Mar. 2nd, 2017

dolboed: (лёва в 7 месяцев)
Интересную мысль высказал вчера патриарх Кирилл в Богоявленском соборе Москвы:

«Сегодня в наших социальных сетях существует реальная болезнь, когда особенно молодые люди готовы идти на любые поступки, даже иногда самые страшные, с риском для жизни, только для того, чтобы кто-то сказал, что эта фотография, отображающая тот или иной поступок, ему понравилась. Для определения такой поддержки используется английское слово “лайк”», — сказал Патриарх во вторник вечером после богослужения в Богоявленском соборе Москвы.

«Так вот, некоторые молодые люди не видят никакой иной цели в жизни, как собирание этих лайков, и если таковых нет, то воспринимают это как личную трагедию», – констатировал он.

Между тем, по словам патриарха, тщеславие — один из грехов, «который возбуждает в человеке невероятную чувствительность к тому, как его оценивают люди, и тогда единственной целью жизни становятся действия, слова, поступки, направленные на то, чтобы получить признание от людей»
.

Буквально в то же время, когда он произносил эти слова, на личной странице Его Святейшества в сети ВКонтакте был выложен его пост о грехе уныния, собравший к этой минуте 4567 лайков при 367.000 подписчиков.

Чисто для сравнения, фотография беременной Ксении Собчак, выложенная 26 февраля в её официальной группе, собрала 105 лайков при 30.934 участниках.
Новый трек Тимати, выложенный вчера, получил 508 лайков при 567.565 подписчиках.
Последний пост Павла Дурова — о раздаче 18.000 долларов победителям дизайнерского конкурса Telegram — лайкнули 2516 человек при 5,9 млн подписчиков.

Так что когда Его Святейшество говорит о лайках — Оно знает, о чём говорит.
У Его постов больше лайков, чем у Ксюши, Тимати и Дурова (а также Стаса Михайлова, Ваенги и Лепса), вместе взятых. А по соотношению лайков с числом подписчиков Святейшество может потягаться даже с Инстаграмом Кадырова.

Если же говорить серьёзно, то вот о чём стоит задуматься: и самая древняя блогхостинговая платформа LiveJournal, и самая новомодная площадка для самопубликации Telegram/Telegra.ph одинаково успешно обходятся безо всяких лайков. ЖЖ без них живёт с 1999 года, Telegram — с 2013, Telegra.ph — с 2016.

На тех платформах, где лайки широко используются (Facebook, ВКонтакте, YouTube, Twitter), они, как правило, не применяются для рейтингования аккаунтов и постов. YouTube выносит в «Популярное» не за лайки, а за просмотры; Фейсбук при сортировке ленты ориентируется не на абсолютное число лайков, а на социальный граф конкретного пользователя. То есть три лайка от твоих друзей для Мордокниги релевантней, чем 300.000 лайков от незнакомых тебе пользователей.

По сути дела, единственная разновидность площадок, где лайки вообще как-то учитываются и на что-то влияют — это такие платформы, где используются инструменты кармы. Например, Slashdot или наши Dirty.Ru с Хабрахабром. Там действительно от лайков читателей зависят известность авторов и их возможности для самопиара.
И там действительно молодые люди ради лайков идут на самые страшные вещи, вроде reverse engineering или самовыдвижения в президенты Грузии.

Осталось только понять, как на эти площадки занесло Святейшего Патриарха.
dolboed: (00Canova)
«Фонд борьбы с коррупцией» Алексея Навального опубликовал сегодня гигантское расследование из 14 глав, посвящённое незадекларированному имуществу Дмитрия Медведева и всей затейливой корпоративной архитектуре, позволяющей утаивать конечного собственника этих богатств.

Для тех, кто предпочитает смотреть ролики, есть видеоформат на 49 минут:

Но я прочитал текстовую версию, и должен вам доложить, что очень впечатлён.
Хотя ещё сегодня с утра мне казалось, что удивить меня рассказами о виллах, яхтах, виноградниках в Тоскане, приватизированных музейных комплексах и горнолыжных курортах уже давно невозможно. И историям о государственном имуществе кадастровой стоимостью 600 млн, приватизированной за 18 млн при рыночной стоимости в 2 млрд, тоже, вроде бы, поздно удивляться после истории с венгерским особняком, за который Минрегион заплатил семикратную цену... Но, оказывается, есть вещи, которые даже меня могут серьёзно впечатлить.

Расследование, со ссылками на базы СПАРК, документы из открытых публичных источников и взломанную переписку Медведева, раскрывает имущественную схему феерической сложности, но вместе с тем — удивительной простоты. Где одни и те же юрлица одновременно владеют дворцами, родовыми усадьбами, сельскохозяйственными угодьями, многоквартирными домами в центре Питера, яхтами и земельными участками.

Основным инструментом владения движимым и недвижимым имуществом являются юрлица, зарегистрированные как благотворительные фонды. У этих фондов — два источника поступления средств. Во-первых, они получают пожертвования от фигурантов первой тройки русского «Форбса», в виде денежных переводов и недвижимости. Во-вторых, они привлекают кредиты на десятки миллиардов рублей в дружественном «Газпромбанке». Заместителем председателя его правления является тот же самый человек, который во многих структурах числится либо учредителем (если это фонды), либо собственником (если это компании с акционерным капиталом). Боюсь, пересказать всю схему своими словами мне бы не удалось при всём желании, да в этом и нет нужды: в расследовании ФБК всё расписано и проиллюстрировано с предельной внятностью — от рубашек и кроссовок до дворцов и яхт.

Согласно финансовым документам, находящимся в распоряжении ФБК, структуры, задействованные в схеме, привлекли в общей сложности 70 миллиардов рублей. То есть речь идёт о бизнес-империи, активы которой превышают миллиард евро по сегодняшнему курсу (хотя значительная часть приходных операций проводилась в те годы, когда доллар стоил ещё 30 рублей, и по сложной цепочке юрлиц эти средства перегонялись на валютные счета кипрских офшоров). И эти 70 миллиардов — только те деньги, приход которых Фонду борьбы с коррупцией удалось подтвердить документально, изучая открытую финансовую отчётность аффилиированных юрлиц.

Предупреждаю заранее: от текстовой версии расследования совершенно невозможно оторваться, а чтения там на полчаса, если особо не вникать, не разглядывать все картинки и не изучать схемы.

PS. Об особенностях российского законодательства, позволяющих организовывать такие схемы с участием некоммерческих организаций, я как-нибудь напишу отдельный пост, потому что это ещё более невероятная история, чем та, что рассказана выше.
dolboed: (barbed wire)
Заместитель председателя Верховного Суда РФ Владимир Давыдов объяснил, что российские суды в принципе не могут выносить более 10% оправдательных приговоров.

Многие критикуют модель действующего судопроизводства, но у нас из 100 подсудимых по делам 90 признают свою вину. Не знаю, хорошо это или плохо, но это факт. 65% идут в особом порядке… Некоторые издания публикуют свои соображения по поводу оправдательных приговоров, что их должно быть 18-20%. Их при всем желании не может быть столько, максимум 10%, — сказал зампред ВС РФ на открытии научно-практической конференции сегодня в Москве.

Особый порядок — это такое ускоренное рассмотрение дела, при котором подсудимый заранее признает свою вину и отказывается от судебного следствия, в обмен на обещание смягчения наказания. Приговор в этом случае не может превышать 2/3 от максимума по инкриминируемой статье. Особый порядок может применяться в случае, когда верхний предел наказания по статье не превышает 10 лет лишения свободы.

Тут стоит напомнить кое-какие цифры из официальной статистики Судебного департамента ВС РФ, о которых Владимир Давыдов запамятовал. На сегодняшний день по делам публичного обвинения российские суды выносят не 10%, а 0,2% оправдательных приговоров. То есть в 50 раз меньше той цифры, которую он озвучил.

Кстати, этот показатель — 0,2% оправдательных приговоров — сам по себе хорошо объясняет, почему люди, привлечённые в России к ответственности, так охотно отказываются от состязательного производства. Когда ты выходишь на суд, где шанс получить оправдательный приговор составляет 1:500, то будь ты хоть десять раз невиновен, сделка с обвинением выглядит как 99,8%-ный шанс облегчить собственную участь. Тогда как шанс доказать суду свою невиновность составляет 2‰, даже если ты в момент совершения преступления находился за 700 км от места события, как Ахметов, или в 400 км, как Бученков.

Раз уж мы вспомнили о Верховном Суде РФ, то позволю себе небольшой исторический экскурс по теме.
Позавчера Следственный комитет РФ провёл десятичасовой обыск в квартире журналистки и правозащитницы Зои Световой.
Искали финансовую документацию нефтяной компании ЮКОС за 1997-2002 годы.
Судя по тому, что обыск длился 10 часов, она была как-то особенно глубоко запрятана.

К самой Зое Световой с обыском, если память мне не изменяет, пришли впервые.
Но сыскарей и понятых в своей квартире она в этой жизни навидалась, поскольку является дочерью двух известных антисоветчиков: писателя Феликса Светова и литературного критика Зои Крахмальниковой (которой посвящена песня Окуджавы про новогоднюю ель).
Люди они были православные, что в СССР само по себе не одобрялось, и в 1970-е годы в частном порядке распространяли по знакомым христианскую литературу в «самиздате», что не одобрялось тем более.
Так что Зою Крахмальникову арестовали в августе 1982 года, а в апреле 1983-го осудили по ч. 1 ст. 70 УК РСФСР («Антисоветская агитация и пропаганда») на год заключения и пять лет ссылки.
Феликса Светова тогда же исключили из Союза писателей СССР, но он продолжал заниматься распространением самиздата. Так что в январе 1985 года пришлось арестовать и его. Отсидев год в «Матросской тишине» в ожидании приговора, он был приговорён по ст. 190 УК РСФСР к уже отсиженному, плюс пять лет ссылки на Алтай.
В 1987 году, в рамках горбачевской кампании по освобождению политзаключённых, супруги вернулись в Москву. В 1990 году Светов был восстановлен в Союзе писателей СССР.
Интересно не это.

Судью Московского городского суда, который выносил писателю Светову приговор по ст. 190 УК РСФСР «Распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй» звали Вячеслав Михайлович Лебедев. В ту пору он был всего лишь зампредом Мосгорсуда, но вскоре после приговора Светову получил повышение, сделавшись целым председателем.

Сегодня этот доблестный продолжатель дела судьи Сисамна занимает пожизненную должность Председателя Верховного Суда Российской Федерации, и стоит на страже всей нашей выдающейся законности.
Кстати, пожизненной его должность стала в 2012 году — персонально под кандидатуру Лебедева, которому, по тогдашнему законодательству, надлежало через год оставить пост в связи с исполнением 70 лет.

Но так уж хорошо справляется Председатель с защитой законности, так твёрдо стоит у нас процент оправдательных приговоров на отметке в 2‰, что решено было в его честь отказаться даже от тех возрастных ограничений, которые носят обязательный характер для кардиналов Римской католической церкви.

Эта музыка будет вечной?
dolboed: (ambulance)
Лично я считаю, что заклеивать или снимать номера со своего автомобиля — это жлобство.
Такое же, как парковаться на тротуаре, не пропускать карету скорой помощи или пешеходов на зебре.
Такое же, как лезть без очереди к кассовому окошку, атлетично расталкивая людей плечом.
Такое же, как тырить из кафе сахар, соль, перец, салфетки, и что там ещё бесплатно лежит — не по бедности, а потому что можно.
Такое же, как выбрасывать мусор себе под ноги.

Жлобство — это любое поведение, отрицающее общественный договор в пользу сиюминутной личной выгоды, удобства, прихоти или понтов.
Общественный договор фиксирует некую норму поведения людей, направленную на их комфортное сосуществование в общем, одном на всех, пространстве, будь то город, очередь в кассу, тротуар или проезжая часть.
Существование в пространстве общих правил, одинаково соблюдаемых всеми, облегчает жизнь и каждому отдельному человеку, и любому людскому коллективу.
Конкретно для проезжей части общественный договор называется ПДД.
И в ПДД требование держать номера в читаемом виде прямым текстом записано.
А за несоблюдение этого требования предусмотрена ответственность согласно ч. 2 ст. 12.2 КоАП РФ. Причём она одинакова и за снятые знаки, и за заклеенные.

Тут вы меня можете спросить: а твоё-то какое дело? У жлоба свои отношения с государством, и ты в них не сторона.
Он если хочет — соблюдает правила, не хочет — подставляется под штраф.
И сахар/соль, которые он тырит из кафе — не твоя забота, не ты ж их туда покупал.
Это его территория свободы и куража, не лезь туда.

Я в общем-то, туда и не лезу, но отношусь к жлобству однозначно негативно.
И вот почему.
Очень важная особенность жлоба состоит в том, что его поведение вовсе не спонтанно.
Оно предельно прагматично и расчётливо.
Там, где за выбрасывание мусора в неположенном месте штрафуют на 500 сингапурских долларов или бьют палками по пяткам, жлоб прекрасненько донесёт свою обёртку до урны.
Там, где машину без номеров могут тупо эвакуировать на штрафстоянку, жлоб как миленький оставит номера на месте, и проследит, чтобы они были видимы.
Если в очереди к кассовому окошку стоит детина валуевской комплекции, жлоб не будет пытаться оттолкнуть его плечом.
Если за лотками с солью/сахаром в кафе присматривает набыченный ЧОПовец в бронежилете — жлоб не станет рисковать.
На тротуаре он паркуется тогда, когда не видит вокруг людей в форме дорожной полиции.
Он жлобствует ровно постольку, поскольку верит в безнаказанность.
А при виде дубинки любого рода становится законопослушнейшим из граждан.
На то он и жлоб, что зона свободы для него — территория безнаказанности.
Где пахнет наказанием — там прощай, его жлобья свобода.

Когда люди в массе своей добровольно и сознательно исполняют коллективный договор, когда его соблюдение является нормой, а нарушение — ЧП, отпадает нужда в дубинках.
Может быть, она никогда не отпадёт до конца, потому что в семье не без урода, и всегда есть приезжие, которые не чувствуют себя связанными общественным договором данной местности, потому что просто не знают его условий.
На такой случай можно иметь какой-то патруль, следящий за порядком.

Например, меня на арендованной машине однажды в сумерках остановила дорожная полиция в центре Висбадена.
— У вас включены противотуманные фары, — сказал мне полицейский по-английски.
— Ну да, — сказал я. — И что?
— По нашим законам их можно зажигать только во время тумана. Сейчас тумана нет.
— А, ОК, извините, — сказал я и выключил фары.
— Всего доброго, — сказал мне полицейский.
У него не было задачи ни наказать меня, ни воспитать, ни доставить в участок.
У него была задача, чтобы правила соблюдались. И понимание, что для этого достаточно сказать две фразы по-английски. Он их сказал — и воцарился заветный Ordnung.
И он не поехал за мной следом проверять, не включу ли я снова противотуманки, как только сверну за угол. Ему просто в голову не пришло, что корректное обращение может быть воспринято как провоцирующее к нарушениям доказательство их безнаказанности.
Он к такой логике не привык. Просто не сталкивался по жизни, видимо.

Но там, где нормой жизни является жлобство, дубинка нужна для исполнения вообще любого правила.
И в кафе, и в очереди, и на тротуаре, и на проезжей части.
И чтобы мусор мимо урны не кидали, тоже должен человек с дубинкой стоять и следить.
И все эти люди с дубинками на каждом шагу создают лишние неудобства — обществу, мне, себе.
И их служба стоит денег — обществу и каждому его члену в отдельности.
А виноват в этих неудобствах и тратах — жлоб, который без дубинки не понимает.

Всё же вернусь напоследок к заклеенным/снятым номерам.
Это, конечно, жлобство.
Но устраивать по всему городу платные парковки, не начав решать проблему с общественным транспортом — жлобство ничуть не меньшее.
Мэрия — такая же сторона в общественном договоре, как горожане.
Взять с нас налоги она ни разу не забыла, её очередь показать результаты за эти деньги.
Если мэрия закрывает перегон метро — она обязана предоставить автобусное сообщение между станциями.
Если она делает часть города недоступной для личного автотранспорта, то обязана подогнать общественный. Вместимостью на такое же количество пассажиров, сколько не может приехать на .
А не делает она этого по самой жлобской на свете причине.
От безнаказанности.
dolboed: (durak_superman)
Григорий Явлинский сегодня в Фейсбуке предъявил В.В. Путину ультиматум.
Коротенький, в два абзаца.

Если всё то, о чём написал Навальный, случайно является правдой, то Путин должен уйти.
Он должен уйти в отставку. Не после Медведева, а сразу же, одновременно с ним.
Это был первый абзац.

Второй — ещё страшнее для Путина и его клики.
Если Путин не послушается, и в отставку не уйдёт, тогда Явлинский будет считать Навального проектом Кремля.

Могу себе представить, какой там сразу поднялся переполох на Старой площади, Новой площади, на Ильинке и в каждой из башен. Мечутся, шушукаются по углам, глотают валокордин. Кто-то, не выдержав напряжения, засосал бутыль из горла — не то «Путинки», не то боярышника. Из-за портьеры высовываются, чуть бликуя и подрагивая в конвульсии, острые носы его Testoni.

Сайентолог с методологом заперлись в кабинете и третий час играют в русскую рулетку на нооскопах.
Нооскопист сбежал к деду в Таллинн, забыв запереть свой сейф.

Глухо тикают в полутёмном коридоре кремлёвские ходики. Отсчитывают уходящее время.
Хозяин главного из кабинетов вжался в кресло. Он боится выглянуть в окно.
Вдруг там, во дворе — Явлинский, и он уже считает Навального проектом Кремля?!

Profile

dolboed: (Default)
Anton Nossik

April 2017

S M T W T F S
       1
23 45678
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 202122
23 24 25 26 27 2829
30      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 09:18 am
Powered by Dreamwidth Studios