dolboed: (100george)
Поражаюсь самообладанию, выдержке и чувству юмора Алексея Навального.

В Первой градской ему сегодня поставили диагноз: химический ожог правого глаза.
Выйдя из больницы, он написал пост с заголовком «Шрэк-2 (теперь одноглазый)»
Пишет, что просто из принципа выйдет сегодня в эфир в 20:18.
Update: сказал, что выйдет — и вышел:



Практически каждый день я ловлю себя на одной и той же мысли: на его месте я давно бы сошёл с дистанции. И мне, и всем, кто мне дорог, очень повезло, что я не на его месте.

Но тот беспредел, который в отношении Навального совершается, он касается всех нас.
Каждого.
На каком угодно месте.

Безнаказанность бандитов на улицах в центре Москвы — не коснуться это может только того, кто и сам уже уехал, и всех своих близких отсюда перевёз.

А кто здесь живёт, тот обязан спросить себя: что я могу сделать, чтобы эта осатанелая гопота узнала своё место.

Нельзя жить и нормально себя чувствовать в городе, где такое становится нормой.
На наших глазах и с молчаливого нашего согласия.
dolboed: (00Canova)
Московский законопроект «о реновации», который поддержан правительством Медведева и на прошлой неделе утверждён Думой в первом чтении — по сути дела, приостанавливает действие Конституции РФ на территории российских городов, по усмотрению муниципалитетов. Отдельным пунктом имущественные споры по объектам недвижимости выводятся из-под юрисдикции любых российских судов.

Наглость, хамство и цинизм столичных властей в этой истории беспредельны, но нельзя назвать их беспрецедентными. Прецедент создала та самая «ночь длинных ковшей», когда торговые павильоны сносились в нарушение и действующих договоров аренды, и судебных решений, вступивших в законную силу.

Тот погром был для собянинцев пробным шаром. Эксперимент прошёл для них донельзя удачно. Москвичи, финансовые интересы которых не были напрямую затронуты, не только дружно отмолчались по поводу правовых аспектов погрома, но некоторые даже согласились, что без сносимых построек отдельные уголки столицы будут выглядеть более лучше. И неважно, какая часть городской экономики при этом уничтожена, сколько москвичей осталось без работы, сколько сложившихся логистических цепочек разрушено. Мнение тех горожан, которые по итогам «благоустройства» лишились торговых и сервисных точек в шаговой доступности, тоже никого не заинтересовало.

После такого успеха нынешнее наступление городских властей на права собственников жилья — совершенно закономерное и логичное продолжение банкета. Они убедились, что с горожанами незачем считаться de facto, а теперь хотят оформить это своё неограниченное право на произвол ещё и de jure. Самая важная часть законопроекта — это право местных властей на игнорирование мнения законных собственников жилья. И в вопросе сноса этого жилья, и в вопросе о компенсации.

Цели столичных властей ясны, средства — тоже. «Наверху» проект согласован и одобрен, судя по скорости, с которой правительство его одобрило, а Дума приняла. Единственный открытый вопрос — реакция самих горожан, чьи права собственности «реновация» призвана отменить. Судя по вчерашней утечке из мэрии, этот вопрос живо заботит муниципалов. Вот какую установку по этому поводу дала Анастасия Ракова:

Главное, чтобы когда будут 10 мая будут опубликованы списки сносимых домов, не было скандала. Весь негатив подожжен оппозицией, он выдуман. К концу июля тему реновации надо погасить, должна остаться только тема, кто куда переезжает.

Очевидно, несмотря на все уже проведённые согласования на самом верху, успех «окончательного решения квартирного вопроса» зависит всё же от реакции москвичей. Явно муниципалы обещали начальству, что всё пройдёт тихо, и горожане послушно, тихо, без шума и пыли, проглотят и свой новый статус мнимых собственников жилья, и своё выселение без права обжалования.

Хочется верить, что в мэрии ошибаются, и на этот раз москвичи постоят за своё жильё. Хотя, конечно же, прецедент с длинными ковшами заставляет лишний раз вспомнить формулу Нимёллера.
dolboed: (всюду жизнь)
Одиозный клоун-погромщик Антон Цветков из «Офицеров России», возглавляющий в Общественной палатке комиссию по безопасности, обратился вчера в Генпрокуратуру, Следственный комитет и Высшую квалификационную коллегию судей с жалобой на действия следователей и судей, которые вели дело Чудновец.

Как бы мы ни относились к Цветкову, его предшествующим заявлениям и выходкам, вещь он сделал совершенно правильную. Действия оперов, следователей, прокуроров и судей, осудивших невиновного человека, отправивших мать малолетнего ребёнка в тюрьму и лагерь, должны получить правовую оценку.

Другой вопрос, что рассчитывать на одного Цветкова тут не нужно. Мы даже не знаем доподлинно, отправил ли он эти свои обращения, или только сделал заявление для прессы. Например, его коллега по палатке в октябре прошлого года написал на меня донос в инстанции, который был опубликован в «Русской планете» — но в материалах моего дела этого документа нет. Для палаточника в общем случае важней увидеть своё имя в заголовке, чем добиться осязаемых результатов. Конечно, бывают и исключения: конкретно в истории Чудновец ничего бы не сдвинулось с места без Кристины Потупчик, которая занимается этим делом с ноября.

Даже если Антон Цветков и отправил свои запросы, по инстанциям, а не только рассказал о них журналистам, 299-я статья УК РФ — об уголовном преследовании заведомо невиновных людей — от одних его писем не заработает. Тут нужна серьёзная и систематическая работа. И полный текст судебных решений тоже нужен, чтобы понимать, какие нарушения закона в деле Чудновец зафиксированы Верховным Судом и Курганским областным. Так что готовимся работать по этому вопросу предметно.
dolboed: (всюду жизнь)
Курганский областной суд сегодня отменил своё же собственное декабрьское решение по делу воспитательницы Евгении Чудновец, осужденной за репост в соцсетях ролика о насилии над ребёнком. В декабре облсуд дал ей за этот перепост 5 месяцев колонии, признав виновной по ч. 2 ст. 242.1 УК РФ «Изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних». Сегодня этот суд не видит в действиях Чудновец состава и события преступления, и велит отпустить молодую женщину на свободу. Поскольку статья у неё не политическая, можно надеяться, что такого цирка, как с Ильдаром Дадиным, мы не увидим, и Евгению действительно отпустят сегодня домой к ребёнку, а не заставят праздновать за решёткой 8 марта.

Кассационное представление, на основании которого Курганский суд перестал видеть преступление там, где он его видел всего 2,5 месяца назад, внесено прокуратурой. Тем самым ведомством, которое в ноябре 2016 года просило осудить Евгению Чудновец на 5 лет лишения свободы, а в декабре — дать ей год исправительных работ с удержанием 15% заработка в доход государства.

Никаких новых обстоятельств, экспертиз, фактов, свидетельских показаний и документов в деле Евгении Чудновец не появилось между тем днём, когда прокуратура просила для неё 5 лет колонии и полного оправдания. Состав и событие преступления в её действиях отсутствовали и тогда, когда её осудили, и тогда, когда она размещала ролик, требуя наказания для виновных в издевательствах над ребёнком.

В фабрикации дела Евгении Чудновец участвовало значительное количество должностных лиц, служащих МВД, прокуратуры, Следственного комитета, судей районного и областного суда. Имена каждого из этих оборотней в погонах и мантиях есть сегодня не только в материалах её уголовного дела, но и в открытой печати. Будут ли на кого-нибудь из них возбуждены дела по ст. 299 УК РФ «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности»? Я совершенно убеждён, что это зависит от нас. Если юристы, читающие эти строки, не поленятся, можно и нужно попробовать создать прецедент.

Другая хорошая новость: в четверг на прошлой неделе вышел из московского СИЗО-5 «Водник» доцент кафедры истории медицины Дмитрий Бученков, обвиняемый «за того парня» по болотному делу. Вышел он не на свободу, а под домашний арест, но после 450 дней тюрьмы это уже неплохо.

История Бученкова в деталях повторяет злоключения питерского архитектора Сергея Ахметова, который тоже был спустя пару лет «опознан» на оперативной видеосъёмке, и отсидел 15 месяцев в московском СИЗО. Убедившись в том, что на съёмке запечатлён не Ахметов, следствие выпустило его из тюрьмы, но уголовного дела не прекратили. Через 3 месяца после выхода из СИЗО обвинение было переквалифицировано с 318-й на более лёгкую 319-ю статью, по которой срок давности истёк ещё до того, как Ахметова арестовали.

Похоже, с Бученковым проблема тоже заключается в том, чтобы не давать ему права на компенсацию за 14 месяцев, отсиженных в тюрьме по ложному обвинению.

И ещё одна хорошая новость. Все деньги на выплату штрафа для Евгения Корта, осуждённого по ч. 1 ст. 282 УК РФ за перепост карикатуры на Тесака, успешно собраны правозащитным направлением «Открытой России» и читателями этого ЖЖ сегодня к середине дня.

Собрано даже больше, чем надо, остаток после сверки переводится в кассу помощи другим узникам Болотной.

В ближайшие дни опубликую тут квитанцию об уплате штрафа, чтоб федеральные приставы расслабились и не тревожили семью Корта вопросами «Где деньги, Зин».

Спасибо всем откликнувшимся за неравнодушие.
dolboed: (barbed wire)
Заместитель председателя Верховного Суда РФ Владимир Давыдов объяснил, что российские суды в принципе не могут выносить более 10% оправдательных приговоров.

Многие критикуют модель действующего судопроизводства, но у нас из 100 подсудимых по делам 90 признают свою вину. Не знаю, хорошо это или плохо, но это факт. 65% идут в особом порядке… Некоторые издания публикуют свои соображения по поводу оправдательных приговоров, что их должно быть 18-20%. Их при всем желании не может быть столько, максимум 10%, — сказал зампред ВС РФ на открытии научно-практической конференции сегодня в Москве.

Особый порядок — это такое ускоренное рассмотрение дела, при котором подсудимый заранее признает свою вину и отказывается от судебного следствия, в обмен на обещание смягчения наказания. Приговор в этом случае не может превышать 2/3 от максимума по инкриминируемой статье. Особый порядок может применяться в случае, когда верхний предел наказания по статье не превышает 10 лет лишения свободы.

Тут стоит напомнить кое-какие цифры из официальной статистики Судебного департамента ВС РФ, о которых Владимир Давыдов запамятовал. На сегодняшний день по делам публичного обвинения российские суды выносят не 10%, а 0,2% оправдательных приговоров. То есть в 50 раз меньше той цифры, которую он озвучил.

Кстати, этот показатель — 0,2% оправдательных приговоров — сам по себе хорошо объясняет, почему люди, привлечённые в России к ответственности, так охотно отказываются от состязательного производства. Когда ты выходишь на суд, где шанс получить оправдательный приговор составляет 1:500, то будь ты хоть десять раз невиновен, сделка с обвинением выглядит как 99,8%-ный шанс облегчить собственную участь. Тогда как шанс доказать суду свою невиновность составляет 2‰, даже если ты в момент совершения преступления находился за 700 км от места события, как Ахметов, или в 400 км, как Бученков.

Раз уж мы вспомнили о Верховном Суде РФ, то позволю себе небольшой исторический экскурс по теме.
Позавчера Следственный комитет РФ провёл десятичасовой обыск в квартире журналистки и правозащитницы Зои Световой.
Искали финансовую документацию нефтяной компании ЮКОС за 1997-2002 годы.
Судя по тому, что обыск длился 10 часов, она была как-то особенно глубоко запрятана.

К самой Зое Световой с обыском, если память мне не изменяет, пришли впервые.
Но сыскарей и понятых в своей квартире она в этой жизни навидалась, поскольку является дочерью двух известных антисоветчиков: писателя Феликса Светова и литературного критика Зои Крахмальниковой (которой посвящена песня Окуджавы про новогоднюю ель).
Люди они были православные, что в СССР само по себе не одобрялось, и в 1970-е годы в частном порядке распространяли по знакомым христианскую литературу в «самиздате», что не одобрялось тем более.
Так что Зою Крахмальникову арестовали в августе 1982 года, а в апреле 1983-го осудили по ч. 1 ст. 70 УК РСФСР («Антисоветская агитация и пропаганда») на год заключения и пять лет ссылки.
Феликса Светова тогда же исключили из Союза писателей СССР, но он продолжал заниматься распространением самиздата. Так что в январе 1985 года пришлось арестовать и его. Отсидев год в «Матросской тишине» в ожидании приговора, он был приговорён по ст. 190 УК РСФСР к уже отсиженному, плюс пять лет ссылки на Алтай.
В 1987 году, в рамках горбачевской кампании по освобождению политзаключённых, супруги вернулись в Москву. В 1990 году Светов был восстановлен в Союзе писателей СССР.
Интересно не это.

Судью Московского городского суда, который выносил писателю Светову приговор по ст. 190 УК РСФСР «Распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй» звали Вячеслав Михайлович Лебедев. В ту пору он был всего лишь зампредом Мосгорсуда, но вскоре после приговора Светову получил повышение, сделавшись целым председателем.

Сегодня этот доблестный продолжатель дела судьи Сисамна занимает пожизненную должность Председателя Верховного Суда Российской Федерации, и стоит на страже всей нашей выдающейся законности.
Кстати, пожизненной его должность стала в 2012 году — персонально под кандидатуру Лебедева, которому, по тогдашнему законодательству, надлежало через год оставить пост в связи с исполнением 70 лет.

Но так уж хорошо справляется Председатель с защитой законности, так твёрдо стоит у нас процент оправдательных приговоров на отметке в 2‰, что решено было в его честь отказаться даже от тех возрастных ограничений, которые носят обязательный характер для кардиналов Римской католической церкви.

Эта музыка будет вечной?
dolboed: (всюду жизнь)
Час назад Следственный комитет официально объяснил причины обыска в квартире журналистки и правозащитницы Зои Световой:

В рамках уголовного дела следствием были получены сведения о хранении у Зои Световой документов, свидетельствующих об обстоятельствах перевода в Российскую Федерации и дальнейшем расходовании денежных средств, ранее похищенных М.Ходорковским и его соучастниками. В связи с этим сегодня следователи проводят обыск по месту жительства Зои Световой. Указанное следственное действие проводится в строгом соответствии с нормами УПК РФ на основании судебного решения.
Обыск не связан с профессиональной или правозащитной деятельностью Световой, а направлен исключительно на проверку обстоятельств легализации денежных средств, похищенных Ходорковским и другими действовавшими совместно с ним лицами.


Напомню: речь идёт о средствах, якобы похищенных Ходорковским до его ареста в октябре 2003 года.
То есть о той выручке нефтяных компаний, входивших в Group Menatep, которая составляла 15-20 лет назад их чистую прибыль и распределялась между акционерами НК ЮКОС в качестве дивидендов. Согласно приговору по первому делу ЮКОСа, с этих денег были злостно недоплачены налоги — следовательно, все эти деньги задним числом стали рассматриваться как «полученные преступным путём», а любое их последующее движение стало квалифицироваться как «отмывание» или «легализация» (ст. 174.1 УК РФ). По сути дела, речь идёт о норме, позволяющей дважды наказывать за одно и то же деяние. Сперва ты виноват в том, что недоплатил налоги, а потом — в том, что деньги, которые ты таким образом не донёс до казны, ты не донёс до казны, а распорядился ими любым другим способом. В правовых государствах под «отмыванием / легализацией» подразумеваются заведомо мошеннические схемы, где деньги проводятся по липовым документам в оплату фиктивных сделок, чтобы обмануть налоговые органы. А в России можно просто гамбургер заказать на деньги, которые 5 лет спустя признают «укрытыми от налогов» — и вот уже получаешь прицепом к основной экономической статье «легализацию».

Но по-прежнему непонятно, при чём тут Зоя Светова.

Откуда бы конфиденциальная информация о движении средств между российскими и офшорными юрлицами Group Menatep за 1998-2002 годы могла оказаться в книжном шкафу у журналистки и правозащитницы, которая ни дня в своей жизни не работала в НК ЮКОС, и фигурантом дела №18/41-03 не являлась ни в каком году, начиная с 2003-го?! Вопрос риторический. Очевидно, с таким же успехом Бастрыкин мог бы поискать эти документы в своей собственной спальне под кроватью.

Но волшебная формулировка «следствием были получены сведения» означает некий глобальный карт-бланш: искать эти документы можно в принципе вообще где угодно. Хоть в штабе ФБК, хоть в Театре.Док, хоть в Сахаровском центре. Как сейчас помню, комнату детей Навального (на фото вверху) перерыли прошлым летом в рамках расследования дела о размещении в Интернете ролика про майора Павла Карпова. Речь о вот этом ролике, который с 12 июля 2010 года находится в открытом публичном доступе на YouTube, набрал там 546.684 просмотров и 2603 лайка, а в этом ЖЖ публиковался 13.07.2010. То есть для его перепоста достаточно скопировать общедоступную ссылку и нажать на Enter. Но почему-то улики по делу о перепосте (одном из многих тысяч) искали летом 2016 года именно в планшетах и трубках детей Навального. Видимо, тоже «следствием были получены сведения», что там содержатся важные вещдоки по уголовному делу об обстоятельствах copy/paste. Особенно в этом смысле важно было изъять «телефон в чехле в виде ёжика».

В этой связи вспоминается анекдот почти 90-летней давности.
После крушения на Северном полюсе воздушной экспедиции генерала Умберто Нобиле (май 1928), в СССР было объявлено, что все телеграммы, посвящённые розыску пропавших полярников, принимаются бесплатно.
Хаим из Бобруйска телеграфирует своему партнёру в Бердичев:
ИЩИ ЭКСПЕДИЦИЮ НОБИЛЕ ТЧК ЕСЛИ НЕ НАЙДЁШЬ ЗПТ ВЫШЛИ МНЕ ПОЧТОЙ 20 РУЛОНОВ СИТЦА

Поиски конфиденциальной финансовой документации нефтяной компании в квартире журналистки и правозащитницы, которая там никогда не работала — хитрость в точности из той же серии.

Update: одновременно с публикацией пресс-релиза на сайте СКР начался обыск на квартире другой правозащитницы, Елены Абдуллаевой, координатора проекта Gulagu.Net, которая вместе с Зоей Световой входила в Общественную наблюдательную комиссию Москвы.

Какую нефть ищут в её книжных шкафах — пока не сообщается.
dolboed: (barbed wire)
Вчера отказали в УДО Олегу Навальному. Администрация колонии представила рапорты, согласно которым он так и не встал на путь исправления: отказывался соблюдать режим отбоя, спал на лавке, оставлял хлебные крошки на столе и не производил доклад по форме. Так что сидеть заложнику до лета 2018 года.

А сегодня с утра пришли к обыском к Зое Световой.
Если кто вдруг не знает, это журналистка и правозащитница, один из главных сегодня у нас специалистов по судебно-тюремной тематике.
В последние полгода мы с ней часто встречались: она освещала и мой собственный процесс в Пресненском суде, и дело Варвары Карауловой в Московском окружном. Ей первой я переслал своё последнее слово, ещё до оглашения в суде, чтоб успела поставить на сайт «Открытки» (оно там вышло на полчаса раньше, чем здесь)…

Что можно искать дома у журналиста и правозащитника, если его основная деятельность за последние 25 лет — ходить по судам и тюрьмам, писать про это статьи и книги, входить в ОНК, обсуждать реформы судебного и пенитенциарного законодательства? Всё, что такой человек делает — публично, на виду.

Но это здравый смысл, а у чекистов — собственная логика. Приходить с обыском нужно не туда, где можно что-нибудь найти, а к тому, кто тебе просто не нравится. Обыск в таких случаях — не процессуальное действие, а воспитательное. Думаете, планшеты и смартфоны детей Навального, или игровые приставки журналиста, обвинённого в публикации экстремистской статьи, всплывут в суде в качестве вещественных доказательств? Вот и чекисты тоже так не думают. Но сломать в 6 утра дверь в квартире, вломиться туда толпой омоновцев с понятыми, перевернуть дом вверх дном, вынести деньги и технику — это показательное шоу новейшей опричнины.

О предлоге для сегодняшнего гоп-стопа в Фейсбуке пишет Тихон Дзядко:

у моих родителей дома в Москве проходит обыск по делу ЮКОСа и Открытой России

Оказывается, и такие дела у нас расследуются в последний день зимы 2017 года...

А как же «предвыборная методологическая оттепель»? — спросите вы.
Вроде как Дадина оправдали и освободили, статью 212.1 отменять собираются, и вообще, весна в воздухе...

Увы. Даже если в какой-то из пресловутых башен созрел сценарий потешной либерализации, его сегодня невозможно реализовать. Потому что по всей большой стране, в региональных и федеральных управлениях МВД, СК, ФСБ и прокуратуры, в районных и областных судах сидят псы, которым 5 лет назад дали команду «фас», и унять эту свору сегодня уже невозможно. Ей наплевать на башни, на оттепель, на скрытые сигналы, на методички методологов, методистов и адвентистов седьмого дня. ИК-5 в Рубцовске на Алтае «не слышит» решений Верховного Суда. В Курганской области Евгению Чудновец переводят в карцер, узнав о том, что генпрокуратура считает её невиновной. Вернуть эту людоедскую машину обратно в правовое поле было бы куда сложней, чем в своё время спустить псов с цепи.

Так что даже если кто-то там в башнях действительно надумал временно унять стихию беспредела и правового нигилизма — система, похоже, давно вышла из-под контроля, и ни на какие тонкие «сигналы» уже не реагирует.

Update: много подробностей про обыск у Зои Световой. 10-12 силовиков в штатском, не предъявляя документов, роются в книжных шкафах журналистки. Следователь по особо важным делам Нигматуллин сообщил, что обыск связан с делом №18/41-03, где код 03 указывает на год его возбуждения. Это первое дело ЮКОСа, и силовики подозревают, что деньги, недоплаченные в казну в виде налогов, акционеры нефтяной компании «отмывали» через некоммерческие организации. Например, прятали между страницами в книгах, которые хранятся в квартире у Зои Световой.

Update: Следственный комитет объяснил причины и цели обысков.
dolboed: (candle)
Около трёх часов минувшей ночи, покуда Москва спала, а Калифорния путалась в статуэтках, на Большом Москворецком мосту кипела работа. Погромщики в спецодежде сотрудников ГБУ «Гормост» под надзором ФСО и полиции в пятый раз за месяц уничтожали народный мемориал памяти Бориса Немцова.

У самого богатого муниципалитета Европы хронически не хватает денег и ресурсов на уборку снега, даже в самом центре города:

Но на уничтожение мемориала «Немцов мост» и денег, и людей, и ресурсов, и спецтехники им хватает всегда.
И это, пожалуй, самое простое объяснение, почему стоит ходить на эти марши.
Немцова убить у них получилось, но над памятью его они не властны.
И запугать нас им тоже не удастся.

Рано или поздно на скамье подсудимых окажутся не только заказчики убийства Немцова, но и те, кто сегодня тратят бюджетные деньги на уничтожение памяти о нём.
dolboed: (barbed wire)
Президиум Верховного Суда РФ сегодня постановил, что в действиях, за которые политзаключённый Ильдар Дадин отсидел 10 месяцев под домашним арестом, 10 месяцев в СИЗО и 5 месяцев в колонии, отсутствовал состав и событие преступления.

Похоже, впервые за всю историю басманного правосудия человек, осуждённый в России по политической статье, оказался оправдан по всем пунктам обвинения. Не помилован, не осуждён условно, не отделался штрафом, а именно что оправдан, с правом на реабилитацию. Причём во мнении, что он не совершал никакого преступления, сошлись в итоге и прокуратура, и омбудсмен Москалькова, и Конституционный, и Верховный Суд РФ.

Это, конечно, хорошая новость, даже если Дадин по-прежнему за решёткой, а позорная статья 212.1, по которой он был осуждён, до сих пор не отменена.

К решению Президиума ВС РФ по делу Дадина мы ещё вернёмся, когда будет опубликована его мотивировочная часть, потому что там будут фигурировать такие неведомые прокурорскому кривосудию понятия, как преступный умысел и общественная опасность деяния. Но стоит помнить, что Дадин такой один, а людей, незаконно осужденных по политическим статьям, в России сотни. Расскажу о двух случаях, в которых читатели этого ЖЖ могут реально помочь людям, угодившим в жернова позорного басманного кривосудия.

Дело о карикатуре на Тесака

Во-первых, Евгений Корт. 20-летний зеленоградец, осуждённый по ч. 1 ст. 282 УК РФ за репост антирасистской карикатуры на Тесака (автор карикатуры по-прежнему неизвестен, в Федеральном списке экстремистских материалов она не значится). Прокуратура требовала для него «двушечку», Зеленоградский райсуд дал год колонии-поселения. Потом вышли разъяснения Пленума Верховного Суда по уголовным делам за репосты, к защите Корта подключилось правозащитное направление «Открытой России» и адвокат Сергей Бадамшин, в итоге Мосгорсуд заменил колонию штрафом в 200.000 рублей. Денег таких у Корта нет, и в ближайшие месяцы не предвидится. Так что дело о взыскании штрафа уже передано в Федеральную службу судебных приставов.

Сделать тут можно ровно одну вещь: собрать эти самые 200 тысяч и выплатить их, благо квитанция для уплаты судебных штрафов у нас на руках.
Деньги собираются на Яндекс.кошелёк Ольги Борисовой, сотрудницы правозащитного направления «Открытой России». Номер кошелька 410014942464629, ссылка выглядит так:
https://money.yandex.ru/to/410014942464629
На аккаунт в Яндекс.Деньгах можно переводить деньги из другого кошелька, или с карты.
По России эквайринг довольно универсальный, но иностранные карты могут отклоняться.
В частности, не принимаются платежи ни с каких американских карт.
Если вы находитесь за границей и не можете пополнить Олин Яндекс.кошелёк, можно кинуть деньги мне на PayPal. Адрес для любой суммы выглядит так:
https://www.paypal.me/nossik/
Можно добавить к адресу цифру, которая станет суммой перевода в долларах США:
https://www.paypal.me/nossik/1010 долларов
https://www.paypal.me/nossik/1515 долларов
https://www.paypal.me/nossik/2020 долларов
https://www.paypal.me/nossik/2525 долларов
https://www.paypal.me/nossik/5050 долларов
И так далее.
Стоит указать в назначении платежа, что деньги для Корта, но вообще-то никаких других сборов мы сейчас не проводим,
Отчёты будут опубликованы.

Разумеется, помимо собственно перевода денег, приветствуются любые перепосты.

Человек, которого там не было

Другая правозащитная история, о которой хочу сегодня рассказать — дело Дмитрия Бученкова.
Оно практически повторяет историю питерского архитектора Сергея Ахметова, о котором я тут уже писал.

В декабре 2015 года 36-летний кандидат политических наук, доцент Дмитрий Бученков, заместитель заведующего кафедры истории медицины РНИМУ имени Пирогова, был арестован по обвинению в том, что в мае 2012 года он принимал участие в беспорядках на Болотной площади. На самом деле, Бученкова в тот день не было в Москве: вместе с отцом, матерью, братом и сестрой он находился в Нижнем Новгороде. Но после трёх с лишним лет безуспешных розысков настоящего преступника, Следственный комитет «опознал» Бученкова в неизвестном с видеозаписи, сделанной 6 мая 2012 года на Болотной площади. Он был помещён в московское СИЗО «Водник», а его квартира и машина были арестованы судебными приставами в обеспечение возможных гражданских исков. Бученков признан Правозащитным Центром "Мемориал" политическим заключенным, так как преследование осуществляется по обвинению в правонарушении, событие которого отсутствовало, с нарушением права на справедливое судебное разбирательство и применением непропорционального вменяемому деянию содержания под стражей.

Довольно легко убедиться, что Бученков и неизвестный с видео — это два разных человека:

Но, как мы помним по случаю с Сергеем Ахметовым, очевидная невиновность подозреваемого никогда не смущала российское гособвинение. Ровно наоборот — когда невиновный уже провёл на нарах 15 месяцев, его тем более нельзя оправдать, потому что в этом случае он получит право на компенсацию за отсиженное, а людям, сфабриковавшим его дело, надаёт по шее начальство. Поэтому на прошлой неделе Следственный комитет доложил об окончании расследования по делу Бученкова: дело на заведомо невиновного направляется в суд по привычной схеме.

Адвокат Илья Новиков, представляющий обвиняемого, объявил вчера награду в 250.000 рублей за информацию, которая позволит защите Дмитрия Бученкова установить личность неизвестного с видеозаписи.

Так что на правозащиту, как выясняется, можно не только скинуться, но даже и заработать на ней.

Любую информацию, которая поможет идентифицировать «того парня», за которого сидит Бученков, следует присылать на два адреса: buchenkov2012@gmail.com и 2017@novayagazeta.ru.

Ещё раз повторю, что максимально широкие кросспосты и ретвиты любой информации из этого поста приветствуются.
dolboed: (prophet)
Ситуация с [livejournal.com profile] puerrtto — это, конечно, пиздец какой беспредел, если рассматривать её в юридической плоскости. Человек совершил деяния, которые не являются преступлением по законам ни одной страны мира, кроме Азербайджана. Он
— посетил Нагорный Карабах
— высказал в блоге своё личное мнение о карабахской проблеме
— въезжал в Азербайджан, официально и легально, по тем документам (подлинным, ни разу не поддельным), по которым его впускали туда пограничные службы самого Азербайджана, ставя в паспорт штамп

За это он был среди ночи арестован в Минске, помещён в тамошнее СИЗО, и в ближайшие дни или недели будет экстрадирован в Баку. По моим сведениям, этому развитию событий не может сегодня помешать ни российский, ни украинский, ни армянский, ни даже израильский МИД: в Минске тему считают закрытой, а вопрос об экстрадиции — решённым. Может быть, перед отправкой в Баку Лапшину разрешат исчерпать формальное право на апелляцию, но могут выслать и без этого, в любой из ближайших дней, не симулируя чрезмерное уважение к своим собственным законам.

Позиция Минска по этому вопросу — твёрдая и казуистическая: не просите нас разбираться, в чём вина этого иностранца, и виноват ли он. Мы просто соблюдаем международные соглашения об экстрадиции разыскиваемых лиц. Строго придерживаемся процедуры. Попутно лишний раз напоминаем всему миру о нашем трепетном отношении к вопросам чужой территориальной целостности и суверенитета, о нейтралитете Беларуси в вооружённых конфликтах на постсоветском пространстве. Между прочим, этот нейтралитет — наш главный дипломатический козырь в отношениях с соседями, вспомнить хоть Минские соглашения. С этих двух процентов мы живём.

Белорусов можно понять.
У них есть свои национальные интересы.
На которые насрать и блоггеру Лапшину, и МИДам трёх стран, гражданином которых он является, и армянам, и кровожадным мстительным азербайджанским упырям.
Поэтому белорусы вынуждены свои интересы отстаивать сами.
Что они и делают, казуистически придерживаясь в этой истории буквы предусмотренных экстрадиционными соглашениями процедур.

Но у нас с вами тоже есть законные интересы.
Состоят они в том, чтобы белорусы и азербайджанцы о своём поведении пожалели, и больше так не делали.
Потому что, вероятно, из всего топа русскоязычного ЖЖ в Карабахе не был и аннексированный Крым не посещал только я один.

Всех остальных Минск может со спокойной душой экстрадировать
— в Киев за посещения Крыма, Донецкой или Луганской области, начиная с 2014 года
— в Баку за посещения Нагорного Карабаха, начиная с 1994 года
— в Тбилиси за посещения Абхазии и Южной Осетии, начиная с 2008 года
— в Эр-Рияд и Куала-Лумпур за посещение Саудовской Аравии или Малайзии по российскому паспорту, где не было сказано, что ты еврей или израильтянин
— в Пхеньян или Ашхабад за фото- и видеосъёмку, не согласованную со спецслужбами Северной Кореи или Туркменистана, во время пребывания в двух этих странах
— в Тегеран за гомосексуализм: там за это вешают
— в Москву за пост в блоге (перечислять все уголовные статьи, по которым сегодня сажают в России блоггеров, заняло бы тут несколько экранов)

Не знаю, что там по законам Молдавии положено за посещения Приднестровья.
Но, может, и за это тоже можно объявить человека в международный розыск.

Лично меня из Минска могут экстрадировать по азербайджанскому запросу за мои тексты, посвящённые Рамилю Сафарову и той стране, которая этого людоеда провозгласила национальным героем. В таком запросе может быть указано, что я создал преступное сообщество, с целью свержения законной азербайджанской власти, и вёл для этих целей подрывную агитацию в своём ЖЖ. А также что я готовил наземное вторжение в Азербайджан с территории Армении, чему свидетельством и все мои поездки в эту страну, и юзерпик с незабудкой. Фантазия азербайджанских силовиков при составлении экстрадиционных запросов ничем не ограничена, как мы видели на примере досье Лапшина. А белорусы по закону не обязаны давать оценку предъявленным обвинениям и степени их фантастичности. Их дело — экстрадировать, раз попросили.

В общем, это наша с вами задача — сделать так, чтобы сделка азербайджанских людоедов с минскими крючкотворами по поводу Лапшина принесла обоим её участникам максимальный репутационный, политический, дипломатический, медийный и экономический ущерб. Чтобы в следующий раз, когда такая ситуация возникнет, её бы разруливали менее подлым и беспредельным способом. Чтобы постсоветское пространство не превратилось в один глобальный концлагерь, где диктаторские режимы могут распространять свою юрисдикцию и цензуру на весь свободный мир, используя слабость белорусов на передок.

У меня на эту минуту нет конкретного плана действий по принуждению Беларуси и Азербайджана к отказу от публичного людоедства. Поэтому прошу помощи зала. Задача: заставить две постсоветских страны почувствовать себя тотальными изгоями, в связи с узаконенным у них каннибализмом. Донести до мировой аудитории, с какими рисками связано посещение Минска и Баку. Лишить Минск лакомого статуса «нейтральной территории», которой он, как мы убедились на примере Лапшина, уже не является. Для этого потребуются международные кампании, но нужно придумать для них слоганы.

Что же касается судьбы конкретного блоггера Лапшина — я думаю, если бы вся его надежда была на МИД России или Украины, ему бы следовало поскорее убить себя в камере минского СИЗО. Потому что Сергей Лавров и Павел Климкин — это два одинаково бесполезных куска говна советского производства, они просто не сознают своей ответственности за сограждан, попавших в беду. К счастью для Лапшина, он ещё и гражданин Израиля. Где уже несколько лет нет министра иностранных дел, потому что лучше его вовсе не иметь, чем такой ёбаный дисфункциональный стыд, как Лавров или Климкин. Но МИД в Израиле есть, и он эту ситуацию отслеживает. На месте Лапшина, я б ускорил процесс экстрадиции в Баку, потому что его единственный шанс избежать длительной отсидки — это стать камнем преткновения в азербайджанско-израильских отношениях.

Правильно ли я понимаю ситуацию — вы сможете оценить после того, как блоггер Лапшин будет выдан в Баку. Но даже когда его личная ситуация разрешится, проблема глобального концлагеря не будет решена. Так что давайте придумаем кампании, способные нанести максимальный ущерб экономике и репутации Беларуси и Азербайджана. А также способ навсегда отключить Азербайджан от подачи заявок на международный розыск. По любому поводу, потому что сейчас он использует любой повод, чтобы карать неугодных за посещение Нагорного Карабаха.

В комментариях первого уровня к этому посту призываются конкретные рекомендации, как выиграть войну блогосферы против Беларуси и Азербайджана. Я считаю такую войну единственным здравым ответом блогосферы на сговор, позволяющий любой азиатской или африканской диктатуре распространить свои цензурные законы на весь мир. Настал момент дать им понять, что это не получится. Превратить расправу над блоггером в Пиррову победу цензуры в Интернете. Иначе мы скоро обнаружим, что за любое наше мнение отвечать приходится по законам Ирана или Азербайджана.
dolboed: (barbed wire)
Всего неделя потребовалась Тюменскому областному суду, чтобы вынести приговор местному блоггеру [Bad username or site: kungurov title= @ livejournal.com]. Покуда меня в Москве судили по экстремистской статье за одобрение действий ВКС РФ в Сирии, Кунгурову местное Управление ФСБ пришило «террористическую» 205-ю статью за критику тех же самых действий. Приговор — два года в колонии-поселении. Суд шёл в закрытом режиме. В СИЗО Кунгурова увезли 20 июня, так что он уже полгода сидит в тюрьме.

Во всех своих ключевых аспектах «дело Кунгурова» — значительно более запредельное, чем моё собственное. В обоих случаях отсутствует состав и событие преступления, нет никаких доказательств преступного умысла или свидетельств общественной опасности деяния. Есть два личных мнения граждан РФ о вооружённом конфликте в Сирии. Одно мнение признано «преступлением экстремистской направленности», другое — «терроризмом». А причина этого различия всё та же, о которой я писал полгода назад: Кунгуров — в Тюмени, а я — в Москве.

В столице осталось ещё какое-то минимальное понятие о приличиях. 17-летнюю первокурсницу мединститута Патимат Гаджиеву, которую ФСБ год продержал в Лефортово, Московский окружной военный суд отказался отправлять по этапу: дал штраф и отпустил на свободу. По делу Евгения Корта прокуратура, недавно ещё просившая двушечку, теперь просит отменить приговор. По моему делу прокуратура, просившая двушечку, на апелляции ходатайствовала отменить штраф в 500.000 рублей, что и было проделано Мосгорсудом. За время разбирательства по моему и кунгуровскому делу я успел побывать в Лондоне, Барселоне, Тель-Авиве, Таиланде, в Венеции, Бергамо, Тоскане и Перудже, а Кунгуров всё это время провёл в СИЗО. Потому что в Тюмени нет никакого понятия о приличиях. Нет ни общественного мнения, ни столичной прессы, ни даже какой-нибудь интриги между ведомствами. Тамошнее УФСБ захотело закатать строптивого общественника — и все инстанции суда и следствия дружно взяли под козырёк.

Поэтому о приговоре Алексею Кунгурову все мы обязаны помнить и говорить. С сегодняшнего дня он имеет право на обжалование своего приговора в ЕСПЧ — надеюсь, в Москве найдутся люди, которые в этом ему помогут.

Конечно, в регионах — закон тайга, но внимания центральной прессы и московских властей там не любят и боятся. Оборотная сторона вседозволенности тамошних силовиков — страх перед окриком из Москвы. Каждый из нас обязан привлекать внимание к делу Кунгурова. Просто потому, что террористические дела за пост в ЖЖ — это вам не 282-я в редакции 2011 года. Не полгода рассусоливания в райсуде, с последующим комфортным обжалованием, а сразу вторая инстанция, приговор в законной силе с момента провозглашения, и обращение с подозреваемым сразу как с террористом. И это может случиться вообще с любым из нас, и вообще по любому поводу: ретвит, перепост, собственное мнение или чужая картинка. Постановление Пленума Верховного Суда РФ о практике по ретвитам и репостам к терроризму не относится, только к мягким статьям. То есть реально никто сегодня не может знать, какой его пост или комментарий в ветке двухлетней давности может завтра быть приравнен к террористическому акту.

Этот бред нужно разруливать здесь и сейчас, покуда не подросло по всей стране поколение «борцов с террором», нахватавших звёздочек на погонах благодаря фабрикации дел, подобных террористической статье для Кунгурова или Патимат Гаджиевой.
dolboed: (barbed wire)
Вчерашнее происшествие с Сергеем Ахметовым — прекрасная иллюстрация к тому анекдоту, который я 3 октября рассказал судье Найдёнову. О том, как должен самый гуманный в мире советский суд поступать с заведомо невиновными.

Вчера прекращено уголовное дело и уголовное преследование в отношении питерского архитектора Сергея Ахметова. Он обвинялся в том, что якобы сорвал погон с полицейского и «причинил боль» в ходе протестной акции на Манежной площади в Москве 18 июля 2013 года. За это Ахметов был задержан спустя 2 года и 3 месяца в Выборге, этапирован в Москву, арестован судом, помещён в СИЗО, и просидел там 8 месяцев: с ноября 2015 до августа 2016 года. Статья 318 «Применение насилия в отношении представителя власти», по которой он был обвинён, предусматривает до 5 лет лишения свободы в случае лёгкого вреда и до 10 лет в случае тяжких последствий для здоровья потерпевшего.

В ходе следствия защитой было превыше сомнения доказано, что 18 июля 2013 года Сергея Ахметова в Москве не было: он находился в это время на рабочем месте в Санкт-Петербурге. Это доказывалось не только показаниями свидетелей, но и биллингами его телефона за тот день. Так что ни сорвать погон, ни причинить боль «потерпевшему» подполковнику Павлову он не имел никакой физической возможности. Точно так же не мог Ахметов в последующие 2 года и 3 месяца «скрываться от следствия» (именно этим мотивировалось требование следователя к суду в ноябре 2015 — поместить архитектора в СИЗО). Когда следователи в этом убедились (к 9 августа с.г.), то просто изменили Ахметову меру пресечения с заключения в СИЗО на подписку о невыезде. Причём о невыезде из Москвы, хотя на момент задержания Ахметов жил и работал в Санкт-Петербурге.

О том, чтобы признать невиновность человека, которого они до этого по ложному обвинению больше 8 месяцев продержали в тюрьме, речь не шла ни 9 августа, ни вчера. Потому что такое признание означало бы неприятные правовые, ведомственные и служебные последствия для тех, кто изначально это дело на него сфабриковал. Если Ахметова зря держали в тюрьме — значит, он имеет право на компенсацию за отсиженное. Если «потерпевший» подполковник Павлов лжесвидетельствовал на опознании (в сговоре со следствием, которое на том самом опознании предъявило ему Ахметова в тюремной одежде) — значит, проблемы у и Павлова, и у тех, кто помогал ему узнать в невиновном преступника. И вообще, мы говорим о следственном деле, тянувшемся 3 года и 3 месяца. Если официально признать, что все измаранные обвинением тысячи страниц по этому делу сводились к неудавшейся попытке осудить заведомо невиновного (и той же цели служили 8 месяцев его содержания в СИЗО) — неприятности могут возникнуть у следствия.

Поэтому было принято Соломоново решение: переквалифицировать обвинение Ахметову на такую статью (319 УК РФ), по которой срок давности уже истёк — и прекратить дело «в связи с истечением срока давности уголовного преследования», по нереабилитирующим обстоятельствам. Что и было проделано 15 ноября. И как бы никто не должен заметить, что по той самой статье 319 УК РФ, по которой дело Ахметова теперь закрыто, срок давности истёк не вчера, а примерно за неделю до его ареста в Выборге, этапирования в Москву и помещения в СИЗО.

А знаете, что в этой истории самое смешное?

Что тут, похоже, не будет никакого оспаривания и обжалования.
Восьми месяцев в СИЗО и ещё трех подписки о невыезде из чужого города Ахметову вполне хватило на то, чтобы понять возможности системы и заключить со следствием джентльменское соглашение, по которому он выходит на свободу с чистой совестью, без срока и судимости, а люди, сфабриковавшие его дело, могут спать спокойно — и дальше продолжать свою опасную и трудную службу, стряпая такие же обвинения в отношении вполне случайных граждан.

В отчётности всех силовиков, которые поучаствовали в этой истории между июлем 2013 и вчерашним днём, «дело Ахметова» фигурирует как большой успех и торжество российского правосудия. Преступление раскрыто, преступник найден и привлечён к ответственности, следственные действия проведены… Всех поучаствовавших силовиков ждут поощрения, премии, повышения по службе, в соответствии с нормативами палочной системы. А что не удалось злодея осудить и посадить — так это просто у нас законы такие мягкие. Самое время поправить, чтобы в следующий раз такие опасные люди, как Сергей Ахметов (виновный в портретном сходстве с неустановленным лицом), не отделались столь лёгким испугом.
dolboed: (dead cash)
Слыша новости о том, что опричнина добралась до хозяйства Виктора Вексельберга, я в равной степени не испытываю по этому поводу ни скорби, ни злорадства.

С тех пор, как российский рубль обесценился по отношению не только к твёрдым мировым валютам, но и просто физически к говну, у наших околовластных группировок закончился привычный им поток неучтённой сырьевой ренты. При этом любви к собственным яхтам, самолётам и дворцам не убавилось — там, наоборот, аппетит приходит во время еды. Так что денег на «Княгиню Ольгу» и «Князя Игоря» нужно всё больше, а труба их в таком количестве больше не обеспечивает. Где взять недостающее? Выход только один: раздербанить соседский бизнес.

Этим простым материальным мотивом объясняются все рейдерские атаки силовых структур на лакомые дойные активы, начиная с 2014 года. И «Башнефть», и «Домодедово», и вчерашний наезд на активы Вексельберга — всё это звенья одной цепи. Чекистам и прочим озёрным кооператорам счета за недвижимость в Майами, в Лондоне, на Ривьере и в Эмиратах приходят в твёрдой валюте, чтоб дальше платить — нужно кого-нибудь срочно ограбить в России. Отсюда все аресты, дела и громкие расследования. За Вексельберга я опасаюсь не очень, как в своё время не особо опасался за Евтушенкова. Достаточно вспомнить одну коррупционную схему с венгерским особняком, чтобы понять, сколько чиновников-миллиардеров сегодня заинтересовано в купировании наезда на своего благодетеля. Готов даже допустить, что нынешний пермский губернатор на букву Б (бенефициар того самого особняка) за благодетеля не впишется, и, наоборот, попробует воспользоваться ситуацией, чтоб переписать на своих подставных лиц миллиардные инвестиции Вексельберга в Пермском крае. Но это тем хуже для губернатора на букву Б, если он поторопится обворовать своего опального кормильца. Виктор Вексельберг умеет и мстить, и ждать. Более злобного и жестокого персонажа не знает вся история российской олигархии. Впрочем, это всё написано у него прямо на лице. Если губернатор на букву Б не туда смотрел, то шею ему вправят очень жёстко. Впредь будет смотреть либо в правильную сторону, либо в холодное пермское небо.

Жалко во всей этой истории только Михаила Слободина, потому что он яркий и интересно думающий менеджер, которого я столько лет читал в ЖЖ, и регулярно тут на его обзоры ссылался. Представляю себе, какая толпень блоггеров любила его компанию за деньги, и какой у них на улице нынче траур, но я-то ни рубля в этой жизни не взял ни у него, ни у двух его конкурентов, так что могу с полной ответственностью сегодня сказать: Слободина — жалко. Если завтра на осине повесят руководство и акционеров МТС (откуда я счастливо ушёл) и МегаФона (куда я счастливо оттуда перешёл) — вам об этом придётся читать не здесь, а в новостях, ибо мне похуй, кто там рулит, и на какой ветке им висеть. А вот о Слободине жалею, он интересный очень автор, умел и поставить важные вопросы, и ответить на них разумно.

Надеюсь, он долго без работы не просидит.
dolboed: (всюду жизнь)
Сидел вчера в суде, листал подборку по правоприменительной практике в сфере преступлений мысли. Много случаев, о которых вы в этом ЖЖ уже читали, но есть и такие, о которых расскажу здесь впервые. Про ловлю покемонов в храме писать не буду, потому что эта история уже описана тут на выходных.

Верховный суд РФ в сентябре поддержал июньский приговор Пермского крайсуда автослесарю Денису Лузгину. Он обвинялся в реабилитации нацизма за утверждение, что СССР в 1939 году напал на Польшу. Есть у нас с нынешнего года в УК РФ такая дивная статья 354.1 «Реабилитация нацизма», которая предусматривает лишение свободы на срок до пяти лет за критику мудрых решений товарища Сталина. Начали с оккупации Польши (которой, конечно же, не было), дальше, видимо, будет пакт Молотова-Риббентропа, Катынь, Финская война, оккупации Прибалтики… всего этого, как известно, нет в Нюрнбергском приговоре — а, следовательно, всего этого тоже не было.

Покуда меня по ст. 282 ч. 1 обвиняют в поддержке действий ВКС РФ в Сирии, тюменский блоггер Алексей Кунгуров сидит с июня в СИЗО за осуждение тех же самых действий. Ему светит 205.2 УК РФ «Оправдание терроризма». Это тем более забавно и удивительно, что в моём собственном обвинительном заключении есть экспертиза ФСБ, где действиями террористической и экстремистской направленности (жирный шрифт — не мой) объявлены как раз бомбардировки Сирии. 24 августа Кунгурову продлили содержание под стражей до конца октября. Почему Кунгуров сидит в СИЗО, а я хожу в суд из дома — подробно объяснялось тут в начале лета.

Конечно, Тюмень от Москвы далеко, но и в Москве такие эпидерсии тоже известны. Мой собственный адвокат Сергей Бадамшин свободное от заседаний Пресненского райсуда время проводит в СИЗО «Лефортово», поскольку представляет сидящую там с 28 октября небезызвестную «террористку» Варвару Караулову. Её преступление состояло в том, что она попыталась въехать из Турции на территорию всё той же Сирии с целью создать там семью с местным жителем, с которым познакомилась в Интернете. По мнению обвиняющей московскую студентку Федеральной службы безопасности, намерение въехать в Сирию и стать её жителем — преступление, предусмотренное ст. 205.5 УК РФ «Участие в деятельности террористической организации». Тут уже совсем как-то чудесато получается. Оправдывать бомбёжки Сирии — экстремизм, 282.1. Осуждать бомбёжки Сирии — 205.2 «Поддержка терроризма». Въезжать в Сирию и жить там — 205.5. Осталось только определиться со статьёй для россиян, не желающих ни въезжать в Сирию, ни бомбить её, ни одобрять бомбёжки, ни осуждать их. Как пел Иосиф Давыдович Кобзон по сходному поводу, «Полстраны уже сидит. Полстраны готовится». Жаль, что сам Кобзон про это уже не споёт. Слишком озабочен проблемами личного въезда в Евросоюз для лечения от болезней, которых не лечат в России. Так что он сегодня готов целовать сапоги любому немецкому вертухаю, лишь бы добраться до иностранных лекарств. Кого и за что посадят в России — голосистого депутата больше не волнует. Нас, увы, волнует, так что продолжим список.

10 августа Новосибирский облсуд отправил на 15 месяцев в колонию-поселение 21-летнего Максима Кормелицкого за репост картинки неизвестного автора из паблика ВКонтакте на свою личную стену в этой соцсети. На картинке были изображены голые граждане, купающиеся зимой в проруби, с обидным комментарием про их умственные способности. Статья, по которой осуждён Кормелицкий — моя любимая 282-я часть 1. Доносчиками выступили представители православной общественности Новосибирска.

20 июля на 2 года и 3 месяца в колонии-поселении осуждён тверской инженер Андрей Бубеев — за два перепоста чужих текстов в сети ВКонтакте. За первый перепост ему предъявили 282.1 До вынесения приговора он успел просидеть 14 месяцев в СИЗО. Покуда сидел, накинули за второй перепост недавно принятую статью 280.1. Был террористом — стал экстремистом. Не выходя из тюрьмы.

Но самая яркая, на мой вкус, история — эту суд над ставропольским жителем Виктором Красновым, на которого представители всё той же православной общественности написали донос за высказывание «Бога нет», допущенное в 2014 году в одном местном чате. Краснов обвиняется по ст. 148 УК РФ «Оскорбление чувств верующих». Для начала он принудительно отсидел месяц в психушке в порядке «экспертизы вменяемости». Оказался вменяем. Потом ему отказали в проверке 148 статьи на соответствие Конституции РФ. Судя по тому, что комментарий «Бога нет» Краснов оставил в чате в 2014 году, а судят его в 2016-м, нормы срока давности на 148-ю статью УК РФ не распространяются.

До Краснова в психушке под тем же предлогом «экспертизы» успел отсидеть блоггер из Петрозаводска Максим Ефимов, за статью с критикой РПЦ. Ефимову повезло: ему дали политическое убежище в Эстонии. Боюсь, всех, кого нашим вертухаям охота осудить по статьям за преступление мысли, маленькой Эстонии не вместить.
dolboed: (centr huja)
Читаю Варламова про Крым.
Про Коктебель.
Про Новый Свет.

С каждым новым постом у меня убавляется разногласий с Петром Павленским.

Это что ж за сволочи такие, как можно было так засрать курорты моего детства, чтоб их было вообще не узнать. Поклонская, Аксёнов, вот эти вот все герои телевизионных новостей — когда ж, наконец, они за этот фестиваль алчности и непотребства ответят?! И кто их к этому ответу призовёт?

Понятно, что в исходной посылке сегодняшние хозяева Крыма — просто жулики и бандосы из 90-х, привыкшие на скорую руку монетизировать всё, что плохо лежит. Но по концовке вред от их подлой коммерции — планетарного масштаба. Далеко за пределами их амбиций и моего воображения.

И просто как-нибудь уже хочется положить этому беспределу конец.
Ничто меня так не радует в этой ситуации, как подписка о невыезде за пределы московского региона.
dolboed: (00Canova)
Тверской областной суд несколько минут назад рассмотрел апелляцию инженера Андрея Бубеева на приговор, вынесенный ему Заволжским райсудом за серию репостов в социальной сети ВКонтакте.

Приговор оставлен без изменения: Бубеев по-прежнему осуждён на 2 года и 3 месяца в колонии-поселении. С 24 мая 2015 года он находится в СИЗО, и сегодняшний приговор тоже не означает выхода из тюрьмы: областной суд постановил доставить «преступника» прямиком из следственного изолятора в колонию под конвоем. Покуда ФСИН разбирается, куда его везти, Андрей Бубеев будет сидеть в тюрьме.

Начало заседания Тверского облсуда задержалось на три с половиной часа, зато с вердиктом в 15 минут удачно уложились. И в самом деле, что зря голову ломать.
dolboed: (barbed wire)
Сегодня утром присяжные Приморского краевого суда оправдали группу «приморских партизан» по четырём эпизодам убийства, которые им инкриминировались на предыдущем процессе. Двое обвиняемых — Алексей Никитин и Вадим Ковтун, которые только по этим эпизодам и обвинялись, — после оглашения вердикта присяжных были освобождены из-под стражи в зале суда. По первому приговору Вадим Ковтун был осужден на 8 лет заключения, Никитин — на пожизненное лишение свободы. Ковтун по ложному обвинению провёл за решёткой 6 лет и 6 недель, Никитин — 6 лет без 11 дней. Ковтуна при задержании избили так, что он попал в больницу с сотрясением мозга и отбитой почкой. Но признаний так и не добились: молодой железнодорожник, к 24 годам дослужившийся до начальника станции Кабарга, никакого отношения к деятельности «партизан» не имел. Даже под пытками ему нечего было рассказать про подпольную ячейку, один из руководителей которой приходился ему старшим братом.

Повторный процесс над «приморскими партизанами» был назначен в связи с тем, что Верховный Суд РФ, ознакомившись с жалобами осуждённых по первому процессу, не увидел в приговоре улик и доказательств по эпизоду с убийством четырёх жителей Кировского района Приморья осенью 2009 года. Присяжные в краевом суде, заново рассмотрев аргументы обвинения, нашли их полностью бездоказательными и вынесли оправдательный приговор.
Как невиновному человеку в России получить пожизненное )
Пользуясь случаем, хочу напомнить, что художник Пётр Павленский, узнав о присуждении ему премии имени Вацлава Гавла, обещал перевести её денежную часть в фонд юридической защиты обвиняемых по делу «приморских партизан». У Павленского — фантастическое чутьё на несправедливость и подлость власти: он же не мог знать, сидя в московском СИЗО в мае этого года в ожидании собственного приговора, какой вердикт вынесут сегодня присяжные Приморского крайсуда. Просто он понимал, что люди, обвиняемые по этому делу, не могут рассчитывать на справедливое рассмотрение по существу, что суд против них предвзят и предубеждён, а у них при этом элементарно нет денег на нормальную юридическую защиту, что адвокаты по назначению — те же прокуроры, действиями своими они поддерживают обвинение и не мешают дознавателям пытать их подзащитных…

Оргкомитет премии Гавла страшно перепугался имиджевого ущерба, заморозил перевод Павленскому денег и в итоге аннулировал решение о его награждении. Так что теперь Павленский сам собирает в Интернете деньги на юридическую защиту осужденных. Для этого он создал сайт:
http://www.partizans.org/
Денег он хочет собрать ровно столько, сколько заныкали организаторы премии Гавла: 876 тысяч рублей.
Сбор идёт плохо и трудно: к этой минуте собрано всего 109 тысяч.
Но я надеюсь, что сегодняшний вердикт Приморского крайсуда многим откроет глаза.
Юридическая защита «приморских партизан» не имеет никакого отношения к вопросу о допустимости вооружённого насилия. Это история про людей, которые, возможно, сидят за чужие преступления.
Про людей, которых Верховный Суд РФ и Приморский крайсуд уже признал ложно обвинёнными в убийствах, которых они не совершали.
С Павленским можно соглашаться, можно спорить, но деньги он собирает не на закупку оружия для новых нападений на милиционеров. Он собирает деньги на то, чтобы люди в России не получали пожизненные сроки за убийства, при которых они даже не присутствовали. На то, чтобы независимые адвокаты мешали пытать и калечить подозреваемых, выбивая из них признания.
По-моему, это достойная цель.
Ретвиты и кросспосты про сайт www.partizans.org приветствуются.
dolboed: (lentadlo)
Есть довольно известный еврейский анекдот — про то, как Бог однажды сотворил для раввина чудо.
Раввин шёл в субботу по улице, и увидел на земле кошелёк, туго набитый деньгами.
Иудейская религия, как известно, запрещает еврею в субботу прикасаться к деньгам.
Поэтому Бог сделал чудо: справа и слева от раввина была суббота, а там, где он шёл, был четверг.

В сегодняшних новостях мы все прочитали имя нашего соотечественника, для которого Господь Бог творит такое чудо с поразительной регулярностью на протяжении полутора десятков лет. Его зовут Дмитрий Владимирович Каменщик, ему 48 лет, он гражданин РФ, кандидат экономических наук и миллиардер.

Дмитрий Каменщик с 1998 года возглавляет аэропорт «Домодедово» и, как мы узнали 5 лет назад, примерно с тех же пор владеет им в одно лицо. Не являясь при этом ничьим зятем или шеф-поваром, членом каких-либо дачных кооперативов, секций дзюдо, даже простым выходцем из КГБ, ОПГ или СПб. Что само по себе поразительно.

На протяжении всей новейшей истории «Домодедова» различные государственные и силовые структуры не прекращали попыток отжать аэропорт у этого непонятного «частника» в пользу более правильных собственников. Но сколько раз к Каменщику ни приходили рейдеры с требованием отдать собственность — из Росимущества, МВД, Генпрокуратуры, Следственного комитета — он каждый раз отбивался от них в судах. От кого-то за год, от кого-то — за пять, но всякий раз он выигрывал последнюю инстанцию, и рейдерская атака захлёбывалась.

Последний штурм «Домодедова» начала 25 апреля прошлого года Федеральная служба безопасности РФ. Наезд был проведён с учётом ошибок всех прежних кампаний, с последней чекистской прямотой и спокойной наглостью. Каменщика и трёх топ-менеджеров аэропорта задержал СКР, и тут же Басманный суд поместил их под арест по обвинению в том, что это именно они помогли смертнику Магомеду Евлоеву в январе 2011 года взорваться в зале прилёта международных рейсов. Всем арестованным вменялась ч. 3 ст. 238 УК РФ: «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее смерть двух и более лиц».

В этом наезде все детали нарочиты и неслучайны: и демонстративная несусветность обвинения, и срок его предъявления (51 месяц после события), и полное отсутствие в деле каких-либо доказательств вины любого из арестованных. Можно вспомнить не один десяток резонансных уголовных дел, возбуждавшихся силовыми структурами задним числом, по вздорным поводам, с целью отъёма бизнеса и разорения собственника — но трудно вспомнить, чтобы формулу обвинения старались сделать столь нарочито фантастической. Всегда делалась какая-нибудь попытка доказать, что у обвинений есть хоть минимальная зацепка за реальность.

Даже у Владимира Гусинского в сейфе патроны от наградного пистолета действительно нашлись (вместе с разрешением на их хранение, но это уж мелочи). И директор «Ив Роше» однажды подписал в кабинете следователя СК бумагу, допускающую, что он, может быть, когда-нибудь в жизни переплатил за перевозки товара. В деле «Кировлеса» фигурировали признательные показания директора ВЛК Опалёва. «Башнефть» — актив, действительно умыкнутый когда-то у государства, даже если Евтушенков его потом купил совершенно на законных основаниях. ЮКОС действительно использовал легальные на тот момент схемы для оптимизации налогообложения, и один из его совладельцев признал вину за личное уклонение от уплаты НДФЛ на ранней стадии первого процесса. У Николая Куделко на складе действительно хранилась партия кофе, а у Чичваркина — партия импортных трубок «Моторола». Перед тем, как то и другое украсть, эти товары хотя бы можно было пощупать и объявить контрабандными.

А в деле, заведённом на Каменщика и трёх его наёмных менеджеров, не было вообще ничего, кроме оценочного суждения ФСБ, что владелец аэропорта — пособник террористов, и должен сидеть, пока не отдаст актив. Такая откровенность должна была показать urbi et orbi, что дело Каменщика до такой степени уже решённое, что исполнителям разрешено никакими приличиями не заморачиваться. Никто их на ковёр не вызовет, и не спросит: «Что за дичь вы там понаписали?». Такая уверенность призвана была намекнуть, что перед нами — не очередная жалкая fishing expedition лузеров из Росимущества, а окончательное решение домодедовского вопроса, согласованное на самом верху.

Конечно, встречались мне и в апреле 2015 года наивные люди, которые припоминали все прежние наезды на Каменщика и его актив, и неуверенным голосом предсказывали, что, может быть, он и в этот раз отобьётся: слишком уж долго владелец аэропорта выстраивал систему защиты от рейдерства и вымогательства, и эта система прежде доказывала свою эффективность в 100 случаях из 100. Но такие предположения не выглядели сколько-нибудь реалистично, с учётом всего, что мы знаем об истории отъёмов собственности в России за последние 13 лет.

А сегодня вдруг выяснилось, что Каменщик, похоже, отбился и в этот раз. И снова — юридическими, а не подковёрными методами. Сперва Басманный суд и Мосгорсуд освободили арестованных домодедовцев в связи с отсутствием в деле каких-либо оснований для их преследования. После этого исполняющий обязанности генпрокурора РФ направил в Следственный комитет требование прекратить уголовное преследование Каменщика и его топ-менеджеров — по тем же основаниям, по которым их выпустил суд: в деле нет никаких признаков их виновности в теракте 2011 года. По нормам УПК РФ это решение прокуратуры является окончательным и не подлежит обжалованию. Единственное, что теперь может сделать Бастрыкин — потянуть кота за яйца до 28 июля, саботируя выполнение требования Генпрокуратуры явочным порядком. Но тогда 28 июля это дело просто испарится естественным порядком, в связи с истечением всех сроков следствия.

Я страшно рад за Дмитрия Каменщика, и надеюсь, что его последнюю «сообщницу», бывшую главу российского представительства Airport Management Company Limited Светлану Тришину тоже выпустят со дня на день (она единственная из обвиняемых остаётся пока под арестом).

И я рад, что в кромешном аду рейдерского басманного кривосудия случаются подобные чудеса, когда вокруг — дербан, рейдерство и фабрикация дел, а в одном отдельно взятом холдинге — верховенство права и закона.

Жаль, что такие чудеса случаются не со всеми, а только с одним Дмитрием Каменщиком.
Но скоро, глядишь, и Николай Куделко пересажает всех ментов, которые украли его кофе.
Тогда счастливчиков станет двое.
dolboed: (tibet)
Пакет «антитеррористических» поправок Яровой-Озерова, поддержанный на прошлой неделе охотнорядскими баранами, сегодня триумфально прошёл одобрямс в Совете Федерации.

Это, пожалуй, одна из самых радикальных инициатив «взбесившегося принтера». Там столько всего искромётного вносится, что перечислять можно до завтра. И уголовная статья за недоносительство, и новые сроки за ретвиты и перепосты, и тотальная прослушка, на которую всем российским операторам связи придётся выложить суммы, далеко превышающие их годовую выручку… Рационального зерна в этих инициативах не просматривается в упор, зато круг действий и бездействий, которые можно будет по новым правилам подогнать под определения «терроризма» и «экстремизма» расширяется до размеров одиозного Федерального списка. Не за горами тот день, когда уголовным преступлением террористической направленности признают публичную критику Ирины Яровой и отказ голосовать за неё на выборах…

Важная примета времени: никто давно уже не верит, что этой гопнической атаке на Конституцию можно как-нибудь противостоять. Под петицией к Путину, с требованием не подписывать пакет законов Яровой-Озерова, — всего 656 подписей, включая мою. Хоть собирают эти подписи и на сайте Эха, и на сайте «Новой», где суточная аудитория исчисляется в сотнях тысяч. Просто никто уже реально не допускает мысли, что его голос может на что-то повлиять или изменить. И это, в сущности, логично: люди учатся на опыте, а он подсказывает, что до сих пор ни одна такая петиция не была властями ни учтена, ни рассмотрена. Даже если она собрала больше 100.000 голосов, верифицированных порталом Госуслуг — как некоторые антикоррупционные инициативы последних лет, похороненные в анналах «электронного правительства».

Тем не менее, при всём нашем сомнении, скепсисе и разочаровании, я уверен, что подписаться там стоит.
Пусть промолчат согласные и безгласные.
А нам всё же нужно сказать своё слово.
Вслух.
dolboed: (00Canova)
Илья Варламов пишет про тридцать седьмой год.

По факту он всё правильно пишет: осатанелое государство, давно объявившее дефолт по всем прямым своим обязательствам перед населением (дороги, медицина, образование, пенсии, и даже удававшийся маразматику Брежневу показушный спорт) с каждым днём всё настойчивей лезет к гражданам в душу, в голову, в карман и под одеяло. Спецслужбы, беспомощные в противодействии криминалу и террору, дружно перепрофилировались на борьбу с крамолой, мыслепреступлениями, лайками в Фейсбуке и «Открытой библиотекой».

Но на тридцать седьмой год всё равно не похоже.
Потому что в тридцать седьмом было по-настоящему страшно, а сейчас только гадко и стыдно.
Сталин убивал людей миллионами, а эта клептократия умеет только чижика съесть и деньги казённые стырить.
Тогда была хотя бы трагедия, достойная «Реквиема», а сегодня — унылый, позорный фарс, о котором уже и Пелевину с Сорокиным писать наскучило.

Profile

dolboed: (Default)
Anton Nossik

April 2017

S M T W T F S
       1
23 45678
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 202122
23 24 25 26 27 2829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 05:35 am
Powered by Dreamwidth Studios