dolboed: (Android)
По итогам двухлетней тяжбы (включая два выигранных арбитражных суда) Федеральная антимонопольная служба России объявила в понедельник о заключении мирового соглашения с Google. Дело против американской корпорации было затеяно по жалобе Яндекса и касалось злоупотреблений монополией Гугла на платформе Android.

Речь там шла одновременно о навязывании продуктов Google пользователям этой платформы и о запрете предустановки альтернативных приложений на устройства под управлением Android в России. Яндекс был главным пострадавшим от этой политики, которая, к слову сказать, являлась уникальной для российского рынка. Во всём остальном мире Google спокойно предоставляет пользователям и Андроида, и Хрома свободу выбора поискового сервиса по умолчанию, и не выкручивает рук поставщикам гаджетов, запрещая им предустановку сторонних приложений. Но в России, где никакой другой способ не позволил потеснить Яндекс с лидирующих позиций, корпорация нарушила собственный же принцип Don't be evil в борьбе за передел рынка поисковых запросов и контекстной рекламы.

По условиям соглашения, в 60-дневный срок Google обязуется устранить нарушения, которые позволили компании серьёзно нарастить долю российского поискового траффика за счёт мобильной платформы (с 35,5% до 39% за один только 2016 год; в конце его доля Яндекса оценивалась в 55,3%). Покупателям устройств на Андроиде будет теперь предлагаться выбор поискового сервиса, а запреты на предустановку сторонних приложений в первом экране мобильных гаджетов будут исключены из условий доступа к магазину Google Play.

Сегодня на NASDAQ акции Яндекса выросли в цене на полтора доллара (+6,62%).
На курсе бумаг Alphabet Inc. (GOOG, GOOGL) новость никак негативно не отразилась.
Они тоже подорожали — на 1,62% и 1,8% соответственно.
dolboed: (probka_nl)
Ежику ясно, что когда городские власти Берлина и Милана, Бомбея и Лондона заводят речь о запрете Uber, они вовсе не безопасностью пассажиров озабочены, а соображениями протекционизма в чистом виде. Между стихийными бомбилами и организованными в полумафиозный профсоюз местными таксистами власть выбирает последних, именно потому, что они хорошо организованы и являются политической силой. В Москве, где такой политической силы нет, власть наезжает на Uber просто по рефлексу: если есть бизнес, успешный, да ещё и иностранный — грех его не закошмарить в голодный год.

При всём при том, нельзя не заметить, что по числу скверных историй — с немотивированными списаниями денег, отказом водителя от поездки, хамством, а то и вовсе угоном аккаунтов с привязанной кредиткой, сервис Uber является абсолютным лидером как в Москве, так и в Лондоне (где мне на прошлой неделе пришлось опротестовывать списание денег жуликоватыми бомбилами трижды за три дня). И связано это ровно с бизнес-моделью «народного» UberX, в которой сильно снижена планка доступа водителей в систему. Собственно, Ликсутов к этому и прицепился, требуя от Uber лицензировать всех своих бомбил.

Оператор сервиса в курсе такой его особенности, и предлагает самый быстрый и дружественный саппорт, какой мне в этой жизни доводилось видеть: в Лондоне, например, списание «задатка», который снял с твоей карты нигерийский бомбила, не приехав по вызову, оспаривается в автоматическом режиме, без участия живых сотрудников поддержки. Просто жмёшь на пару кнопок, и украденные пять фунтов тут же возвращаются тебе на счёт без разговоров. Если история более сложная — привлекаешь саппорт, и он обычно на твоей стороне, причём отзывается более или менее сразу.

Однако же объективных экономических законов никто не отменял. Существует ровно три способа обеспечить самое дешёвое предложение. Либо какая-то уникальная, прорывная технология оптимизации бизнес-процессов, позволяющая радикально снизить себестоимость по сравнению с конкурентами, либо субсидирование поездок инвестбаблом (тупо: демпинг, чтобы убрать конкуренцию), либо ориентация на самых дешёвых извозчиков — со всеми вытекающими отсюда последствиями для качества сервиса.

Никакой революции в технологиях заказа Uber не произвёл: главные конкуренты, российские и мировые, появились раньше него, и работают по тем же принципам. Демпинг, конечно же, имеет место, и, может быть, Uber располагает бóльшим бюджетом на эти цели, чем его локальные и глобальные конкуренты — но так или иначе, в ценовых войнах участвуют все серьёзные игроки, Uber в этом смысле ни разу не уникален. Так что остаётся третий путь: снижение планки требований к водителям и их машинам. Когда в Милане ещё не запретили UberX, поездка на вокзал могла обойтись дешевле автобусной (я реально платил за неё 5€ без поправки на багаж и число пассажиров). Но по вызову при этом мог приехать двухдверный Fiat 500, упихнуться в который было не слишком просто, даже с ручной кладью.

А если поднять планку требований к водителям и их машинам, то ценовому преимуществу взяться будет, возможно, и неоткуда.
dolboed: (googlemap)
Недавно тут Тёма хвалил Foursquare.
И я с ним более чем согласен, что это очень актуальное и полезное приложение. Пользуюсь им с 7 апреля 2010 года, зачекинился 11.537 раз, опубликовал 4413 фоток, иногда играю во всякие социальные пузомерки, иногда забиваю на них без сожаления, но в моей обширной коллекции гаджетов за последние три года нет ни одного смартфона, iPod или iPad, где бы это приложение не было установлено.

Беда Foursquare, на мой взгляд — в том же, в чём и беда ЖЖ образца 2001. Когда ты нахлобучиваешься на огромную сферу человеческих интересов, включающую и общение, и соревнование, и навигацию, и коллаборативную фильтрацию, и справочную функциональность, а всё это нужно ещё и монетизировать, то глаза разбегаются, начинается поиск единого универсального решения, одинаково пригодного для всех этих задач. А за спиной твоей плодятся бесчисленные конкуренты, каждый из которых выбрал себе одну специализацию, и допиливает какой-то отдельно взятый функционал до совершенства (в том числе и с твоей же помощью — как Инстаграм и Waze, безо всякого смущения подключившие Foursquare API вместо того, чтобы с нуля создавать свою собственную геобазу).

Вдумайтесь, что из себя представлял LiveJournal образца 2001 года (пик его популярности в США, начало триумфального шествия по Рунету). Технологически это была CMS для многопользовательского блогхостинга, но на практике эта платформа использовалась и как соцсеть, и как барахолка, и как служба знакомств/дейтинга, и как разветвлённый тематический каталог, и как рекомендательный сервис, и как голосовалка. Просто потому, что потребность во всех таких возможностях у пользователей была, а предложение на рынке отсутствовало, и люди обходились подручными средствами. При этом сам Брэд, предвидя надвигающийся расцвет фото- и видеоконтента, увлёкся строительством проприетарного фотохостинга Pix/Fotobilder. В результате все «непрофильные» функции ЖЖ достались другим сервисам, а востребованным в ЖЖ остался лишь исконный функционал той самой CMS для коллективного блоггинга. Могло ли получиться иначе? Yahoo его знает. Но мне кажется, что шансы ЖЖ полноценно окучить более одной сферы в долгосрочной перспективе были невелики. Потому что у одного Брэда на это не хватило бы ресурсов, а любой стратегический инвестор, поглотивший ЖЖ ради его дальнейшего развития в разных направлениях, рано или поздно бы разочаровался и списал бы инвестицию в убытки, слив проект как не отвечающий масштабам холдинга.

У Foursquare сегодня — очень похожая проблема. И стоит она несколько острей, чем в своё время у ЖЖ. Потому что у ЖЖ всегда была одна своя понятная миссия — блогхостинг. Когда всё остальное отвалилось, эта миссия осталась. А Foursquare по-прежнему не выбрал, за каким конкретно зайцем он гонится, и что ему на самом деле дороже: горизонтальные связи между пользователями, или вертикальки B2C. Если выбирать горизонталь как стратегическое направление развития, то нужно срочно развивать AR, отменять любые ограничения по количеству френдов, разрешать пользователю предъявлять своё местоположение нефрендам, вводить аналог Google Latitude, где координаты пользователей транслируются вживую, независимо от чекинов, придумывать внутренние аналоги чата и почты, дополнять профайл полями личной информации про интересы, семейное положение и размер груди. А если, наоборот, кидаться в погоню за Yelp (потому что монетизация там понятнее), то нужно сосредоточиться на иерархическом контроле за объектами каталога, на отстреле дубликатов, на саппорте для владельцев бизнесов и на управляющей панели для коммерческих подписчиков. При этом, скорее всего, нужно переделать и существующую структуру каталога, выстроенную совершенно от балды и без учёта коммерческих задач.

На пятом году существования Foursquare так и не определился, что в нём главней: соцсеть или каталог. А может, решил, что спасительная формула совмещения уже благополучно найдена. И мне как рядовому пользователю, конечно же, хотелось бы, чтобы так оно и было. Если за три с лишним года игрушка мне до сих пор не надоела — значит, я и ещё три года буду ею охотно пользоваться в её нынешнем виде. За улучшения скажу спасибо, но если их не будет — тоже не зарыдаю.

А единственная причина, по которой я вообще задумываюсь над бизнес-задачами компании, в которой не являюсь акционером — оглядка на опыт ЖЖ. У Foursquare сегодня огромная куча конкурентов, каждый из которых так или иначе претендует на в точности те же самые георекламные бюджеты мелких бизнесов. В геотеги сегодня играют и такие гиганты, как Google и Facebook, и вполне уже состоявшиеся Инстаграм с Йелпом, и амбициозные стартапы — вроде обруганного Тёмой АльтерГео и рекламируемого тем же Тёмой соцприложения FourFingers. Всем им, и большим, средним и маленьким, до функционала Foursquare пока что как до звезды. Одним не хватает каталога, другим — социальности. Но все они одинаково понимают тренд. Геотеггинг всего, что движется и не движется — это важнейший из трендов, сопровождающих «мобилизацию» Интернета, миграцию пользователей с веба на мобильные приложения. На этом поле в ближайшую пятилетку случится главный передел интернет-рынка внимания, а следовательно — и денег. Поэтому в прямых конкурентов Foursquare, как глобальных, так и локальных, в ближайшее время будут вложены (вернее, уже вкладываются) десятки миллиардов долларов. И хорошо бы какая-то их часть досталась самому Foursquare.
dolboed: (0kozel_animated)
Сегодня позвонили мне за комментарием: какая платформа в социальных медиа — самая правильная?
Твиттер или Фейсбук? ЖЖ или Google+? ВКонтакте или YouTube?

Мне на такие вопросы, в различных формулировках, приходится с 2006 года отвечать практически непрерывно. Пришло время ответить один раз, зато развёрнуто, чтобы закрыть порядком надоевшую тему.

Оптимальной площадкой для распространения и получения информации в XXI веке является глобальная сеть Интернет. Точка.

Все существующие в Интернете социальные сети, поисковики, онлайн-СМИ и иные ресурсы — всего лишь части одной глобальной системы, обеспечивающей потребность современного человека знать ответы на свои вопросы и рассказывать людям то, что он считает нужным поведать. В точности как это сказано во Всеобщей декларации прав человека, ст. 19:

Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.

А все гнилые базары о том, что пользователь непременно должен выбрать для себя раз и навсегда, читает ли он Газету.Ру или Ленту.Ру, ищет Яндексом или Гуглом, регистрируется в Твиттере или в ЖЖ — удел ровно двух категорий ораторов. Об этом в 2011 году могут говорить либо законченные дураки, которые за последние 17 лет не удосужились ни разу заглянуть в мировую статистику, либо заведомые провокаторы, задача которых — дискредитировать свободные площадки для общественной дискуссии, вбрасывая ложный тезис о том, что все эти площадки являются взаимоисключающими.

Никто в Интернете не обязан выбирать один ресурс ни для поиска, ни для общения, ни для узнавания новостей. Наоборот, ценность Интернета как информационного источника обеспечивается богатством пользовательского выбора, и свободой одновременного обращения ко всем существующим здесь альтернативам. Поэтому за 17 лет существования графического веба никто тут никого не «сожрал» и не «сожрёт». Если кто-то из мировых лидеров вышел за эти годы из бизнеса (как AltaVista и Lycos в поиске или MySpace в соцсетях), то случилось это сугубо по внутренним причинам этих проектов, безо всякой связи с успехами или интригами их конкурентов. Что касается конечного пользователя, то для него существование разных путей решения одной и той же информационной задачи является безусловным благом. И он за это благо постоянно голосует — и временем своим, и деньгами — одновременно поддерживая великое многообразие успешных, жизнеспособных платформ практически в любом сегменте.

В денежном эквиваленте и аудиторных показателях одни проекты всегда будут успешней других. Но успех одного игрока совершенно не предполагает гибель другого. Скажем, капитализация Apple сегодня составляет 363,35 млрд долларов, а капитализация Microsoft — всего 215,86 млрд. При этом доля Windows на рынке ОС остаётся на уровне 85%, а Mac OS не превышает 15%. И совершенно не нужно Эпплу уничтожить Microsoft, чтобы много зарабатывать. Так же, как Microsoft не нуждается в гибели Apple, чтобы сохранять доминирующее положение на рынке ОС на протяжении четверти века. Более того, если б не деньги главы Microsoft Билла Гейтса, триумфально вернувшийся в Apple в 1997 году Стив Джобс имел все шансы вылететь в трубу за три месяца, со всеми своими грандиозными революционными преобразованиями. Зачем Билл Гейтс в 1997 году спас Apple прямой инвестицией? Зачем Яндекс, имеющий свою собственную платформу микроблоггинга Ya.Ru, покупает Tweeted Times? Зачем Гугл, вложив столько денег в Google Video, закрывает свой брендированный сервис и вкладывается в YouTube? Зачем Mail.Ru Group вкладывает прибыли одноимённого портала в акции ВКонтакте, Одноклассников, Twitter и Facebook? Зачем Рамблер ставит поиск Яндекса, а Mail.Ru — поиск Гугла?

Ответ на все эти вопросы — один и тот же. На информационном рынке бизнес состоит не в том, чтобы добиться разорения всех конкурентов, а в том, чтобы одновременно зарабатывать на самых разных способах удовлетворения одной и той же человеческой потребности. Будь то потребность пользователя в информации, или потребность бизнеса в рекламных площадях.

Тот, кто в 2011 году берётся это отрицать, и тащит в освещение ИТ-бизнеса протухшие офлайновые понятия о конкурентной борьбе за выживание — либо дурак, либо провокатор.

Применительно к узкой теме ЖЖ я об этом уже писал. От того, что пользователи Живого журнала имеют «запасные аэродромы», на которых они могут пережидать часы недоступности сервиса, ЖЖ только выигрывает. Его главный капитал — сообщество пользователей, читателей и авторов — умеет оставаться на связи именно благодаря наличию пресловутых «запасных аэродромов», несмотря на все попытки кибер-уголовников эту связь разрушить. Трудно назвать хотя бы одного востребованного блоггера в ЖЖ, у которого не было бы аккаунтов в Твиттере, Фейсбуке, на YouTube и в российских соцсетях. Причём все эти аккаунты существуют уже 3-5 лет, и ни к какому оттоку пользователей из ЖЖ, как мы заметили, не приводят. Октябрьские данные TNS Gallup о 13 миллионах уникальных российских пользователей ЖЖ за месяц — это абсолютный рекорд за всю историю существования Живого журнала. За первые 10 месяцев 2011 года, несмотря на две беспрецедентно жёстких и длительных DDoS-атаки на ресурс, аудитория ЖЖ выросла на 30% по сравнению с аналогичным показателем 2010 года. И странно было б, если б не выросла, учитывая место ЖЖ в сегодняшней жизни страны. И этого не заболтать никакими ссылками на то, что Фейсбук вырос ещё больше, а у слона вообще необъятных размеров член. Чем больше активных пользователей в Фейсбуке — тем больше становится людей, которые могут использовать свой логин для оставления комментариев и записей в ЖЖ. Зря, что ли, в интерфейсе ЖЖ эта возможность предусмотрена?
dolboed: (вувузела)
«Ведомости» раскрывают инсайд о возможном слиянии «Эльдорадо» с «М.Видео». Для тех, кому два этих названия ничего не говорят, поясню, что это две крупных российских сети, торгующих электроникой. Последнюю пару лет основным содержанием их маркетинговой политики была борьба друг с другом. Так что сегодняшняя новость звучит примерно как сообщение о слиянии ЦСКА и «Спартака» за несколько туров до финала премьер-лиги.

Интересно, какое название придумают для объединённой компании, если сделка в итоге состоится.
dolboed: (cherepa)
Ещё немного конкурентной борьбы, на лопате.
Свежее объявление — в той вкладке, куда пользователи Google+ до недавнего времени получали свою фейсбучную ленту:

Important Notice

Facebook is no longer enabling communication between Google Plus and Facebook. We are currently trying to contact Facebook to get everything back as it was. Please be patient with our efforts. We hope to be up and running again soon,
the Google+Facebook team.


Ещё раньше Фейсбук заблокировал хромое расширение Facebook Friends Exporter, позволявшее пользователю соцсети получить адреса всех своих френдов в виде таблицы CSV.

Осталось подождать, пока у Цукеберга в Твитыре появится фото в стиле Дурова. Или, может быть, даже не в Твитыре, а непосредственно в его сверхпопулярном Google+.
dolboed: (Default)
Павел Дуров объяснил, почему вКонтакте блокирует переходы по ссылкам на хостинг files.mail.ru:

ВКонтакте блокирует files.mail.ru, потому что это безвкусный склад вирусов и вареза, собственно, как и остальные сервисы mail.ru
(отсюда)

По-моему, лучше этого может быть только апрельское объяснение Бориса Кима, почему платежная система Qiwi запретила своим пользователям переводы денег на яндекс.кошельки.

На секции РИФоКИБа, посвященной интернет-платежам, основатель Qiwi сказал, что это было сделано ради удобства пользователей, и по их многочисленным просьбам.

Profile

dolboed: (Default)
Anton Nossik

April 2017

S M T W T F S
       1
23 45678
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 202122
23 24 25 26 27 2829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 10:58 am
Powered by Dreamwidth Studios