dolboed: (putin thimble)
У властей России и Украины очень много общего, потому что те и другие родом из одного советского прошлого, образ мыслей которого блестяще описан ещё Оруэллом.

Например, есть одна общая черта у Путина и Порошенко. Если любой из них открывает рот — значит, сейчас мы услышим ложь.

Причём чем дальше, тем чаще мне кажется, что это у них не умысел, а карма такая. Они могут даже что-нибудь разумное или правдивое сказать, и оно тут же станет ложью — по факту произнесения данным конкретным оратором. Скажут, к примеру, что в году 365 дней, а он возьми да окажись високосный... Такой дар Мидаса наоборот.

Скажем, произнёс Путин свой прочувствованный монолог о том, что иметь иностранное гражданство или грин-кард — это цивилизованный выбор для россиянина, и вот уже вводится специальный учёт МВД для россиян с иностранным ВНЖ, и уголовная статья за уклонение от постановки на этот самый учёт.

Или сказал Порошенко, ничего не зная об убийце, что он агент ФСБ — и убийца тут же оказывается бойцом Нацгвардии, уроженцем Днепропетровска, никогда в жизни не выезжавшим за пределы Украины. Кем угодно ведь мог оказаться: титушкой, братком, донецким, «беркутом», футбольным фанатом, заблудившимся десантником, просто фаллосом альпийским без роду-племени, так нет же: раз Порошенко сказал про ФСБ, то у мужика просто обязана найтись при себе карточка бойца АТО и обнаружиться богатый послужной список на/в Украине.

Я по-прежнему думаю, что более логичным объяснением гибели Вороненкова являются разборки по его российско-панамским активам, чем какие-либо украинские дела, денежные, политические или разведывательные. Но если Порошенко додумается рассказать ещё какую-нибудь новость про «русский след» — тут же может выясниться, что сообщник, доставивший киллера к месту стрельбы, является майором СБУ, а у Вороненкова был общий панамский бизнес с высокопоставленными украинскими силовиками.
dolboed: (0solovyevorel)
В России аресты членов группировки «Шалтай Болтай» и их кураторов из ФСБ начались прошлой осенью. Но нет шансов, что нам когда-нибудь расскажут, почему за ними на самом деле пришли. Зато по другую сторону Атлантики проведено масштабное расследование в связи со взломом серверов Yahoo!, и его материалы проливают некоторый свет на деятельность хакеров и офицеров ФСБ, имевших отношение к работе этой группировки. Благодаря усилиям американских кибер-сыщиков, кое-что становится понятнее в наших внутрироссийских новостях.

На сайте Департамента юстиции США выложен скан 38-страничного обвинительного заключения в отношении четырёх «российских хакеров», обвиняемых во взломе американских почтовых серверов. Все обвинения посвящены эпизодам 2014-2016 годов.
Что мы узнали из обвинительного заключения )
Ну, и про «Шалтай» по-прежнему остаются все те же вопросы, не прояснённые с того дня, как мы впервые узнали об арестах участников группировки. Кто заказал им Дворковича? А Медведева? При чём тут вообще государственная измена? С кем они работали на Украине, и против кого? Возможно, как раз все те данные, которые нашли американские сыскари — про слежку за политиками и предпринимателями из «соседнего с Россией государства» — это ребята из «Шалтая» отрабатывали заказ одного украинского олигарха против другого. Предположение вполне логичное, но вряд ли оно в нынешних условиях облегчит их участь.
dolboed: (gandhi)
«Пакет Яровой-Озерова», как известно, подписан президентом и вступил в законную силу. Первым «пробным шаром» в рамках его исполнения стало привлечение к административной ответственности 25-летнего кришнаита Вадима Сибирева из города Дзержинск. Он был задержан в Карачаево-Черкесии за распространение «Бхагавад-Гиты» и проповедь вайшнавизма. В соответствии с «антитеррористическими» поправками Яровой молодого человека пытались осудить за «миссионерскую деятельность», за которую у нас теперь положен штраф до 50.000 рублей.

В своём объяснении задержанный кришнаит написал, что, по его мнению, «миссионерством» в российском законе признается деятельность религиозных объединений или их уполномоченных представителей, а не личная деятельность граждан по реализации своих конституционных прав.

Хорошая новость состоит в том, что мировой суд Черкесска вчера прекратил административное дело в отношении Вадима Сибирёва, за отсутствием в его действиях состава и события правонарушения, предусмотренного «антитеррористическим» законодательством Яровой-Озерова. Любопытно, что юрист-правозащитник Михаил Фролов, представлявший интересы кришнаита в черкесском суде, — однофамилец (если не родственник) юной прокурорши, которая вчера обвиняла меня в экстремизме.

Другим следствием «пакета Яровой» стал приказ ФСБ России от 19 июля 2016 года за №432. Он призван урегулировать порядок «сбора ключей шифрования» у так называемых «организаторов распространения информации». Эта процедура вызывает у специалистов не меньше вопросов, чем пресловутый реестр сайтов с посещаемостью больше 3000 человек в день, создание которого, как мы помним, было предусмотрено в 97-ФЗ, во исполнение предыдущего «антитеррористического пакета Яровой», пролоббированного ФСБ якобы в ответ на взрывы в Волгограде. Реестр, как мы знаем, должен был вести Роскомнадзор, который сразу же заявил, что не собирается страдать этой фигнёй. Сайтов, подпадающих под критерии 97-ФЗ, в мире насчитывается не одна сотня миллионов. То есть требование о создании реестра, где бы значилась контактная информация владельцев всех этих ресурсов, невыполнимо чисто физически. Как и «антитеррористическое» требование об обязательной паспортизации всех пользователей публичного WiFi, про которое Минкомсвязи, помнится, давало официальное разъяснение: ну да, в законе написан бред, но собака лает — ветер носит. Мы будем настаивать на авторизации по сим-карте, предполагая, что её в России нельзя купить без паспорта, гыгы.

Со «сбором ключей шифрования» намечается очень похожая фигня, только отбояриваться от глупых требований «антитеррористического пакета» придётся уже не Роскомнадзору (который сразу заявил: закон принимали не мы), а тем самым чекистам, которые этот сбор ключей собственноручно пролоббировали.

Леонид Волков сегодня предметно разбирался с техническими аспектами «Приказа №432»
, реестром «организаторов распространения информации» и реальными перспективами реформ в деле слежки ФСБ за нашими чатами. Не хочу пересказывать этот длинный и забавный текст, но вывод о том, что чекисты намылились откосить от исполнения своего же собственного законопроекта прямо напрашивается. Возможно, самое интересное открытие Волкова — что ни один мессенджер, российский или зарубежный, сегодня в реестре «организаторов распространения информации» не значится.

Собственно, не в первый раз спецслужбы разинули рот на кусок, который им не только не прожевать и не переварить, но даже и не откусить. Их поведение в этом смысле очень сильно напоминает поведение Дракоши на шоколадной фабрике из мультика «Сладкая сказка». Тут можно, конечно, задать вопрос: а на хрена тогда они этот пакет продавливали? Про это читайте в постах о коррупционной составляющей «пакета Яровой».
dolboed: (prophet)
В субботу в 6 утра сотрудники ФСБ вломились в квартиру, где проживают дочь и внуки политолога Андрея Пионтковского, с обыском. Ордер на его проведение был выдан Лефортовским судом ещё 31 мая, но до 6 часов утра 23 июля, видимо, всё руки не доходили. Сам Андрей Пионтковский, меж тем, уехал из России ещё в начале февраля, когда Ирина Яровая направила в Генпрокуратуру письмо с требованием его арестовать за пост, опубликованный на сайте «Эха Москвы». Ранее по поводу этой же статьи ФСБ провело обыски в редакции «Эха Москвы» и вызвало сотрудников сайта радиостанции на допросы.

Перерыв квартиру, где живут родственники Пионтковского, чекисты отправились обыскивать ту, где он сам прописан. В общем, много полезного успели натворить с утра.

Тем часом, по всем государственным телеканалам сегодня аналитики и политики наперебой рассказывают немцам и всей Европе, что без России и её всемогущих спецслужб им с террором ни в жизни не справиться. И в самом деле, в Европе ж, поди, не научились ни по 10 месяцев расследовать один пост в ЖЖ, ни вламываться с болгаркой в 6 утра в квартиру к пожилому учёному, ни отца семейства на 2 года и 3 месяца за перепост в колонию упекать. А всё это — совершенно необходимые навыки, без которых ИГИЛ никак не победить.

Правда, судя по сообщениям мюнхенской полиции, то, что вчера у них случилось, не имеет отношения к Исламскому Государству. А является очередной историей про одиночку с историей душевного расстройства, который сорвался в острый психоз и пошёл убивать. У нас многие обыватели до сих пор думают, что такое бывает только в Америке, потому что там у каждого придурка по стволу — а совершенно зря. Давайте заглянем в российские криминальные сводки, и выяснится, что мы ничуть не хуже Америки, несмотря на все строгости с лицензиями на огнестрел:

19 октября 2012 года в Сургуте трое сотрудников городской администрации пришли с плановой проверкой в шиномонтажную мастерскую. Подоспевший сын владельца гаража двух инспекторов убил выстрелами в голову, а третьего ранил.

7 ноября 2012 года 24-летний юрист Дмитрий Виноградов, любовь которого была ранее отвергнута девушкой его мечты, из охотничьих карабинов «Сайга» и Benelli расстрелял в Медведково семерых сотрудников аптечной сети «Ригла».

3 февраля 2014 года московский десятиклассник Сергей Гордеев принёс в школу 11-зарядный родительский карабин Browning 22, винтовку Tikka T3 с оптическим прицелом и кинжал. В школе он двумя выстрелами в голову убил учителя географии, затем застрелил подошедшего к дверям класса прапорщика вневедомственной охраны Олега Бушуева. Потом он произвёл ещё 11 выстрелов, ранив старшего сержанта полиции Владимира Крохина, и сдался властям. Суд не счёл нужным привлекать школьника к ответственности, направив его на принудительное лечение.

27 января 2015 года заместитель главы Центробанка РФ по Амурской области расстрелял из карабина «Сайга» трёх коллег, которых он считал виновными в его увольнении по сокращению штатов.

19 октября 2015 года в подмосковном Красногорске предприниматель Амиран Георгадзе расстрелял из пистолета замглавы администрации Красногорского района и руководителя ОАО «Красногорская электрическая сеть». Выйдя из здания районной администрации, он поехал убивать главу района, но не застал его дома, зато застрелил шедшего мимо случайного прохожего. При обыске в квартире предпринимателя выяснилось, что ещё раньше он убил в ней своего делового партнёра Тристана Закаидзе.

18 января 2016 года 53-летний житель Мытищ расстрелял из карабина «Сайга» директора фирмы по озеленению «Мон компани» и его заместителя. Выяснилось, что за год до трагедии он был из этой фирмы уволен.

29 февраля 2016 года душевнобольная узбекская няня Гюльчехра Бобокулова у станции метро «Октябрьское поле» продемонстрировала полицейским и прохожим отрезанную голову четырёхлетней девочки. Задержание Бобокуловой у всех московских силовых ведомств и спецслужб заняло 40 минут.

7 апреля 2016 года пьяный девятиклассник на 3-й Институтской улице в Москве открыл с балкона своей подруги прицельную стрельбу из пневматического пистолета по строительным рабочим.

18 мая 2016 года неизвестный застрелил трёх человек неподалеку от поселка Румянцево на Киевском шоссе и скрылся. По версии полиции, тройное убийство совершено на почве ревности.

Это всё я нагуглил минут за 10, в открытых источниках.

Если отечественные силовики обладают каким-то тайным знанием, позволяющим предотвращать подобные трагедии в Германии, то, может быть, лучше бы они эти свои телепатические сверхспособности применили для начала в России.
dolboed: (00Canova)
Одну вещь очень важно понимать про «пакет Яровой Озерова».
Конкретно — про ту его часть, которая обещает обойтись дорогим россиянам в 5 триллионов рублей на ровном месте. Про СОРМ, СОРМ-2, СОРМ-3, СОРМ-3S, и далее ad nauseam.

Важно понимать, что эта история — вовсе не про «слежку за гражданами».
И вносятся эти новые технические регламенты совершенно не во имя цензуры: ёжику ясно, что все эти терабайты непрерывной компьютерной переписки граждан, даже суточной, элементарно некому читать. Мир в этом убедился ещё 15 лет назад, когда англо-американская система слежки «Эшелон» перехватила всю переписку террористов, планировавших теракты 11 сентября. Выяснилось, что они даже не шифровались особо. Задним числом эту корреспонденцию из базы и выковыряли, и изучили. Но использовать перехват для предотвращения терактов никому ещё не удавалось. Эффективна только такая слежка, которая ведётся в отношении очень конкретных подозреваемых, точечно. Перехват переписки 92 миллионов человек тут никак не поможет.

Так зачем же принимаются такие законы? Просто от невежества и злобности?

Отнюдь. Тут прослеживается очень чёткая, внятная и доступная оценке корыстная мотивация.

Дело в том, что «хранение данных пользователей» — это не просто обязанность для оператора выписать себе из Китая RAID помощней, чтоб на нём больше данных поместилось.

Средства для хранения данных в рамках СОРМ — это может быть только сертифицированное ФСБ оборудование. На закупку единиц хранения сегодня уходит около половины денег, которые российские операторы связи тратят на выполнение требований СОРМ по слежке за своими пользователями.

Что такое сертифицированное оборудование? Это какое-нибудь особенное оборудование? Да нет, ни разу, в России же не производят никакой RAID, всё у нас импортное, покупное и привозное. Включая и компьютеры, и софт, и периферию, используемую в святая святых силового блока.

Сертифицированное означает всего лишь, что ты эту железку, придуманную в США и собранную в Китае, не можешь купить ни у производителя, ни у оптовика за границей. Есть узкая группа вполне коммерческих компаний, с лицензиями ФСБ, которая закупает это оборудование за границей, ввозит в Россию, шлёпает на него сертификат соответствия, а потом продаёт телекомам. Вот эта самая наклейка, которая стоит дороже всего оборудования, и составляет весь смысл грандиозной аферы. Вполне в духе зощенковского рассказа про «слабую тару».

То есть все эти условные 5 триллионов рублей, которые операторы связи и интернет-площадки должны будут выложить на закупку новых единиц хранения в рамках «пакета Яровой-Озерова», пойдут вовсе не за рубеж, не каким-то иностранным производителям оборудования, как многие успели посетовать. Эти траты озолотят довольно узкий круг юридических и физических лиц, которые много лет кормятся на поставке решений СОРМ, а в голодный год захотели заработать в десять концов. Только в этом и состоит рациональное объяснение технических требований, входящих в «пакет Яровой-Озерова». Точно так же, как ФЗ №139, первый в России «цензурный» закон о фильтрации и блокировке сайтов, на самом деле никакой политической цензуры нам не принёс. Зато принёс необходимость закупки операторами оборудования для Deep Packet Inspection, чтоб в одночасье не заблокировать своим пользователям все популярные площадки в Интернете.

Всё это, конечно же, звучит как очень общие рассуждения, потому что я до сих пор не назвал никаких имён и фамилий. Но это не значит, что кормушка под названием СОРМ —это прямо такой уж чёрный ящик для всех, кто к ней не присосан. Довольно много известно про всех этих деятелей, получивших от ФСБ грамоты на кормление. И всё, что про них известно — это увлекательнейшее чтение.

Вот рассказ о питерском ООО «Специальные технологии» и его прекрасном учредителе, ныне в розыске по педофильским статьям. В начале 2015 года ему предъявили обвинение по 20 эпизодам с участием малолетних, и — внезапно — отпустили под подписку о невыезде, из-под которой он, разумеется, тут же и сбежал за границу. Компания при этом никуда не делась, её перерегистрировали на других лиц, и она остаётся одним из крупнейших игроков на российском рынке поставки решений для СОРМ.

Но не стоит думать, что беглый обвиняемый далеко ушёл от привычной кормушки. Уже через 4 месяца после его объявления в розыск в городе Москве возникло новое ООО, с тем же самым названием «Специальные технологии», и с отцом беглеца в качестве учредителя. К 17 ноября 2015 года эта новая фирма уже получила в центре ФСБ России по защите гостайны лицензию на разработку, поставку и обслуживание «специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации». А к исполнению государственных заказов по поставке и модернизации решений СОРМ юная фирма с уставняком в 10 тыр приступила за 25 дней до получения той самой лицензии ФСБ. Первый заказ, на ₽13,756 млн, поступил от ПАО «Ростелеком»; спустя ещё полтора месяца второй такой же, на ₽7,080 млн, поступил из Волгоградского филиала той же госкорпорации. Тоже на модернизацию оборудования СОРМ. Дальше у фирмы случились контракты в Тверском филиале «Ростелекома» и в Государственном НИИ информационных технологий и телекоммуникаций… Розыск или не розыск, но котелок-то варит. А после вступления в силу «пакета Яровой-Озерова» от заказов на модернизацию оборудования у «Специальных технологий» заканчивается золотой век, и начинается сразу бриллиантовый. И у питерских, и у московских.

Вот за чем надо следить.
Вот о чём надо писать.
То, что для для госбюджета, для операторов связи и их клиентов — ущерб и убытки, для вполне конкретной группы лиц — навар и чистая прибыль.
У СОРМ-бизнеса есть совершенно конкретные бенефициары.
И они, с подачи Яровой и Озерова, собрались обогатиться на такую сумму, которая ощутимо превышает годовые расходы бюджета РФ на здравоохранение.
Мы знаем организацию, которая выписывает пропуска к этой кормушке.
Мы знаем круг лиц, которым выданы эти пропуска.
Это не они за нами будут следить, а мы за ними.

Напоминаю, что сбор подписей за отмену «пакета Яровой» продолжается.
Голосовать можно и нужно здесь (при наличии регистрации на портале госуслуг):
https://www.roi.ru/28432/
Там к этой минуте собрано 53.526 голосов, а нужно 100.000.
И я верю, что мы их соберём.
dolboed: (lentadlo)
Есть довольно известный еврейский анекдот — про то, как Бог однажды сотворил для раввина чудо.
Раввин шёл в субботу по улице, и увидел на земле кошелёк, туго набитый деньгами.
Иудейская религия, как известно, запрещает еврею в субботу прикасаться к деньгам.
Поэтому Бог сделал чудо: справа и слева от раввина была суббота, а там, где он шёл, был четверг.

В сегодняшних новостях мы все прочитали имя нашего соотечественника, для которого Господь Бог творит такое чудо с поразительной регулярностью на протяжении полутора десятков лет. Его зовут Дмитрий Владимирович Каменщик, ему 48 лет, он гражданин РФ, кандидат экономических наук и миллиардер.

Дмитрий Каменщик с 1998 года возглавляет аэропорт «Домодедово» и, как мы узнали 5 лет назад, примерно с тех же пор владеет им в одно лицо. Не являясь при этом ничьим зятем или шеф-поваром, членом каких-либо дачных кооперативов, секций дзюдо, даже простым выходцем из КГБ, ОПГ или СПб. Что само по себе поразительно.

На протяжении всей новейшей истории «Домодедова» различные государственные и силовые структуры не прекращали попыток отжать аэропорт у этого непонятного «частника» в пользу более правильных собственников. Но сколько раз к Каменщику ни приходили рейдеры с требованием отдать собственность — из Росимущества, МВД, Генпрокуратуры, Следственного комитета — он каждый раз отбивался от них в судах. От кого-то за год, от кого-то — за пять, но всякий раз он выигрывал последнюю инстанцию, и рейдерская атака захлёбывалась.

Последний штурм «Домодедова» начала 25 апреля прошлого года Федеральная служба безопасности РФ. Наезд был проведён с учётом ошибок всех прежних кампаний, с последней чекистской прямотой и спокойной наглостью. Каменщика и трёх топ-менеджеров аэропорта задержал СКР, и тут же Басманный суд поместил их под арест по обвинению в том, что это именно они помогли смертнику Магомеду Евлоеву в январе 2011 года взорваться в зале прилёта международных рейсов. Всем арестованным вменялась ч. 3 ст. 238 УК РФ: «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее смерть двух и более лиц».

В этом наезде все детали нарочиты и неслучайны: и демонстративная несусветность обвинения, и срок его предъявления (51 месяц после события), и полное отсутствие в деле каких-либо доказательств вины любого из арестованных. Можно вспомнить не один десяток резонансных уголовных дел, возбуждавшихся силовыми структурами задним числом, по вздорным поводам, с целью отъёма бизнеса и разорения собственника — но трудно вспомнить, чтобы формулу обвинения старались сделать столь нарочито фантастической. Всегда делалась какая-нибудь попытка доказать, что у обвинений есть хоть минимальная зацепка за реальность.

Даже у Владимира Гусинского в сейфе патроны от наградного пистолета действительно нашлись (вместе с разрешением на их хранение, но это уж мелочи). И директор «Ив Роше» однажды подписал в кабинете следователя СК бумагу, допускающую, что он, может быть, когда-нибудь в жизни переплатил за перевозки товара. В деле «Кировлеса» фигурировали признательные показания директора ВЛК Опалёва. «Башнефть» — актив, действительно умыкнутый когда-то у государства, даже если Евтушенков его потом купил совершенно на законных основаниях. ЮКОС действительно использовал легальные на тот момент схемы для оптимизации налогообложения, и один из его совладельцев признал вину за личное уклонение от уплаты НДФЛ на ранней стадии первого процесса. У Николая Куделко на складе действительно хранилась партия кофе, а у Чичваркина — партия импортных трубок «Моторола». Перед тем, как то и другое украсть, эти товары хотя бы можно было пощупать и объявить контрабандными.

А в деле, заведённом на Каменщика и трёх его наёмных менеджеров, не было вообще ничего, кроме оценочного суждения ФСБ, что владелец аэропорта — пособник террористов, и должен сидеть, пока не отдаст актив. Такая откровенность должна была показать urbi et orbi, что дело Каменщика до такой степени уже решённое, что исполнителям разрешено никакими приличиями не заморачиваться. Никто их на ковёр не вызовет, и не спросит: «Что за дичь вы там понаписали?». Такая уверенность призвана была намекнуть, что перед нами — не очередная жалкая fishing expedition лузеров из Росимущества, а окончательное решение домодедовского вопроса, согласованное на самом верху.

Конечно, встречались мне и в апреле 2015 года наивные люди, которые припоминали все прежние наезды на Каменщика и его актив, и неуверенным голосом предсказывали, что, может быть, он и в этот раз отобьётся: слишком уж долго владелец аэропорта выстраивал систему защиты от рейдерства и вымогательства, и эта система прежде доказывала свою эффективность в 100 случаях из 100. Но такие предположения не выглядели сколько-нибудь реалистично, с учётом всего, что мы знаем об истории отъёмов собственности в России за последние 13 лет.

А сегодня вдруг выяснилось, что Каменщик, похоже, отбился и в этот раз. И снова — юридическими, а не подковёрными методами. Сперва Басманный суд и Мосгорсуд освободили арестованных домодедовцев в связи с отсутствием в деле каких-либо оснований для их преследования. После этого исполняющий обязанности генпрокурора РФ направил в Следственный комитет требование прекратить уголовное преследование Каменщика и его топ-менеджеров — по тем же основаниям, по которым их выпустил суд: в деле нет никаких признаков их виновности в теракте 2011 года. По нормам УПК РФ это решение прокуратуры является окончательным и не подлежит обжалованию. Единственное, что теперь может сделать Бастрыкин — потянуть кота за яйца до 28 июля, саботируя выполнение требования Генпрокуратуры явочным порядком. Но тогда 28 июля это дело просто испарится естественным порядком, в связи с истечением всех сроков следствия.

Я страшно рад за Дмитрия Каменщика, и надеюсь, что его последнюю «сообщницу», бывшую главу российского представительства Airport Management Company Limited Светлану Тришину тоже выпустят со дня на день (она единственная из обвиняемых остаётся пока под арестом).

И я рад, что в кромешном аду рейдерского басманного кривосудия случаются подобные чудеса, когда вокруг — дербан, рейдерство и фабрикация дел, а в одном отдельно взятом холдинге — верховенство права и закона.

Жаль, что такие чудеса случаются не со всеми, а только с одним Дмитрием Каменщиком.
Но скоро, глядишь, и Николай Куделко пересажает всех ментов, которые украли его кофе.
Тогда счастливчиков станет двое.
dolboed: (0charcoal)
Прочитал краткий разбор уголовного дела о контрабанде, которое ФСБ ведёт против опального бизнесмена и экс-министра Альфреда Коха.

Малость приобалдел от того, насколько легко и непринужденно возрождаются забытые уже, казалось бы, штампы советского времени.

Был, например, в СССР известный мем: искусствоведы в штатском. Казалось бы, с легализацией советского авангарда, когда уже и Кабакова показывают по Первому каналу, и в Эрмитаже проходят ретроспективы Пригова, эти вертухаи, приглядывавшие в СССР за изобразительным искусством, ушли в прошлое. Не тут-то было, как показывает свежий пример.

Альфред Кох, если кто не в курсе, обвиняется в том, что поддельное полотно Исаака Бродского, которое он в выездной таможенной декларации оценил в 18.000 рублей, на самом деле является подлинником и стоит 197.000 рублей. То есть ФСБ обвиняет Коха в том, что при вывозе принадлежащей ему картины в 2013 году он пытался занизить её стоимость почти на 2300 долларов США. Эта страшная угроза государственной безопасности России расследуется в ФСБ третий год, с привлечением зарубежных коллег.

Что «пейзаж Бродского» в самом деле поддельный — довольно очевидно всё с того же 2013 года. Во-первых, об этом имеется экспертиза из Центра Грабаря, проведённая по заказу не Коха или его адвокатов, а непосредственно тех самых госорганов, которые эту картину изъяли как «контрабанду» (в акте экспертизы таможенный пост Шереметьевского аэропорта указан в качестве её владельца). Во-вторых, ни в каком известном каталоге работ Бродского, прижизненном или посмертном, этой картины не было и нет. В-третьих, у картины отсутствует провенанс, то есть путь её от Бродского до Коха никем не прослежен.

После того, как с «правильной» аттрибуцией картины не справились эксперты из Центра Грабаря (назвавшие автора «неизвестным художником»), за дело взялись те самые искусствоведы в штатском, привлечённые ФСБ. Чекисты-графологи мгновенно разобрались, что подпись Бродского на пейзаже — подлинная, и никто иной не мог быть автором этой картины (в советском анекдоте 1970-х годов дознаватель КГБ установил подлинность мумии Тутанхамона: «Он сам признался!»). Вторую экспертизу по заказу ФСБ подмахнули ровно те самые дамы, которые в 1999 году уже заверяли её подлинность. На основании их нового заключения Кох был объявлен в международный розыск по линии Интерпола.

Это реально восхитительная история. В ведущих музеях мира (включая и Государственный Эрмитаж) хранится множество полотен, про которые даже сегодня, с применением суперсовременных методов анализа, с привлечением экспертов мирового уровня, не удаётся сказать с уверенностью, чьи это работы. Созданы ли они гениальной рукой Леонардо, Рафаэля, Рембрандта, Караваджо, Брейгеля-старшего, Вермеера — или являются копией, стилизацией, позднейшей подделкой. Такие споры известны с XVII века, и даже великий американский искусствовед Беренсон, один из крупнейших авторитетов ХХ столетия в вопросе об авторстве шедевров эпохи Возрождения, истратил годы жизни на судебные тяжбы с арт-дилерами и коллекционерами, обвинявшими его в неверной аттрибуции тех или иных картин (с переменным успехом, заметим, ибо точной наукой искусствоведение так и не стало). То есть в принципе понятно, что профильным специалистам тема аттрибуции картин не представляется таким уж простым и однозначным делом.

Но когда на сцену выходят искусствоведы в штатском из ФСБ РФ, то все споры прочих специалистов начинают выглядеть как-то совершенно несерьёзно и по-детски. Чекисты способны на глазок авторитетно разрешить любой такой диспут — им главное понимать перед началом экспертизы, какого результата ждёт начальство. В случае с Кохом понимание было предельно ясным: картина уже изъята, дело о контрабанде уже возбуждено, фигурант в последнее время плохо себя вёл и подлежит изобличению с последующим преследованием. Значит, картина — подлинная, какие уж тут могут быть сомнения. Вот когда оценивались картины, прикупленные Васильевой на деньги «Оборонсервиса», то сразу же искусствоведы в штатском провозгласили, что это фальшак за три рубля. Откуда у Васильевой деньги на подлинники?!

Вот именно такой чёткости и молодцеватости не хватает загнивающему Западу. Были б у них такие эксперты в штатском, всех этих глупых многолетних споров об авторстве картин Леонардо и Рембрандта просто не случилось бы. Плодовитость Рафаэля и Караваджо уверенно возрастала бы с каждым годом, как производство сыра без признаков сыра в эпоху импортозамещения. Но бездуховному Западу никогда не достичь наших высот искусствоведения в штатском.
dolboed: (lemonde)
Уголовное дело против Светланы Давыдовой, обвинявшейся в госизмене за звонок в украинское посольство, прекращено за отсутствием состава преступления. С нее полностью сняты обвинения в совершении государственной измены и разъяснено право на реабилитацию.
dolboed: (lemonde)
В Постановлении правительства за №743, опубликованном неделю назад, говорится об установке с завтрашнего дня оборудования ФСБ на площадках «организаторов интернет-присутствия». На самих «организаторов» возлагаются при этом три обязанности: обеспечить функционирование систем слежки, помогать силовикам с их апгрейдом и скрывать от пользователей «организационные и технические приёмы» доступа ФСБ к их персональной информации.
Приёмы наблюдения
Ничего особенно нового и интересного в постановлении нет, потому что фабула всех этих шпионских игр была ясна ещё 16 лет назад, когда при Реймане в России впервые СОРМ вводили. Спецслужбы, как обычно, хотят иметь доступ к каждому байту передаваемой и получаемой нами информации, в режиме реального времени. У силовиков неограниченные лоббистские возможности во всех ветвях власти, так что любой их каприз довольно быстро находит отражение и в законах, принимаемых Думой, и в постановлениях правительства, и в нормативах Минсвязи.

Но есть у спецслужб одна неразрешимая проблема, о которой знают и они, и мы. Если объект А просто живёт свою жизнь, а субъект Б пытается отследить всё, что в ней в любую секунду происходит, то их трудозатраты несравнимы. Представим себе, что объект А действительно вражий шпиён, и раз в неделю он отправляет буржуинам шифровку с планом советского завода. В остальное время он ест, пьёт, спит, портит девок, смотрит сериалы, торчит в энторнетах, ходит на Дорогомиловский рынок за мясом. В то же время несчастный субъект Б все 168 часов в неделю должен проводить за мониторами, в наушниках: он же не знает заранее, в какой момент состоится передача плана советского завода, и каким способом она будет осуществлена.

Хорошо, если личность объекта А заранее известна и установлена. Тогда спецслужбы могут создать для слежки оперативную группу, включить туда специалистов по прослушке, наружке и скрытой видеозаписи, обеспечить круглосуточное посменное дежурство... то есть потратить уже не 168, а скорее 1680 человеко-часов за ту же неделю, чтобы отследить и перехватить сеанс связи длиной в несколько минут.

Довольно очевидно, что для одновременной слежки за популяцией в 68 миллионов пользователей Интернета в России эта формула спецслужбам не поможет ни разу. Приставить к каждому пользователю Сети по десять вертухаев не может себе позволить даже коммунистический Китай. Да и по одному вертухаю — тоже не может: пользователей там 568 миллионов, столько сексотов во всём мире не наберётся.

Так что, по сути дела, ещё в 1998 году, когда модули СОРМ начали устанавливать на оборудовании интернет-провайдеров, речь шла не о слежке, а, по сути дела, о сборе, накоплении и пассивном хранении гигантских массивов информации, 99,9% которой никто и никогда не сможет ни прочитать, ни расшифровать, ни использовать осмысленно. Тем не менее, из года в год спецслужбы борются за расширение масштабов своего собирательства. Появился СОРМ-2, затем СОРМ-3, введены новые правила контроля почтовых отправлений, расширяется список требований к ОпСоСам, а завтра ещё в соцсетях прослушку установят... Но разгребать все петабайты информации, которые, благодаря всем этим титаническим усилиям, ежедневно оседают в бездонных накопителях спецслужб, чем дальше, тем более некому.

Можно тут, конечно, предположить, что параллельно с фиксацией «белого шума» в спецслужбах идёт грандиозная работа по извлечению из этих массивов какого бы то ни было полезного сигнала, пресловутый data mining по ключевым словам или другим каким-нибудь алгоритмам... Но свидетельств того, что эта работа с использованием трёх поколений СОРМ за последние 15 лет дала какой-нибудь осмысленный результат, будь то в смысле предотвращения каких-нибудь преступлений, или поимки злоумышленников post factum, никто пока не видел. Портянки могут нам на это сказать, что успехи есть, просто они строго засекречены. Террористов, которых удалось поймать благодаря расшифровке их откровенных переговоров в Скайпе, судят страшно закрытым подземным судом, и вывозят пожизненно в какое-нибудь тайное чукотское Гуантанамо, чтоб никто не догадался об успехах СОРМ за последние 15 лет. Наверняка кто-нибудь и в такое готов поверить. А человек разумный поинтересуется, откуда ж об этом стало известно самим портянкам, если всё такое страшно секретное.

Ещё можно спросить, на кой ляд вся эта петрушка с прослушкой сдалась самим спецслужбам. Но на этот вопрос я уже отвечал на днях, так что просто процитирую:

Это акт демонстративного запугивания законопослушных граждан и юрлиц. Показное закручивание гаек. Чтобы лишний раз напомнить обывателю: государство хочет следить за каждым твоим действием в Интернете. Молчи, скрывайся и таи. Не раскачивай лодку. Большой Брат смотрит на тебя, не мигая.

А вторую причину суеты наших спецслужб на тему расширения собственной занятости без малого 60 лет назад сформулировал на страницах The Economist всемирно известный британский военный историк Сирил Норткот Паркинсон в законе, носящем его имя. Российские сексоты — такая же бюрократия, как любая другая, и она точно так же стремится увеличивать собственные штаты, бюджеты и технические мощности, как та британская система волокиты, про которую Паркинсон в своё время сказал, что она растёт на 5—7 % в год безотносительно к каким-либо изменениям в объёме требуемой работы (если таковые были вообще). А значит, в будущем нас ждут и СОРМ-5, и СОРМ-6, и новые реестры запрещённых сайтов, и новые составы мыслепреступления, расследование которых позволяет сексотам и дальше наращивать аппарат.
dolboed: (0vmetro)
Министерство связи подготовило и согласовало в ФСБ (точнее, ФСБ подготовило и согласовало в Минкомсвязи) новое распоряжение о порядке действия системы слежки за пользователями Интернета в России после 1 июля 2014 года. Существующий сегодня порядок доступа силовиков к переписке и персональным данным граждан России называется СОРМ-2, так что новые правила можно было бы назвать СОРМ-3.

Суть приказа Минкомсвязи простая. ФСБ хочет знать о каждом нашем телодвижении в Интернете: кому и что мы отправили, от кого и что получили, на какие сайты заходили, какой у нас там логин и пароль. Причём ФСБ хочет об этом знать не post factum, а строго в режиме реального времени. Существующий сегодня порядок доступа (посылаешь запрос в Яндекс.Деньги — получаешь полный список всех жертвователей Навального; посылаешь второй запрос — получаешь всю их платёжную историю) наших бдительных читателей и слушателей больше не устраивает. Им надоело посылать запросы, кого-то о чём-то просить, придумывать мотивировки. Честно говоря, они и до сих пор с мотивировками не перестарались: что там за дело расследовалось, в рамках которого потрошили наши кошельки, мы не услышали за прошедшие с тех пор два с половиной года. Но аппетит, как известно, приходит во время еды. Теперь мутноглазые требуют, чтобы все наши данные поступали к ним сразу и без запроса.

Ещё в проекте приказа Минкомсвязи содержится удивительное требование, чтобы подслушанные вживую пользовательские данные хранились 12 часов. И это вообще никак невозможно объяснить, с точки зрения здравого смысла. Потому что если наши данные уже поступили на сервер ФСБ, то никакая Минсвязь даже в теории не может проконтролировать, сколько времени они будут там храниться. Например, протоколы допросов Осипа Мандельштама на Лубянке хранятся в Центральном архиве ФСБ без малого 70 лет. И никакое российское министерство не может потребовать, чтобы их оттуда удалили, или передали в музей. Так зачем же нужна эта нелепая инструкция Минсвязи про 12 часов хранения?

Вопрос этот, как ни удивительно, имеет довольно простой ответ. В часах хранения тут выражено не время, а место. Фиксация всего входящего и исходящего интернет-траффика 75 миллионов российских пользователей потребует, безо всякого преувеличения, петабайт и эксабайт дискового пространства. Речь идёт о многих тоннах дорогостоящего современного оборудования, которые придётся докупить. По нормам действующего законодательства, закупать это железо должен тот орган, который использует данное оборудование для собственных нужд. То есть в данном конкретном случае ФСБ. Но кассирам этой организации, конечно же, не хочется, чтобы миллиардную инвестицию в новые дисковые массивы вычитали из их бюджета. Им проще, чтобы податливый министр Никифоров обязал самих пользователей Интернета платить за апгрейд аппаратуры слежения. Так что «12 часов» в приказе Минсвязи — это не тот промежуток времени, после которого украденные у нас персональные данные кто-то обязан будет стереть со своих серверов. Это всего лишь указание на тот факт, что оплатить технические спецификации новой прослушки предложат конечному пользователю из своего кармана. Оплатить, в сущности, в третий раз, потому что и бюджет ФСБ, и бюджет ведомства Никифорова уже из этого кармана изъяты. А СОРМ-3 в смету не поместился, поэтому его предлагают взыскать у тех же терпил при посредничестве операторов связи.

Если же говорить по существу СОРМ-3, то весь сухой остаток умещается в три простых пункта.

п. 1. Безусловно, тотальная слежка за законопослушными гражданами противоречит всем действующим законам РФ. Включая и Конституцию, и УК, и УПК, из ФЗ №152 о защите персональных данных, и ФЗ об ОРД. Это в чистом виде подрыв основ конституционного строя, государственная измена, high treason. Если Россия из бандитского государства когда-нибудь превратится в правовое, то и Бортникова, и Никифорова за один этот приказ ждут долгие сроки заключения.

п. 2. С точки зрения декларируемых целей, СОРМ-3 абсолютно бесполезен. Террористу, который использует Интернет для координации заведомых преступлений, нет никакой причины использовать в своих коммуникациях привязанный к его паспортным данным идентификатор IMEI и именной контракт на доступ в Интернет. У любого желающего в РФ есть миллион способов организовать себе и гаджет, и доступ в Сеть, никак не привязанный к официально учтённым данным пользователя. Скажу больше: такая возможность есть не только у любого россиянина в России, но и у любого иностранца в Китае. У которого нет связей, знакомств, знания языка и местных обычаев, зато есть немножко денег и желание соблюсти анонимность/конфиденциальность при доступе в Сеть.

п. 3. Может быть, самый важный вопрос — что изменится с 1 июля 2014 в жизни пользователя. Не изменится ничего. За вами как следили, так и дальше будут следить. Слежка эта как была неэффективной, так и впредь останется таковой. Если вдруг у власти появится потребность выпотрошить лично ваше постельное бельё, то власть это сделает без оглядки на любые приказы Никифорова. Просто Вы вдруг на LifeNews или в газете «Известия» прочтёте распечатки своих телефонных разговоров, фейсбучных чатов, банковских транзакций. Для этого не нужно никакого СОРМ-3, достаточно политического заказа. А если такого заказа нет, то совершенно неважно, сколько хранятся в ФСБ логи ваших чатов: 12 часов, как в приказе Никифорова, или 70 лет, как в деле Мандельштама. Их всё равно некому читать.
dolboed: (0kozel_animated)
Войсковая часть 54939 объявило в начале нынешнего года тендер на создание системы автоматизированного вброса и генерации «информационных волн» в соцсетях с помощью специально заводимых для этой нужды аккаунтов (старых добрых спамботов). Предполагается истратить около миллиона долларов США на разработку программно-аппаратного комплекса, который поможет вбрасывать в Интернет нужную спецслужбам информацию и отслеживать её вирусное распространение.

Закрытый тендер выиграло ООО «Итеранет», принадлежащее кипрской офшорке и группе физлиц. Представляю себе, как сегодня кусают локти все те нашистские и едросские ботоводы, которые давным-давно засирают ЖЖ и Твитырь продуктами деятельности именно таких спамботов, по 10 рублей за комментарий. А как дошло до серьёзного госзаказа, так и обошли «деревенских уёбищ». Потому что одно дело — сливать им данные о жертвователях кошелька Навального, а совсем другое — делиться кровными бюджетными средствами. Спецслужбам, оказывается, есть кого подкармливать, и без Васиной ликующей гопоты.

Вот ведь неприятность...
dolboed: (putin dark)
Итак, ФСБ всё же займётся расследованием вопроса о том, как переговоры пилота и диспетчера в иркутском аэропорту попали из открытого эфира в открытый доступ.

Речь, если кто забыл, идёт о переговорах, в ходе которых диспетчер аэропорта незаконно закрыл вылет пассажирскому рейсу «Аэрофлота» в Москву, чтобы их превосходительство губернатор Мезенцев успели отобедать перед посадкой в бизнес-класс. О том, что задержка рейса была незаконной, Байкало-Ангарская транспортная прокуратура уже дала своё заключение, но там расследовать нечего: обычное чиновничье свинство, на котором вся Вертикаль держится.

А вот как попали переговоры в Интернет — тут сам Бог велел разобраться. И, кстати, их превосходительство губернатор дали соответствующее указание в прямом эфире «Эха Москвы». Распоряжение было услышано и принято к исполнению — сперва транспортниками, а теперь ещё и опричниками. Ведь губернатор Мезенцев — не какие-нибудь там беспартийные Белых с Чиркуновым, ездящие на совещания к президенту в купе ночного пассажирского поезда. Он сопредседатель Центрального совета сторонников Партии жуликов и воров, то есть наместник Самого во вверенном регионе. Для него любой рейс «Аэрофлота» — частный борт. И переговоры этого борта с землёй — охраняемая государственная тайна. Даже если ведутся по совершенно открытому каналу. Кто услышал — тому ушей усекновение. Вот только сдаётся мне, что заебутся они уши усекать всему полумиллиону людей, прослушавших запись в Интернете. Хотя до публикаторов записи вполне могут докопаться. Непонятно только, по какой статье.
dolboed: (awake)
Паркер возмущается, что я его давеча оклеветал.
И приводит, по презираемой Игорем Ашмановым привычке, пруфлинки.

Из которых следует, что он про странные звонки Анастасии Каримовой действительно писал, причём по горячим следам: раз, два. Дело было 15 апреля, когда ни о каком запросе ФСБ никто слыхом не слыхивал.

В частности, у Паркера цитировалось интересное письмо из волонтерской рассылки, открывавшееся словами:

Друзья, вчера один из хороших друзей нашего фонда рассказала мне следующее. По НКО, работающим с волонтерами, ходят непонятные люди, которые представляются как журналисты какого-то телеканала или представители интернет-сайта, пишущего на социальные темы.
Они просят дать интервью на тему волонтерства. И записывают его на видео. Сначала вопросы задают нормальные, потом – очень некорректные, провокационные.
Есть подозрение, что это какой-то проект власти по дискредитации негосударственного волонтерского движения.

Паранойя, как и было сказано )
dolboed: (putin dark)
Отличный текст о том, как тупые чекисты убивают национальный Интернет в России. Не потому, что действительно хотят его угробить, а по той самой тупости и неадекватности, о которой Ашманов в апреле так убедительно писал, по тому же поводу, но с тех пор уверовал в мудрость органов. Впрочем, не все так быстро меняют взгляды. Особенно когда речь идет о такой константе, как дебильность отечественных силовиков и гопников.

Цитата:

Вот так примерно и работает фантомная «вертикаль власти». Где мизинец левой руки не представляет, что будет, когда он смахнет чашку с горячим бульоном на гениталии своему хозяину.
©Стас Белковский в GZT.Ru
dolboed: (cash)
Во вчерашнем набросе нашистов против Навального оставалась не расшифрованной, а оттого непонятной одна любопытная фраза:

Тем не менее, мы по-прежнему считаем, что есть все основания полагать, что сбор средств на проект «Роспил» был имитацией.

Я, грешным делом, подумал, что это просто такая случайная обзывалка, сорвавшаяся с комиссарских губ от неимения аргументов по существу. Но оказалось, что это вполне себе продуманный новый пропагандонский вброс. Сегодня он был расшифрован в журнальчеге одного отставной козы пиарщика Михаила Ковалева )

Вот как он объясняет вчерашний комиссарский наброс:

Скоро станет общеизвестным факт, что Навальный и товарищи сами легализовали большую часть средств, поступившую в "Роспил". Сами внесли деньги, а потом раструбили про 15 тысяч человек поддержавших рублем.
Это целая армия поддержки!
Имитация? Она самая.


Спорить с этим утверждением довольно-таки смешно. На данную минуту в истории кошелька РосПил — 13.790 строчек входящих переводов за 96 дней сбора, на общую сумму в 6.695.328 рублей 88 копеек, то есть средний размер пожертвования за весь период — 485 рублей 52 копейки, а среднее число переводов — 144 в сутки. Чтобы найти в таком массиве данных признаки имитации нужна грандиозная исследовательская работа — причём не с кошельком РосПила, а с историей приходно-расходных операций нескольких тысяч жертвователей как минимум. Ёжику ясно, что ни ФСБ, ни НАШИ, ни заказчики Ковалёва такой работы не проводили, и даже на выстрел к такому исследованию не подошли. Заявляя то, чего они не могут знать, они тупо врут. А подкрепляют своё враньё привычным оружием партийного тролля: кросспосты по виртуалам и веерный спам в комментах.
Несколько фактов про дисперсию в кошельке РосПила )
Update: а вот и долгожданный пост от Навального

Profile

dolboed: (Default)
Anton Nossik

April 2017

S M T W T F S
       1
23 45678
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 202122
23 24 25 26 27 2829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 21st, 2017 04:01 pm
Powered by Dreamwidth Studios