dolboed: (smi.ru drawing)
Создатель Википедии Джимми Донал Уэйлс анонсировал во вторник свой новый некоммерческий проект, WikiTRIBUNE, формально и структурно не связанный ни с Wikipedia, ни с её учредителем, фондом Wikimedia Foundation.

Речь идёт о новом типе СМИ, использующем википедийную модель коллективной работы над информацией в качестве платформы для публикации достоверных, проверенных, подкреплённых ссылками на первоисточники, текущих новостей. То есть о журналистике факта, возведённой в некий абсолют и единый стандарт — в противовес индустрии фейковых новостей, захлестнувших Интернет и офлайн.

Пощупать WikiTRIBUNE руками, чтобы понять, как там всё работает на практике, пока нельзя: на заглавной странице проекта есть лишь очень примерное словесное описание общих принципов его функционирования. Чётко обозначилась пока только бизнес-модель. Реклама там размещаться не будет, и доступ к публикуемым материалам будет бесплатным для всех. Проект собирается работать на пожертвования своих читателей, которые будут тратиться в первую очередь на оплату труда профессиональных журналистов. Они станут писать новости в соответствии с википедийными стандартами доказательности каждого утверждения, а добровольцы — участники сообщества — будут эти новости модерировать, дополняя ссылками и корректируя приводимые сведения. Также члены сообщества смогут инициировать создание новостей, поставляя редакции факты и документы. По утверждению Уэйлса, это будет первый проект взаимодействия между профессиональными и гражданскими журналистами. Предполагается, что проект, как и Википедия, будет многоязычным, хотя стартовая его версия — только на английском.

К этой минуте ВикиТрибуна успела привлечь взносы от 6450 жертвователей и нанять трёх журналистов из стартового коллектива редакции в 10 человек.

В Совет проекта его создатель привлёк легендарного ИТ-евангелиста Гая Кавасаки, журналиста Джеффа Джарвиса, профессора Лоуренса Лессига (идеолога Creative Commons) и британскую топ-модель, актрису и предпринимательницу Лили Коул.

Единственная к этой минуте понятная форма участия публики в проекте — занести туда денег. Что я уже благополучно сделал, теперь осталось посмотреть, как вся эта фигня взлетит. Навскидку идея представляется достаточно странной и рискованной, потому что ключевым элементом работы любого качественного массового СМИ является не столько механическая генерация новостей, сколько управление информационными потоками, формирование новостной картины дня, её выстраивание и приоритизация. То есть гораздо больше, чем от собственно новостников, в таком проекте зависит от координаторов их работы, редакторов и информационных диспетчеров, о принципах работы которых в ВикиТрибуне мы пока ничего толком не услышали. Можно догадаться, что вопрос отбора и ранжирования сюжетов Уэйлс предполагает доверить участникам сообщества; есть подозрение, что там будет применена та или иная форма рейтингования новостей или голосования за них. Но до сих пор моделей качественного СМИ, где бы информационная картина определялась читательским спросом или интересом, мы не видели. Рейтинги, основанные на читательском интересе, как правило, выносят наверх всевозможную желтуху и страшилки: популярность сюжетов обратно пропорциональна их серьёзности и значимости.

Впрочем, даже если у самого Уэйлса на сегодняшний день нет чёткого понимания, какую обложку ВикиТрибуны сформирует коллективный разум читательско-редакторского сообщества, по ходу пьесы результат можно будет скорректировать. Тут может возникнуть даже какая-нибудь новая специальность информационного диспетчера — специалиста, отвечающего за группировку и ранжирование новостей в условиях отсутствия исходно заданной информационной политики. Там, где такая политика явным образом присутствует, то есть во всех современных СМИ, эти вопросы решаются главредом издания или ответственным редактором выпуска, то есть начальником над журналистами и всем редакционным процессом. В демократической модели без главреда можно представить себе, что и информационный диспетчер не будет начальником, что он будет вершить судьбы текстов и сюжетов не по личному усмотрению, а по сложному набору критериев. Это примерно та задача, которую в Яндекс.Новостях 16 лет пытаются делегировать роботу, но добились всего лишь морального права списывать любой подозрительный косяк на его глупость и неумение понимать человеческий язык. Живой диспетчер, решающий ту же самую задачу с применением головного мозга, но действующий при этом по алгоритму и обязанный публично объяснять свои решения — это интересная новая сущность. В случае успеха эксперимента мы можем стать свидетелями появления новой журналистской специальности, которая довольно скоро станет востребованной на множестве вещательных и социальных платформ.

Определённые опасения вызывает провозглашённая проектом цель противодействия fakenews, потому что подавляющее большинство и инициатив, и публикаций, направленных на борьбу с этой напастью, создано людьми предельно ангажированными, стремящимися доказать, что фейковые новости (или примеры «постправды») встречаются только у их идеологических противников. Но тут определённый оптимизм внушает многолетний опыт функционирования википедийной модели. Если WikiTRIBUNE окажется очередным антитрамповским боевым листком, призванным разоблачать публикации правых американских СМИ, то утаить этот редакционный перекос от широкой публики будет очень сложно.
dolboed: (4 марта выборы Путина)
«Новая газета» расследовала фальсификации результатов выборов в подмосковных Мытищах. Результат впечатлил. На 68 участках председатели УИК вполне сознательно подделывали данные голосования, перекидывая голоса, отданные за несистемные партии, в колонку за «Единую Россию». Мошенничество доказано документально, превыше сомнения. Есть заверенные копии участковых протоколов голосования, и есть официально опубликованные данные в ГАС «Выборы» — те, что вводились в систему в помещениях ТИК под утро, когда рядовые члены участковых комиссий уже разошлись спать по домам. И там стоят разные цифры, как минимум по тем 68 участкам в Мытищах, по которым «Новой» удалось докопаться до протоколов. Судя по тому, что ещё примерно по 30 мытищинским участкам копии протоколов УИК стали волшебным образом пропадать по мере журналистского расследования, там тоже что-то интересное кроется.

Что могла ответить на эту публикацию председатель ЦИК Элла Памфилова? В сущности, как мне казалось, вариантов у неё было всего два. Либо сделать серьёзное лицо, заявить о безотлагательной проверке обвинений, сформировать комиссию по расследованию, затребовать у редакции все подтверждающие материалы, пообещать отмену результатов голосования, если факты подтвердятся… Либо завести классическую единоросскую шарманку — по примеру Леонтьева, Железняка, Пехтина, Мединского или Поклонской: забиться в истерике, объявив публикацию происками коварных заокеанских врагов, которые клевещут, дискредитируют, пытаются организовать цветную революцию под видом пересчёта голосов и т.п.

Как выяснилось, был ещё и третий вариант, к которому и прибегла Памфилова. Этот вариант вроде как невозможен с точки зрения здравого смысла, но российская модель пост-правды его вполне допускает.

Если читать отчёты «Новой газеты» о заседании ЦИК, посвящённом фальсификациям в Мытищах, то мы узнаем, что Памфилова допустила отмену результатов голосования по этому округу, объявила о создании на базе ЦИК рабочей группы с участием представителей газеты, назначила проверку по всем 68 участкам, посоветовала главе избиркома Московской области «не прятать голову в песок», а также поблагодарила «Новую газету», ассоциацию «Голос» и другие наблюдательские организации за отслеживание нарушений на прошедших 18 сентября думских выборах.

Но если читать отчёт о ровно том же самом заседании, опубликованный агентством ИТАР-ТАСС, то мы узнаем нечто прямо противоположное:

По всем данным, по всем фактам, которые собираются, уже началась масштабная информационная война, направленная на то, чтобы дискредитировать прошедшие выборы", - сказала Памфилова после демонстрации на заседании ЦИК видеоролика, распространяемого в интернете, о якобы имевшихся в Подмосковье фальсификациях на выборах, — сообщает агентство. Слово «Мытищи» в материале ТАСС вообще не упоминается.

Зато немало уточнений по поводу и ролика, и Мытищ, и пламенных речей председателя ЦИК предлагает киселёвское РИА Новости. Там Памфилова уже конкретно угрожает людям, сообщившим о фальсификациях на прошедших выборах, уголовным преследованием за клевету:

"Еще раз хочу сказать, что всякого рода подобная информационная пропаганда, на всякую такую пропаганду будем давать отпор. Вплоть до того, еще раз повторю, буду подавать в суды за клевету, фальсификацию и манипулирование ложными данными. То есть, не на тех напали", — сказала Памфилова на заседании ЦИК.

Причём РИА «Новости» заботливо уточняет, что ролик, которым Памфилова стращала подчинённых и прессу на заседании ЦИК 6 декабря — это анонс того самого расследования «Новой газеты» про Мытищи. И газета там прямо названа по имени, но не в качестве партнёра ЦИК по расследованию нарушений, а именно как участник и организатор той самой «масштабной информационной войны», на которую ЦИК ответит уголовным преследованием:

На заседании ЦИК во вторник Памфилова заявила, что в интернете появился и активно распространяется видеоролик, в котором рассказывается о нарушениях, в том числе при подсчете голосов на выборах в подмосковных Мытищах. Она добавила, что об этом же сюжете накануне написала "Новая газета". Глава ЦИК выделила фразу в ролике: "чем дальше от выборов, тем больше нарушений". Памфилова возмутилась, что в подобных случаях не предоставляется никаких доказательств.

Напомним: фраза Памфиловой об отсутствии доказательств относится к тем самым 68 протоколам, про которые она же и на том же заседании будто бы заявляла, что ЦИК их изучит, проверит, и если информация подтвердится — отменит в Мытищах результаты голосования.

Внимание, вопрос. Кому же в итоге верить? «Новой газете» или РИА и ИТАР? Памфиловой? Но тогда какой из Памфиловых? Той, что благодарит «Новую» за расследование и зовёт журналистов работать по нарушениям вместе с ЦИК, или той, что грозит журналистам исками за клевету на неуиноуные Мытищи?

Правильный ответ на этот вопрос озвучил Леонид Броневой в бессмертном сериале 44 года назад. Верить, к сожалению, нельзя никому. Мошенничество ТАСС и РИА, их умолчание о фактической стороне Мытищи-гейта — совершенно линейно и предсказуемо. Но ведь и «Новая газета» точно так же покормила своих читателей пост-правдой, умолчав об оскорблениях и угрозах Памфиловой в адрес независимых расследователей. Потому что у «Новой газеты» есть главный редактор, и у него есть собственное отношение к Памфиловой, В силу этого персонального отношения «Новая газета» готова скрыть от своего читателя те её позорные заявления и угрозы, которые щедро (и, замечу, правдиво) цитируют РИА «Новости» и ИТАР-ТАСС. Или как-то дезавуировать эти заявления задним числом.

Это ровно всё та же история, о которой я писал вчера. История о том, как журналистика факта подменяется тенденциозной однобокой пропагандой, когда главреды СМИ начинают видеть свою миссию не в информировании, а в целенаправленном воздействии на гражданскую позицию читателя. В частности, путём утаивания от него известных редакции фактов. Невозможно сегодня представить себе в «Новой газете» заголовок о том, что Элла Памфилова пригрозила публикаторам правды о мытищинских вбросах уголовной статьёй. Хотя она именно это и сделала. И все это слышали. Но корреспондентам «Новой газеты» было так же запрещено об этом написать, как коррам государственных агентств нельзя упоминать о доказанной фальсификации на 68 участках в Мытищах.

Как я уже писал, всё это — хорошие новости. Потому что будущее за журналистикой факта, и каждая новая попытка манипулирования повышает этот спрос.
dolboed: (smi.ru drawing)
Хорошая колонка Игоря Мальцева о практике замалчивания темы эмигрантской преступности в ФРГ — и вообще о деградации свободной прессы в последний год. Странно, конечно, читать подобное в Лайфе, но мимо заголовка «Дональд Фридрихович, фигачь их ковровыми» я пройти не мог при всём большом желании. Если кто вдруг забыл, меня за похожую фразу пару месяцев назад осудили по 282-й статье. Но Бог с ним, с заголовком. Колонка не о том.

В самом деле, удивительно наблюдать, как сразу во многих демократических странах, без сколько-нибудь серьёзной внешней причины, свободная пресса так стремительно скатилась в сознательный агитпроп, бессмысленный и беспощадный. Почему люди, повседневный героизм которых воспет в прекрасном фильме Spotlight, вдруг переключились с журналистики факта на тупое зомбирование, Киселёв-стайл. Причины во всех случаях вроде как разные: американцев подкосил Трамп, британцев — Брекзит, немцев — растущее раздражение общества против мигрантской преступности. Но результат всюду один: резкий отказ от базовых этических и профессиональных стандартов честной журналистики, в пользу пристрастной и однобокой тенденциозности.

Мальцев показывает эту деградацию на примере немецкого телеканала, сознательно замалчивавшего раскрытие полицией резонансного убийства во Фрайбурге, чтобы не бередить тему эмигрантской преступности. Я немецкий телевизор не смотрю, зато читаю американские газеты. Так что лично для меня самый яркий пример — история с гостевой визой Мелании Трамп. Трудно представить себе более топорную попытку фабрикации компромата на пустом месте. Глупый наброс про королеву красоты, позволившую себе 20 лет назад, во время пребывания в США, позировать местным фотографам «в нарушение условий нахождения в стране по гостевой визе» оскандалил не Меланию, а неразборчивых в средствах публикаторов подобного компромата. Любой юрисконсульт мог бы подсказать редакторам американских СМИ, что это мнимое нарушение покрывается Первой поправкой, а всякий срок исковой давности по нему давно истёк. Единственный вывод, который мог сделать разумный читатель американских СМИ из попыток раздуть тут сенсацию — видимо, Трамп совершенно святой, если его враги цепляются за такой неуклюжий компромат на женщину, которая в ту пору не была с ним даже знакома...

Самое удивительное — почему никому из коллег, поправших законы профессии, до сих пор не пришло в голову, что в эпоху Интернета и свободного читательского выбора эффект от такого топорного зомбирования оказывается противоположен искомому. Когда читатель превыше сомнения убеждается, что то или иное СМИ вместо правдивой информации кормит его агитками и политическим пиаром, он просто утрачивает к такому изданию всякое доверие, и отправляется на поиски альтернативных источников информации. В сиюминутном выигрыше от таких поисков — Трамп, Brexit, Берлускони, Беппе Грилло, «Альтернатива для Германии». Но почему-то неудачи ничему не учат вчерашних журналистов, надумавших приравнять к штыку своё перо.

Хорошая новость состоит в том, что подобная массовая измена журналистов принципам и этике своей профессии в очередной раз порождает у читателя спрос на медиа нового типа. Чтобы понять особенности такого медиа, достаточно взглянуть на «Медузу» — и на то, как прилежно другие издания, независимые и государственные, копируют её форматы. Основное новшество, привнесённое «Медузой» в жанр оперативного новостного СМИ — подача голых фактов для самостоятельного читательского осмысления. Там практически нет колумнизма, мнений, реплик, зато каждый день публикуется масса подборок, справок и карточек. При этом на какой позиции стоят сами журналисты «Медузы», освещающие тот или иной конфликт, понять в общем случае невозможно (если речь не идёт о репортажах на медико-социальные темы, в изложении профильного специалиста, который тут больше эксперт, чем репортёр).

Я не пытаюсь сказать, что «Медуза» все эти форматы и правила сама придумала. Журналистика факта, сращивание новостного жанра со справочным — тема вообще не новая ни разу. Достаточно вспомнить, что на базе Ленты.Ру в своё время создалась целая энциклопедия. Заодно вспоминается и то, что впоследствии проект пришлось законсервировать: трудозатраты на его поддержание в актуальном состоянии не шли ни в какое сравнение с востребованностью жанра. Но простая мысль о том, что главная миссия СМИ состоит в информировании читателя, а не в агитации за тех или иных кандидатов, актуальности не утрачивает. Наоборот, чем больше становится пропаганды, тем яснее читатель осознаёт ценность таких источников, которые от неё свободны. Соответственно, в итоге от политизации ведущих СМИ выиграют не Трамп и Brexit и не Breitbart с Фоксньюзом, а журналистика факта, потребность в которой у читателя растёт прямо пропорционально активности агитаторов. Надеюсь, никому не надо объяснять, что если бы фактоидные форматы «Медузы» не пользовались читательским спросом, их бы довольно быстро приморозили, как в своё время Лентапедию. Так что развитие этих форматов — не личная прихоть кого-то из сотрудников редакции, а ответ на совершенно явно выраженный читательский запрос. Им же объясняется и обилие подражаний у конкурентов.

Сегодня с утра меня много раз спрашивали, где Ходорковский (который, по слухам, созрел до инвестирования сразу в несколько онлайновых медиапроектов) возьмёт читателей, когда кругом только и слышно про 86%, мечтающих читать Лайф и смотреть Киселёва. А вот оттуда и возьмёт: Лайф с Киселёвым подгонят. Ну, и ARD с New York Times пособят, если говорить про их западных коллег. Всё это, разумеется, при условии, что сам Ходорковский сообразит им не уподобляться.
dolboed: (barbed wire)
Забрался вчера на верхнюю площадку Scala Contarini del Bovolo, наслаждаюсь прекрасным видом на крыши и колокольни Венеции, готовлюсь видеотрансляцию запилить...

Тут вдруг звонят с «Эха Москвы»:

— Антон Борисович, как Вы можете прокомментировать то, что в «Комсомольской правде» предлагают Вас лечить в газовой камере?

Да что тут комментировать, братцы. Чего мы не знаем про «Комсомольскую правду»? Газета принципиально стоит на нацистских позициях, не только в еврейском вопросе. Почитайте, что они пишут, например, о выхаживании недоношенных детей, о переписи российских школьников по нацпризнаку, о всемирном заговоре еврейского капитала, или про Ника Вуйчича. Это всё не вчера началось, и это их принципиальная позиция, в которой власть газету вполне поддерживает. Покуда блоггеров тащат в суд за фото Смоленска времён оккупации, или за карикатуру Кукрыниксов, нацистам из «Комсомолки» даже устное замечание от надзорных органов не угрожает — ни за абажуры, ни за газовые камеры, ни за призывы к утилизации детей-инвалидов.

«Комсомолка» — яркий, но далеко не единственный пример суверенного российского нацизма, лезущего ныне из всех щелей, в широком диапазоне от телегонии до телегонева и культурной политики. А почему эта идеология пришлась настолько ко двору в наше интересное время, больше 20 лет назад разъяснил профессор Умберто Эко.
dolboed: (zooming from outer space)
Давненько я не писал тут ничего про Дом Наркомфина.
А пресса, тем часом, всё лето сообщала про него массу смешных и нелепых глупостей.

Сперва писали, что Дом Наркомфина продаётся с молотка, основываясь на объявлениях правительства Москвы об аукционе.
Это была феерическая чушь. Достаточно было посмотреть документацию аукциона, чтобы сообразить: дом в ходе аукциона не менял владельца, а с точностью до наоборот. Существующий хозяин, успевший к тому моменту консолидировать в своей собственности около 70% площадей Наркомфина, благодаря этому аукциону получил, наконец, возможность избавиться от самого неудобного в мире совладельца — городских властей. Город выставил на продажу 1600 кв метров (при общей площади комплекса Наркомфина более 4000 кв м). Из этих 1600 метров половина пойдёт под снос в ходе реконструкции — это пристроенный в 1960-е годы цокольный этаж, которого в проекте Гинзбурга не было. Изначально Дом Наркомфина стоял на ножках, которые продолжали ансамбль шаляпинского парка: сначала деревья, потом колонны, а позади здания — снова деревья… Все проекты реконструкции здания предусматривают снос этих пристроек и обнажение опорных колонн, но для этого сперва нужно было выкупить самострой у города, что и случилось в ходе аукциона. Другая половина площадей, проданных городскими властями — коммунальный корпус, который, находясь в собственности чиновников, пришёл в тяжелейшее аварийное состояние. Теперь его можно отремонтировать.

Ещё больше глупостей писали про смену владельца здания: будто бы Александр Сенаторов, начавший много лет назад проект по объединению всех помещений Наркомфина, внезапно продал здание компании «Лига прав», которая стала его новым собственником. В этом сообщении правды — ровно половина. Сенаторов действительно больше не владеет зданием. Но ООО «Лига прав» — никакой не «новый собственник», а ровно та самая управляющая компания, которой я плачу квартплату за Наркомфин с июля 2014 года. С выходом Сенаторова из проекта у арендодателя даже реквизиты никакие не поменялись. Новые владельцы пока себя никак не афишируют, зато гендиректор той самой «Лиги прав» Гарегин Барсумян теперь общается с журналистами и много интересного рассказывает о планах реконструкции. С долгожданным выходом Москвы из собственности они обрели вполне реальные очертания.

В сущности, это самая лучшая новость про Наркомфин — что с октября пресса перестала писать про него глупости и страшилки, от которых у жильцов регулярно вяли уши. Зато выходят качественные публикации, из которых можно что-то понять и про историю дома, и про планы владельцев на будущее. Например, большой материал в журнале «Стрелки», с комментариями Алексея Гинзбурга и Гарегина Барсумяна. А также недлинный, зато достойно иллюстрированный очерк Евгении Гершкович о современном быте в конструктивистских интерьерах. Думаю, наблюдательному читателю не трудно будет отыскать на иллюстрации к этой статье два снимка, сделанных в моей квартире.
dolboed: (dems)
Ровно месяц остался до президентских выборов в Америке.
То, что там сейчас происходит, очень сильно напоминает российский 1996-й год.

Значительная часть политического истеблишмента убеждена, что победа Трампа — это конец света.
Того же мнения в большинстве своём придерживается независимая американская пресса, бурными темпами превращающаяся в боевой листок «Не дай Бог!».

Последний подвиг журналистов случился буквально вчера. В закромах NBC после долгих и тщательных поисков нашлась аудиозапись сальной беседы Трампа с телеведущим Билли Бушем за 2005 год — о сиськах, письках и трудностях соблазнения чужой жены. Телеканал стал срочно готовить плёнку к публикации на понедельник, но в наш век космических скоростей такие номера уже не проходят: в тот же день неравнодушные сотрудники NBC слили все записи в редакцию Washington Post, где компромат был обнародован уже в пятницу — чтобы успеть повлиять на рейтинг республиканского кандидата перед вторыми теледебатами…

Трудно тут не вспомнить, как в своё время журнал Newsweek похоронил многомесячное расследование своего репортёра Майкла Айзикова про Монику Левински — оно готовилось к печати ровно на тот день, когда Биллу Клинтону предстояло в очередной раз лжесвидетельствовать в суде по иску Полы Джонс; Моника тоже выступала в этом процессе лжесвидетелем. Тогда редакция Newsweek решила не осложнять и без того непростую жизнь президента-демократа — и зарубила материал. Этот день — 17 января 1998 года — можно считать днём рождения и блогосферы, и интернет-журналистики, потому что через 5 часов после того, как репортаж Айзикова был снят с вёрстки в журнале, историю Моники Левински опубликовал The Drudge Report, новостной блог журналиста-одиночки Мэтта Драджа. С этого дня у американских редакций пропал соблазн придерживать материалы до выхода бумажного номера.

Откровенные разговоры Трампа с телеведущим (кузеном Буша-младшего и его брата Джеба) на новый моникагейт не тянут, и вряд ли повлекут за собой юридические последствия для собеседников. Зато там столько грязи и сальностей, что у публикаторов будет всё в порядке и с рейтингом, и с тиражами… В каждом издании, публикующем плёнку, к ней прилагается ещё и расшифровка. Трамп в присущей ему казарменной манере рассказывает кузену тогдашнего президента США о своих домогательствах к женщинам. Тот радостно поддакивает (за что успел уже официально извиниться, 11 лет спустя). Можно с уверенностью констатировать, что голоса миллионов американских женщин республиканский кандидат на этой публикации потерял в одночасье. Самое время отправлять за океан Елену Мизулину для разъяснительной работы среди несознательных избирательниц.
dolboed: (dems)
О том, что предстоящий американским друзьям выбор между Трампом и Хиллари — это как если б нам предложили на президентских выбрать между Рамзаном и Матвиенко, я тут уже писал. Дилемма незавидная, мягко говоря. Хоть лично я и уверен, что наличие выбора всегда лучше его отсутствия.

Но вот в какой адский трэш превратилась в последние месяцы та часть американской прессы, которая топит за Хиллари — просто поражает моё воображение. Куда девались минимальные критерии и стандарты редакционного контроля за качеством и связностью текстов?! Вчерашняя передовица The New York Times «How Could Anyone Vote for Trump?» — это просто праздник какой-то.

Даже с газетой «Правда» ведь не сравнишь этот агитпроп. Газета «Правда» работала в унылом жанре, но у неё, по крайней мере, было понятие о жанрах. Вот майские призывы ЦК КПСС, вот отчёт о ходе посевной, вот «их нравы» про то, как в Америке негров линчуют, вот фельетон о вреде пьянства, вот телепрограмма и прогноз погоды. А тут читаешь, и совершенно вообще не понятно, что автор хотел сказать, кроме «голосуй за Хиллари!». То ли это сатирический памфлет, то ли политическая аналитика, то ли экскурс в историю американской демократии, то ли прокламация («прочти сам и передай товарищу»), то ли крик души...

Долго пытался вспомнить, что мне напоминает этот удивительный текст. И вспомнил. В Израиле с 1970-х годов выходила такая русскоязычная многотиражка «Наша страна». Читателей из числа новоприбывших она теряла сразу же, как те выучивали иврит. Лояльное ядро в любой момент составляли люди, отчаявшиеся что-то понять и узнать про окружающую жизнь, страну и мир. Им было более или менее всё равно, что читать, и в каком жанре, лишь бы русскими буквами и на газетной бумаге. И вот как раз в «Нашей стране» именно такими простынями потока сознания забивали полосы, особенно — к выборам (издатель был близок к партии Труда и подпитывал многотиражку её бюджетами). Политинформациями для пенсионеров, где в сухом остатке было «приходи и проголосуй за אמת», но раскатать это нужно было каждый день на целую полосу — и вот как раз такой же лился бессвязный сказ, в котором можно поменять местами любые фразы и абзацы, без ущерба для общей невнятности повествования.

В ночь с 29 на 30 мая 1996 года эта газета особенно отличилась: ей надо было сдаваться в типографию до полуночи, а первых достоверных результатов выборов ждали не раньше двух ночи: exit polls указывали на ничью, и ясность в итоге появилась ближе к 6 часам утра. Поэтому главная политическая обозревательница «Нашей страны» наваляла полторы полосы о результатах выборов, ни разу не назвав имени победившего кандидата. Она писала о том, что победитель — политик известный, авторитетный, не случайно он получил поддержку большинства на выборах, одолев весьма серьёзного соперника. Теперь ему придётся выполнить свои предвыборные обещания в сфере экономики и безопасности... и так далее, на 12 тысяч знаков. Уверен, что целевая аудитория никакого подвоха не заметила: недостающую в тексте информацию о том, кто победил, читатели и так уже знали.

Весь тот Trump-bashing, который в эти дни проливается на голову читателей качественной американской прессы, на удивление составлен по тому же шаблону, из готовых блоков, затвердевших ещё во время первичных выборов. Интересно, что должен чувствовать подписчик The New York Times, когда ему изо дня в день предлагают читать колонки Ривки Рабинович из «Нашей страны» 20-летней давности?
dolboed: (smi.ru drawing)
Если б не известные события, я б сегодня вечером непременно пировал с друзьями в Тель-Авиве, на открытии первого в Израиле заведения Мити Борисова TableTalk. Лет семь кряду мой рыжий друг бился кудрявой головой об стену израильского общепита, пытаясь замутить в Тель-Авиве тот филиал, который ему с такой лёгкостью до этого удавалось открыть и в Питере, и в Лондоне — и вот, наконец, получилось: сегодня в 9 вечера оно открывается, на углу Дизенгофа и улицы Бар Гиора, в помещении, которое раньше так и называлось: «Бар Гиора». Но меня там, увы, не будет.

Зато меня будет в другом заведении того же Борисова, под названием «Дом 12». Туда, в связи с закрытием бара «Редакция», перебралось ток-шоу Марины Литвинович «Медиабудни». И сегодня в 18:00 меня туда позвали поговорить о предстоящем в понедельник приговоре. Ну, и о том, конечно же, как дальше жить людям, которые хотят открыто высказываться в СМИ и в соцсетях, а под уголовную статью за своё мнение идти не хотят.

Предваряя своё вечернее выступление (которое будет, надеюсь, в формате ответов на вопросы зала), могу сказать одно. 19 лет назад я переехал из Израиля в Москву, по одной простой причине. Я хотел строить русскоязычный Интернет, его контентную составляющую, а это можно было делать только в Москве, максимум — в Питере, но никак не из Иерусалима. Ни одно из тех СМИ, которые я в этой жизни учредил, нельзя было бы создать, оставаясь вне Москвы, вне России. Как нельзя было основать Pomogi.Org, находясь не в одной из столиц.

Сегодня, исходя из в точности той же логики, я могу сказать всякому, чья жизнь и профессия связана с русским словом, языком, журналистикой: в современной России всем этим заниматься чем дальше, тем трудней, а скоро будет совсем невозможно. Медиапространство схлопывается до пятачка. Зону свободы слова обложили плотней, чем город Алеппо, утюжат и штурмуют со всех направлений. Разгон редакций, блокировка сайтов, запрет иностранных инвестиций, расширение пространства цензуры с помощью растущего списка запретных адресов, имён, слов и тем — всё это куда более системные вещи, чем единичные случаи преследования блоггеров по уголовным и административным статьям. Как раз уголовка и административка для физлиц, покушение на Кашина, вывоз Соколова в лес и прочие точечные формы воздействия — наименее серьёзная угроза из всех, на сегодняшний день. Системное уничтожение самой инфраструктуры независимых СМИ, вытаптывание того, что по-английски называется grassroots журналистикой (включая разрушение любой среды, в которой могли бы готовиться кадры) — это процесс, который не остановится и не замедлится в обозримом будущем. Поэтому будущее независимой русскоязычной журналистики — увы, не в России, а за её пределами. Там, где редактору СМИ нельзя позвонить из Администрации, вызвать его на ковёр, потребовать уволить Илью Азара и не пересекать двойных сплошных, окружающих дом для уточки.

Как мог заметить наблюдательный читатель, от паникёрства в своих заметках я предельно далёк. Сам живу в предложенных обстоятельствах, разделяю теорию малых дел, пропагандирую FriGate, и верю, что безвыходных положений не бывает. В данном случае я даю просто свою профессиональную, экспертную оценку человека, жизнь которого в последние 28 лет так или иначе связана со СМИ на русском языке.

Медуза — преемник Ленты не только в кадровом отношении. 17 лет назад Лента.Ру показала русскому медиарынку, как должно правильно учреждаться и эволюционировать интернет-СМИ, где брать аудиторию при отсутствии маркетинговых бюджетов, как с нуля готовить кадры для профессий, которых прежде не существовало в природе, как вводить новые форматы информационной подачи и приучать к ним читателя… Сегодня Медуза точно так же на своём примере показывает, как можно поднимать независимое русскоязычное СМИ за пределами РФ. Как компенсировать сложности с привлечением крупных системных рекламодателей за счёт аудитории, траффика, нетрадиционных форматов. Как освещать события в России, физически не имея здесь редакции. Как решать кадровый вопрос, разместившись в столь странном углу Европы. И так далее.

С полной уверенностью могу сказать, что ни в 1999, ни в 2009 году никакая Медуза в Риге попросту не могла случиться. Потому что в ту пору она, сидя в Риге, не могла оттянуть у московских изданий, бумажно-эфирных и интернетовских, ни читателей, ни сотрудников, ни рекламных бюджетов. То есть она могла бы только осваивать какой-то грант, нанимая людей, которым не нашлось места в московских редакциях, покупая мусорный траффик на вторичном рынке, и прожить ровно столько, сколько продлится этот самый грант. Сегодняшняя жизнеспособность Медузы — и конкретного СМИ, и всей модели, ярким примером которой она в последние 2 года служит — связана с тектоническими процессами во всём российском медиапространстве. С выдавливанием свободного слова и свободного Интернета за физические пределы РФ. По объективным законам экономики, вместе с контентом и мозгами из России сегодня вполне успешно выдавливаются и деньги, формируя финансовую основу для выживания за её пределами тех изданий, которые раньше там окупиться не могли.

Чтобы текст не выглядел как панегирик одной-единственной Медузе, напомню походя про Bird in Flight. Вы, может быть, о нём и не слышали, но это другой интереснейший пример: кормление качественного медиа-симбионта за счёт немедийной площадки. В принципе, такую модель я предсказывал 10 лет назад, в общении с рекламодателями ЖЖ и Супа. И её появление я прогнозировал не в ответ на вопрос «Где бедным редакциям найти богатого дяденьку-спонсора?», а ровно наоборот. Вопрос был: «Как богатому дяденьке-бизнесу, мечтающему о миллионном охвате, решать этот вопрос не с помощью баннеров с оплатой по CPM?» Мой ответ был: учреждать качественные СМИ. И я тут ни разу не претендую на авторство. Этот рецепт придумали за 66 лет до моего рождения братья Мишлен, начавшие издавать путеводители по Франции и Бельгии, чтобы стимулировать продажу автомобилей и, следовательно, покрышек. За 15 лет до моего рождения гендиректор пивоварни Guinness, охотясь на куропаток в Ирландии, додумался продвигать свою марку за счёт всемирного справочника рекордов. За три года до моего рождения придумался календарь Pirelli. Так что продвижение немедийных брендов через учреждение качественных СМИ — отнюдь не моя личная завиральная идея, а просто приложение к Интернету очень старых трендов.

Так же, как и мой прогноз о выдавливании качественных русскоязычных СМИ за границу — не фантазия, основанная на недовольстве результатами прошедших выборов в Думу. Такие времена в российской истории уже случались. Лев Николаевич Толстой в последние годы жизни не мог напечатать в России никаких писем и статей — цензура не пропустила даже репродукцию «Тайной вечери» Николая Ге с его сопроводительным текстом, не говоря уже письме Толстого Святейшему Синоду по поводу отлучения от церкви. Издавалось всё это в Лондоне. Но читалось-то в России, несмотря на отсутствие Интернета и традиционную медлительность почты.

А Михаил Николаевич Лонгинов, который впоследствии стал главным российским цензором (и в этом качестве увековечен благодаря бессмертному посланию А.К. Толстого о дарвинисме), в царствование Александра II писал похабные стишки. Надумав выпустить их сборником, он предпослал ему такой эпиграф, которым я и хочу закончить этот пост:

Стихи пишу я не для дам,
А только о пизде и хуе.
Я их в цензуру не отдам,
Но напечатаю в Карлсруэ.

dolboed: (0лева 2011)
Завтра утром будут очередные новости из 57-й школы.
Окончательная отставка директора, её принятие Департаментом образования, назначение и.о., объявление конкурса на замещение вакансии.
Очевидно, это не конец, и даже не середина той череды отставок и назначений, которая ждёт школу в ближайшие месяцы. Надеюсь, вернутся в школу те педагоги, которые заявили о своей отставке в начале сентября. И никогда не вернутся те, за поступки которых мы сегодня все расплачиваемся.

Проблемы, с которыми столкнулась сегодня эта прекрасная московская школа, могут и должны быть решены. Для этого необходима совместная работа учителей и родителей. Не стоит думать, что одними кадровыми перестановками можно разрешить вопрос, внятного решения которого в России не существует сегодня ни на уровне школьных учреждений, ни в системе Минобрнауки, ни в правоохранительной сфере. Некоторые вопросы — и правовые, и этические, и процедурные — общими силами родителей и работников школы придётся решать впервые в российской практике. Конечно, тут пригодится накопленный зарубежный опыт, но стоит помнить, что он там у них основан на законах, традициях защиты прав детей и лучших практиках правоприменения, в России отсутствующих. То есть придумывать придётся нечто не просто работающее, но ещё и состоятельное с оглядкой на наши реалии.

Огромный пласт проблем связан с той отвратительной свистопляской, которую вокруг событий в 57-й школе устраивают отдельные наши СМИ и самозванные «борцы за правду». Упоённое смакование подробностей — их хлеб и радость, и мы не можем требовать от них задуматься хоть на мгновение об интересах наших детей, сегодняшних учащихся школы. «Лайфньюз» отстрелялся, в «Пусть говорят» выпуск по жареной теме готовится на завтрашний вечер, и сколько ещё будет попыток пригвоздить всю школу, всех её сотрудников, выпускников, учащихся и их родителей к позорному столбу — нам не дано предугадать. В значительной степени ненависть к школе со стороны участников этой травли диктуется именно представлением о некоем её элитарном «статусе». Который состоит всего лишь в том, что детям там дают хорошее современное образование. Этого сегодня для некоторых ораторов достаточно, чтобы записать 57-ю школу во «враги народа» и добиваться её скорейшего разгона.

Надеюсь, у них ничего не получится. Хорошая новость про флешмобы коллективного психоза и травли подобного рода — что у них короткий срок жизни. Отстанут от 57-й — возьмутся за кого-нибудь ещё. К нормальным людям у меня в этой связи искренняя просьба: помните, что шельмование школы в первую очередь бьёт сегодня не по тем учителям, которых там уже нет, а по тем детям, которые там сейчас учатся. Не участвуйте в травле. Если вас эта проблема затронула — обратитесь в школу, предложите свои решения, примите участие в конструктивном рабочем обсуждении, а не в говношоу. Если не затронула — есть масса других тем, достойных широкого публичного обсуждения без ущерба для психики и благополучия чужих детей.
dolboed: (0jobs)
Дорогие друзья, одна из моих социальных миссий в этом мире — испытывать на себе пределы возможностей разных коммуникационных технологий и протоколов.

Я в этой жизни исчерпал все квоты и лимиты на френдов, фолловеров, риквесты, память сим-карт, платное и бесплатное дисковое пространство и т.п.

В некоторых сервисах, как, например, в ЖЖ, эти самые квоты Брэд Фитцпатрик расширял лично под меня. В других — как в Фейсбуке — меня просто нельзя добавить в друзья, потому что исчерпана квота входящих запросов. То есть я могу человеку прислать риквест, а он мне не может. Если же у этого человека тоже исчерпана квота, как у Ксении Анатольевны или Татьяны Никитичны, то я с ним просто никак не могу подружиться, как и они со мной. Если нам вдруг очень приспичит, то придётся сесть рядом, почистить минут 15 стакан входящих запросов на дружбу, каждый у себя, и обменяться ими. А назавтра квоту запросов снова высосут незнакомцы, жаждущие дружить. Не потому, что у Цукерберга — кривые руки, а потому, что его сервис заточен под нормальных людей, у которых в среднем не больше 100 френдов за жизнь. Если у кого-то спейшыл нидз, то пусть он лучше пойдёт с ними в жопу, чем ФБ станет под него подлаживаться.

Сегодня я поставил новый рекорд. Исчерпались возможности обработки входящих сообщений, звонков и уведомлений у iPhone 6+. Это, наверное, нормальная реакция, когда тебе одновременно пишут и звонят 5000 человек, чтобы поздравить от чистого сердца, а при этом ещё 100 человек в разных редакциях за зарплату названивают тебе весь день, чтобы получить комментарии о сегодняшнем суде. О котором я всё уже рассказал, могу лишь напомнить, что отвечают за меня на такие вопросы Мария свет Баронова и Полина Пэ Немировская из правозащитного направления «Открытой России», а также мой адвокат Бадамшин Эс Вэ, но ему сегодня тридцать семь, так что лучше ему тоже не звонить.

Драма коллег из СМИ состоит в том, что сегодняшнее заседание было предсказуемо бессобытийно (и прошло за закрытыми дверьми), а они отправили кучу корров на Зоологическую улицу, и чувствуют, что нужно отписаться о чём-нибудь. В таких случаях комментарий ньюсмейкера спасает бессобытийную новость. Понимаю вас, коллеги, сочувствую, но будьте креативны. Придумайте других ньюсмейкеров. Спросите Фельгенгауэра, можно ли так бомбить Сирию, чтоб там не было гражданских потерь. Спросите Сатановского, расстроится ли он, если Сирию сотрут с лица Земли. Спросите Венедиктова, что он думает об этом суде: там же двое эховцев свидетели обвинения, это вообще его тема. Спросите Машу Алёхину, что она делает на моём видео из американского посольства, и почему у неё такие синие глаза. Спросите, наконец, Ходорковского, зачем он платит за мою защиту, и доволен ли результатом. И будет вам новость. Вот как на Антимайдане сделали: попросили двух адвокатов выступить по моему делу прокурорами. Что они и исполнили. Результат — очень многогранный эксклюзив, который сильно выделяется на фоне всех перепечаток РИА (которое с моей новостью вылезло у Гугла в highly cited, то есть Киселёв на моём празднике тоже наварил, зараза). Правда, прочитать 282-ю руки не дошли вообще ни у кого, так что сроки наказания РИА занизило вдвое, остальные тупо повторили. Четыре там года, не два. Но не буду придираться.

Вернёмся к более интересной теме связи. Короче, я сегодня физически не могу использовать свой телефон для приёма входящих звонков. Как только я отключаю режим Do Not Disturb, трубка просто взрывается, мгновенно превращается в кирпич, перегревается и перегружается на ходу от всех входящих звонков, скайпов, фейстаймов, вайберов, вотсапов, уведомлений ФБ, ВК, Телеграма и СМС. Есть там, оказывается, предел возможностей процессора по обработке таких потоков — и я его сегодня вычерпал.

Так что поздравить меня можно только письменно, увы. Голосом я недоступен как минимум до завтрашнего утра. Это не каприз, не «Вас много, а я одна», это такой вот до боли мне привычный случай исчерпания пропускной способности входящего канала связи. На сей раз — телефонной.

May Jobs be with us.
dolboed: (dead cash)
Примерно 100500 раз за последнюю пару дней прочитал в разных уважаемых и неуважаемых СМИ, что 400.000 евро — это 24 миллиона рублей. Даже сам почти поверил.

Меж тем, официальный курс евро на сегодняшний день составляет ₽72,6582. При таком курсе 400.000 евро — это 29.063.280 рублей. В четверг, на момент задержания Белых было 29.160.640 рублей, коррекция настала в пятницу из-за Brexit.

Такой уровень фактчекинга, подкосивший разом и партийную печать (телеканал Россия, Комсомолка, Лайфньюз, Лента.Ру, РИА Новости, Взгляд), и некоторые независимые частные издания — это очень явный и внятный симптом запущенной болезни. Деградация отечественного медиарынка, полная утеря берегов и ответственности перед читателем за достоверность сообщаемых фактов — естественное следствие двух независимых друг от друга процессов, лишь один из которых идёт сверху и объясняется кремлёвским вмешательством. Другой идёт снизу, и он гораздо страшней.

Как сейчас помню момент, в который я впервые эту печальную дихотомию сформулировал.

В марте 2000 года, когда Путин потерял приставку и.о. в названии должности, Лента.Ру была продана ФЭПом коммерческому инвестору — тогдашнему владельцу «Рамблера» Сергею Васильеву (чьи мемуары о девяностых я недавно с большим интересом прочитал, и вам советую). В понедельник 27 марта, наутро после президентских выборов, в отеле «Балчуг Кемпински» новый владелец устроил закрытую презентацию проекта для иностранных инвестфондов (которым со временем рассчитывал впарить «Рамблер» — но эти планы вскоре разрушил доткомовский крах). На той презентации я докладывал основные параметры и перспективы Ленты.Ру в качестве коммерческого проекта: аудитория, монетизация, все пироги. И один пожилой американский финансист спросил меня с подъёбочкой:

Не боитесь ли Вы, Mr. Nossik, что в связи с избранием KGB man на пост президента России в Интернете установится такая цензура, из-за которой ваше издание не сможет работать?

Я встречался с Путиным за три дня до его назначения исполняющим обязанности, он мне тогда поклялся, что цензуры в русском Интернете не будет, и я ему поверил. Кстати, на выборах 2000 года я и сам за него голосовал. Но к вопросу американского финансиста я отнёсся со всей серьёзностью. И ответил ровно то, что думал:

Цензурные риски в России существовали всегда, но в перспективе ближайшего пятилетия они не представляются мне актуальными для Интернета. Куда страшней другая угроза: что конечный потребитель новостей утратит к ним интерес. Тогда нам точно пиздец. Если новости на русском языке станут неинтересны русскому читателю, нас выметет с рынка на раз. Не думаю, что это случится в ближайшие годы, но если Вам нужна реальная угроза для российского медиабизнеса, то вот она: утрата читательского спроса на достоверную информацию.

Угроза, как видим, реализовалась 16 лет спустя. Пипл радостно хавает не проверенное на калькуляторе. И сам не проверяет. И перевранный в десятках источников курс евро никого уже не парит. Грань между проверенным редакцией фактом и «информацией ОБС», публикуемой без проверки, неуклонно стирается.

Что дальше?
Дальше очень простой выбор.
Хочешь знать правду — отучайся читать русскоязычные источники.
Там даже калькулятором пользоваться разучились.
dolboed: (00Canova)
Кашин вчера в Телеграме поделился эпизодом из своей текущей публикаторской практики:

Очень поучительная история, наглядная иллюстрация сразу двух английских афоризмов про наше ремесло.

Почему бизнесмен и политик захотел выглядеть на фото мудаком: there is no such thing as bad publicity. Главное — быть на слуху, чтобы тебя не забыли. Если пытаться достичь этого результата за счёт добрых дел и ярких достижений — замучаешься пыль глотать. А сфоткаться с глупым выражением лица, или станцевать какой-нибудь дурацкий танец в общественном месте — и пойдёт гулять вирус, напоминая urbi et orbi о твоём существовании. Жаль, что многие публичные фигуры этого не понимают, зря расстраиваются, а некоторые так даже и тратят огромные деньги на зачистку подобных картинок из Сети (покуда их более продвинутые собратья тратят не меньше денег на их вбрасывание туда).

Про Кашина: сэр Альфред Чарльз Уильям Хармсворт, первый виконт Нортклифф (1865-1922), считается пионером британской таблоидной прессы и журналистики. Основатель Daily Mail и Daily Mirror, стратегический инвестор The Times и Observer, с 1908 года — владелец The Sunday Times. Про одно из его изданий, газету The Daily Mail, продававшуюся по пол-пенни за номер, премьер-министр Роберт Сесил, третий маркиз Солсбери, говорил с презрением: «это пишет офисный планктон для офисного планктона».

Лорду Нортклиффу приписывается крылатое английское выражение, которое полностью объясняет логику Кашина, когда он сперва хотел опубликовать смешное фото, а потом не стал этого делать, обнаружив за присланным уши заказчика:

News is something which somebody wants suppressed: all the rest is advertising

На самом деле, сэр Альфред ничего такого напрямую не говорил. Как не говорил этого ни его американский коллега Уильям Рэндолф Хёрст, ни английский писатель Джордж Оруэлл (каждому из них это выражение в разное время приписывалось). По результатам долгого и увлекательного исследования «Quote Investigator» фразу пришлось признать фольклором. Принцип, впрочем, от этого не меняется: одна и та же информация может оказаться рекламой или новостями, в зависимости от того, кто именно пытается её пиарить или скрывать.

Важно заметить, что ни сэр Альфред, ни его коллега Хёрст не говорил однозначно, что информацию нельзя печатать, если её раскрытие отвечает чьим-то интересам. По каждому случаю стоит разбираться отдельно. Сведения о коррупции в клане генерального прокурора могут отвечать интересам многих его недругов — но это не значит, что такие сведения, если они попали в редакцию, следует засекретить кому-то назло. Но в конкретном случае со смешной фотографией Митволя у Кашина не было никакой горячей информации, новости, истории: чисто повод поржать. И тут уж важным показалось, кто это веселье на самом деле заказывает.
dolboed: (00Canova)
Как выяснило неленивое издание ЛайфНьюз, за сообществом Лентач на платформе ВКонтакте стоит... Государственный департамент США. Как выясняется, там платят 4 доллара за каждую опубликованную в сообществе шутку:

На чём основывается столь сенсационное умозаключение фантазёров из ЛайфНьюз, в заметке не сообщается. Впрочем, политический донос в наши времена — не тот жанр, который требует каких-нибудь пруфов: главное успеть прокукарекать. В самом Лентаче известие о появлении заокеанских спонсоров восприняли с большим энтузиазмом, и тут же переименовались в «Звёзднополосач (Пропаганда Госдепа)»:

С нетерпением жду нового репортажа — о том, например, что все 1.112.955 подписчиков Лентача заброшены из Соединённых Штатов Америки в Дмитровский район Московской области для того, чтобы расшатать нашу страну к выборам 2016 года.
dolboed: (00Canova)
Продолжается борьба с тлетворным влиянием Запада в российских средствах массовой информации. В рамках ФЗ №305 «Об ограничении иностранного капитала» зарубежным собственникам российских СМИ пришлось избавиться от любых таких активов, превышающих 20% от уставного капитала издателя, а редакциям — уволить неблагонадёжных лиц с руководящих должностей.

В чём состояла общественная польза от этих реформ, и от каких угроз удалось спасти Отечество, не уточняется. Но ещё товарищ Сталин учил нас: чем меньше смысла в борьбе, тем она упорней. От изгнания крупных бесов борцуны перешли к разоблачению мелких. На сервере Роскомнадзора опубликован перечень редакций и (или) издателей СМИ, получивших денежные средства от иностранных источников в 1 квартале 2016 года.

Из этого документа мы узнаём, что зловещие иностранцы финансируют в России не только Грани.Ру, Ведомости, КоммерсантЪ с «Огоньком» и «Новую газету», но и некоторые другие редакции, о порочащих связях которых прежде ничего известно не было. Например, иностранное финансирование есть как у федерального, так и у всех региональных выпусков телегида «Антенна-Телесемь», у «Финансовой газеты», журнала «Экономическая политика», у православной радиостанции «Вера» (для создания которой олигарх Малофеев угробил радио «Классик», чтобы забрать частоту) и даже у правительственной «Российской газеты», издателем которой является почти одноимённое ФГБУ. Куда ни кинь — всюду нежелательное зарубежное финансирование. Даже родное правительство не может без него свой боевой листок издавать.

Но, конечно же, самый ад и разгул иностранщины — в так называемом развлекательном сегменте. Тут вам и «Русский охотничий журнал», и «Лунтик», и «Смешарики», и «Лёшкин кот», и «Лиза», и «Отдохни»... А самый страшный иноагент — как ни удивительно, бабушка. Та самая, что на завалинке отстукивает на спицах донесения в штаб-квартиру ЦРУ. Вот неполный перечень бабушкиных изданий, финансируемых враждебными силами из-за рубежа:

Бабушка на даче;
Бабушка-загадушка;
Бабушки на лавочке;
Бабушкин календарь;
Бабушкин компот;
Бабушкин компот. Добавка!;
Бабушкин компот. Кейворды;
Бабушкин компот. Ключворды;
Бабушкин огородик;
Бабушкин погребок;
Бабушкин садик;
Бабушкина кухня;
Бабушкино ТВ;
Бабушкины истории;
Бабушкины оладушки;
Бабушкины рассказы;
Бабушкины секреты
.

Начинаю понимать опасения Бастрыкина: иностранцы пролезли даже в бабушкины оладушки!!! И это — через два года после принятия 305-ФЗ! Нужно срочно запретить что-нибудь ещё, пока гибридная война не перекинулась на крошку-картошку и цветик-семицветик.
dolboed: (0гонь)
Третий час горит Тушинский механический завод.
Крупнейший пожар за 25 лет в Москве, 4-й ранг сложности из 5 возможных, огнём охвачена территория в 15.000 квадратных метров.

Если б что-то подобное происходило до марта 2014 года, то я бы знал, где следить за подробностями: на Ленте.Ру завели бы отдельный сюжет, метали бы туда апдейты со всех сторон, включая сводки и фото от собственных корреспондентов на месте, а также присланную читателями из Тушина информацию. И, соответственно, конкуренты бы тоже что-то похожее делали.

В нынешней Ленте.Ру в 23:30 даже новости об этом пожаре со ссылкой на какой-нибудь Интерфакс — видимо, вопрос теперь стал политическим, и требует долгих согласований, а политруки уже по домам. Соответственно, и конкуренты ничем таким не озабочены. Своих корреспондентов никто на пожар не отправляет, «Интерфакс» и РИА время от времени ретранслируют официальные сообщения пожарных пресс-служб, а интернет-издания вяло пересказывают «Интерфакс» и РИА. На сайте «Эха» — тоже Интерфакс с задержкой. Картинки, трансляции — ни у кого.

Почему не чешутся Коммерсант, РБК и Ведомости — понятно: они деловые издания, их читатель нормально утром всё прочтёт. Но вот что все остальные недавние игроки в оперативность занялись какими-то более важными вещами, это совсем уж печально.

Update: ближе всего к методам работы старой Ленты.Ру сегодня — РБК.
У них эта новость хотя бы главная, а в последние минуты взялись добивать сообщения агентств Инстаграмом из Тушина.

Update1: свято место пусто не бывает: оказывается Мослента Варламова вовсю следит за пожаром, даёт картинки и пишет апдейты — как если б она была старая Лента.Ру.
Вот тут вся подборка про пожар у них.
dolboed: (smi.ru drawing)
Медузе сегодня исполняется год.

Всем, кто её делает, хочется 365 раз сказать за этот год спасибо.

Издание, которое нельзя закрыть по звонку из Кремля, запретить за экстремизм или принудить к смене руководства по какому-нибудь новому дурному закону, — история на нашем сегодняшнем рынке и так достаточно уникальная. А если это издание ещё и качественное, и не ангажированное, и не провинциальное — то это вообще фейерверк. Но понятно, что там, где нет политических проблем — есть обычно какие-нибудь другие. Например, коммерческие: как отбивать валютные затраты при рублёвом рекламном рынке, к тому же падающем?! Или аудиторные: публика, уставшая от жутких новостей и страшно довольная возможности поменьше за ними следить, как только поостыло украинское пекло... Со всеми такими сложностями тоже нужно как-то справляться. И ребята, как видим, справляются. Теми же способами, как любое молодое и динамичное интернет-издание: непрерывно выдумывая новые форматы, новые способы приучать читателя к интересностям, полезностям, красивостям и способам доставки (а рекламодателя — к умным спецпроектам, далеко опережающим возможности традиционной медийки).

Давно на нашем рынке не случалось такого живого, динамичного и бодрого издания.

Дарите нам дальше эту радость.
И ещё раз — спасибо вам.
dolboed: (dead cash)
Месяц назад уехал с сыном путешествовать по тёплым странам.
В день нашего отъезда официальный курс ЦБ составлял 55,5240 рублей за доллар.
Не стану врать, что на чужбине я напряжённо следил за курсом национальной валюты.
Не следил вообще. Но, судя по заголовкам державных СМИ (которые попадались мне на глаза при всяком заходе в Интернет), рубль за время моего отсутствия в России непрерывно и уверенно укреплялся:
Заголовки об укреплении рубля
Вчера вечером известие об очередном росте курса рубля «на фоне восстановления цен на нефть» стало главным заголовком в Рамблер.Новостях, и тут уж мне совсем любопытно стало, а что там за курс такой победоносный установился, достойный столь бурного ликования. Попросил официальный сайт ЦБ РФ нарисовать месячный график курса доллара за время моего отъезда. Вот что увидел:
Курс доллара за месяц моего отсутствия
В общем, ничего нового, неожиданного или интересного.
Хрущёв занял почётное второе место, а Кеннеди пришёл к финишу предпоследним.
dolboed: (Default)
Началось какое-то нелепое говношоу вокруг путинского указа №136.
Статья Известий
Ищут «пятую колонну», которая извратила суть президентского указа.

А что там извращать, когда текст в открытом доступе.

И там сказано:

Лица, указанные в пункте 1 настоящего Положения, за счет бюджетных ассигнований, предусматриваемых в федеральном бюджете Управлению делами Президента Российской Федерации, обеспечиваются лекарственными препаратами согласно перечням групп населения и заболеваний, при амбулаторном лечении которых лекарственные препараты и медицинские изделия в соответствии с законодательством Российской Федерации отпускаются по рецептам врачей бесплатно или с 50-процентной скидкой.

Интересно, конечно, почему именно габреляновские шавки спалили Указ, да ещё и цену вопроса обсчитали — 10.000.000.000 рублей в год. Ведь любые сливы в «Известиях» публикуются по отмашке сверху. Видимо, где-то там в рукаве застрял другой указ, по которому эти 10 миллиардов на лечение высшей партийной номенклатуры должны были осесть на счетах совсем других людей — минуя бездонный карман Управления делами. И эти обиженные купили статью в «Известиях». А им этого взяли и не простили.

На моей памяти это первый случай, когда из столь пылкой и трепетной проститутки, какой всю дорогу служил Арамашотыч, лепят полноценного врага народа. С другой стороны, он первый начал. Никогда ещё эта кривоногая блядва не позволяла себе разоблачительных или критических публикаций по следам указов обожаемого Президента. Совсем ещё недавно сам факт того, что на бумажке присутствует высочайшая подпись, означал, что верноподданная блядва костьми ляжет за всё, что в бумажке написано.

Явно что-то с тех пор изменилось. То ли дело в курсе рубля, то ли в высших политических раскладах.
Но вот уже блядва критикует указ Президента, и в ответ от неё требуют извинений.
Не удивлюсь, если Арамашотыч снова окажется сегодня на больничном, как в прошлый раз, когда ему заказали вброс со словом «Кремль» в ругательном смысле.
Но тот вброс был хотя бы против Навального, так что блядва в итоге отбрехалась.
Посмотрим, как она отбрешется на сей раз.
dolboed: (smi.ru drawing)
Вот первоисточник немецкой информации о том, что на Украине погибли уже 50.000 человек (а не 1200 солдат и 5400 мирных жителей, как утверждал Порошенко в тот же день Мюнхене). Анонимная заметка, источником которой указан FAZ.net (то есть даже не сама газета Frankfurter Allgemeine Zeitung, а её сайт), ссылается на анонимного же собеседника в неназванной немецкой спецслужбе. Верней, не на источник даже, а на круги (Deutsche Sicherheitskreise), которые полагают.
В сбитом транспортнике Ил-76 в аэропорту Луганска погибло 49 военнослужащих и членов экипажа. Фото: Евгений Малолетка, AP
У меня нет никакого способа проверить фактическую сторону утверждения с сайта немецкой газеты. Здравый смысл подсказывает, что её посыл абсолютно верный и очень правдоподобный: при текущем положении дел на юго-востоке Украины подсчитать военные и гражданские потери совершенно нереально, и обе стороны вооружённого конфликта этим пользуются с утра до ночи, занижая собственные потери и завышая чужие. При этом логично предположить, что под развалами любого разбомбленного здания и в останках любой сгоревшей бронемашины найдутся никем не учтённые и не опознанные трупы — так что любые официальные цифры потерь по определению скорее занижены, чем наоборот... Но так же здравый смысл подсказывает, что ни у ВСУ, ни у ДНР/ЛНР нет сегодня вообще никакого способа узнать точные цифры своих и неприятельских потерь. Совершенно при этом непонятно, откуда такой способ появился вдруг у анонима из немецких "кругов". Его кто-то пустил в зону боёв, разгребать обломки разрушенных домов, идентифицировать останки и сличать имена убитых со списками жильцов? И этот безымянный герой насчитал таким способом 50.000 трупов?

Интересный лично для меня вопрос — о том, насколько этот вброс немецкого сайта является профессиональной ошибкой или сознательной фальсификацией. И тут вообще нет никакого места для гаданий, картинка абсолютно клинически ясная.

50.000 убитых за полгода — это самая страшная бойня в Европе со времён Второй мировой. Для любого СМИ, которое эксклюзивно добыло бы у спецслужб такую информацию, это — первополосная сенсация года. Для журналиста, который её раскопал — космический карьерный взлёт. Если б хоть один редактор из штата FAZ хоть на секунду поверил, что речь идёт о цифре, которая проверяема и подтверждаема, то все правила верификации из других источников, сбора косвенных улик и бэкграунда, опроса экспертов, data mining для подготовки инфографики, во всякой «взрослой» новостной редакции хорошо известны. Спросите любого своего знакомого, работающего в РБК, «Ведомостях», «Коммерсанте», «Новой газете» или в «Медузе» — как бы они отрабатывали эту информацию, если б считали её достоверной. Вам расскажут одни и те же схемы разработки «горячего» сюжета, для каждого новостника это азбука.

Единственная причина, по которой никакой такой разработки не случилось в редакции Frankfurter Allgemeine Zeitung — чёткое понимание того, что никакой фактической основы у вброса нет. Так что на её поиск банально жалко времени и денег. Само по себе решение ограничиться анонимной заметочкой из трёх абзацев в воскресенье на сайте (без малейшей попытки продолжить тему обложкой в понедельник) — железобетонное свидетельство, что в самой редакции, где эту новость добыли, нет дураков ставить на кон репутацию издания хотя бы намёком, что оно подтверждает правдивость своего сообщения и обещает подробности в большом репортаже.

Гриф ОБС, под которым вышла заметка — очень древняя хитрость редакционных маркетоидов, особенно популярная в эпоху Интернета, когда она позволяет нечаянно срубить пару сотен тысяч переходов с такого непривычного для немецких газет источника, как издания МИА «Раша тудей» на 30 языках. В принципе, нет никакого преступления для редактора в том, чтобы взять в субботний день за кружкой пива комментарий у вахтёра в одном из филиалов BND, а потом выкатить его на сайт как мнение «эксперта из служб безопасности». Главное — в азарте не повысить своего вахтёра до генеральских чинов, и не нарваться на звонки коллег из Reuters и прослушку BND.
dolboed: (Default)
В сегодняшнем рейтинге «Популярных новостей» на сайте газеты «Известия» второе место занимает статья с заголовком «Падение доллара уже не остановить». При ближайшем рассмотрении выясняется, что статья, посвящённая падению курса американской валюты ниже отметки в 26 рублей, была опубликована в газете 30 марта 2007 года. Нехитрые исторические разыскания подсказывают, что спустя 7,5 лет после первоначальной публикации, в ноябре 2014 года, статью выудили из архивов сайта, опубликовали заново и начали активно рекламировать в подборке популярных новостей текущего выпуска.
Скришот 3 февраля
Надо заметить, что у нынешних читателей газеты новость о падении доллара действительно пользуется высокой популярностью. Блоггер [livejournal.com profile] v_n_zb наткнулся на рекламу этой статьи в выпуске «Известий» от 2 декабря 2014 — и сделал скриншот, на котором видно, что за ноябрь 2014 года материал собрал в Фейсбуке 4,6 тысяч читательских лайков (оригинальная публикация 2007 года не могла содержать фейсбучную кнопку Like, потому что её в ту пору ещё не придумали). Сегодня, спустя два месяца после скриншота, 3 февраля 2015, число лайков уже перевалило за 7000.

Любопытно, что пользователи Твиттера и ВКонтакте из числа читателей «Известий» делятся этой новостью значительно менее активно. За 2 месяца (с декабря 2014 по февраль 2015) количество ретвитов увеличилось на 143, а перепостов ВКонтакте — на 81 единицу. Число комментариев к заметке выросло за 2 месяца аж на 2 штуки. Объяснений тут может быть ровно два. Либо газета «Известия» пользуется какой-то отдельной, сумасшедшей популярностью среди пользователей русского Фейсбука, либо она использует SMM-услуги от подрядчика, располагающего внушительной армией активных фейсбучных ботов, но не создавшего такой же фермы на платформе ВКонтакте в связи с отсутствием коммерческого спроса.

Чисто для справки: страница «Известий» на Фейсбуке насчитывает сегодня 100.672 подписчика, во ВКонтакте242.952 подписчика. Так что версия о «естественном» происхождении разрыва 30:1 между репостами в американской и российской соцсети выглядит очень сомнительной.

Profile

dolboed: (Default)
Anton Nossik

April 2017

S M T W T F S
       1
23 45678
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 202122
23 24 25 26 27 2829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 05:33 am
Powered by Dreamwidth Studios