Feb. 19th, 2017

dolboed: (00Canova)
История думского коммуниста-оборотня Вороненкова, на самом деле, довольно поучительна.

Если кого-то удивляет скорость, с которой он сменил убеждения, то тут просто стоит вспомнить роман Джорджа Оруэлла «1984» и тот феномен, который его автор называл «двоемыслием» (doublethink). Вот кратчайшее описание:

Двоемыслие означает способность одновременно держаться двух противоположных убеждений. Партийный интеллигент знает, в какую сторону менять свои воспоминания.
(часть 2, глава IX, перевод Виктора Голышева)

Оруэлл очень точно и подробно разобрал это интересное состояние постоянной готовности номенклатурного рыла сменить любые свои взгляды на прямо противоположные, — главное при этом не снижать градус беснования, оставаться всю дорогу на одинаково сложных щах, как Н.С. Михалков, разоблачающий преступления Ельцина.

У Пелевина, через полвека после Оруэлла, тоже было про эту лёгкость перевоплощения:

Татарский часто представлял себе Германию сорок шестого года, где доктор Геббельс истерически орет по радио о пропасти, в которую фашизм увлек нацию, бывший комендант Освенцима возглавляет комиссию по отлову нацистских преступников, генералы CС просто и доходчиво говорят о либеральных ценностях, а возглавляет всю лавочку прозревший наконец гауляйтер Восточной Пруссии.

Казалось бы, Пелевин не мог тогда знать, какая у нас нынче выстроится очередь желающих проклинать «лихие 90-е». Очередь не из каких-нибудь отвергнутых рынком профессоров, обездоленных пенсионеров или обманутых вкладчиков «Чары» с «Властилиной» — а ровно из тех самых разъевшихся рях, которые в 90-е годы сделали себе карьеру и сколотили состояния. Наши чекисты, попеременно припадающие к мощам то Дзержинского, то Николая II, воцерковленные ленинцы, пламенные патриоты с квартирами в Майами, борцы с офшорами из амбарных книг Моссак-Фонсеки — всё это самые привычные экспонаты в нашей политической кунсткамере, причём не только в нынешнем тысячелетии, а и в предыдущем, когда наблюдение за этими оборотнями сподвигло Пелевина на процитированное выше замечание.

Вороненков — просто один из них.
Не хуже и не лучше, хотя думает про себя, что умней и дальновидней.
(Не приходится сомневаться, что до конца VII созыва ещё некоторое количество думцев попытается куда-нибудь из России свинтить, по тем же причинам).
Конечно, занятно и экстравагантно, что для перевоплощения он выбрал именно Киев.
Но логика в целом ясная: он рассчитывает, что оттуда его не выдадут.
И это, как мне кажется, довольно глупо с его стороны — полагаться на то, что российско-украинский конфликт продлится вечно, и что никакие подковёрные сделки в этот период не могут случиться. По мне так даже нынешняя власть может запросто обменять его на Сенцова, когда процесс о зраде закончится. А после ближайших выборов, когда те люди, которые обещали Вороненкову иммунитет, освободят свои нынешние кабинеты — тут уж ему совсем рассчитывать будет не на кого и не на что.

Слава Богу, это его сугубо личные проблемы.
dolboed: (кровожадный жид)
Jerusalem Post публикует очень поучительную исповедь американского журналиста Хантера Стюарта, который в 2015 году впервые приехал в Иерусалим, чтобы освещать арабо-израильский конфликт. Прибыл он с обычным багажом представлений западной прессы об израильских оккупантах, угнетающих палестинский народ — и, конечно же, с полным набором рекомендаций о том, какие именно уступки, и в какой последовательности, Израилю необходимо осуществить в одностороннем порядке, чтобы завершить тот самый конфликт.

Но когда репортёр увидел ситуацию собственными глазами, провёл сотни часов в беседах с израильтянами и палестинцами, узнал биографии террористов и их жертв, что-то в этой стройной картине мира начало рушиться. Сам по себе террор перестал казаться ему таким уж естественным ответом на «ужасы оккупации», когда он разобрался в мотивациях шахидов и источниках финансирования их подвигов, а заодно и посмотрел на ту самую «оккупацию» вблизи.

По ходу выяснилось, что уступки со стороны Израиля палестинцев на самом деле не интересуют. Никакой компромиссной формулы мирного сосуществования с евреями ни у политического руководства, ни у рядовых жителей Рамаллы и Газы в головах нет. Провозглашение собственного государства в рамках пресловутого Two-State Solution в их картине мира совершенно не является конечной целью. Если они и настаивают на этом решении, то лишь в качестве промежуточного этапа на пути к главному результату — ликвидации Государства Израиль. И «ястребы» из ХАМАСа, возглавляющие Сектор Газы, и «умеренные» правители ООП в Рамалле в этом вопросе совершенно единодушны.

Такой вывод Хантер Стюарт сделал не из брифингов МИДа Израиля, а из собственных разговоров с палестинцами в Рамалле, Наблусе, Тулькарме. Их слова подтверждали данные опросов, которым журналист прежде отказывался верить: 62% жителей Автономии поддерживают террор как средство достижения политических целей. А цель у них, на самом деле, одна, и это вовсе не замораживание строительства поселений, не право на возвращение правнуков тех, кто в 1948 году покинул Яффо и Галилею, не снятие блокады с Газы, Цель — всё та же, что провозглашена Арафатом при создании ООП: полное уничтожение Израиля.

Стоит добавить, что когда Лига арабских государств в 1964 году объявляла об учреждении Организации освобождения Палестины, никаких таких «оккупированных территорий» ещё не существовало в природе. Израиль в ту пору существовал в пресловутых границах 1948 года, зафиксированных в резолюции ГА ООН. Восточный Иерусалим, Иудея и Самария находились в ту пору под властью Иордании. Так что под «Палестиной», подлежащей освобождению, имелись в виду не Рамалла, Наблус и Тулькарм (попавшие под контроль Израиля в ходе Шестидневной войны), а Тель-Авив, Иерусалим и Хайфа, Эйлат и Беэр-Шева. Так сказано в ст. 1–5, 11–14, 16–18, 25–27 и 29 Палестинской Хартии, где прямым текстом утверждается, что на спорной территории после «освобождения» может существовать лишь одно государство, и никаких евреев, приехавших туда или родившихся там после 1947 года, это государство на своей территории не потерпит. Кто жил там до 1947 — может остаться, но лишь в качестве «палестинца». Иной статус противоречил бы декларируемой задаче полного избавления Палестины от еврейского присутствия.

Хантер Стюарт признаётся, что со временем перестал понимать, о каком компромиссе Израиль может договариваться с людьми, стоящими на таких позициях.

Не знаю, многим ли в западной прессе эти воспоминания американского журналиста раскроют глаза на действительное положение дел, но одно безусловно: опубликовав такую колонку в Jerusalem Post, он честно заработал свой волчий билет во многих изданиях, пишущих на ближневосточную тематику. В Газу с Рамаллой ему тоже после этой публикации лучше не соваться.
dolboed: (0photomonk)
Несколько лет я не заглядывал в сервис инстаграмной статистики, который когда-то назывался Webstagram. Но вдруг узнал, что число подписчиков моего аккаунта в Инстаграме достигнет сегодня 20.000, и решил порыться в его статистике. По ходу выяснилось, что сервис переименовался в Websta, но функционал его остался прежним: он всё так же ведёт учёт лайкам, подписчикам, комментариям, умеет сортировать посты и хештеги по активности подписчиков.

Я попросил показать 5 моих самых популярных фото за 80 месяцев существования аккаунта. Там за это время опубликовано 14.707 снимков и видеороликов: пейзажи, портреты, натюрморты, доже и котеги, шедевры живописи и скульптуры Возрождения, инкунабулы, интарсии, перформансы Венецианского биеннале и прочая красота. Как выясняется, эти посты успели за отчётный период собрать 1.930.680 лайков. Но в подборке из пяти популярнейших фото, начиная с июня 2010, я не увидел ни Флоренции, ни Венеции, ни Микеланджело, ни Леонардо, ни Гребенщикова, ни Дурова, ни Аполлона Бельведерского, ни Мадонны Литта. А увидел я вот что:


Запросил подборку за прошлый год, и оказалось, что там есть ещё, недооценённое: ловля покемонов на Славянской площади 29 августа 2016. Покемоны, впрочем, в кадр не вошли:

Малкович, Малкович, Малкович.
И как, спрашивается, после этого жить.

Кстати, вот интересный вопрос.
Как известно, главная причина, по которой эти 14.707 фоток и видео пролетели мимо моего ЖЖ — отсутствие тут нормального мобильного клиента, позволяющего выкладывать посты с телефона, не морочась с утомительной ХТМЛ-вёрсткой, кропом и рисайзом.
А вот если б я лучший контент своего Инстаграма мог сюда выкладывать — рейтинг был бы таким же? Или там какая-то специальная аудитория у меня подобралась?

Profile

dolboed: (Default)
Anton Nossik

April 2017

S M T W T F S
       1
23 45678
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 202122
23 24 25 26 27 2829
30      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 09:14 am
Powered by Dreamwidth Studios