dolboed: (candle)
Пишут, что ночью погиб Казимир «Кэз» Лиске.
Гениальный музыкант, композитор, режиссёр, актёр, 35 лет от роду.
Человек бесконечного таланта, обаяния и остроумия.
Один из тех, кто умеет сделать наш мир светлей.

Я не могу и не хочу в это поверить.
dolboed: (0chaykovsky)
По пути из Питера в Москву проезжал Клин.
Пришёл в голову анекдот бородатей Петра Ильича, родом (по версии Олега Нестерова) из ранних 1960-х:

Армянское радио спрашивают: правда ли, что Чайковский был гомосексуалистом?
— Правда, — отвечает радио. — Но мы любим его не только за это
.

И тут поневоле мне вспомнилось, что 2-4 года назад было много новостей вокруг фильма «Чайковский» — про последние годы Петра Ильича. Арабов написал сценарий картины в соавторстве с режиссёром Кириллом Серебренниковым, который собирался её снимать. Вот что Кирилл рассказывал об этом проекте в августе 2012 года:

Мы делаем «Чайковского» сейчас. Написали два варианта сценария с Юрием Арабовым. Сначала я писал, потом он, потом искали деньги — не нашли, отложили. Ходил по начальникам, они все радовались: Чайковский — замечательно, все же знают Чайковского. Пришел я к какому-то начальнику однажды, рассказываю про проект. Он слушает, а потом говорит: «Ага, подождите. Но он же был гомосексуалист?» Я говорю: «Ну, прежде всего он великий композитор». Начальник подумал еще и сказал: «А он, кажется, плохо кончил?» Я говорю: «Да, вообще-то он умер. Преждевременно». Начальник сказал, что сейчас «не время таких грустных историй».

Милоновских законов в ту пору ещё не приняли, но они уже маячили на горизонте, и понятно, что никакой гомосятины сценарий Арабова не предполагал. В центре сюжета — одиночество гения, живущего и творящего в затворничестве (как он сам называл, «в убежище») в том самом Клину, в период создания Шестой симфонии и Третьего фортепианного концерта, его сложные отношения с критикой, с публикой, с обществом, с Россией и заграницей...

В 2013 году Минкульт предложил создателям фильма грант в 30 миллионов рублей — к 175-летию композитора. Но Фонд кино отклонил заявку на возвратное финансирование (эксперты Фонда сочли, что фильм не имеет прокатного потенциала), и создатели картины от юбилейного гранта отказались:

Как объяснила «Известиям» продюсер Сабина Еремеева, 30 млн рублей составляют примерно 12% от бюджета фильма, и брать на себя обязательства по срокам сдачи картины, имея на руках такую небольшую часть, нельзя.

Ещё два года спустя, в мае 2015 года, стороны вернулись к вопросу о госфинансировании картины. Минкульт вновь предложил грант в 30 миллионов, сдвинув сроки ожидаемой сдачи фильма на лето нынешнего года.

Согласно информации портала «Кинопоиск», фильм «Чайковский» готовится к выходу на экраны в 2017 году.
В биографических справках на сайте телеканала «Культура» указано, что фильм вышел в 2015 или в 2016 году.
Это очень позитивная информация — жаль только, что она неверна.

На самом деле, к сожалению, фильм «Чайковский» в России в 2017 году не только не выйдет в прокат, но и в производство не запустится. По тем самым причинам, о которых начальник предупреждал Серебренникова ещё 5 лет назад: сейчас у нас не время таких грустных историй.
Когда и если этот фильм в итоге запустится в производство — то это будет либо не здесь, либо не сейчас. А скорее всего — и не здесь, и не сейчас.

Хорошо бы хоть «Матильду», уже отснятую, не запретили.
А то ведь уже созрело очень удобное объяснение, от главы государства, если кто случайно не заметил.
На декабрьской встрече с деятелями культуры, где его поразили известием, что по всей России запрещаются спектакли, гастроли, художественные выставки, творческие встречи и поэтические вечера, Путин отлично разъяснил уважительную причину запретов:

Многие не хотят, чтобы у нас трагедии повторились такие, как в Париже

Стало быть, если какие-то «активисты» (выражение Путина) уничтожают скульптуры в Манеже, устраивают погромы в концертных и выставочных залах, рассылают угрозы, нападают на деятелей культуры, обливают писателей кислотами и щелочами, подбрасывают к театральным подъездам свиные головы, то решение чиновников запретить в ответ искусство, против которого выступают погромщики — это отеческая забота о мире и согласии в обществе. Чтоб не повторялись трагедии, как в Париже. У них там кровь рекой, художников убивают, а у нас всего лишь снимают из репертуара спектакли, отменяют гастроли, закрывают выставки, библиотеки и культурные центры, срывают концерты и увольняют театральных директоров.

В отношении «Матильды», как мы знаем, больше 1000 писем с угрозами поджогов и убийств прокатчикам картины уже разосланы к этому дню.
И понятно, что найдутся такие кинотеатры, которые побоятся связываться с её показом.
А найдутся ведь и региональные, и муниципальные чиновники, которым уже объяснили, как им в такой ситуации разрешается «заботиться о мире и согласии».
И безо всяких объяснений Путина в стране полно чиновников, у которых уже есть опыт запрещать, отменять, увольнять, закрывать.
Причём многие из них не то чтобы опасаются «народных волнений» из-за оперы Ллойд Веббера или Вагнера, а сами заодно с погромщиками — и омскими, и новосибирскими, и парижскими.

Так что если сегодня, за почти 9 месяцев до начала российского проката, борьба бесноватых с «Матильдой» выглядит глупой клоунадой ради попадания настоящих буйных в теленовости, то к юбилейной дате, на которую назначен выход картины, к запрету фильма могут подключиться люди с недюжинным админресурсом.

После формулировки о том, что любой цензурный запрет произведений искусства — это профилактика парижских терактов, никакие приличия их уже не связывают.
dolboed: (00Canova)
Сходил вчера в «Современник» на очень смешную комедию «Амстердам» по пьесе Галина «Парад».
Пьеса прямо на сайте автора выложена в открытый доступ.
Поставил её Сергей Газаров, в главных ролях — Михаил Ефремов, Алена Бабенко и восхитительный Евгений Павлов, играющий юного гея по имени Долорес Смородина. Отдельного упоминания заслуживает работа Аллы Коженковой по костюмам и музыка Алексея Айги, в финале просто душераздирающая.

Комедия ужасно злободневная. Николай Скворцов, герой Ефремова — типичный герой нашего времени. Малиновый пиджак из 90-х, ныне — авторитетный уральский предприниматель, генеральный спонсор местного казачества, друг губернатора и большой патриот, непрерывно выпивающий, но практически никогда не закусывающий. Сын у него, как положено, учится в Лондоне, там же живёт и жена-актриса (Алёна Бабенко), для творческого развития которой муж в своё время прикупил местный драмтеатр. Семья условилась вместе провести выходные в Амстердаме, а там в этот день проходит гей-парад (отсюда и название пьесы). Под балконом гостиничного номера маршируют размалёванные и непотребно разодетые геи с лесбиянками. Не успевает Скворцов с балкона высказать всё, что он про них думает, как выясняется, что и его единственный сын Виктор — активный участник того самого парада…

Встреча «Русского мира» с бездуховной Гейропой — неисчерпаемая тема для комедии положений.
В пьесе Галина фактура использована на полную катушку. Спектакль в двух отделениях с антрактом длится в текущей версии три часа, и это три часа совершенно восхитительного стёба над всеми мыслимыми анальными скрепами. А самое смешное, может быть, — то, что 86% зрителей совершенно солидарны с ефремовским персонажем, одобряют анальные скрепы и воспринимают эту комедию как «патриотический спектакль».

Поскольку здание театра «Современник» закрыто в эти дни на ремонт, который в ближайшие полтора года не закончится, его спектакли идут во «Дворце на Яузе», бывшем Доме культуры Московского электролампового завода. И это отдельный бонус зрителю, в тему пьесы: обслуга там сохранилась с советских времён. Вот эти восхитительные пожилые гарпии, глядящие на театральную публику с позиции «вас много, а я одна», которым почти не платят зарплаты, и их единственное вознаграждение за труд — возможность нахамить зрителю, используя скоротечные (калиф на три часа) должностные полномочия. Им там реально дозволяется во время второго действия ворваться с фонариками в зрительный зал и учинить повторную проверку билетов у зрителей на откидных и приставных стульях: вдруг безбилетник в антракте проник?! Не обращая внимания на то, что на сцене в это время идёт живой спектакль. Это тот самый «Русский мир» во всей его красе. Хотя, на самом деле, этот мир — советский. Мир, где главная привилегия и показатель статуса — корочка, позволяющая шмонать сограждан, у которых нет такой же корочки. Где в любом театре сексот главнее актёра и режиссёра. Ничего специально «русского» тут нет, в Северной Корее и Туркмении — такая же иерархия. Но в контексте комедии про «Русский мир», бессмысленный и беспощадный, эта иллюстрация невероятно там уместна.
dolboed: (00Canova)
История работы композитора Джакомо Антонио Доменико Микеле Секондо Мариа Пуччини над «Тоской» — эпопея, запутанная не меньше, чем сюжет одноимённой французской пьесы, по мотивам которой эта опера написана. Между тем, как Пуччини, посмотрев спектакль в Милане и Турине в 1889 году, захотел переложить его на музыку, и премьерой оперы в Риме прошло без малого 11 лет — невероятно долгий срок, учитывая производственный цикл в итальянском музыкальном театре тех лет (между выходом «Дамы с камелиями» в Париже и постановкой «Травиаты» в Венеции прошёл год, а за 2 месяца до «Травиаты» в Риме давали премьеру «Трубадура»).

Вся история пятикратной переработки французской пьесы в либретто оперы Пуччини — одна бесконечная склока, с участием множества ныне забытых деятелей тогдашней сцены, которые упоённо ругались между собой на протяжении всей работы над адаптацией, и не оставили этого занятия даже после триумфальной премьеры. На ругань критики по поводу непроходимо запутанных сюжетных линий либреттисты откликнулись публичными обвинениями в адрес Пуччини, не проявившего должного уважения к их труду.

А начиналось с того, что французский драматург Викторьен Сарду, автор исходной пьесы, к которому Пуччини подослал в Париж своего агента Рикорди, не хотел продавать права итальянцам, рассчитывая, что ими заинтересуется кто-нибудь из его соотечественников. Агент, однако же, настоял, и к 1891 году появилась первая версия итальянского либретто. Она никому не понравилась, включая автора, либреттиста Луиджи Иллику, и композитора; Викторьен Сарду, тем часом, посетовал из Парижа, что его самая успешная пьеса досталась малоизвестному итальянскому композитору, чья музыка вообще не нравилась драматургу. Этот отклик дошёл до Пуччини, и он, обидевшись, отказался от планов делать из «Тоски» оперу. Ушлый агент Рикорди, ни разу не смутившись таким оборотом, тут же продал права барону Альберто Франкетти (по прозвищу «Итальянский Мейербер» — не без намёка на национальность), для которого тот же Луиджи Иллика написал ещё одну версию либретто — и снова неудачную. Франкетти промучался над затеей оперы ещё 4 года, а потом, при посредничестве всё того же агента Рикорди, права на постановку вернулись обратно к Пуччини. Причём об обстоятельствах, при которых это произошло, историки музыкальной литературы по сей день спорят: то ли барон Франкетти проявил впечатляющее благородство, признав талант соперника, то ли он просто осуществил своевременный stop loss. Спустя ещё 5 лет Франкетти, вместе с Масканьи и другими соперниками Пуччини, придёт на римскую премьеру долгожданной оперы.

Но самая смешная, на мой взгляд, история про «Тоску» и её либретто связана с творческой переработкой сюжетных линий. К 1896 году итальянские либреттисты (которых в ту пору было уже двое) пришли к выводу, что главной героине не стоит бросаться вслед за Сарой Бернар со стены замка Сант’Анджело. Вместо этого ей следует сойти с ума от горя и спеть над погибшим возлюбленным красивую заключительную арию. Против такого насилия над своим сюжетом (и без того уже изрядно покоцанным при адаптации) категорически взбунтовался французский драматург. Точку в споре поставил Пуччини, оставивший финал без изменений. Соображение, которым он при этом руководствовался, было простым до гениальности. Поскольку Каварадосси к тому моменту уже расстрелян, любовная история закончена, и никаких неожиданных поворотов сюжета впереди не светит, на той самой арии обезумевшей Тоски догадливая публика дружно потянется в гардероб — а финал оперы недополучит своих законных бисов и оваций. Так что незачем томить зрителя, свернём по-быстрому, решил композитор. И, как мне кажется, правильно сделал.

PS. А самый, наверное, забавный отклик на либретто оперы Пуччини — разбор сюжета с точки зрения теории игр. Где говорится, что если б любой один из персонажей нарушил свои обещания, то он выиграл бы значительно больше, чем при их соблюдении. Но, поскольку обещания нарушили оба участника сделки, то в результате все герои умерли. Очень грустная песня.
dolboed: (0гонь)
История с премией Гавла (не «Гавела», блядь! вы же не говорите «Павела», правда?) получила вполне закономерное продолжение.

Как известно, в нынешнем году премия имени Вацлава Гавла была присуждена художнику Петру Павленскому.

Думаю, никому не нужно объяснять, что его блистательная акция с нагибанием ФСБ, МВД, СКР, прокуратуры и судов двух инстанций — главный акционистский арт-проект года.
В ноябре 2015 года Павленский поджёг дверь ФСБ на Лубянке, после чего система решила его примерно наказать, по известной формуле: «Будет сидеть: я сказал!» (за предыдущую акцию художнику дали 16 месяцев ограничения свободы, но тут же и освободили от наказания за давностью).

Объявив, что на сей раз Павленский «серьёзно попал, доигрался, за всё ответит», власть сразу же выяснила, что он ровно этого от неё и добивался. Что его долгожданный арест и судорожные поиски статьи для показательной расправы над художником — часть хорошо продуманной комедии дель арте, по самим же Павленским заранее написанной пьесе. Что все участвующие в расправе силовики — лишь актёры в театре масок, а сюжет этой комедии дель арте — злобный, комичный и импотентный идиотизм той силы, которой они служат.
Commedia dell'arte отличается от классического театра тем, что автор пьесы не пишет все реплики актёрам, он сочиняет лишь фабулу истории (фьябу), а актёры в рамках заданных ролей свободно импровизируют свои монологи. Но в целом, что б они там ни напридумывали, все их речи работают на изначальный замысел драматурга. Ровно так и вышло в пьесе Павленского, когда представитель ФСБ заявил в судебном заседании по гражданскому иску:

— Наша дверь представляет большую культурную ценность, потому что мы за этой дверью столько замечательных людей пытали и расстреляли!

В следующем акте пьесы система, усталая от этого позора и издевательства, попыталась дать поскорее занавес. Государственное обвинение в суде потребовало освободить Павленского из-под стражи, и взыскать с него штраф в 2 млн рублей. Отдельно ФСБ гражданским иском истребовало 481 тысячи 461 рубля 83 копейки ущерба за свою драгоценную дверь, отлитую по проекту архитектора Щусева. А сам Павленский потребовал, чтобы его обвинение было переквалифицировано с «Повреждения объектов культурного наследия» на «Терроризм».

Мещанский суд сократил штраф Павленскому до 500.000 рублей и удовлетворил гражданский иск ФСБ. Итого, со штрафами на 982.461 руб 83 коп художник был месяц назад отпущен на свободу. Но занавес опускаться не захотел. Предприниматель Евгений Чичваркин в тот же день объявил, что готов внести эти 15.386 долларов, потому что он жаждет заполучить сгоревшую дверь ФСБ для своей личной коллекции. А Павленский обжаловал приговор через неделю после вынесения, отказавшись признавать эту самую дверь «объектом культурного наследия». Потому что та самая бесценная историческая медная дверь по проекту Щусева, за которой пытали и расстреливали цвет российской интеллигенции, на самом деле давным-давно заменена деревянным муляжом, изготовленным в столярных мастерских ФСБ. В материалах дела фигурирует официальная справка о том, что дверь, сожжённая Павленским, изготовлена и установлена в 2008 году, а отнюдь не «в начале ХХ века», как сказано в решении Мещанского суда по гражданскому иску.

В любом случае, Павленский заявил, что платить ни копейки не собирается, и призвал своих сторонников деньги на выплату штрафа в Интернете не собирать.

Судебно-тюремная драма на этом временно закончилась, но тут же начался новый эпизод, ничуть не менее комический. Где маски комедии дель арте пришлось примерять уже совсем другим персонажам.

Международная правозащитная организация Human Rights Foundation (HRF) вручила художнику Петру Павленскому премию имени Вацлава Гавела за креативное проведение протестных акций. Церемония вручения прошла в рамках ежегодного «Форума свободы» в Осло. 
«Я горжусь тем, что Россия, моя страна, до сих пор производит таких храбрых людей, как Павленский. Он жертвует единственным, что у него есть — своим телом, чтобы реализовать свой художественный бунт», — отметил председатель HRF Гарри Каспаров.

http://www.novayagazeta.ru/news/1703721.html

Ну, то есть оргкомитет премии, первыми лауреатами которой в 2014 году стали участницы Pussy Riot, решил вновь удачно пропариться на внимании прессы к судьбе очередного «узника совести». Выбор на эту роль Петра Павленского был логичен с точки зрения PR. Но так же, как и российские силовики до них, «правозащитники» просто не сообразили, что попадут в его комедию дель арте, — в роли хвастливых и трусливых Скарамушей.

Узнав о том, что ему присуждают денежную премию в 116.500 норвежских крон (876 тысяч рублей по тогдашнему курсу), Павленский публично объявил, что отдаст все эти деньги на профессиональную юридическую защиту т.н. приморских партизан. Это группа жителей Дальнего Востока, осуждённых за серию нападений на милиционеров. Часть участников группировки была убита, остальные отбывают длительные сроки заключения.

Оргкомитет премии Гавла аж заколбасило от этих новостей. Тот факт, что денежные средства от премии Павленский собрался перечислить не самим «партизанам», а в фонд, занимающийся оплатой адвокатов и профессиональной юридической помощью осуждённым по этому делу, не показался им сколько-нибудь существенным. Так называемые правозащитники не заметили, что Павленский намеревался отдать деньги как раз на правозащиту. Сперва оргкомитет попытался закулисно надавить на жену художника, чтобы она его переубедила жертвовать деньги на защиту «партизан» и отказалась от публичного озвучивания этого намерения. А когда этот неуклюжий маневр не удался, они, поёрзав, объявили, что лишают Павленского премии. Которую они ему до этого уже успели торжественно вручить.

Причём они лишили его премии ровно за ту же самую храбрость, за которую раньше наградили. Просто раньше эта храбрость была направлена против ФСБ и прочих «врагов свободы». А теперь она обратилась против лицемерия и политкорректности, против организаций, которые на словах рассуждают о правозащите, а на деле думают только о самопиаре. И держат в голове кучу «двойных сплошных» в вопросе о допустимости и недопустимости насилия.

Сперва «лишение премии» носило негласный, закулисный характер: просто задержали выплату денег. Но 4 июля Пётр Павленский опубликовал чудовищный по нашим временам манифест, в котором при желании можно увидеть поддержку тем самым «приморским партизанам». По сути дела, любого, кто сегодня в России такой манифест перепостит, можно брать голыми руками и паковать на 7 лет по новым законам Яровой и Озерова. При этом нужно, конечно, сознавать, что речь идёт о Павленском, о продолжении хэппенинга, а не о том, что кто-то в России реально собрался выходить против власти с ружьём. Речь идёт о некоем мнении, которое политкорректные европейские друзья Гарри Каспарова по 20 раз на дню высказывают применительно к палестинскому террору: что виноват в нём Израиль, который не признаёт Палестинского государства и не запрещает еврейским поселенцам строить новые дома. МИД РФ тоже неоднократно в таком роде высказывался, никаких дел о поддержке терроризма на него за это не заведено. Потому что одно дело палестинцы, убивающие еврейских детей, совсем другое — жители Приморья, осуждённые за нападения на милиционеров. Палестинцев можно понять и простить, «приморских партизан» — нельзя. Политкорректность не бывает без двойных стандартов.

Мысль о том, что их благопристойную Foundation смогут теперь как-то обвинить в связях с «Приморскими партизанами», перевесила у функционеров все соображения пристойности, приличия и здравого смысла. Испугавшись bad publicity, они официально объявили, что лишают Павленского премии, и не собираются выплачивать уже присуждённые (а до того — собранные со спонсоров) 116.500 норвежских крон.

Обратите внимание: если забыть о законах комедии дель арте, то другой человек на месте Павленского мог бы просто дождаться перевода денег, а потом уже публиковать свои манифесты. Потом был бы жуткий скандал, российские госСМИ обвинили бы Каспарова в поддержке терроризма, Дагмар Гавлова могла бы отозвать у HRF права на вручение премии в 2017-м… Но тогда «правозащитники» оказались бы пассивно пострадавшими, а для нужд комедии дель арте интересно было как раз чтобы они сами сыграли свою роль.

К сожалению, в глазах цивилизованного мира коллизия Павленского еще и в некоторой степени дискредитировала российскую оппозицию, — пишет обиженный Каспаров точка ру, резюмируя своё (и своих коллег) решение. Он пишет о том самом цивилизованном мире, который со спокойной душой одобряет палестинские теракты, и который половину сирийских головорезов записал в rebels и freedom fighters за то, что они — против Асада.

Роль Каспарова на этом вроде как закончилась. Но спектакль Павленского продолжается. Сегодня он создал страницу, на которой призывает те же самые 872.000 рублей собрать краудфандингом. Адрес страницы — http://www.partizans.org/

На той же странице, разумеется, размещено и мнение Павленского о «партизанах».
То самое, возмутительное и недопустимое, тянущее на 7 лет по «пакету Яровой».
Чтобы посетителям страницы не было слишком просто.
И теперь актёром в комедии Павленского становится каждый из нас.
У каждого теперь есть вот этот сложный выбор, какую он тут хочет роль.
И это уже не про Фейсбук с хэштегами история, а про здесь и сейчас.
Потому что театр Павленского — он очень настоящий.
То, что он делает, берёт за живое, заставляет задуматься, спорить с самим собой.
И это давно уже не моноспектакль.
dolboed: (00Canova)
Завтра в ГМИИ им. Пушкина откроется для публики грандиозная (на 250 экспонатов) выставка рисунков, картин, декораций и костюмов художника Льва Бакста (Лейба-Хаима Израилевича Розенберга, 1866-1924), приуроченная к его 150-летнему юбилею.

Вот официальный трейлер выставки, смонтированный в Музее:

А вот HD-версия моей собственной прямой трансляции с вернисажа — пострадавшая от перебоев со связью, зато дающая неплохое представление о развеске и планировке.

С мужчиной, угодившим в кадр на 9'51" ролика, я последний раз беседовал в ночь с 12 на 13 марта 2014 года, и разговор наш был, мягко говоря, не самым приятным итогом восьмилетнего знакомства и сотрудничества. Но, когда говорят музы, — пушки молчат. Так что сегодняшний наш диалог был неприятен разве что для МегаФона, с LTE-покрытием которого творится нынче совершенный какой-то ахтунг и древний ужас.

Настоятельно рекомендую всем, у кого есть время завтра вечером, не упустить лекцию приглашённого американского куратора выставки Джона Эллиса Боулта о жизни и творчестве Бакста. Она случится в 19:00 в Центре эстетического воспитания «Мусейон», в Колымажном переулке (по правую руку от главного здания).

Выставка Бакста в ГМИИ им. А.С. Пушкина продлится до 4 сентября.
dolboed: (00Canova)
Пьеса Людмилы Стефановны Петрушевской «Анданте» написана в 1975 году, разрешена цензурой лишь в 1980-х. Самая знаменитая постановка — «Квартира Коломбины» с Лией Ахеджаковой, поставленная Романом Виктюком в «Современнике» в 1985 году.

Завтра и послезавтра в московском центре Мейерхольда — спектакль «Анданте» в постановке Фёдора Павлова-Андреевича, с костюмами и декорациями Кати Бочавар. В четверг, в день рождения драматурга, вторым действием спектакля станет премьера новой летней программы «Петрушевского кабаре», которая затем отправится на гастроли по России и всему миру. Петрушевская споет свои самые новые и самые любимые песни всем тем, кто знает, что такое настоящее «Петрушевское кабаре» и какого калибра у старушки ППШ. Кабаре в честь дня рождения Людмилы Стефановны Петрушевской начнется в большом зале Центра Мейерхольда сразу после антракта по окончании спектакля «Анданте».

Не говорите, что я вас не предупреждал.
dolboed: (00Canova)
Фильм Михаила Калатозова «Летят журавли», снятый в 1957 году — одна из лучших советских картин о войне. Полная версия доступна на официальном канале киноконцерна «Мосфильм» в YouTube, где выложено огромное количество советской киноклассики (правда, в жутковатом качестве). К сожалению, политика киноконцерна не позволяет просмотр этой классики на сторонних сайтах, чтобы зритель, не дай Бог, не остался без рекламы майонеза, а «Мосфильм» — без нескольких центов за её просмотр.

18 мая 1958 года фильм «Летят журавли» получил в Каннах «Золотую пальмовую ветвь». Это была первое и последнее российское кино, получившее такую награду за всю историю фестиваля.

Пьеса Виктора Розова «Вечно живые», по которой снят фильм, написана молодым фронтовиком-ополченцем в 1943 году, когда он лечился в костромском госпитале от ранения. Много лет её не пропускала на сцену цензура. Но в 1956 году «Вечно живыми» в постановке Олега Ефремова открылся в Москве театр «Современник». В Интернете доступна двухсерийная телеверсия постановки 1976 года, в которой заняты, кроме самого Ефремова, Олег Даль, Юрий Богатырёв, Марина Неёлова, Игорь Кваша, Станислав Садальский, Елена Коренева, Галина Волчек и Авангард Леонтьев. Я пару раз смотрел постановку в 1980-е, но сейчас в репертуаре театра этого спектакля уже нет.

В том же 1956 году пьеса Розова была поставлена в Ленинграде, в театре Комиссаржевской. Калатозов, увидав спектакль, попросил драматурга написать на его основе сценарий, по которому и был в следующем году снят фильм «Летят журавли».
dolboed: (lemonde)
Сегодня исполняется 100 лет патриарху российской театральной сцены Владимиру Михайловичу Зельдину. Целый век прошёл, а работа на сцене продолжается, как ни в чём ни бывало.
Владимир Зельдин
Разумеется, все билеты на его юбилейный бенефис уже проданы. Но в афише ЦАТРА есть и другие спектакли с Зельдиным в главной роли: например, 10 марта его можно увидеть в роли Дон Кихота в мюзикле «Человек из Ламанчи», 24 марта — в роли самого себя в спектакле «Танцы с Учителем», а 31 марта — в роли Кутузова в известной музкомедии «Давным давно». И на все эти спектакли билеты пока есть.
dolboed: (lemonde)
Мэрия Москвы выгоняет Театр.док из помещения, которое он занимал с 2002 года.
Вера Полозкова в спектакле Анонимные художники Театра.Док
Об этом рассказала сегодня в Фейсбуке директор театра Елена Гремина.
Театр.док собирает истории мигрантов
Грустно, подло, но, увы, совершенно предсказуемо.
В нынешней суровой реальности каждый казённый суслик обязан отчитаться об успехах в борьбе с национал-предателями, пятой колонной и чуждыми элементами.
ФСО предотвращает покраску слова МОСКВА в неправильный цвет, истринская городская прокуратура заводит дело на фонд «Помощь больным муковисцидозом», министерство юстиции ликвидирует «Мемориал», а Департамент имущества города Москвы выгоняет на улицу неправильный театр. Не удивлюсь, если озарение пришло к сусликам из Департамента имущества при обнаружении в афише театра спектакля с названием «150 причин не защищать Родину». Хотя, может быть, театр был взят на карандаш, когда стал площадкой для показа двух спектаклей, запрещённых на книжном фестивале минувшим летом. Да мало ли могло быть причин. Зато теперь кто-то особо бдительный в мэрии сверлит дырочку на погонах, под новую звёздочку за успешную борьбу с национал-предателями.

Дальше это должно спуститься на уровень ЖЭКов, ДЭЗов, или как они там нынче называются. Каждый чиновник, желающий сохранить место у кормушки, должен будет выполнить норматив по борьбе с врагами народа. Кто не нашёл врага на подведомственном пятачке, должен будет освободить место для более бдительных товарищей. А кто нашёл врага — может рассчитывать на продвижение по службе, когда вышестоящий начальник проявит недостаточное рвение в борьбе с пятой колонной.
dolboed: (lemonde)
Сегодня вечером в Театре Маяковского — премьера пьесы Пинтера «Возвращение домой» в постановке Владимира Мирзоева. В главных ролях — Максим Суханов и Максим Виторган.

[ссылка на видео для мобильных устройств]
После спектакля будет обсуждение с Артемием Кивовичем Троицким.
Подробности — в Фейсбуке, билеты — в кассах. Кто видел — приглашается оставить впечатления в комментах.

Ретвиты и кросспосты, ясное дело, приветствуются.
dolboed: (dead cash)

Купил сегодня две пары билетов — в малый зал Московского международного Дома музыки и в Royal Albert Hall.
В МДМ — на сегодняшнюю презентацию проекта «Идиш-джаз» Андрея Макаревича:


А в Royal Albert Hall — вовсе даже на юбилейный концерт, посвящённый 60-летию Бориса Борисыча Гребенщикова.


Докладываю о финансовых результатах заказа.

В ММДМ места в амфитеатре обошлись мне по 5000 рублей за единицу — не через какого-нибудь посредника-мироеда, а в совершенно официальной кассе. Это самые дешёвые билеты, какие там были. Причём их нельзя было забронировать онлайн, а можно было только заказать по телефону и физически выкупить в кассе до 15:00 в день концерта. Хорошо, что у меня есть шофёр.

В Royal Albert Hall танцпол перед сценой обошёлся в £12.50 за единицу, включая налоги. С учётом крымской девальвации — 1521 рубль 15 копеек за два билета. При этом билеты из Альберт-Холла можно либо заказать почтой на дом, либо забрать в кассах перед концертом, либо распечатать самостоятельно по ссылке. Ни о каком самостоятельном таскании в кассу за несколько часов до концерта, чтобы забрать билеты, речь не шла, такой опции просто нет там в 2014 году.

Интересно при этом, что Московский международный Дом музыки является государственным бюджетным учреждением культуры города Москвы. То есть его постройка, существование и функционирование на 100% оплачены деньгами городских налогов. Вот уже 14 лет я из своего кармана оплачиваю все связанные с этим муниципальным учреждением расходы. А когда хочу пойти туда послушать Макаревича — с меня 5000 рублей, и со спутницы ещё столько же, за галёрку.

При этом ни в строительство, ни в эксплуатацию Royal Albert Hall я за без малого 48 лет жизни на свете не вложил ни одной копейки. Тем не менее, цены в «Алберт-Холле» для меня, москвича — человеческие, а в родном ММДМ — жлобские абсолютно. Барвиха, что называется, Лакшери Вилыч — расценки Казинца и Хуснулина, отсекающие московских учителей, врачей, студентов и пенсионеров от доступа к той самой культуре, на которую ни с кого из них не забыли содрать муниципальный налог.

Помнится, в самом начале своей муниципальной карьеры Сергей Александрович Капков публично обещал сделать в Москве «как в Европе». Читатели этого ЖЖ и слушатели «Эха Москвы» могут вспомнить, что я все его начинания по этому поводу всю дорогу очень горячо поддерживал.

Но сегодня, когда Парк культуры имени Горького встал на шестимиллиардный ремонт, его центральные ворота зачехлены, а аллеи разрыты, и когда ММДМ на полном городском финансировании выкатывает неслыханные для Лондона или Нью-Йорка цены входных билетов для москвичей, я хочу спросить Сергея Александровича Капкова: а не пора ль признать, что со всей этой программой «сделать как в Европе» мы как-то жидко обосрались? И весь этот Ваш хвалёный компромисс «Будем пиарить власть жуликов и воров, а нам за это дадут жить в городе по-человечески», сработал только на первую половину. Власть жуликов и воров пропиарена по самое не балуйся, избирателей Навального обвинили в краже коньков по полной программе, а вот с европейскими порядками вышла некоторая напряжёнка. Потому что построить их при власти жуликов и воров — это mission impossible. Даже в одной отдельно взятой сфере городской культуры.

dolboed: (0annaturaeva)
В прошлую субботу, 12 апреля, на сцене Театра на Таганке бездомный с лета из-за известного евроремонта Политеатр под руководством Э.В. Боякова давал спектакль «Двенадцать». Кто видел другие поэтические спектакли Политеатра и Практики, может легко представить себе формат представления: сперва одиннадцать современных поэтов читают свои стихи разных лет, а завершает действо Вениамин Борисович Смехов с поэмой Блока «Двенадцать». В общем и целом — не только мощнейший симфонически-синергетический эффект от этой нетривиальной композиции, но и возможность познакомиться с творчеством некоторых современных авторов, о существовании которых ты мог прежде даже не подозревать. Или мог не знать, что они, помимо классных пьес, пишут ещё и изумительные стихи, как драматург Елена Исаева, ранее не знакомая мне в поэтическом качестве.

Трудно удержаться от расшаривания здесь одного из стихотворений, прозвучавших в спектакле. Тем более, что оно довольно напрямую связано с нынешним еврейским праздником.

* * *

В Тбилиси, где волнуется Кура,
когда её не называют Мтквари,
по выходным, часов с семи утра
купца сговорчивого чуют антиквары,


передо мной товары разложив, —
а мне всё кажется, что я их видел где-то,
ещё когда мой бабушка был жив,
как будто вещи из его буфета.


В Германии ходил я на флёмаркт,
В Америке бывал я на ярд-сейлах,
но там иначе, отстранённей как-т’,
— среди вещей поломанных и целых


не жизнь в её предсмертной пестроте,
а так, трофейных фильмов персонажи.
Но там они ж не наши, — вещи те,
а тут уже, в Тбилиси, тут уж наши.


Кто покупал? Кому дарил потом?
Кто на кого орал: “Держите вора!”
Вот бронзовая девочка с зонтом…
Вот блюдце кузнецовского фарфора…


Вот гобелен с семейством у реки,
на нём уже не различите лиц вы…
Прищепка в виде маленькой руки…
Серебряный стаканчик “В день бармицвы…”


(Возможность же всё это описать, —
эмаль кантонскую или сервиз саксонский, —
единственная, в общем, благодать…
Вот и описывайте! Чё я вам, Херсонский?)


Среди других торгующих людей
запомнилась одна мне старушонка
тем, что в китайской вазе перед ней
заметил я мышонка, – нет, крысёнка!


Действительно, рот длинен, зубки кривы,
черты лица остры и некрасивы!

Что ж я заладил! Экая брехня!
Прекрасны зубки. Видно это сразу.
Но как она попала в эту вазу?
Зачем она так смотрит на меня.



Ни тени зависти, ни замыслов пустяшных
не вызывает это существо.
Ей всё на свете так безмерно страшно,
так живо всё, что для иных мертво!
К примеру, швабра, пылесос иль веник.
— Калбатоно, — спрошу я, — сколько денег?
Но та не отвечает ничего.





Что? Будет день, когда она, рыдая,
увидит с ужасом, что вопреки годам
она всего лишь бедная норушка?
(Мне верить хочется, что добрая старушка
на мой вопрос ответит: — Нэ продам!)



Напоминает крошечное тельце:
“Не притесняй, не угнетай пришельца…”
Горит у ней на крошечном челе:
“…ни вдов и ни сирот, поскольку сами
такими же вы были пришлецами
когда-то там в Египетской земле”.




Она сидит, как будто ни при чём,
но, в сущности, боясь пошевелиться.
Мне говорит её умильный облик:
“…возопиют, и Я услышу вопль их…
и каждого из вас убью мечом,
когда Мой гнев на вас воспламенится…”




А если так, при чём тут красота
и почему её обожествляют люди?
Сосуд она, в котором крыса та,
иль крыса та, которая в сосуде?


А глазки-бусинки горят во тьме Китая,
кого-то мне весьма напоминая.


dolboed: (всюду жизнь)
Через неделю, в ночь музеев, закроется на реконструкцию Политехнический, и на том прервётся на неизвестный срок недолгая, но блистательная история Политеатра. Большое человеческое спасибо Эдуарду Боякову за этот головокружительный, ни на что не похожий театральный проект. Надеюсь, в каком-нибудь виде он в обозримом будущем вновь возродится.

За оставшиеся до закрытия театра майские дни на его сцене успеют дать ещё четыре представления.
Завтра с новой программой «Лирика» там выступит блистательный Олег Груз. Кто не знает этого автора — самое время знакомиться:

В воскресенье выступит Александр Филиппенко с моноспектаклем «Демарш энтузиастов», по произведениям Аксенова, Высоцкого, Бродского, Левитанского, Довлатова, Солженицына, Жванецкого.
А в день закрытия, 18 мая, случится первый и последний спектакль Happy 60s, в котором Алиса Гребенщикова, Павел Артемьев, Екатерина Волкова, Юлия Волкова, Егор Сальников, Антон Кукушкин и Вера Полозкова будут читать стихи Вознесенского и Ахмадулиной.
В тот же вечер, в 22:00, на сцену Политеатра выйдет трио Жаки Террассона, концертом которого сезон и закроется.

Меж тем, воскресным вечером 12 мая в киноконцертном зале «Мир» на Цветном бульваре состоится благотворительный концерт в поддержку невинно осуждённых и узников совести. Выступят Алексей Паперный, Дмитрий Быков и Виктор Шендерович. Все сборы от продажи билетов пойдут в Фонд помощи политзаключённым.
dolboed: (Martyn Jacques)
Прекраснейший сайт осатанелых фофудьеносцев «Отдельный дивизион» решил заняться театральной критикой. Четырёхминутный обзор с красноречивым заголовком «Ублюдки в русском театре — кто они?» доставляет от первого кадра и до последнего.

Мне там особенно понравился комментарий Татьяны Михайловны Боровиковой, председателя общественной организации «Много деток хорошо»:
Нашим детям сегодня не нужны педофилы, извращенцы и те, кто пытаются по-своему прочесть классику. У нас есть классика — это жемчужины ваще, нашего духа, нашей мысли, и дети должны сегодня припадать к живительным истокам, а не питаться испражнениями вот этих псевдорежиссёров.

А протоиерей Чаплин в этом восхитительном репортаже очень потешно изображает мистера Mackey из Южного парка.
dolboed: (Default)
«В начале мая 2013 открываем новое здание Мариинского театра. Это будет лучшее здание театра в мире!», — радуется министр культуры РФ по поводу строительного проекта, на возведении которого освоено, по некоторым оценкам, около 22 миллиардов рублей.

Вот так выглядит это лучшее в мире здание:
Новое здание Мариинского театра
Возможно, у меня просто отсутствует архитектурный вкус, но мне кажется, что это, мягко говоря, серьёзный кандидат на звание самой уродливой постройки XXI века.

А вы как думаете?
[Poll #1893377]
dolboed: (Default)
Неувядающий кумир моей мятежной юности, великий Петр Николаевич Мамонов, в понедельник представит в театре Станиславского свой новый спектакль «Дед Пётр и зайцы».
Петр Николаевич Мамонов. Фото: Владимир Песня, РИА НовостиПетр Николаевич Мамонов. Фото: Владимир Песня, РИА Новости
Видео с репетиции )
dolboed: (0photomonk)
В Перми сегодня — пятый день фестиваля «Текстура». Отсмотрена дюжина фильмов и спектаклей, впереди — ещё примерно столько же. Сегодня вечером — Le Gamin au vélo братьев Дарденн, получивший в мае гран-при в Каннах, потом на «Сцене Молот» — «Лёд» Сорокина, в исполнении автора и Ингеборги Дапкунайте.

До этого смотрели «Пину» Вендерса (лучший фильм о балете, который я когда-либо видел), Kaboom Грегга Араки (уморительная экранизация трудов Николая Старикова, снятая в жанре гомоэротического хоррора), Future Миранды Джулай (нежная трагикомедия из жизни калифорнийских мак-лузеров), Patria o muerte Виталия Манского (мощнейший документальный фильм о Кубе), «Мефисто Вальс» Антона Адасинского (красота ни хуя не спасёт мир), получасовую английскую драму «Боги пали, и нет больше спасения» (коротко, страшно, здорово) и пару моноспектаклей из цикла Человек.DOC, идущих тут, понятное дело, вне конкурса.

Для меня самым сильным впечатлением стал композитор Владимир Мартынов со спектаклем «В конце было слово...» из этого проекта. Потрясающий полуторачасовый рассказ мудреца о Стравинском и скрытых смыслах пентатоники, об РПЦ и белой горячке, о конце эпохи композиторов и предконцертной диарее. Этот спектакль в Москве можно видеть время от времени в «Практике»/«Мастерской», благо он там поставлен. Но я почему-то сподобился посмотреть его только вчера в Перми. И до сих пор перевариваю.

По счастью, в зале случился зритель [livejournal.com profile] mnagaitsev с зеркалкой и светосильным стеклом, так что могу поделиться его фоторепортажем:
Композитор Мартынов в спектакле Человек.DOC. Фото Михаила Нагайцева
Обратите внимание, что оригиналы всех фоток там ужаты дизайном ЖЖ, если делать Open Image in new tab, фотографии будут в полтора раза крупнее.
dolboed: (Default)
Мыльная опера с уходом 93-летнего Юрия Любимова с поста директора Таганки при внимательном чтении оказывается чуть более затейливым сюжетом, чем кажется на первый взгляд, при просмотре заголовков. Мало того, что это его стопятисотый уход с поста (предыдущее известие об увольнении прозвучало в декабре 2010 — тогда виноват был Департамент культуры г. Москвы). Но и в нынешнем заявлении «Ухожу навсегда» мелким шрифтом прописаны условия, на которых маэстро в очередной раз готов остаться в должности.

И на контрактной основе, с новыми, отобранными мною по критерию профессиональной пригодности талантливыми актерами, я смог бы продолжить работу, — сказано в том заявлении, которое сайт театра исправно перепечатал из ленты ИТАР-ТАСС.

Вообще, довольно любопытно выглядит ситуация, когда на официальном сайте «Таганки» подряд опубликованы три заявления Любимова об уходе, причём первое из них — под заголовком «Я свободный человек. А «Таганка» — кончена». Это, пожалуй, уникальный случай в истории мирового веб-строительства, когда на официальном сайте организации, предназначенном для связи с публикой, уходящий менеджер объявляет о смерти оставляемого им учреждения, хотя оно, вроде бы, совершенно не собирается самоликвидироваться. А само учреждение здесь же рядом, нисколько не возражая, публикует вакансии маляра, разнорабочего и объявление о покупке катушечного магнитофона. Спрашивается, если «Таганка» кончена — зачем ей катушечный магнитофон? А если всё же рассчитывает продолжить существование после очередной отставки мэтра — почему во всём коллективе не нашлось лица, которое сочло бы необходимым сообщить об этом публике?

По существу конфликта я ничего сказать не могу. Вполне допускаю, что у Любимова действительно есть к труппе профессиональные претензии, и что нынешняя система распределения вознаграждений между актёрами в театре морально устарела. В стране хватает и халатных врачей, и нерадивых учителей, так что и в актёров, предпочитающих творческому подвигу минимальную занятость за гарантированное жалование, тоже, наверное, можно поверить. Я только не понимаю вот эту тягу к превращению любых трудовых споров в шекспировскую драму, с походами в СМИ из-за каждого рубля, с хлопаньем дверьми на всю страну, с решением внутренних финансовых вопросов через федеральную прессу, телеканалы и информагентства. По-моему, это банальное хамство по отношению к публике.
dolboed: (cotta)
Посетил премьеру «Золотого петушка» в Большом театре.
Сцена из первого действия. Фото: РИА Новости
Римский-Корсаков, при содействии либреттиста Бельского, сотворил по мотивам коротенькой пушкинской сказки жёсткую и мрачную обличительную сатиру против самодержавия, его институтов и, до известной степени, против его застенчивого быдла. При этом композитор прекрасно понимал, что цензура в таком виде ни в коем случае не допустит оперу к постановке. Но на правку не соглашался — и умер, так и не увидев «Петушка» на сцене. А вот насчёт издания партитуры у царских цензоров ни малейших нареканий не было: она вышла в музыкальном издательстве Юргенсона без каких-либо купюр, в авторской редакции. Правила игры тогда были в точности такие же, как сейчас: власти регулировали всё то, что считали массовым, а на издания для узкого круга "умников" закрывали глаза. Единственная разница — в том, что 100 лет назад массовыми жанрами считались опера и театр, а сегодня в этом статусе ящик и жёлтая пресса.
Исполнители выходят на поклоны после генеральной репетиции. Фото: dolchev.livejournal.com
Кирилл Серебренников поставил «Золотого петушка» именно так, как хотелось Римскому-Корсакову: в виде злобной и остроактуальной политической сатиры. Разумеется, не против царской власти, а против нынешней, со всеми её до боли знакомыми атрибутами — имперской пафосной напыщенностью, безвкусным номенклатурным нуворишеством и болезненной зацикленностью на темах безопасности, персональной и государственной. Абсолютно гениально воссоздала всю эту суверенную атрибутику Галя Солодовникова, стараниями которой новая сцена Большого превратилась в гиперреалистическую модель управляемой демократии. Оказывается, через детали обстановки, быта и костюма нравы и ценности эпохи можно передать точней и нагляднее, чем в тысяче слов.

К счастью для зрителя, политической сатирой постановка далеко не исчерпывается. Второе действие оборачивается готичной любовной драмой, а третье — самое короткое и драматичное — представляет собой очень бравый и искромётный апокалипсис за 20 минут, с участием, как мне показалось, полутора сотен исполнителей. Финал получился совершенно электрический и взрывной, там в какой-то адский хорал слились придумки художника и режиссёра с мрачными симфоническими опытами композитора. Получилась своеобразная музыкальная версия «Представления» Бродского.

Представляю себе, сколько помидор огребёт и Серебренников, и Большой театр за злободневность, за очередную попытку "осовременить классику" — что пуристы, естественно, рассматривают как покушение на устои многовекового оперного искусства. Но факт остаётся фактом: великий русский композитор Николай Андреевич Римский-Корсаков хотел именно такой постановки — и не дождался её ни при жизни, ни при царе, ни при Советах. А через 93 года после смерти он её, наконец, получил, на главной оперной сцене страны. И этого, наверное, достаточно, чтобы считать, что постановка удалась — при всех возможных нареканиях со стороны ценителей "чистого искусства".

Profile

dolboed: (Default)
Anton Nossik

April 2017

S M T W T F S
       1
23 45678
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 202122
23 24 25 26 27 2829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 05:28 am
Powered by Dreamwidth Studios