только в том, что разница между запрещённым и не запрещённым в России сайтом — ровно один клик на иконку приложения FriGate, установленного миллионами россиян ещё после блокировки RuTracker. В случае с LinkedIn всё ещё смешней. Два важнейших канала взаимодействия между соцсетью и её участниками — её электронная почтовая рассылка и приложение для мобильных платформ. Ни то, ни другое блокировке не подлежит по определению. Письма с важной и персонализированной информацией от LinkedIn как приходили подписчикам, так и будут доставляться им впредь. Приложение LinkedIn как было доступно в AppStore и Google Play — так оно и останется доступно. А если сыщется в России какой-то такой оригинал, которому в этой жизни ничто не мило, кроме доступа через настольный браузер, то этот чудак успел поставить себе FriGate, или наладить доступ в Интернет через прокси ещё тогда, когда в стране первый раз блокировали Википедию.

В свете всего вышеизложенного я не считаю блокировку LinkedIn в России сколько-нибудь значимым событием, и даже не думаю, что она приведёт к очередному всплеску популярности прокси-сервисов, как обещал Варламов. Полагаю, что охват осмысленных российских пользователей такими сервисами за последние 4 года достиг уже точки насыщения. А LinkedIn — это вам не Одноклассники, это сеть для профессионалов, так что для её пользователей вопрос об обходе блокировок не должен был представлять никакой сложности изначально.

Тут есть ещё один интересный аспект — о юридической состоятельности тех требований, которые российские силовики предъявили к LinkedIn. А именно — про локализацию персональных данных. Но это — тема для совершенно отдельного поста, который я вскорости напишу, и тут залинкую.

Update: упомянутый выше Максим Ксензов просил уточнить, что с конца прошлого года не работает в Роскомнадзоре, в связи с трудоустройством на высокую должность в НМГ. Так что к нынешнему запрету LinkedIn автор мема про блокировку Twitter или Facebook в России «за несколько минут» уже не имеет отношения, да и государственного хлеба он больше не ест. Просьбу исполняю, но из песни слов, как известно, не выкинешь. Именно Ксензов — в интервью тем самым «Известиям», владельцем которых является его новый работодатель, произнёс исторический монолог о простоте и безболезненности блокировки в России крупнейших международных площадок:

Мы завтра же можем в течение нескольких минут заблокировать Twitter или Facebook в России. Мы не видим в этом больших рисков. Если в какой-то момент мы оценим, что последствия от «выключения» социальных сетей будут менее существенными по сравнению с тем вредом, который причиняет российскому обществу неконструктивная позиция руководства международных компаний, то мы сделаем то, что обязаны сделать по закону.

По-моему, совершенно естественно вспоминать имя Ксензова в связи с блокировкой соцсетей в России — даже если он однажды перейдёт на работу в Фейсбук, Госдеп или Общество защиты Интернета.
dolboed: (smi.ru drawing)
Если б не известные события, я б сегодня вечером непременно пировал с друзьями в Тель-Авиве, на открытии первого в Израиле заведения Мити Борисова TableTalk. Лет семь кряду мой рыжий друг бился кудрявой головой об стену израильского общепита, пытаясь замутить в Тель-Авиве тот филиал, который ему с такой лёгкостью до этого удавалось открыть и в Питере, и в Лондоне — и вот, наконец, получилось: сегодня в 9 вечера оно открывается, на углу Дизенгофа и улицы Бар Гиора, в помещении, которое раньше так и называлось: «Бар Гиора». Но меня там, увы, не будет.

Зато меня будет в другом заведении того же Борисова, под названием «Дом 12». Туда, в связи с закрытием бара «Редакция», перебралось ток-шоу Марины Литвинович «Медиабудни». И сегодня в 18:00 меня туда позвали поговорить о предстоящем в понедельник приговоре. Ну, и о том, конечно же, как дальше жить людям, которые хотят открыто высказываться в СМИ и в соцсетях, а под уголовную статью за своё мнение идти не хотят.

Предваряя своё вечернее выступление (которое будет, надеюсь, в формате ответов на вопросы зала), могу сказать одно. 19 лет назад я переехал из Израиля в Москву, по одной простой причине. Я хотел строить русскоязычный Интернет, его контентную составляющую, а это можно было делать только в Москве, максимум — в Питере, но никак не из Иерусалима. Ни одно из тех СМИ, которые я в этой жизни учредил, нельзя было бы создать, оставаясь вне Москвы, вне России. Как нельзя было основать Pomogi.Org, находясь не в одной из столиц.

Сегодня, исходя из в точности той же логики, я могу сказать всякому, чья жизнь и профессия связана с русским словом, языком, журналистикой: в современной России всем этим заниматься чем дальше, тем трудней, а скоро будет совсем невозможно. Медиапространство схлопывается до пятачка. Зону свободы слова обложили плотней, чем город Алеппо, утюжат и штурмуют со всех направлений. Разгон редакций, блокировка сайтов, запрет иностранных инвестиций, расширение пространства цензуры с помощью растущего списка запретных адресов, имён, слов и тем — всё это куда более системные вещи, чем единичные случаи преследования блоггеров по уголовным и административным статьям. Как раз уголовка и административка для физлиц, покушение на Кашина, вывоз Соколова в лес и прочие точечные формы воздействия — наименее серьёзная угроза из всех, на сегодняшний день. Системное уничтожение самой инфраструктуры независимых СМИ, вытаптывание того, что по-английски называется grassroots журналистикой (включая разрушение любой среды, в которой могли бы готовиться кадры) — это процесс, который не остановится и не замедлится в обозримом будущем. Поэтому будущее независимой русскоязычной журналистики — увы, не в России, а за её пределами. Там, где редактору СМИ нельзя позвонить из Администрации, вызвать его на ковёр, потребовать уволить Илью Азара и не пересекать двойных сплошных, окружающих дом для уточки.

Как мог заметить наблюдательный читатель, от паникёрства в своих заметках я предельно далёк. Сам живу в предложенных обстоятельствах, разделяю теорию малых дел, пропагандирую FriGate, и верю, что безвыходных положений не бывает. В данном случае я даю просто свою профессиональную, экспертную оценку человека, жизнь которого в последние 28 лет так или иначе связана со СМИ на русском языке.

Медуза — преемник Ленты не только в кадровом отношении. 17 лет назад Лента.Ру показала русскому медиарынку, как должно правильно учреждаться и эволюционировать интернет-СМИ, где брать аудиторию при отсутствии маркетинговых бюджетов, как с нуля готовить кадры для профессий, которых прежде не существовало в природе, как вводить новые форматы информационной подачи и приучать к ним читателя… Сегодня Медуза точно так же на своём примере показывает, как можно поднимать независимое русскоязычное СМИ за пределами РФ. Как компенсировать сложности с привлечением крупных системных рекламодателей за счёт аудитории, траффика, нетрадиционных форматов. Как освещать события в России, физически не имея здесь редакции. Как решать кадровый вопрос, разместившись в столь странном углу Европы. И так далее.

С полной уверенностью могу сказать, что ни в 1999, ни в 2009 году никакая Медуза в Риге попросту не могла случиться. Потому что в ту пору она, сидя в Риге, не могла оттянуть у московских изданий, бумажно-эфирных и интернетовских, ни читателей, ни сотрудников, ни рекламных бюджетов. То есть она могла бы только осваивать какой-то грант, нанимая людей, которым не нашлось места в московских редакциях, покупая мусорный траффик на вторичном рынке, и прожить ровно столько, сколько продлится этот самый грант. Сегодняшняя жизнеспособность Медузы — и конкретного СМИ, и всей модели, ярким примером которой она в последние 2 года служит — связана с тектоническими процессами во всём российском медиапространстве. С выдавливанием свободного слова и свободного Интернета за физические пределы РФ. По объективным законам экономики, вместе с контентом и мозгами из России сегодня вполне успешно выдавливаются и деньги, формируя финансовую основу для выживания за её пределами тех изданий, которые раньше там окупиться не могли.

Чтобы текст не выглядел как панегирик одной-единственной Медузе, напомню походя про Bird in Flight. Вы, может быть, о нём и не слышали, но это другой интереснейший пример: кормление качественного медиа-симбионта за счёт немедийной площадки. В принципе, такую модель я предсказывал 10 лет назад, в общении с рекламодателями ЖЖ и Супа. И её появление я прогнозировал не в ответ на вопрос «Где бедным редакциям найти богатого дяденьку-спонсора?», а ровно наоборот. Вопрос был: «Как богатому дяденьке-бизнесу, мечтающему о миллионном охвате, решать этот вопрос не с помощью баннеров с оплатой по CPM?» Мой ответ был: учреждать качественные СМИ. И я тут ни разу не претендую на авторство. Этот рецепт придумали за 66 лет до моего рождения братья Мишлен, начавшие издавать путеводители по Франции и Бельгии, чтобы стимулировать продажу автомобилей и, следовательно, покрышек. За 15 лет до моего рождения гендиректор пивоварни Guinness, охотясь на куропаток в Ирландии, додумался продвигать свою марку за счёт всемирного справочника рекордов. За три года до моего рождения придумался календарь Pirelli. Так что продвижение немедийных брендов через учреждение качественных СМИ — отнюдь не моя личная завиральная идея, а просто приложение к Интернету очень старых трендов.

Так же, как и мой прогноз о выдавливании качественных русскоязычных СМИ за границу — не фантазия, основанная на недовольстве результатами прошедших выборов в Думу. Такие времена в российской истории уже случались. Лев Николаевич Толстой в последние годы жизни не мог напечатать в России никаких писем и статей — цензура не пропустила даже репродукцию «Тайной вечери» Николая Ге с его сопроводительным текстом, не говоря уже письме Толстого Святейшему Синоду по поводу отлучения от церкви. Издавалось всё это в Лондоне. Но читалось-то в России, несмотря на отсутствие Интернета и традиционную медлительность почты.

А Михаил Николаевич Лонгинов, который впоследствии стал главным российским цензором (и в этом качестве увековечен благодаря бессмертному посланию А.К. Толстого о дарвинисме), в царствование Александра II писал похабные стишки. Надумав выпустить их сборником, он предпослал ему такой эпиграф, которым я и хочу закончить этот пост:

Стихи пишу я не для дам,
А только о пизде и хуе.
Я их в цензуру не отдам,
Но напечатаю в Карлсруэ.

dolboed: (00Canova)
История гибели писателя и философа Александра Радищева, умершего от отравления царской водкой в ночь с 24 на 25 сентября 1802 года, не менее загадочна, чем вся хроника его преследований.

Более или менее общепринятая версия сводится к тому, что царской водкой он отравился намеренно, впав в депрессию после того, как его шеф по законодательной комиссии при Госсовете, граф Завадовский, пригрозил вольнодумцу повторной ссылкой в Сибирь. Этой версии, в частности, придерживается в своём биографическом очерке Пушкин. Как и «Путешествие» Радищева, пушкинский очерк 1836 года был запрещён цензурой. Но стоит отметить, что ни на каком твёрдом знании о замыслах Радищева и его мотивах Пушкин не основывается, а возражений против его объяснения тоже достаточно. Начать с того, что граф Завадовский и Сибирью не заведовал, и прямо подчинялся Александру Воронцову, могущественному покровителю Радищева при дворе. А Александр I совершенно явно не собирался никуда Радищева ссылать, наоборот — вернул в столицу и привлёк к законодательному процессу как знакового либерала эпохи. Так что в реальности никакой Сибирью там не пахло.

По другой версии, Радищев выпил приготовленную сыном царскую водку случайно и по ошибке, думая, что в стакане находится вода.

Ещё пара версий говорит о том, что Радищев к 53 годам страдал хроническим душевным (и, скорее всего, телесным) недугом. То есть он мог выпить яд либо в помутнённом состоянии сознания, либо просто для того, чтобы положить конец своим страданиям от долгой и разрушительной болезни, на которую намекает в тексте «Путешествия».

Точного ответа на этот вопрос мы, вероятно, никогда не узнаем, хотя при агонии Радищева присутствовали и его сын, и присланный императором лейб-медик. Зато известна официальная версия, сводящаяся к тому, что Радищев скончался от чахотки, она же туберкулёз. И к этой версии со всем уважением отнеслась официальная церковь: писатель был отпет и похоронен на Волковом кладбище по православному обряду.

С преследованиями Радищева после выхода «Путешествия» история тоже довольно неоднозначная. С одной стороны, известно, что Екатерина II, изучив книгу, обозвала автора «бунтовщиком хуже Пугачёва», а Уголовная палата осудила его на смертную казнь, причём этот приговор был утверждён и Сенатом, и Советом.

С другой стороны, Радищев до этого издавал «Путешествие» три года подряд, и на вполне законных основаниях. Сперва отрывок вышел в журнале «Живописец», затем на публикацию книги целиком было в 1789 году получено разрешение столичного обер-полицмейстера Рылеева — книга вышла в 1790 году и приобрела популярность раньше, чем власть спохватилась и начала преследовать автора.

Другой вопрос, что Радищев цензуру обманул, и все самые жёсткие обвинения власти внёс в текст уже после получения разрешение на издание. Но всё-таки перспектива смертной казни изначально не выглядела по тем временам реалистично. Мало того, что сама Екатерина II пересмотрела наказание писателя — она заменила её не каторгой, как предусматривалось Уложением о наказаниях, а ссылкой. Куда Радищев сперва отправился как арестант под конвоем, но буквально назавтра условия его путешествия серьёзно изменились. По всему пути его следования до Илимского острога граф Воронцов просил местные власти оказать Радищеву содействие. Губернатор Иркутска принял Радищева как дорогого гостя, и держал при себе до тех пор, покуда в Илиме для него строился дом. В этот дом к нему приехала свояченница, с которой он стал жить как с женой, и у них родилось трое детей. Стоило Екатерине умереть, как Павел I тут же разрешил Радищеву вернуться из Сибири в своё имение под Калугой. А после смерти Павла его сын Александр I сразу призвал писателя в столицу.

Но самое удивительное в судьбе книги «Путешествие из Петербурга в Москву» — что советская власть, хоть и включила это сочинение в школьную программу, широко распространять саму книгу очень долго не хотела. В школьных хрестоматиях использовался довольно ничтожный отрывок, дающий слабое понятие о полном тексте. Целиком «Путешествие» стало нормально издаваться в СССР лишь в 1970-х годах. Возможно, к той поре в Советском Союзе просто закончились цензоры, способные прочитать и понять этот текст.
dolboed: (0solovyevorel)
Сегодня состоялось предпоследнее заседание Пресненского районного суда по моему уголовному делу.

Моим допросом закончилось судебное следствие, затем состоялись прения. Это тот интересный момент, когда обвинение (в моём случае — капитан юстиции Екатерина Сергеевна Фролова из прокуратуры ЦАО) сообщает суду, какую меру наказания оно просит назначить подсудимому. В моём случае, с учётом отсутствия предыдущих судимостей, исключительно положительных характеристик и наличия малолетнего ребёнка на иждивении, обвинение попросило сакральную двушечку. То есть два года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Вот аудиозапись этого выступления государственного обвинителя, интересное там начинается примерно на 3'40":

Судя по освещению сегодняшнего заседания в прессе, коллеги кое-что недопоняли, так что объясняю.

Пожелание прокурора изменить мне меру пресечения с подписки о невыезде на содержание под стражей и взять меня под эту самую стражу в зале суда — это было не про прямо сейчас, а про понедельник 3 октября 2016 года, примерно в 14:00, когда будет оглашён приговор, и это сослагательное наклонение такое. Если суд согласится, что меня действительно нужно лишать свободы (а не штрафовать, например), тогда приговор с реальным сроком я получу 3 октября, а в законную силу он вступит лишь после того, как Мосгорсуд вынесет решение по апелляционной жалобе защиты. И в этом случае, чтоб я никуда не сбежал между 3 октября и рассмотрением дела в Мосгорсуде, меня просят поместить под стражу, то есть в один из московских СИЗО, на время апелляции. А если федеральный судья Найдёнов назначит мне наказание, не связанное с лишением свободы, тогда просьба об изменении меры пресечения теряет смысл. Что в итоге решит судья — узнаем через понедельник. Но если судья решит ограничиться штрафом или условным сроком, то обжаловать я буду всё равно, а наручники в зале суда на меня не наденут.

Отдельно хотелось бы сказать пару слов про моё якобы признание, что я «перегнул палку». Это там какой-то корреспондент (не отследил, какого агентства) недослушал, недопонял, пропустил вопрос судьи, привёл десятую часть моего ответа, — и вот уже читаю во всех заголовках, что я что-то там вдруг признал в ходе допроса.

На самом деле, это был довольно длинный и обстоятельный диалог с судьёй, стенограммы которого у меня под рукой нет, но смысл такой:

СУДЬЯ: Вы признаёте, что во время эфира на «Эхе Москвы» перегнули палку?
Я: Разумеется, признаю. В программы «Эха Москвы», которые называются «Особое мнение» и «Персонально ваш», гостей именно затем и зовут, чтобы они там перегибали палку, высказывали своё пристрастное личное мнение в самых категорических и провокативных выражениях. Это ровно тот самый разговорный блок в эфирной сетке, куда зовут всяких Прохановых, Пушковых и прочих мечтателей о «радиоактивном пепле», чтобы они перегибали палку и провоцировали слушателей радиостанции на собственные мысли по обсуждаемым вопросам... Только я не вижу в таком перегибании палки предмета для рассмотрения в уголовном суде.


Мой ответ был примерно вдвое длинней, но такова суть.
Я как считал, так и продолжаю считать, что высказал своё личное мнение, имею на это полное право, и намерен высказывать его впредь, по любым вопросам, без цензуры и без оглядки на чьи-либо вкусы. Никто не обязан меня читать, никто не обязан слушать меня на «Эхе Москвы», никто из моих читателей и слушателей не обязан со мной соглашаться. Но моё право говорить то, что я думаю, защищено Конституцией.

Тут нет и никогда не было никакого состава уголовного преступления.

В моём понимании, «уголовным преступлением экстремистской направленности» являются призывы к совершению правонарушений на почве национальной или религиозной ненависти. Вербовка в ИГИЛ, в «Хизб ут-Тахрир», подстрекательство к нападениям на инородцев...

Таких призывов ни в моём посте про Сирию, ни в моём выступлении на «Эхе Москвы» не содержалось. В обвинительном заключении по моему делу тоже нет никаких призывов.
Поэтому моё уголовное дело я считаю нецелевой тратой сил и ресурсов всех задействованных в нём ведомств — включая и ГУПЭ МВД, и департамент ЗКС ФСБ РФ, и СК РФ, и прокуратуру, и Минюст, и Пресненский межмуниципальный райсуд, и Мосгорсуд, где моё дело скоро будет слушаться.
Если бы все эти ресурсы направить в полезное русло — можно было бы предотвратить немало преступлений экстремистской направленности.

Но нет худа без добра, и есть безусловная польза во всём этом моём уголовном деле.
Из-за чего я, собственно говоря, в нём и участвую, и торчу в Москве, а не радую своих дорогих читателей прямыми видеотрансляциями из Уффици, венецианской Академии и Музеон Исраэль. Если кто-то думает, что я не могу уехать из России, он приглашается подумать два раза и перелистать все те сотни репортажей из Италии, Испании, Великобритании, Франции, Израиля, которые я успел опубликовать в Фейсбуке за 11 месяцев расследования моего уголовного дела.

У нас в России сегодня возбуждается больше 500 уголовных дел в год по поводу постов в ЖЖ, ФБ и ВК, по поводу лайков, ретвитов, перепостов картинки и текста из пабликов ВКонтакте (5 лет назад счёт подобных дел шёл на десятки). Дела возбуждаются не только по «гуманным» экстремистским статьям, но и по вполне «расстрельным» террористическим, с огромными сроками. При этом в Москве до сих пор самый частый приговор — денежный штраф. А в регионах вовсю сажают. И даже если речь идёт не про [livejournal.com profile] kungurov, сидящего с июня в СИЗО далёкой Тюмени, а про инженера Бубеева, осужденного на 2 года и 3 месяца в ближней к нам Твери, на эти процессы никакую федеральную прессу калачом не заманишь. По абсолютно нелепым обвинениям людей гноят месяцами в СИЗО, запирают в психушках с аминазином под предлогом «освидетельствования», и потом отправляют по этапу за «преступления против конституционного строя» — кого за высказанное собственное мнение, а кого и за поддержку чужого.

Мой процесс — та трибуна, с которой об этом непотребстве можно не только рассказать всей большой стране, но и наглядно показать на живом примере. Чтобы об эксцессах «палочной системы» в антиэкстремистских конторах услышали и написали те самые федеральные СМИ, которым до сих пор не было дела до Кунгурова и Бубеева, Лузгина и Кормелицкого, Краснова и Ефимова. 420 страниц моего уголовного дела — адский компромат на всех бездельников, состряпавших моё обвинение из говна и палок. А для моего адвоката Сергея Бадамшина этот процесс — важная часть подготовки иска в Конституционный суд об отмене ст. 282 УК РФ и других статей, вводящих уголовную ответственность за преступления мысли.

Так что я знаю, зачем иду по земле, как пел покойный друг мой Саша. Мне будет легко улетать. Советы «срочно сбежать» мне неинтересны. Я ровно затем тут и нахожусь, чтобы эта палочная система сломала об меня зубы. Кто-то же должен напомнить туфтовым сталинистам, что у них картонный ус отклеился. И их жажда сакральной «двушечки» пусть на мне и закончится.
dolboed: (sechin)
Казалось бы, Игорь Иванович Сечин не очень похож на Барбру Стрейзанд.
Но он над этим работает, и успехи налицо.

Вышедшую 20 июля в «Ведомостях» статью «Сечин вьёт гнездо в Барвихе» я, грешным делом, пропустил. Как показывают записи в этом ЖЖ, меня в тот день волновали некоторые значительно более актуальные темы: арест трёх руководителей СК Лефортовским судом за плодотворное сотрудничество с Шакро Молодым; очередное решение Арбитражного суда г. Москвы о незаконности поборов а/к «Победа» за ручную кладь; оправдание присяжными двух осуждённых по делу «Приморских партизан» (успевших к тому времени отсидеть по 6 лет по сфабрикованному обвинению) и, конечно же, приговор Тверского облсуда инженеру Андрею Бубееву, которого отправили на 2 года 3 месяца в колонию-поселение за пару репостов чужих сообщений из пабликов ВКонтакте. За всеми этими новостями детектив про сечинскую дачу прошёл для меня незамеченным.

Но разве ж мог Игорь Иванович допустить, чтоб публика не узнала о его успехах на ниве колонизации Рублевки? Чтоб мы считали его бедней какого-нибудь полковника Захарченко?! Не мог такого допустить гордый руководитель госкорпорации «Роснефть». Поэтому он отправил казённых юристов в Останкинский райсуд — добиваться, чтобы весь мир узнал о том, как семейство чиновника осваивает 3,4 гектара в Барвихе, по $200.000 за сотку.

Затея с иском удалась на ура. Вчера Останкинский суд постановил изъять весь нераспроданный тираж «Ведомостей» за 20.07.2016 и уничтожить его, чтобы, не дай Бог, никто из сотрудников типографского склада ИД (куда возвращается непроданный тираж газеты) не прочитал о грандиозном строительстве в Барвихе. Иск был зарегистрирован судом 19 августа, предварительное слушание прошло в понедельник, а уже в пятницу свершилось правосудие в первой инстанции.

«Признать публикацию статьи нарушением права на частную жизнь. Обязать ответчиков удалить статью с сайта, опубликовать информацию о решении суда и уничтожить все имеющиеся в распоряжении редакции экземпляры», — сказано в резолютивной части решения федеральной судьи Альбины Хуснетдиновой.

Мотивировочная часть её решения пока не готова. Когда стороны её получат, ответчик, разумеется, пойдёт решение обжаловать. Соответственно, до окончания рассмотрения в апелляционной инстанции вердикт Альбины Мяликовны в силу не вступит и исполнению не подлежит. Поэтому статья «Ведомостей» про Сечина, вьющего гнездо в Барвихе, свободно доступна на сайте издания. Её можно прочитать, перепостить у себя, поделиться ссылкой с товарищем. Именно так и работает знаменитый «эффект Стрейзанд» — когда попытка скрыть информацию с использованием силовых рычагов приводит к максимально широкому её распространению.

На 28 сентября в Басманном суде назначено рассмотрение по иску Сечина к «Новой газете». Там требуют уничтожить тираж публикации про яхту олигарха. Изначально исков к «Новой» по поводу яхты было целых два. Сперва в суд обратилась супруга олигарха Ольга Сечина, которая требовала изъять тираж в связи с нарушением права на неприкосновенность личной жизни клептократов. То есть факт наличия яхты в иске не отрицался. Впоследствии подключились юристы «Роснефти» и подали новый иск — в нём хоть и упоминается охраняемая законом личная жизнь клептократов, но также утверждается, что «распространённая информация недостоверна». Второму иску в итоге дали ход, первый оставили без движения. Как бы то ни было, ситуация со статьёй в «Новой газете» — такая же, как в «Ведомостях»: она доступна для чтения и обсуждения. И будет читаться и обсуждаться ещё несколько недель, даже если в итоге и первая, и апелляционная инстанция вынесет вердикт об уничтожении тиража.

При этом, как мы помним, уже после Барвихи и яхты «Княгиня Ольга», появились публикации о двух офшорных дочках «Роснефти», на Кипре и британском острове Мэн, которые закупают для семьи руководителя госкорпорации частные самолёты, круче, чем у Шувалова. Воздушный флот оформлен на госкомпанию, но график полётов как бы намекает, что к добыче и реализации нефти их рейсы имеют не больше отношения, чем маршруты плавания «Княгини Ольги».

По поводу публикаций о частном авиапарке Сечина исков пока что нет.
Так что ждём новых эпизодов этой восхитительной «Санта-Барбры».
Может быть, ближе к титрам Сечин нам ещё и споёт.
Зря что ли одну из совладелиц участка в Барвихе зовут Варвара Сечина?
dolboed: (0solovyevorel)
Прочитал у Навального про бюджеты московской мэрии на заказуху в печатных СМИ.
Ткнул в ссылку:
https://b0ltai.org/2016/08/19/life-story-арамашотыча-онанизм-путин-свадьба/
Захожу на страницу — и вот что мне там показывают:

То есть провайдер блокирует этот сервер по указанию Роскомнадзора.
Вообще-то, оно лечится в один щелчок через FriGate.
Или даже без щелчка — если в списке сайтов для FriGate уже внесён b0ltai.org.

Но вот представим себе, что нет у вас в браузере FriGate. Например, вы сидите в интернет-кафе, или в офисе, где админ запретил пользователям устанавливать на браузер плагины, или пробуете загрузить страницу с мобильника, где FriGate не ставится.

Всё равно проблема решается в шесть букв.

В поисковой системе Google можно перед адресом добавить слово cache:, без пробела.

В нашем случае — так:
cache:https://b0ltai.org/2016/08/19/life-story-арамашотыча-онанизм-путин-свадьба/

Страница откроется не с того сервера, который запрещён к просмотру в России, а с Гугла, который пока ещё разрешён.

У Яндекса тоже существует способ посмотреть проиндексированную страницу через cache, но для этого нужно знать её содержимое, лучше всего — заголовок, и ввести его в поисковую строку.
Получим поисковую выдачу, где оригинальный текст стоит на четвёртом месте, а все остальные находки — это его перепечатки на других серверах, в России пока не заблокированных.

Если нам важно прочитать оригинал на заблокированном сервере, а не его перепечатки, то выбираем вариант «Сохранённая копия» — et voila, читаем исходный текст с сайта Яндекса.

Ещё один изящный способ добыть запрещённую страницу в один клик — сервер Archive.Org, зеркало всех сайтов мирового Интернета за последние 22 года. У этого сервиса есть плагин для браузеров, чтобы в один клик вместо недоступной страницы получить список всех её сохранённых копий. Интересующая нас страница про Арамашотыча там тоже доступна. Но смех состоит в том, что в России этот универсальный архив, со всеми его зеркалами, библиотеками и хранилищами легального freeware, с 2014 года заблокирован по IP-адресу аж 70 раз. Так что ставьте, друзья, FriGate, и пусть цензура соснёт полным ртом.

NB: следует понимать, что ни один из действующих в России законов о цензуре Интернета не накладывает на пользователя никаких запретов по доступу к ресурсам из «чёрного списка». Все обязательства по блокировке возложены на операторов связи, они же провайдеры. Это их ответственность — запрещать. Так что любой способ обхода блокировок в России легален на 146%.

Profile

dolboed: (Default)
Anton Nossik

April 2017

S M T W T F S
       1
23 45678
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 202122
23 24 25 26 27 2829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 02:32 pm
Powered by Dreamwidth Studios