May. 29th, 2016

dolboed: (00Canova)
Пишет Олег Кашин в Телеграме:

В одном разговоре услышал выражение "врожденная грамотность", и хотя с его помощью хвалили меня, все равно оно меня бесит, потому что никакой врожденной грамотности, конечно, не бывает, просто надо много читать и писать, и тогда будет грамотность; это же откуда-то из школы выражение, которое прежде всего оправдывает тех, кто не читает и не пишет ("не гуманитарий" еще говорили).

Очень верный нравоучительный посыл, но фактически утверждение глубоко ошибочное. Это примерно как сказать: «Спиртное пьют только гопники, которым больше нечем в этой жизни заняться».

С неграмотностью — точно такая же история, как с пьянством. То есть, с одной стороны, тот экзистенциально-бытовой фактор, о котором говорит Кашин, совершенно реальный и невымышленный. Если ты родился и вырос в среде, где, кроме водки, иных форм досуга не знают и не ищут — резонно предположить, что ты в отроческом возрасте к общему веселью приобщишься, а до старости, возможно, и вовсе не доживёшь. Такова суровая медицинская статистика, и она вполне удовлетворительно описывает демографию социального пьянства. Но совершенно не отменяет того факта, что пьянству и алкоголизму может оказаться подвержен и человек из вполне традиционной мусульманской семьи, в которой многие поколения спиртного даже не нюхали. Верно и обратное: уроженец глубинки, где редкий мужчина успевал дожить до пенсии в связи с алкогольным анамнезом, вполне может оказаться трезвенником, уехать в большой город, получить образование, и прожить в итоге долгую здоровую жизнь, в которой роль горячительных напитков совершенно не прослеживается.

Совершенно такая же фигня и с грамотностью. Конечно, если твои родители не занимались твоим гуманитарным развитием с детства, и школа не привила тебе стойких навыков чтения/письма, то высока вероятность, что ты до конца дней не подружишься с орфографией родного языка. А если ты родился в академической семье, в которой образование почиталось главной человеческой добродетелью, то, как бы лично ты ни был ленив и аллергичен к любой учёбе, некий набор базовых знаний о родной речи в тебя успеют вбить раньше, чем ты сумеешь развить в себе волю к сопротивлению. И тогда ты, вероятно, на всю жизнь сохранишь навыки грамотной речи и письма, даже если с получением паспорта убежишь из дома и перестанешь понимать тех, кто учился в спецшколе.

Но дальше уже начинаются индивидуальные особенности, которыми каждого из нас природа одарила в избытке. И та самая "врождённая грамотность" к ним как раз принадлежит. Пишу об этом с полной уверенностью, потому что сам ею страдаю. Те писаные правила русской орфографии, которые нам вдалбливали с чётвёртого класса на уроках правописания, я успевал забыть к концу перемены, просто потому, что не испытывал в них никакой потребности. Как что правильно пишется — я всегда откуда-то знал без этих подсказок и костылей. И не потому, что при чтении книг в дошкольном возрасте выписывал оттуда и зубрил лексические обороты, а как-то оно само к мозгам прилипало. На каком бы языке я ни писал статьи в печатные издания — мои тексты могли содержать какие-то фактические или политические ошибки, но никогда не требовали корректуры. Про спеллчекеры в редакторском софте я успеваю выучить ровно одно: где их отключать, чтоб не мешали работать.

При этом за четверть века редакторской и модераторской практики, сталкиваясь с манерой письма самых разных авторов, я повидал туеву хучу обратных примеров. Я знаю людей, которые не только прочли значительно больше книг, чем я сам, но и немало их сами написали — при этом оставаясь совершенно глухи к таким вещам, как чередование тся и ться при спряжении возвратных глаголов. В Ленте.Ру, с подачи Галины Викторовны Тимченко, закончившей в советские годы один со мною медицинский институт, этот редакторский недуг именовался по-научному дислексией (педанты возразят, что более правильный термин тут был бы дисграфия, но они ошибутся, потому что специалисты, от Рудольфа Берлина в 1887-м до членов правления IDA в 2015-м считали второе расстройство частным случаем и проявлением первого). В самом деле, постижение человеком правил грамматики и последующее их автоматическое применение зависит не от того, сколько текстов он в жизни прочёл, а от того, как они у него в голове укладывались по ходу чтения. А это, в свою очередь, зависит от очень индивидуальных, не слишком хорошо изученных свойств когнитивного аппарата.

Если вернуться к метаболической аналогии, которую я развивал выше, то же самое происходит в нашем организме с алкоголем или сахаром. Диабет не развивается от того, что человек ест много сахара, и не проходит сам собой, если сахар из рациона исключить. Точно так же и отношения любого человека со спиртными напитками не исчерпываются одним только влиянием окружающей среды. За усвоение выпитого в организме отвечают как минимум два фермента: АДГ и АЦДГ. От их взаимодействия зависит и то, как быстро мы пьянеем, и то, как долго это состояние держится, и токсические эффекты, и наше самочувствие на следующий день. А активность этих двух ферментов у каждой особи запрограммирована на генетическом уровне — если не в 23andMe, то, по крайней мере, в клинике «Атлас» вам могут за деньги рассказать, как обстоит с ними дело лично у вас.

По ряду объективных причин сознание человека изучено медицинской наукой много хуже, чем обмен веществ. Поэтому какие гены отвечают за дислексию/дисграфию и врождённую грамотность, вам сегодня не расскажут ни в генетической лаборатории, ни в кабинете практикующего логопеда. Но я совершенно убеждён, что "врождённая грамотность" (как и её отсутствие) — не фигура речи и не обывательский миф, а вполне себе объективная реальность, имеющая конкретную медико-биологическую природу, о которой нам когда-нибудь расскажет Ася Казанцева в очередной просветительской книге.

Profile

dolboed: (Default)
Anton Nossik

April 2017

S M T W T F S
       1
23 45678
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 202122
23 24 25 26 27 2829
30      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 21st, 2017 03:57 pm
Powered by Dreamwidth Studios