dolboed: (candle)
Доктора Лизу похоронили вчера в Москве на Новодевичьем кладбище.

На похоронах было столько упырей, что я даже порадовался невозможности там оказаться, рядом со всей этой клептократической нечистью, спешащей примазаться к святости. Нечисти, которая при Лизиной жизни ни хуя не сделала, чтобы помочь её подопечным, но после её смерти выстроилась в очередь целовать триколор, положенный поверх её гроба. А завтра эти упыри снова пойдут принимать людоедские законы, лишающие Лизиных подопечных права на жизнь, кров и пищу. Видеть эту подлую гопоту на Лизиных похоронах мне было стыдно и неприятно. Но Елизавета Петровна их на свои похороны не звала. Они потому и пришли её хоронить, что при жизни она бы с ними не стала даже фотографироваться.

Была ли Елизавета Петровна святой?
Я не готов обсуждать эту тему, потому что в иудаизме нет культа святых.
Иудаизм — это монотеистическая религия, где верующие молятся единому Богу.
А весь институт святых, православных или католических — это, как мы считаем, лукавый технический приём для эмуляции языческих верований в местных божков в условиях монотеизма. Я не верю в местных божков, так что само слово «канонизация» кажется мне лукавой данью язычеству.

Елизавета Петровна Глинка была просто хорошим человеком.
Который в любой непонятной ситуации следовал своим инстинктам и заповеди «делай что должно, будь что будет».

В Киеве она создала первый в/на Украине хоспис для умирающих от неизлечимых болезней. На большую её удачу, мэром Киева в ту пору был кащенит Черновецкий, для которого люди, потерявшие надежду, являлись значимой электоральной базой. Черновецкий ходил в её хоспис, беседовал там с умирающими бомжами. И помогал, насколько мог. Этот опыт научил Лизу, что любую власть, сколь угодно кровавую или невменяемую, можно сделать инструментом своего служения. Так же, как мой опыт научил её краудфандингу без процентов посреднику.

В Москве Елизавета Петровна была единственным человеком, помогающим бомжам. Хотя бомжи тут существуют с советских времён. Но должна была приехать из Киева доктор Лиза Глинка, чтоб нам в Москве понять, что мы, люди с московской пропиской, можем помочь бомжам в родном городе. И как именно мы можем им помочь.

Я счастлив, что мне довелось дружить с Елизаветой Петровной.
Я безутешен от мысли, что доктора Лизы больше нет.
Если какая-нибудь церковь сподобится Лизу канонизировать, официально признав, что её жизненный путь — пример для подражания верующим, то такая церковь огребёт мой безграничный респект.

Но если этого не случится, то я сам вам скажу: Лиза была святая.
От неё исходили свет, доброта и человечность.
Я это видел собственными глазами, и этот опыт никому не отменить.
Я не приемлю культ святых, я никогда не буду им молиться — будь то об урожае или о помощи — но я всегда буду помнить хорошего человека Лизу Глинку, с которой Бог мне привёл дружить. И восхищаться её служению.
dolboed: (candle)
На моей памяти смерти [livejournal.com profile] doctor_liza желали самые разные люди.
Патриоты России — за то, что она украинка, и муж у неё американец.
Ольгинские боты — за связь со «Справедливой Россией».
Патриоты Украины — за то, что помогала детям в ДНР/ЛНР.
Патриоты ДНР/ЛНР — за то, что передавала сирот на украинскую сторону...

Московские хипстеры писали на неё доносы Собянину за то, что её бомжатник на Пятницкой улице снижает гламурность их парадного подъезда. Хипстеры были близки к Даше Жуковой, так что Собянин вникал в их горе, обещал выделить Доктору Лизе другое помещение. Но всегда оказывалось, что это другое помещение принадлежит городу лишь на бумаге. А фактически им уже 20 лет распоряжается на правах самозахвата какой-нибудь единоросс, и он там уже разместил 300 таджиков. Отстегнул управе, отстегнул префекту, короче — не судьба «Справедливой помощи» там квартировать, даже с собянинским ордером. Покуда Елизавета Петровна была жива, Собянин пожимал плечами и лез рисовать новый ордер.

Эти проблемы у единороссов теперь закончились.
Доктора Лизы больше нет.
Сегодня утром она погибла в авиакатастрофе.
Везла лекарства в университетскую клинику в Латакии. Не довезла.
На подвал скоро найдутся новые претенденты.
Лизиным подопечным, россиянам без определённого место жительства, давно было пора освободить место для хозяев жизни.

Елизавета Петровна, спасибо тебе за всё.
Мир был лучше, пока ты в нём была.
Он стал хуже, но нам в нём жить.
Мы помним тебя, Доктор Лиза.
Увидимся, поговорим.
dolboed: (kid 17 months)
Сегодня великому Юрию Борисовичу Норштейну исполнилось 75 лет.
Надеюсь, никому из читателей этого журнала нет нужды рассказывать, что творчество этого режиссёра значит в жизни людей, помнящих выход «Ёжика в тумане» и «Сказки сказок».

В галерее Альтмана в Новинском пассаже с сегодняшнего дня открыта выставка Норштейна и его жены Франчески Ярбусовой, работавшей художником-мультипликатором на его легендарных картинах. Там представлена живопись и графика из «Ёжика в тумане», «Сказки сказок», «Цапли и Журавля», эскизы к «Шинели». Галерея на 2-м этаже «Новинского пассажа» открыта каждый день с 11 до 22 часов, без выходных. Найти легко, потому что весь Новинский пассаж сейчас ёжиками оклеен. Выставка продлится до 9 октября.

Вдогонку к моей вчерашней трансляции (увы, зарезанной плохим качеством связи) стоит пояснить, в чём состоит смысл совместного проекта Норштейна и банка «Открытие», потому что ёжиков в тумане на биллбордах в Москве за последние 4 года видели, наверное, все, а что там на самом деле рекламируется — знают немногие. Речь идёт о благотворительном проекте, вся выручка от которого направляется в Фонд помощи хосписам «Вера». Можно завести карту MasterCard в банке «Открытие», и процент с каждой покупки по этой карте будет отчисляться в Фонд, по той же схеме, по которой на других партнёрских картах копятся мили. И для «Открытия», и для Юрия Норштейна проект является некоммерческим.
dolboed: (00Canova)
Интернет-магазин спортивной одежды Ostrov.Io на этой неделе направляет 10% своей выручки в детский хоспис «Дом с маяком».

Ранее Рустем Адагамов объявил, что можно купить пост в его Фейсбуке (160 тысяч подписчиков) и Твиттере (320 тысяч подписчиков) за 50.000 рублей, пожертвованных в пользу этого хосписа. Пара рекламных постов у него на прошлой неделе по этой модели уже опубликована.

Если кому-то интересна реклама в моём собственном Инстаграме, Твитыре, Фейсбуке по такой схеме — я тоже готов участвовать. У меня всего 126.939 подписчиков в ФБ и 264.800 в Твитыре, зато у меня их в Гуглоплюсе 377.856 — и тоже входит в пакет. Переводите хоспису 50.000 рублей — получаете рекламу. Только, пожалуйста, согласуйте содержание рекламного поста заранее.

А если у вас есть ваш собственный популярный блог, фид или аккаунт, можете присоединиться к акции: размещать у себя рекламу с оплатой пожертвованиями.

Все способы перечисления денег детскому хоспису перечислены здесь:
http://www.childrenshospice.ru/help/
Ещё в Фейсбуке можно на их странице кнопку нажать для перевода.
dolboed: (teaching)
Благотворительный портал «http://takiedela.ru/» запустил просветительский проект «Зачем нужны фонды?». Там даны ответы на многие часто задаваемые вопросы по этому поводу. Есть там и моё небольшое объяснение о том, что делается, как и зачем.

Я думаю, что тема — неисчерпаема: благотворительностью сегодня в Интернете охвачены очень широкие слои населения, но дай Бог, если один человек из десяти в состоянии разобраться, кому он на самом деле перевёл деньги, какая их часть дойдёт до адресата, и где потом искать отчёт о расходовании полученных средств.

Такие уж настали времена, ADHD косит наши ряды. Верно заметил по этому поводу ныне уволенный замглавреда «Новой газеты»: если давать читателю правдивую, достоверную, проверенную и проверяемую информацию, то это никому не интересно. А если давить на жалость, вызывать у читателя шок и ужас — можно собрать миллионы хитов. Достоверность — враг сенсациям. Собственно, дальнейший опыт «Новой газеты» это блестяще подтвердил. Истерическую, вздорную, заполошную и фактологически беспомощную статью про «группы-убийцы» прочитали 1.914.152 раза, а лекция эксперта-психолога на ту же самую тему, на том же самом сайте, по горячим следам, собрала жалких 6947 просмотров за 4 дня... То есть проблема сама по себе заинтересовала примерно одного читателя из трёхсот. Остальные сбежались на расчленёнку. И, конечно же, на обещание рассказать о том, как наших детей кто-то нарочно, целенаправленно склоняет к самоубийству. Эмоции продолжают бурлить, а включить голову догадался один из трёхсот читателей.

С благотворительностью — история очень похожая. Рассказы о человеческой беде собирают огромный отклик, об этом распространяются миллионы перепостов ежедневно. Телевизор способен мобилизовать десятки миллионов людей на благое дело. А изучать потом отчёты, или сразу, по ходу шумной кампании, вчитаться в мелкий шрифт — не интересно практически никому. На человека, который по ходу сбора денег задаёт вопрос об отчётности и прозрачности, смотрят как на вредителя и убийцу. Результаты такого подхода известны, и они не радуют.

Просвещение — очень важная сторона работы благотворительного сектора, и она очень у нас запущена. У большинства фондов, реально занятых помощью больным, инвалидам, сиротам, в общем случае нет ни времени, ни ресурса, чтобы заниматься просветительской работой среди потенциальных жертвователей, объяснять азы, учить фактчекингу. Хорошо, что находятся люди, которые берут на себя этот важный фронт работ.
dolboed: (googlemap)
Пару недель назад в Библиотеке Грина в Стэнфорде открылась выставка географических карт из собрания Дэвида Рамзи.

Американский строительный подрядчик и давний партнёр по инвестбизнесу легендарного филантропа Чака Фини, увлекшись в 80-е годы собирательством старых карт, создал одну из крупнейших в мире коллекций, в которую входит больше 150.000 наименований — карт, атласов, глобусов.

В конце 1990-х Дэвид Рамзи внезапно осознал, что собранные в его коллекции картографические раритеты интересны не только ему самому — и запустил проект по оцифровке своего богатства, чтобы сделать его достоянием человечества. За прошедшую с тех пор четверть века оцифровать успели 67.000 карт — меньше половины собрания. В процессе перевода карт с бумаги в файловый формат Рамзи задумался о технологических аспектах представления и хранения картографических данных в цифре — и результатом этого интереса стало создание компании Luna Imaging Inc., продукты которой сегодня используются во множестве библиотек и исследовательских центров США.

Недавно всю свою коллекцию Дэвид Рамзи передал в дар Стэнфордскому университету, где для её хранения и изучения был создан специализированный картографический учебный центр — David Rumsey Map Center. Одновременно с его запуском 19 апреля открылась выставка карт из собрания Рамзи, которая продлится в Библиотеке Грина до 28 августа.

Кому посчастливится до этого времени случиться в Пало Альто, настоятельно рекомендую посетить картографический центр и поделиться впечатлениями (это не МГУ, там разовый пропуск в первом отделе штемпелевать не надо). Но для тех, кто не выберется за ближайшие 4 месяца в Северную Калифорнию, есть хорошие новости. Все те 67.000 карт из коллекции Рамзи, которые к этому дню уже оцифрованы, находятся в открытом публичном доступе на DavidRumsey.com, где их можно рассматривать в высоком разрешении, скачивать — а можно заказать себе бумажную распечатку в конском размере.

Одно плохо в коллекции Рамзи: единожды в неё уткнувшись, можно пропустить еду, сон и другие важные дела. Картография для тех, кто в ней понимает, — штука чуть более увлекательная, чем водка, женщины и азартные игры.
dolboed: (teddy bear)
Провозглашённая вчера Бастрыкиным гибридная война между Россией и всем внешним миром (она же — борьба между государством и обществом) набирает обороты. Профильный комитет Госдумы одобрил к первому чтению законопроект, приравнивающий любую благотворительную деятельность в России к политике. Эта, с позволения сказать, реформа позволит чиновникам в дальнейшем подвести такие НКО, как «Подари жизнь», «Российский фонд помощи», детский фонд «Виктория», «Линия жизни», «АдВита», фонд «Вера», Помоги.орг, «Нужна помощь» и сотни других благотворительных фондов социально-медицинской сферы под статус «иностранного агента» — по такой же схеме, по которой это было ранее сделано с фондом «Династия».

«Иностранным агентом», по российскому законодательству, считается всякая общественная организация, которая занимается в России «политической деятельностью», а финансирование получает из-за рубежа. При этом «финансированием из-за рубежа» называются абсолютно любые средства, технически поступившие на счёт организации из-за границы, независимо от суммы и происхождения. То есть любые деньги, пожертвованные нашими соотечественниками за рубежом через PayPal на лечение российских детей, помощь сиротам, инвалидам и жертвам стихийных катастроф, строительство хосписов и ремонт больниц, а также любые пожертвования на эти нужды, совершённые резидентами РФ со своих задекларированных иностранных счетов, уже сегодня подпадают под зловещее определение «иностранного финансирования», начиная с суммы в одну копейку.

Но в ныне действующем законодательстве о некоммерческих организациях прописано, что «к политической деятельности не относится деятельность в области науки, культуры, искусства, здравоохранения, профилактики и охраны здоровья граждан, социальной поддержки и защиты граждан, защиты материнства и детства, соцподдержки инвалидов, пропаганды здорового образа жизни, физической культуры и спорта, защиты животного и растительного мира, благотворительная деятельность».

В силу этой оговорки до последнего времени наезды на НКО социально-медицинской сферы по поводу «иностранного финансирования» были единичны, и объяснялись чрезмерным должностным рвением альтернативно одарённых прокурорских работников из глубинки. Так, в 2013 году районная прокуратура Истры признала «иностранным агентом» подмосковное НКО «Помощь больным муковисцидозом», а в сентябре 2015 в Рязани под такой статус подвели еврейскую благотворительную организацию «Хесед-Тшува», оплачивающую в этом городе патронаж для 100 лежачих больных, бесплатную столовую для пенсионеров, закупку колясок и костылей для инвалидов, лечение и медикаменты для нуждающихся членов общины.

Законопроект, который вносится в Госдуму в первом чтении, призван превратить такие «перегибы на местах» в федеральную юридическую норму. По новому определению, любая работа некоммерческих организаций, подразумевающая их взаимодействие с органами власти (например, выбивание квот для больных в минздраве, объяснение инвалидам их законных прав на льготы и пособия, участие в круглых столах с чиновниками и экспертных советах, публикации и интервью в СМИ) — достаточная причина для признания деятельности благотворительного фонда «политической». Что, в сочетании с пожертвованным рублём из-за границы, позволяет внести этот фонд в реестр иностранных агентов. За несогласие с этим статусом и ограничениями, которые он налагает, организация подлежит ликвидации, а её должностные лица — уголовной ответственности по ст. 330.1 УК РФ («Злостное уклонение от исполнения обязанностей, определенных законодательством Российской Федерации о некоммерческих организациях, выполняющих функции иностранного агента»).

Статус «иностранного агента» плох не тем, что его носителей обязывают нашить соответствующий ярлык себе на одежду и предъявлять при всяком появлении на публике. И не тем, что с организациями, носящими такой статус, отказываются сотрудничать любые госструктуры. Статус «иностранного агента» вносит такие органичения в работу НКО и налагает такие дорогостоящие обязательства по непрерывному финансовому аудиту, которые в существующие сметы никакой благотворительной организации не заложены. У обычной российской НКО, попытавшейся выполнить требования закона об иностранных агентах в части аудита, на бухгалтерскую отчётность будет уходить больше денег, чем на всю её уставную деятельность, включая зарплаты, аренду, офисные расходы, бензин и налоги со сборами. Поэтому для любой некоммерческой организации, созданной «снизу» волонтёрами, не имеющей за спиной спонсора из первой сотни Forbes, статус «иностранного агента» равнозначен чёрной метке. Зачем в предвыборный год наши думцы решили разослать такую метку всем благотворительным организациям России — полная загадка для меня. Видимо, кроме «Подари жизнь» и Помоги.Орг врагов у Отечества совсем уже не осталось.
dolboed: (dead cash)
Юридическая служба благотворительной организации «Русфонд» сообщает, что обратилась 20 января в Следственный комитет с просьбой возбудить уголовное дело о пропаже 20.890.831 рубля со счёта умершей прошлым летом певицы Жанны Фриске.

Эти деньги — последняя часть из общей суммы в 69,2 млн рублей, собранных поклонниками певицы на её лечение от опухоли мозга. Деньги собирались на счёт Русфонда. 11,6 млн из собранной суммы было перечислено на оплату услуг американской клиники, где Фриске проходила лечение. Ещё 32,6 млн с согласия самой Фриске было направлено на лечение 9 детей, подопечных Русфонда, в клиниках России, Германии и Великобритании. Оставшиеся 25 млн рублей Русфонд перевёл на частный счёт певицы, для оплаты её дальнейшего лечения.

Перевод на частный счёт осуществлялся по договору, где дальнейшая судьба собранных пожертвований чётко оговаривалась. Существенные положения договора таковы:

— деньги могут расходоваться только на лечение Жанны Фриске
— владелец счёта предоставляет Русфонду документальный отчёт о расходовании средств
— все неизрасходованные средства, оставшиеся после окончания лечения Жанны Фриске, возвращаются на счёт Русфонда и направляются на его уставные цели: помощь в оплате лечения больных детей, сирот и инвалидов.

Покуда Жанна была жива, она выполняла первое и второе положения договора: истратила на собственное лечение 4,1 млн рублей, и представила отчёт об этих тратах в Русфонд.

16 июня 2015 года Жанна Фриске умерла, и с тех пор у Русфонда нет никакой информации о судьбе 20.890.831 рублей, оставшихся после её смерти на частном банковском счете певицы.

Неизвестно, имеет ли кто-нибудь из родственников Жанны Фриске право распоряжаться счётом, где эти деньги лежат. В случае, если такого права ни у кого нет, возврат денег Русфонду станет возможен лишь после того, как будет юридически урегулирован вопрос о разделе оставленного ею имущества между наследниками певицы, и кто-то из них (или все они вместе) получит право распоряжаться её счетами.

Известных наследников у певицы трое: отец, мать и несовершеннолетний сын (интересы которого представляет гражданский муж Жанны Фриске). Как разделится между ними её состояние — частное дело семьи. Но деньги, собранные и не израсходованные на лечение, наследники обязаны вернуть туда же, откуда Жанна их получила — в Русфонд. Обязательства получателя помощи по договору не утрачивают силы с его смертью. Не сумев за полгода добиться от наследников никакого вразумительного ответа о перспективах и сроках возврата денег, Русфонд запустил юридические процедуры, чтобы предупредить (или пресечь) уход целевых благотворительных пожертвований в карманы третьих лиц, не имеющих прав на эти средства.

Как будет развиваться эта история дальше — надеюсь, юристы Русфонда будут держать нас в курсе. А интересна эта история как раз тем, что это первая юридически внятная попытка вернуть благотворительные пожертвования, «потерявшиеся» на непрозрачном частном банковском счёте. В огромном количестве аналогичных случаев деньги, переведённые на такие счета, просто исчезали бесследно, без намёка на прозрачность и отчётность. В каких-то случаях их забирали себе наследники пациента; возможно, часть денег, поступивших на счёт умершего, так там и застряла (если никто не вступил в права наследования).

В любом случае, эта история лишний раз напоминает нам об одном важном принципе благотворительных сборов. Если мы хотим, чтобы деньги, собранные на лечение, тратились целевым образом, их нельзя переводить на частный счёт физлица. Потому что в этом случае у нас нет никакого законного способа проконтролировать их поступление и расходование. Деньги нужно переводить на счёт организаций с прозрачной бухгалтерией, которые отчитаются обо всех поступлениях и тратах, а лечение будут оплачивать в соответствии с выставленными счетами от медицинских учреждений.

Сбор денег на личный банковский счёт пациента или его родственника — токсичен по определению, ибо нарушает базовые правила прозрачности, отчётности и целевого расходования, которые накоплены благотворителями всего мира за десятилетия работы. Как доказывает пример Русфонда, отступление от этих правил чревато печальными последствиями даже тогда, когда с владельцем непрозрачного частного счёта заключён грамотный юридический договор.
dolboed: (0Banksy)
Отличную новость сообщила вице-президент Фейсбука Наоми Гляйт.
Новые инструменты Фейсбука
Соцсеть заканчивает тестирование двух новых инструментов для благотворительных сборов. Скоро некоммерческим организациям станет доступен специальный тип страницы Fundraiser, предметно заточенный под сбор благотворительных пожертвований, а кнопку Donate можно будет вставлять в посты, чтоб можно было и нажимать на неё, и отправлять пожертвование прямо по ходу просмотра своей новостной ленты. Причём такой функционал будет доступен и в настольной, и в мобильной версии.

Сейчас в тестировании нового функционала участвуют 37 крупных американских фондов, в будущем к этим возможностям смогут, подав заявку в администрацию соцсети, подключаться любые НКО, имеющие в США льготный налоговый статус 501с3. Смысл ограничения состоит, очевидно, не в том, чтобы прогарантировать американским жертвователям налоговую льготу, а в том, чтобы переложить ответственность за отбор добросовестных участников благотворительной программы с администрации соцсети на правительство США.

В России новшество, очевидно, большой погоды не сделает, но в масштабах планеты это может означать появление крупнейшей в истории человечества глобальной благотворительной инициативы, с беспрецедентным расширением возможностей и объёмов собираемых средств. Пользу от неё получат не только американцы, но и любые страны, власти которых не ведут войну на три фронта — одновременно против Фейсбука, некоммерческих организаций и институтов трансграничной благотворительности. Требования налоговой службы США к получателям статуса 501с3 никак не ограничивают ни территорию деятельности заявителя, ни национальность жертвователей. Например, такой статус есть у филиала питерской АдВиты в Америке. Но риски привлечения такой помощи из-за границы сегодня таковы, что вряд ли многие из российских благотворителей захотят последовать её примеру.
dolboed: (01915)
Три дня назад назад я писал тут про Анатолия.
Которому я пообещал, что мы с вами быстро и без усилия соберём ему 30.000 рублей на рекомендованный врачами эллиптический тренажёр.

Честно говоря, я думал, что мы эти деньги соберём за пару часов, и в этом я ошибся.
С другой стороны, знание некоторых принципов... — и далее по Гельвецию.
Так что ошибся я не критично.
31.050 рублей мы к этой минуте уже собрали, из них 6100 дал я, остальное — читатели.
Как ни удивительно (с учётом прошлых опытов), примерно 3000 прислали читатели ЖЖ за три дня, и 22.000 — подписчики Фейсбука за три часа. Удивительная и непривычная динамика.
Спасибо всем, кто принял участие. Надеюсь, тренажёр сослужит владельцу хорошую службу.

В эти три дня я переписывался с Анатолием, и открыл для себя [livejournal.com profile] topotun_tun.
Чтение, конечно, невесёлое, но весьма поучительное.

Сколько ни занимайся чужими медицинскими проблемами, сколько ни зубри азбуку человеческого страдания, а всё равно мы с вами, физически здоровые люди, не в состоянии до конца понять этот мир, существующий рядом с нами. Там вообще всё по-другому, начиная с пробуждения по утрам. Мы просыпаемся и бодро спрашиваем себя «Что я хочу сегодня сделать?». А они с тревогой спрашивают, прислушиваясь к своему организму: «Что я сегодня могу?». И они умеют ценить это сужающееся от недели к неделе окно своих возможностей так, как мы не ценим роскошь собственного здоровья.

При этом они, как правило, не хотят, чтоб мы их жалели. Наша помощь им иногда пригождается, а жалость — никогда. И не потому, что жалость может быть унизительна — это пустопорожний стереотип. Жалость к человеку с ограниченными возможностями — чувство совершенно естественное. Просто его незачем каждый раз выражать и обсуждать: страданию ближнего мы этим никак не поможем, а по любому поводу напоминать ему о его болезни и нашем здоровье не нужно ни ему, ни нам. Если он сам захочет нам на своё состояние пожаловаться, что-то объяснить или попросить о помощи — это его право и его выбор. Если не захочет — тоже его право. Очень важно помнить: за вычетом редких счастливцев, умирающих во сне или гибнущих в катастрофе, у всех здоровых людей впереди — те или иные формы немощи, болезнь и смерть. Если с кем-то это случилось уже сейчас, а с нами — ещё нет, то это, быть может, повод нам чему-то у этих людей поучиться. Тому, как они преодолевают свой недуг, как рассчитывают свои ограниченные возможности, как умеют быть благодарны за помощь и понимание окружающих.

Все знают, что занятие благотворительностью не меньше нужно самому жертвователю, чем получателям его помощи. Сознание того, что ты сделал хорошее дело, что день твой прошёл не зря — это очень важное и полезное чувство, добавляющее душевного комфорта. Но иногда стоит задуматься и о том, что когда-то эти люди, быть может, были здоровей и сильней тебя. А то, что происходит с ними сегодня — может завтра ждать любого из нас. Думать об этом, конечно, неприятно, и подготовиться к этому толком нельзя, но всё же лучше правильно осознавать свои перспективы.
dolboed: (01915)
На каждого человека, активно занимающегося благотворительностью, в России приходится пятеро таких, которые сами никогда не пробовали, зато они очень много могут про это рассказать с учёным видом знатока. А если могут — то непременно и расскажут. В результате под каждым моим постом про благотворительность я читаю ворох таких феерических небылиц и вздора, что дух захватывает. Конечно, всех заблуждений мне в одном посте не развеять, но хочется прокомментировать несколько особенно нажористых глупостей, которые приходится слышать чаще всего.
Притча о Добром Самаритянине
Семь мифов про благотворительность — с последующим разоблачением )
dolboed: (01915)
Только, ради Бога, не стоит из двух моих предшествующих постов (раз, два) делать неправильный вывод, будто бы я выступаю за обязательное привлечение благотворительных фондов к абсолютно любому доброму делу, связанному со сбором денег. Да вот нет, ни разу. Все правильно устроенные благотворительные фонды имеют минимальный штат сотрудников, работающих с огромной нагрузкой и полной выкладкой. Если можно обойтись без того, чтобы лишний раз этих самых сотрудников беспокоить — то лучше так и поступить.

Фонды следует привлекать только там и тогда, где требуются их уникальные компетенции. Которые умением быстро собрать и прозрачным образом перевести необходимую сумму денег отнюдь не исчерпываются. Фонды, работающие с медициной и фармой, могут очень многие вопросы решать вообще без денег: специалиста профильного найти, квоту минздравовскую выбить, где-то договориться про бесплатные лекарства или существенные скидки... Всё это — важная часть их повседневной работы. Причём иногда Вы можете в фонде получить помощь не от него самого, а от кого-то из учредителей или сотрудников. Например, заболел писатель Александр Гаррос — и сразу же получил помощь от фонда «Подари жизнь». Не денежную, потому что Гарросу — сорок, а у «Подари жизнь» возрастной потолок в 24. Но денежный вопрос там сам по себе довольно быстро решился, благо у Гарроса и его жены нет недостатка ни в друзьях, ни в благодарных читателях, включая отдельных парней из первой десятки русского «Форбса». А в «Подари жизнь» пациенту в считанные часы подобрали профильных специалистов в двух берлинских клиниках, которые сразу же предложили схемы лечения, с учётом типа опухоли и стадии заболевания. Причём, как вы догадываетесь, в отчётности фонда этот эпизод не может иметь никакого отражения. Просто они знали, к кому нужно обратиться — и по своим каналам обратились. Поверьте победителю Кубка Яндекса по поиску в Интернете, таких связей быстро не нагуглить. У фонда они просто накопились за годы практики, а нормальному человеку-москвичу взять их негде. Он даже названий клиник берлинских отродясь не слыхал — как и я их не слыхал бы, если б не был учредителем Помоги.Орг. Да и толку в тех названиях, нужно же понимать, где всё сделают быстро, качественно, без посредников, и за разумные деньги.

А теперь давайте рассмотрим кейс, в котором участие благотворительного фонда строго противопоказано.

Написал мне сегодня тридцатилетний парень по имени Анатолий. У него рассеянный склероз, и это, в общем-то, приговор. Но есть некоторые варианты симптоматического лечения. Анатолию нужен эллипсоидный тренажёр, стоимостью около 30.000 рублей, чтобы мышцы раньше времени не атрофировались. А пенсия по инвалидности у него 4917 рублей, и никак в неё тренажёр не умещается.

Конечно, мой Помоги.Орг этих тренажёров за последние 10 лет закупил столько, что если б их потом возвращали, мы могли бы открыть второй «Спортмастер». И можно сказать: говно вопрос, Анатолий, обратитесь в Помоги.Орг, там Вам эти 500 долларов найдут за минуту, просто из остатков. Но чтобы Анатолию туда обратиться, ему нужно заключить с фондом договор на оказание помощи. И восемь разных документов предоставить, подтверждающих как его диагноз, так и его неспособность самостоятельно оплатить покупку. А фонду потом нужно будет эти восемь документов проверить и к делу подшить. И это такая ебатория, что у меня просто язык не повернётся отправить Анатолия в Помоги.Орг.

Вместо этого я ему говорю: откройте, Анатолий, счёт в системе PayPal. И мы Вам туда накидаем эти 500 долларов за час-полтора. Не нужен нам для этого Помоги.Орг. И даже фамилия Ваша нам не нужна — вдруг рассеянный склероз научатся лечить, и через 10 лет Вы не захотите, чтобы этот диагноз гуглился с Вашим именем. А нужно нам всего лишь, чтобы с Вашего российского PayPal деньги нормально на рублёвый счёт выводились. Цена вопроса — час-полтора времени и пост в этом ЖЖ.

Анатолий идёт и открывает счёт в PayPal. Тут же я ему кидаю туда 100 долларов. Осталось собрать ещё 400, и тема закрыта, эллипсоидный тренажёр куплен, жизнь продолжается. Фонд здесь реально не нужен низачем и никакой. Нужно, чтобы каждый прочитавший этот пост пользователь PayPal отправил от 10 до 100 долларов на tolerant84@gmail.com.

Да, есть риски.

Например, есть риск, что Анатолий не болен, а всю эту историю он выдумал, чтобы расплатиться за потребительский кредит на iPhone 6. Случается. Тогда мы попали. Но мы об этом забудем раньше, чем на небе загорится третья звезда. 500 баксов — не те деньги, чтобы перевернуть наши представления о Добре и Зле.

Или есть риск, что он-таки болен, но вместо 30.000 рублей мы ему накидаем 300.000 или 3.000.000. Так бывает. Но от этого проще простого застраховаться. Анатолий отдаёт мне пароль от своего PayPal — и все «лишние» деньги с его счёта уходят в тот же Помоги.Орг, анонимным пожертвованием на уставные нужды. А хотите — в «Подари жизнь», от имени Александра Гарроса. Или в Фонд помощи хосписам «Вера» от имени Маши Деевой, царствие ей небесное. Мне реально всё равно, Анатолию — тоже. Он хотел эллипсоидный тренажёр, он его получил, излишки пошли на доброе дело, вопрос закрыт. Сегодня утром Анатолий думал, что он будет на этот тренажёр собирать до конца жизни, а сегодня вечером он у него просто есть. И хрен бы с ними, с излишками.

В общем, удачи Анатолию.
Не забудьте кинуть в ПейПале денежку на tolerant84@gmail.com.
Пароль от его аккаунта уже у меня.
dolboed: (01915)
Некоторое время тому назад я писал, почему благотворительные пожертвования не надо отправлять на счета физических лиц.

Логика очень простая: физлица, ставшие миллардерами благодаря такому сбору, никогда не готовы возвратить деньги и вернуться в своё прежнее нищее состояние.

Как они будут объяснять присвоение денег, пожертвованных на лечение — не суть важно.

Просто представьте себя на их месте. Вам внезапно занесли миллиард рублей на личный счёт, в связи с поводом, уже утратившим актуальность (тот, кого хотели вылечить, умер). У Вас при этом есть кредиты. Конечно же, Вы их с этого миллиарда погасите. И у Вас есть мечты. Конечно же, Вы их с этого миллиарда реализуете. Может, останутся какие-то деньги. Но и про них Вы знаете, куда девать. Может быть даже на помощь бедным — но это будут Ваши друзья.

Если Вы со мной согласны, что благотворительные деньги должны тратиться на благотворительные нужды — не жертвуйте их на банковские счета физлиц. Потому что рано или поздно в Интернете всплывёт фотография Bentley или особняка, купленного родственниками покойного на пожертвованные лохами деньги. Единственный способ этого избежать — прозрачность. Которой вы не получите, жертвуя на счета физлиц.

PS. Со времени публикации моего первого поста по этой теме ко мне обратилось больше 10 искателей материальной помощи на лечение. Всем я подобрал профильные фонды. Но в итоге никто не прекратил сбор в личный карман. Потому что халява развращает. Если под предлогом лечения рака можно закрыть автокредит или ипотеку — на хера нужны фонды, заочно переводящие деньги в иностранную клинику по выставленному ею счёту. То есть они, конечно, нужны, чтобы расплатиться с немцами, но лишние деньги не бывают лишними для семейного бюджета.

Я страшно рад за семьи, которые благотворительными деньгами оплатили покупку жилья и машин. Но я не уверен, что жертвователи были в курсе, что они на самом деле оплачивают. Следя за руками, я скорее склонен предположить, что жертвователи давали деньги на лечение трудноизлечимых заболеваний. Они не требовали заранее прописать протокол, куда пойдут деньги, если не на лечение — так что формальных претензий жертвователи никогда не предъявят. Просто будут умнее в следующий раз. А «умнее» в данном случае означает, что человек без собственной виллы и «Вольво» не даст денег на покупку виллы и «Вольво» кому-то другому, под видом лечения злокачественной опухоли. И просто на лечение опухоли он денег не даст. В этом, собственно говоря, и состоит токсичность персональных сборов денег на лечение. Они на раз превращают импульсивного жертвователя в человека с негативным опытом. Который деньги дал, а эффекта не получил, и никто никогда ему не отчитался, куда пошёл его взнос.
dolboed: (01915)
Фонду Помоги.Орг сегодня 10 лет исполнилось.
Или не сегодня, смотря с какой даты считать.
Фактическая деятельность началась за 7 месяцев до получения документов из Минюста.

В любом случае, среди читающих эти строки могут найтись люди, которые не в курсе, о чём речь.
Поэтому расскажу.

Помоги.Орг был первым благотворительным фондом в русском Интернете.
Он был учреждён с простой целью: поженить интернетовский инструментарий сбора денег с советской бухгалтерией и отчётностью.
И дать пример всем последующим фондам.
С гордостью могу констатировать, что обе задачи были успешно решены.
Мы к этой минуте собрали больше полумиллиарда рублей и спасли несколько тысяч жизней.
Фонды, бравшие с нас пример, собрали и раздали ещё больше.

Пользуюсь случаем, чтобы выразить признательность Артемию Андреевичу Лебедеву и Леониду Борисовичу Невзлину, без помощи которых нам было бы очень трудно 10 лет назад запустить этот стартап.
dolboed: (inversia1eye)
Каждую неделю в Фейсбуке натыкаюсь на одинаковые призывы о помощи.
Человеку в России поставили страшный диагноз, он поехал в Израиль, и там теперь проходит курс лечения стоимостью $200.000 или около того.
Его друзья, знакомые, друзья знакомых и знакомые друзей, бьют во все колокола, собирая деньги на лечение.
Для сбора устрашающей суммы (это по текущему курсу порядка 13,5 млн рублей) публикуются реквизиты личных сбербанковских счетов, номера Яндекс.кошельков, Qiwi и Webmoney самого больного, либо кого-то из его родственников.
В редких случаях прилагается какая-то обрывочная медицинская история.
Финансовая документация не публикуется никогда.
Палата Маши Деевой
Проблема тут совершенно не в том, что все эти сборы — мошеннические (хотя мошенников в соцсетях хватает, речь сейчас — не о них, а о совершенно честных идиотах).
Как раз в моей фейсбучной ленте все кейсы, как правило, настоящие. Вполне реальные люди просят за тех, с кем лично знакомы. Социальные фильтры тут худо-бедно работают.
Ниже я пишу только о случаях, где пациент Вам лично знаком, и он действительно смертельно болен.
Или Вам не знаком пациент, но Ваш контакт в Фейсбуке ручается за реальность и истории, и диагноза.

Вред от таких «партизанских» кампаний огромен.
Если Вас призывают помочь в распространении очередных реквизитов российского физлица для внесения денежных пожертвований на оплату лечения за границей — не торопитесь откликаться на призыв. Вы гораздо больше пользы принесёте и самому больному, и тем, кто за него хлопочет, если объясните им, что именно они делают неправильно.

1. Почему нельзя собирать деньги на счёт онкобольного

Дело вовсе не в том, о чём вы сразу подумали — что человек умрёт, и деньги пропадут. Это, конечно, совершенно правильное соображение (так закончились примерно 100% известных мне случаев подобного сбора). Но друзья и родственники, оглушённые горем и ослеплённые иллюзией своей бесконечной моральной правоты, к подобным аргументам глухи. Им наплевать, что после бесследного сгорания миллионов рублей во всём мире останутся тысячи жертвователей, которые однажды в благородном порыве перевели свои деньги на благое дело, но никогда потом не узнали, где и почему их деньги пропали. (По факту наследники умершего либо присваивают эти деньги, не имея способа их вернуть донорам, либо — чаще — просто забывают вступить в права наследства, и деньги остаются висеть на ничейном счету в банке). К сожалению, активистам «партизанских» благотворительных кампаний не кажется важным, что жертвователи с подобным неприятным опытом в следующий раз будут настороженно относиться вообще к любому благотворительному сбору, а не только к такой безответственной партизанщине. И что будущие больные недополучат каких-то пожертвований от тех самых людей, обжегшихся на Лене Садиковой. Среди людей, первый и последний раз в жизни вписавшихся в интернет-благотворительность, вспоминать про следующий раз считается кощунством. Увы, так устроена человеческая психика: человек, думающий, что он делает благое дело, распространяя спам или транслируя недоброкачественные призывы о помощи, зачастую впадает в некий мессианский транс, из которого никакие теоретические рассуждения о недопустимости умножения лжи его не могут вывести. Это знают и этим не первый десяток лет пользуются все мыслимые интернет-мошенники и хулиганы, распространяя через подобных доброхотов всякую ложь: либо подложные банковские реквизиты (в корыстных целях), либо откровенную дезинформацию (для лулзов). Моя родная мать из лучших побуждений 10 лет распространяет среди своих подписчиков в соцсетях разную дезу без проверки, и я до сих пор никак не могу ей объяснить, что не всякая доступная в Интернете ложь заслуживает некритического тиражирования от собственного имени, среди доверяющих тебе людей. Когда я предъявляю маме документальные доказательства, что мальчик, для которого она просила срочно сдавать кровь или слать поздравительные открытки, умер за 8 лет до этого её благородного призыва, она лишь презрительно фыркает и пожимает плечами. Мотив-то был искренний, а там трава не расти. Стыдно, конечно, писать такое про собственную мать, но в борьбе между правдой и ложью мы с ней по разную сторону баррикад. Я считаю, что тиражирование ложных утверждений без проверки — недопустимо, а она — что благие намерения оправдывают любую ложь и любую помощь мошенникам. В любом случае, существует одно простое и неоспоримое практическое соображение про личные счета тяжелобольного, которого одним мессианским ражем не перешибить.

Совершенно не факт, что тяжёлый больной на протяжении всего курса лечения в дальнем зарубежье сохранит доступ к своему российскому счёту, и что он сможет в любое время проводить с ним те валютные операции, которые требуются для перевода пожертвованных рублей в шекели или евро, необходимые для оплаты услуг зарубежной клиники. Дело тут не только в валютных регуляциях, из-за которых не всякий российский банк позволяет через Интернет купить валюту в особо крупных размерах и отправить её юрлицу за границей, без надлежащим образом оформленных бумажных счетов от получателя. Допустим, человек верит, что в его отдельно взятом банке таких проблем не возникнет (например, у него в банке VIP-аккаунт, персональный менеджер и круглосуточная голосовая поддержка). Но достаточно любых перебоев в работе сим-карты, к которой привязан интернет-банк, чтобы стало невозможно подтвердить вообще никакую операцию со счётом, и тут уж персональный менеджер не поможет обойти установленные банковские процедуры авторизации платежа, ибо это не в его полномочиях. А вернуться в Россию, чтобы перевыпустить сим-карту и восстановить доступ к счёту, тяжелобольной на стационарном лечении явно не в состоянии. То есть счёт будет заблокирован со всеми деньгами, которые до него успели дойти. И нет законного способа его разблокировать раньше, чем владелец умрёт, а его законные наследники вступят в права и присвоят пожертвование. Кого это не смущает, тот приглашается честно добавить соответствующее предупреждение в анонс своего благотворительного сбора. Не верю, что кто-то из активистов рискнёт.

2. Почему не следует собирать деньги на счёт или электронный кошелёк любого физлица

В Российской Федерации, как и во всякой другой стране, подписавшей конвенцию FATF, действуют многоуровневые системы финансового мониторинга. В теории их цель — борьба с легализацией преступных доходов и финансированием терроризма. На практике речь идёт о том, что и банки, и платёжные системы уделяют повышенное внимание движению крупных сумм по счетам клиентов: если бдительность не проявит банк, то его за это могут впоследствии наказать контролирующие госорганы.

Внимание служб мониторинга может в принципе привлечь любая транзакция, показавшаяся подозрительной или необычной, будь она хоть на 950 рублей, как в случае с кампанией Навального. Но для сумм, превышающих 600.000 рублей, обязательность финансового мониторинга прямо прописана в ФЗ №115. И в очень многих случаях (а применительно к платёжным системам — практически всегда) вмешательство контролёров начинается с блокировки всех сумм на счету и ограничения доступа к ним владельца до окончания проверки законности транзакций. Когда речь идёт о суммах, необходимых для оплаты лечения за рубежом, то есть о десятках тысяч долларов, блокировка частных рублёвых счетов, через которые они проводятся, практически гарантирована. В таких платёжных системах, как Яндекс.Деньги, Qiwi или условно американский PayPal (в лице его российского отделения) блокировка подобных сумм до выяснения — процесс, близкий к автоматизму. И не надо думать, что выяснение — это телефонный разговор с сотрудником банка или платёжной системы, которые войдут в положение и всё разблокируют из гуманных соображений. Для российской бюрократии такие соображения не интересны. Там могут потребоваться любого рода документальные обоснования легального происхождения средств, включая и доказательства уплаты с них налогов. И вся эта документация подлежит проверке. А покуда проверка не закончится, блокировка снята не будет. То есть получатель помощи успеет поправиться или умереть, а компетентные органы будут всё ещё проверять, не был ли счёт за его лечение от израильской клиники замаскированной поддержкой чеченским ваххабитам. Сроки проверки в ФЗ№115 не прописаны. Сказано лишь, что можно жаловаться в Лигу сексуальных реформ, если 10 лет прошло, а деньги по-прежнему заморожены.

3. Как правильно поступать, если нужна оплата лечения за границей?

Чтобы исключить угрозу блокировки собранных средств, гарантировать прозрачность сбора денег и целевое расходование тех средств, которые были пожертвованы, но не понадобились больному, существует ровно один механизм, достаточно широко известный в Интернете. Нужно обращаться в благотворительные фонды, которые много лет профессионально занимаются именно тем, в чём друзья и родственники больного, как правило, опыта не имеют. Вы же не просите официанта в кафе вырвать заболевший зуб? Вот и в этом вопросе тоже стоит искать помощи профессионалов.

Разумеется, не во все сотни тысяч зарегистрированных в России юрлиц, имеющих благотворительную вывеску, под которой многие тупо моют бабло коммерческого учредителя. Обращаться нужно в те несколько десятков фондов, которые реально помогают тысячам россиян в трудных ситуациях, подобных вашей. Вот, например, список участников благотворительного собрания «Все вместе», объединяющий именно тех, кто реально помогает. Там фигурируют только проверенные фонды, за которые я могу ручаться, что это не отмывочные помойки. Но это далеко не полный список всех, к кому можно обратиться. Если б десятая часть усилий, которую организаторы партизанских сборов тратят на шумиху, ушла на research, можно было бы выявить немало других фондов, которые не входят в мой список, но тоже способны оказать помощь. Причём не только в сборе средств на лечение, но и во многократном уменьшении выставляемых счетов. Впрочем, об этом ниже.

4. Мы обращались в фонды благотворительного собрания «Все вместе», но они нам отказали

Разумеется, у каждого благотворительного фонда есть ограничения, прописанные непосредственно в его Уставе. Если пациенту больше 24 лет, то ему не поможет «Подари жизнь», потому что изначально это детский фонд, и потолок в 24 года там прописан лишь для того, чтобы помогать своим же подопечным детям, у которых случился в юношеском возрасте рецидив. Иначе б могли вообще 16-18 лет прописать потолком.

Если же речь о пациенте младше 24 лет, то «Подари жизнь» оплатит его лечение за границей лишь в том случае, когда лечиться за границей его отправил совет медицинских экспертов Фонда, заключив, что в России такое не лечат. В противном случае фонд «Подари жизнь» оплатит лечение только на территории РФ.

Помогающий взрослым фонд «Живой» имеет в Уставе положение, запрещающее оплату лечения за границей. Независимо от того, насколько оно критично.

У «Адресов милосердия» такого ограничения нет, но нет и валютного счёта, с которого можно было бы оплатить лечение за границей.

Короче, в каждой избушке — свои погремушки. И это реально проблема, но она решаемая. Любой фонд, где вам отказались помочь, подскажет реквизиты другого фонда, с более либеральной политикой. Если Вы готовы потратить несколько дней на переговоры, то Вы найдёте фонд, который за Ваш случай возьмётся.

5. Мы нашли фонд, но он не может собрать деньги

Очень хорошо, если у благотворительного фонда есть свободные средства, и он может своими силами закрыть Ваш кейс. Но в жизни так не бывает. В жизни у нормального благотворительного фонда есть свои проекты, недофинансированные на сотни тысяч долларов, без учёта Ваших проблем. Если Вы договорились с неким фондом, что он будет оператором Вашего сбора средств, то дальше Вы точно так же напрягаете свои SMM-возможности и ходите с шапкой по знакомым. Фонд всего лишь принимает деньги и отправляет их в клинику, при этом гарантируя что
— собранные деньги не будут обращены в личный доход сторонних физлиц
— любой счёт, выставленный зарубежной или российской клиникой, будет оплачен
— деньги, собранные в рамках кампании помощи онкобольному, в случае его смерти не пойдут на покупку машины/дачи для его родственников, а будут использованы на лечение других онкобольных
Если Вашим жертвователям такие гарантиии не нужны, я рад за Вас. Просто не пытайтесь тогда собирать деньги в публичном поле, среди незнакомых посторонних людей. Которые попросят гарантий по всем выше перечисленным пунктам, и правильно сделают.

6. Лечение стоит $200.000

Никакое лечение на стадии диагностики в принципе не может стоить $200.000.
Счёт в $200.000 российским пациентам, как правило, выставляется «русским» посредником, за комплекс медицинских мероприятий стоимостью $40.000, где 40 тысяч за первый курс лечения пойдут клинике, а остальные деньги — накрутка того самого посредника, она же штраф за невладение иностранными языками для пациента.

Больные, которые своим ходом доехали до Израиля, как правило, становятся жертвой именно таких посредников.
В Израиле принято считать, что медицинские посредники получают законные 10-24% отката от местных клиник за каждого приведённого пациента (это их белый налогооблагаемый доход), но им этого мало. Поэтому счёт, выставленный пациенту клиникой за процедуры, они умножают на пять. Чем в пять раз снижают шансы больного собрать в Интернете деньги на своё лечение.

Разумеется, никакой вменяемый российский фонд не готов оплачивать астрономические счета, выставленные компанией «Хуйкин и Кот» за услуги таких клиник, как Адасса, Ассута, Шиба, Ихилов или Шаарей Цедек — и в пять раз превышающие цену услуг самих этих клиник. Не только потому, что «Хуйкин и Кот» — жулики, накрутившие в 5 концов, хоть это и очень важно по сути. Но и просто потому, что российский финмониторинг расценивает платежи, направленные из России в адрес компании «Хуйкин и Кот», как тупую и бесхитростную отмывку денег под видом оплаты медуслуг. К валютным платежам благотворительного фонда в адрес таких клиник, как Адасса, Ассута, Шиба, Ихилов или Шаарей Цедек, у Росфинмониторинга вопросов нет, потому что это известные медицинские учреждения, которые лечат людей. «Хуйкин и Кот» — мутная однодневка, не имеющая ничего похожего на лицензию для оказания медицинских услуг в Израиле. Она не в состоянии представить счета от израильских клиник и аптек для обоснования тех сумм, на которые заключает договоры со своими российскими клиентами. То есть деньги, которые в счетах компании «Хуйкин и Кот» фигурируют как плата за лечение пациента в Израиле, на самом деле оплачивают какие-то совершенно другие нужды, не доступные контролю и учёту. Тот редкий случай, когда я готов согласиться с Росфинмониторингом: таки да, это банальная отмывка денег. Из которых 20% идёт на заявленные цели лечения, а остальные 80% заслуживают отдельного интереса как минимум налоговых служб.

7. Что же делать, если нам выставили счёт за лечение в $200.000?!

Если Вы ещё не заключили договор на лечение с русскоговорящей фирмой, специализирующейся в умножении счетов от израильской клиники на пять, то и не подписывайте с нею никаких бумаг. Квартиру в Израиле снимайте за свой счёт, за такси из аэропорта платите тоже сами. Услуги клиник заказывайте и оплачивайте напрямую, через действующие в каждой израильской больнице департаменты медицинского туризма. Без русскоговорящих фирм-посредников. Благо все департаменты медицинского туризма в израильских больницах укомплектованы именно русскоговорящими сотрудницами.

Если Вы уже подписали договор, обязывающий Вас внести предоплату за лечение в размере $200.000 в адрес компании «Хуйкин и Кот» — не волнуйтесь, у Вас же всё равно нет ни этих денег, ни шансов их собрать. А у компании «Хуйкин и Кот» нет шансов принудить Вас к уплате денег, которых у Вас нет, за услуги, которые она Вам не оказала. Просто опомнитесь, блядь. Вы — в Израиле. Тут есть два десятка профильных для Вашей патологии медицинских центров мирового уровня, где Вас за $300 (цена профессорского приёма) примут с улицы напрямую, без посредничества Хуйкина и его кота. Включая, смешно сказать, и ту самую клинику, услуги которой Хуйкин пытался Вам перепродать в пять концов.

Ну да, не все врачи в Израиле говорят по-русски. Но переводчик с улицы больше $50 за полный рабочий день не возьмёт. А у «Хуйкина и кота» сопровождение на одну флюорографию стоит $450. И примерно такой же порядок накрутки на каждое телодвижение русского за границей.

8. А если договор с жуликом уже подписан?!

Да и хуй бы с ним. Совершенно спокойно можно об этом забыть, заключить договор напрямую с той же клиникой и лечиться в ней по счёту, выставленному её бухгалтерией и не умноженному на пять. У Хуйкина с котом нет ни легального, ни физического способа помешать процессу. Его договор с клиникой всего лишь гарантирует комиссию (она же откат) за приведённого клиента. Этот договор не ограничивает право клиники лечить клиента напрямую, в случае прямого обращения.

Краудфандинг — это страшная сила, но собрать краудфандингом $40.000 на лечение в пять раз легче и быстрей, чем $200.000. Ваше право меня не услышать, но вы не можете запретить меня услышать тем людям, у которых просите деньги.
_______________________________________
Пожалуйста, не бойтесь переслать этот текст каждому, кто попросит Вас перепостить очередной крик души про $200.000 за лечение в Израиле.
dolboed: (teddy bear)
Нюта Федермессер пишет о том, как важно помогать взрослым.
Проблема не новая: 5 лет назад Катя Бермант (учредительница «Детских сердец»), столкнувшись с тем, что все хотят жертвовать в основном на детей, создала специальный фонд «Живой» — для помощи взрослым.
Маша Деева в палате, 16 июня 2015
У нас в Pomogi.Org никогда эта проблема остро не стояла, ни в уставе, ни в практике. Мы в разные годы помогали деньгами пожилому актёру Константину Григорьеву, великому режиссёру Татьяне Лиозновой, ташкентскому врачу Тимуру Аванесову, костромской исправительной колонии УФСИН, а в списке многодетных семей, которым мы собирали помощь — 59 подопечных. По всем этим кампаниям требуемые деньги были успешно собраны, несмотря на то, что получателями помощи являлись взрослые люди. По Лиозновой сбор был вообще непубличный: Татьяна Моисеевна стеснялась своего материального положения не меньше, чем отчества. Деньги вносились в частном порядке, и жертвователь знал, что они не будут фигурировать в отчётности ни по приходу, ни по расходу.

Тем не менее, к сожалению, вынужден констатировать, что Нюта совершенно права: по статистике в России на больных детей жертвуют больше и охотней, чем на взрослых, хотя взрослые (особенно — пожилые люди) болеют и нуждаются ничуть не реже. Недавно столкнувшись с похожей проблемой при сборе денег для Маши Деевой, я всерьёз задумался о том, что нужно создать отдельный фонд для людей, попавших в нестандартные ситуации, которые не вписываются в устав наших существующих благотворительных институтов. Только я до сих пор не понял, как учесть этот самый «нестандарт»: в том же случае Маши Деевой проблема возникла не с уставом Pomogi.Org (слава Богу, я его сам писал, и учёл там всё, что можно), а с валютным и налоговым контролем, то есть с законами государства, которые фонд не мог изменить и не захотел нарушить.

Тут есть два выхода, как обойти закон и его назойливых блюстителей. [livejournal.com profile] kononenkome, столкнувшись с проблемой, просто не стал заморачиваться с госрегистрацией. Его «Общество китайского лётчика» учредилось в 2005 году как полностью неформальное сообщество неравнодушных людей, объединяющих усилия для помощи в трудных ситуациях, без оглядки на всю ту бюрократию и плутократию, в борьбе с которой тратят лучшие годы подвижники из официально зарегистрированных российских НКО. Но при этом нужно понимать, что такое сообщество очень сильно рискует: при любом политическом заказе в деятельности физлиц, собирающих деньги на свой личный счёт, можно найти 100500 признаков уголовщины по самым разным статьям, от мошенничества до уклонения от уплаты налогов. Паркер резонно рассудил, что ему такое не грозит, но любому человеку на карандаше у наших бдительных спецслужб подобная партизанщина может выйти боком. По «делу Кировлеса» и «делу Ив Роше» мы видели, как любой частный платёж может быть переквалифицирован в хищение или мошенничество, если на это существует политический заказ.

Другой вариант — очевидно, менее стрёмный, но технически более хлопотный — состоит в том, чтобы не морочиться с российской юрисдикцией, а учредить НКО в стране с менее придурочными законами и не такими злобно-мстительными силовиками. То ли в Израиле, то ли в Латвии, то ли вовсе в США, с их буколической простотой регистрации юрлиц любого рода. С этим проблема лишь одна: для бумажной работы понадобится местный партнёр, желательно — юридическая контора, потому что физлицо рано или поздно устанет заниматься этими хлопотами. В практике Pomogi.Org такая история была: до статуса 501с3 наш техасский филиал так и не дожил — исключительно потому, что однажды помогший нам с регистрацией товарищ впоследствии не нашёл времени возиться с отчётностью по американским формам.

Короче, если есть среди читающих эти строки человек, живущий вдали от российских берегов, практикующий там право/нотариат и готовый поучаствовать в создании вот такой вот странной charity для «неформатных» постсоветских случаев, он приглашается связаться со мной в Фейсбуке и обсудить планы возможного взаимодействия.
dolboed: (teddy bear)
Проведал Машу Дееву в хирургическом боксе израильской клиники «Ассута».
Маша Деева
Наша подопечная жива, в сознании, контактна. Говорить по понятной причине не может, но, пожалуйста, обратите внимание на цвет лица. Как заметил один доктор в «Ассуте», если человека начать кормить (чего за 2 месяца не сообразили сделать с Машей в московских клиниках), то он поправляется. Это мы и видим невооружённым глазом.

В «Ассуте» Маша получила первые 10 сеансов радиотерапии, в ударных дозах. На днях проведено томографическое исследование, показавшее, что опухоль к этому удару оказалась чувствительна: она уменьшилась. Ещё через неделю будет новое исследование, которое даст врачам больше информации для планирования дальнейшего лечения. Пока в центре их внимания — восстановительная терапия. На следующей неделе будем решать вопрос о переводе Маши в другую клинику, где специалисты на этом как раз и сосредоточатся. Последующие курсы лучевой терапии, если всё пойдёт хорошо, будут проводиться в «Ассуте» амбулаторно.

Маше пожелаем здоровья, и обратимся к нашим земным делам. Больше $70.000 мы за последний месяц в клинику уже перевели. Эта сумма с запасом перекрывает все счета, выставленные «Ассутой» на текущий момент — и за лучевую, и за реанимацию, и за нынешний уход в хирургической палате. Собранных денег, очевидно, хватит и на восстановительное лечение в другой клинике, и на ещё один курс радиотерапии. Сколько ещё денег понадобится — я пока не берусь прогнозировать, но, по моему ощущению, какое-то не очень впечатляющее количество, не соразмерное ни с первоначальным счётом от клиники, ни с уже собранным объёмом. Предлагаю в ближайшую пару-тройку дней поднапрячься — и, может быть, на близкое обозримое будущее закроем этот сбор.

Вот страница со всеми реквизитами, по которым можно помочь Маше:
http://deeva.dolboeb.org/
Вот кампания на Планете:
http://planeta.ru/campaigns/deeva
Вот страница для тех, чьи карточки и иные платёжные инструменты не принимают российские банки:
http://www.gofundme.com/helpmashadeeva
По СМС деньги принимаются в России на короткий номер 3434, синтаксис «Маша 500», где вместо 500 можно подставить любую удобную вам сумму в рублях.

Распространение информации по-прежнему приветствуется.
Медиа-партнёрам и СМИ, готовым помочь сбору, буду отдельно рад.
Оставшаяся сумма на лечение Маши — как раз того рода, которую всего удобней собирать по 100 рублей с человека за долгий срок. Баннеры, СМС, вот это вот всё.

Большое человеческое спасибо всем, кто участвовал и участвует в этой истории.
Лично меня, после 17 лет активного участия в интернет-благотворительности, она очень многому научила.
Особенно — та её часть, когда выяснилось, что российские благотворительные фонды в некоторых ситуациях оказываются так же беспомощны и бесполезны, как российская медицина.
Я пока не знаю, что делать с этим знанием, но я скоро придумаю.
И мне понадобится ваша помощь.
dolboed: (01915)
Девятый канал ТВ Израиля — первая телекомпания, присоединившаяся к нашим усилиям по спасению Маши Деевой. Вот репортаж Бориса Штерна, который был там показан в начале недели:

Надеюсь, после праздников к освещению этой истории подключатся и их российские коллеги.

Состояние Маши, как вы догадываетесь, тяжёлое, но стабильное. Её уже перевели из реанимации и, возможно, на какое-то время выпишут из «Ассуты» в другую клинику для восстановительного лечения в перерыве между курсами лучевой терапии.

Деньги собираются так, как они должны собираться в отсутствие какой-либо поддержки со стороны любых неинтернетовских СМИ и без помощи благотворительных фондов. То есть уверенно, хорошими темпами, но не 175.000 долларов за неделю, как я рассчитывал, а чуть больше половины суммы удалось к этой минуте собрать. Где-то 4,5 млн рублей собралось через Яндекс.страницу, СМС и пару частных кошельков, отдельно $9795 принёс американский сбор, и $11.000 ушло в клинику напрямую. Текущие счета от «Ассуты» мы этими деньгами перекрываем с запасом, а дальше, надеюсь, заработают другие каналы. Фонды вряд ли подключатся, а на коллег с радио и ТВ я очень рассчитываю. С их помощью сбор через СМС можно закрыть реально за пару дней. Если у вас есть знакомые телевизионщики и радийщики — расскажите им, пожалуйста, про Машу Дееву.

Я с понедельника в Израиле, лечу на совет акционеров «Бесэдера» и вручение премии «Генезис». Попробую задействовать тамошние связи и ресурсы, чтобы ускорить решение вопроса. Увижу ли Машу — зависит от того, что скажут врачи. Но врачей увижу в любом случае.

Молимся, держим пальцы.
У нас есть шанс, в котором нет правил.
dolboed: (Default)
Начну с главного: Маша Деева жива, в сознании, при сохранении положительной динамики её на днях переведут из реанимации.
Сейчас важнейший вопрос для консилиума врачей, наблюдающих Машу — оценить промежуточные результаты уже проведённых сеансов облучения опухоли с целью подтверждения или корректировки первоначально назначенного 7-недельного курса лечения.

Как вы помните, нам удалось сторговаться с клиникой, чтобы не оплачивать всю предполагаемую сумму лечения (неподъёмную) сразу авансом, а вносить деньги по факту и по частям. Текущий долг за лечение Маши Деевой в «Ассуте» (с учётом всего, что туда уже заплачено) оценивается в районе 100.000 шекелей. Это чуть меньше 26.000 долларов и значительно меньше тех сумм, которые удалось собрать за прошедшую неделю на различных счетах, задействованных в сборе средств. К сожалению, точные итоги сбора к этой минуте я назвать не могу, потому что у каждого из каналов — свой интервал задержки поступлений от жертвователей, между отправкой и зачислением на принимающие счета. Есть лишь общее понимание порядка величин. Яндекс.Деньги консолидируют все собранные суммы со своей страницы и перечисляют их на рублёвый банковский счёт «Территории совести» ежедневно; там к выходным собралось Р2.503.760 ($44,543 по курсу ЦБ) отправленными, но зачисление не осуществляется моментально. Через СМС на короткий номер 3434 к этой минуте собрано 108.078 рублей ($1921). Мой PayPal собрал ещё порядка $12.250, но тоже имеем посмотреть, сколько времени займёт прохождение оттуда переводов (я послал одновременно на разные счета, чтобы проверить и сравнить скорость зачисления на каждом). Отдельно на американской странице помощи собрано к этой минуте больше $8000. Так что собранных на сегодня денег должно хватить на оплату лечения до середины месяца. Но на весь назначенный курс лечения нужно ещё примерно столько же. Очень рассчитываю на всех, кто пока в стороне от нашего сбора: радийщиков, телевизионщиков, газетчиков, крупные интернет-площадки и сообщества.

Важные ссылки для тех, кто желает помочь:
  • страница с актуальной информацией про способы помощи
  • баннеры для Маши
  • страница в Яндексе, где принимают ЯД, WebMoney, русские карты и нал
  • адрес для переводов через PayPal: dolboeb@zhurnal.org
  • страница для приёма американских и израильских карт
  • кампания на Планете

    Хочу отдельно поблагодарить за помощь в сборе денег благотворительный фонд «Территория совести», сервис Яндекс.Деньги, российский филиал платёжной системы PayPal, 9-й канал телевидения Израиля, новостные сайты newsru.com, meduza.io, newsru.co.il, mignews.com, краудфандинговую платформу Planeta.Ru, социальную сеть ВКонтакте и лично Георгия Лобушкина, а также Рустема Адагамова, Бориса Гребенщикова, Евгения Гришковца, Бориса Зимина, Алексея Кортнева, Алексея Навального, Леонида Фёдорова, Виктора Шендеровича. И, конечно же, всех моих читателей, подписчиков, френдов и фолловеров, которые внесли деньги или распространяют по своим каналам ссылки на информацию о помощи Маше. Пожалуйста, не забывайте: в этой истории не бывает ни одного лишнего лайка, лишнего ретвита, лишнего рубля. В этой кампании не участвуют благотворительные фонды, способные оплатить лечение за счёт свободных средств, оставшихся у них от других кампаний. Сколько соберём здесь и сейчас, столько у нас и есть.
  • dolboed: (teddy bear)
    Собирать 9 миллионов рублей, доложу я вам, довольно утомительное занятие.
    Даже если они собираются много быстрей, чем изначально планировалось.

    Сегодня я рассчитываю на помощь площадок, которые сами заберут к себе и разместят у себя информацию обо всех доступных способах помощи Маше Деевой.

    Вот страница, где размещены все способы помощи.

    Вот директория, где лежат все нарисованные к этой минуте баннеры.

    PayPal мой со вчерашнего дня не работает, потому что лимит поступлений в 550.000 рублей там исчерпан, а вывести деньги на счёт клиники мне пока не дают.Служба поддержки PayPal сняла лимиты с моего аккаунта. Можно засылать на dolboeb@zhurnal.org

    Большое спасибо NewsRu.com за оказанную помощь.

    Profile

    dolboed: (Default)
    Anton Nossik

    April 2017

    S M T W T F S
           1
    23 45678
    9 10 11 12 13 14 15
    16 17 18 19 202122
    23 24 25 26 27 2829
    30      

    Syndicate

    RSS Atom

    Most Popular Tags

    Style Credit

    Expand Cut Tags

    No cut tags
    Page generated Sep. 26th, 2017 10:50 am
    Powered by Dreamwidth Studios