dolboed: (0whiteribbon)
Третьи сутки читаю обсуждения, почему так много было молодёжи на воскресном митинге.
Честно вам доложу, уши вянут. Не только от песковского блеяния «Им пообещали денег...», но и от попыток записать всех россиян младше 25 лет в протестное движение.

Хочется констатировать некоторые факты, просто для адекватной оценки ситуации:

— в любой стране, в любую эпоху, молодым людям ближе протестные настроения, чем консервативно-охранительные; во время событий на Манежной площади молодёжи там тоже насчитывалось больше, чем людей старшего возраста
— если предположить, что на улицы в минувшее воскресенье вышло 88 тысяч человек, из которых молодёжь составила 90%, то эти 80.000 человек составят от силы 4,8‰ (0,483%) россиян, родившихся между 1991 и 2002 годами. Это, конечно, больше выборки ФОМ/ВЦИОМ, но всё же оставшимся дома 99,517% россиян указанного возраста не стоит так уж с порога отказывать в репрезентативности
— никакой специальной работы по привлечению на митинг именно брянских школьников или красноярских студентов ФБК не вёл; использовались ровно все те же площадки, что и месяцем ранее, перед немцовским маршем
— никто из представителей молодёжи, вышедших на митинг в прошлое воскресенье, договоров кровью с ФБК не подписывал; мы не можем знать, какое впечатление произвёл на них первый опыт участия в таких мероприятиях
— не проведено (да и не могло бы быть проведено так быстро) ни одного осмысленного исследования или опроса, позволяющего аргументированно судить о побудительных мотивах молодых участников прошедшего митинга и о том, на какие выводы он их навёл
— никто из людей, обсуждающих (и аргументированно объясняющих) массовое участие молодёжи в выступлениях 26 марта, не прогнозировал этого события не только накануне, но и в реальном времени, по ходу воскресного дня.

Всё сказанное означает, что для осмысленных выводов и анализа обсуждаемого феномена у нас просто нет сколько-нибудь серьёзных вводных. Делая далеко идущие выводы в их отсутствие, мы уподобляемся Пескову. С тем существенным отличием, что Пескову правда не нужна и не интересна. А для нас она — и сила, и оружие. Не нужно это оружие без необходимости тупить.
dolboed: (gandhi)
Только успели в Иерусалиме похоронить Шимона Переса — старейшего главу государства в мировой истории, как из Бангкока пришла печальная весть: скончался 88-летний король Таиланда Пхумипон Адульядет, эрудит и полиглот, фотограф-любитель и джазовый саксофонист, правивший страной больше 70 лет. Это самый долгий известный историкам срок пребывания правителя во главе государства.

Тут можно было бы задуматься про уход из жизни политических Мафусаилов, но, на самом деле, эра их только начинается. В этой связи мне вспомнился недавний израильский скандал. Когда родственники 86-летнего экс-премьера Ицхака Шамира захотели поместить его в частный хоспис в Герцлии в связи с развившейся у него болезнью Альцгеймера, правительство категорически отказалось выплачивать 30.000 шекелей в месяц за его лечение — мотивируя это тем, что льготы, положенные бывшим министрам, депутатам и премьерам не являются пожизненными.

Естественно, в Кнессете начался скандал, сформировали специальный комитет для разрешения таких вопросов на будущее… Но позиция минфина была категорической: при существующей тенденции к увеличению средней продолжительности жизни, скоро мы можем прийти к ситуации, когда весь государственный бюджет будет уходить на обслуживание пожизненных медицинских льгот для политиков в отставке…

Семья Шамира так и не получила государственное финансирование. В итоге он был помещён в недорогой тель-авивский хоспис, где и скончался спустя ещё 8 лет, в 2012 году, не дожив до 97-летия.

Шамир умер, а проблема осталась. Даже если сегодня она стоит ещё не так остро, как предсказывал израильский минфин, в обозримом будущем увеличение продолжительности жизни пенсионеров создаст беспрецедентные в мировой истории нагрузки и на экономику развитых стран, и на пенсионные фонды, и на бюджеты семей, на попечении которых находятся старые и больные родители, и на всю систему организации здравоохранения. Кто и где будет изыскивать средства на эти отложенные расходы, лично мне не очень ясно. С удовольствием бы почитал какое-нибудь дельное исследование о том, к каким социально-экономическим сдвигам приведёт нас в ближайшие 15-20 лет процесс состаривания человечества — вкупе с успехами медицины, продлевающей жизнь тяжёлым больным и инвалидам любого возраста…
dolboed: (reading)
«Преступление и наказание» я читал в этой жизни три раза.
Сперва — в совсем каком-то раннем возрасте, когда пихал в себя классику просто всю подряд, особо не разбираясь, и не понимая половины прочитанного.
После — в том школьном году, когда этот роман входил в программу (год был примерно 1981, а мне, соответственно, было лет 15).
Наконец, третий раз — ещё 5 лет спустя, когда сам был ровесником Родиона Романовича Раскольникова, и многие его ницшеанские идеи были мне вроде как по летам (хоть и не зацепляли совершенно).
Иллюстрация с сайта spbhorror.ru
Теперь вот, начал вдруг перечитывать — и о, ёб твою мать, оказалось, что именно в нынешнем-то моём возрасте и можно получать полноценно удовольствие от этой книги, недоданное мне в 1980-х годах. От её композиции, персонажей и их описания, диалогов, от языка и ритма повествования... На каждой странице радостно натыкаюсь на какие-то удивительно точные и безупречно объясняемые вещи, которых мне при прежних прочтениях было даже не оценить. Вот, например, первое описание Петра Петровича Лужина, состоящего на линии жениха:

Действительно, в общем виде Петра Петровича поражало как бы что-то особенное, а именно нечто как бы оправдывавшее название «жениха», так бесцеремонно ему сейчас данное. Во-первых, было видно и даже слишком заметно, что Петр Петрович усиленно поспешил воспользоваться несколькими днями в столице, чтоб успеть принарядиться и прикраситься в ожидании невесты, что, впрочем, было весьма невинно и позволительно. Даже собственное, может быть даже слишком самодовольное, собственное сознание своей приятной перемены к лучшему могло бы быть прощено для такого случая, ибо Петр Петрович состоял на линии жениха. Все платье его было только что от портного, и все было хорошо, кроме разве того только, что все было слишком новое и слишком обличало известную цель. Даже щегольская, новехонькая, круглая шляпа об этой цели свидетельствовала: Петр Петрович как-то уж слишком почтительно с ней обращался и слишком осторожно держал ее в руках. Даже прелестная пара сиреневых, настоящих жувеневских, перчаток свидетельствовала то же самое, хотя бы тем одним, что их не надевали, а только носили в руках для параду. В одежде же Петра Петровича преобладали цвета светлые и юношественные. На нем был хорошенький летний пиджак светло-коричневого оттенка, светлые легкие брюки, таковая же жилетка, только что купленное тонкое белье, батистовый самый легкий галстучек с розовыми полосками, и что всего лучше: все это было даже к лицу Петру Петровичу. Лицо его, весьма свежее и даже красивое, и без того казалось моложе своих сорока пяти лет. Темные бакенбарды приятно осеняли его с обеих сторон, в виде двух котлет, и весьма красиво сгущались возле светло выбритого блиставшего подбородка. Даже волосы, впрочем чуть-чуть лишь с проседью, расчесанные и завитые у парикмахера, не представляли этим обстоятельством ничего смешного или какого-нибудь глупого вида, что обыкновенно всегда бывает при завитых волосах, ибо придает лицу неизбежное сходство с немцем, идущим под венец. Если же и было что-нибудь в этой довольно красивой и солидной физиономии действительно неприятное и отталкивающее, то происходило уж от других причин.

А вот прекрасная беседа двух ремонтных рабочих (трудовых мигрантов, как мы б теперь сказали), клеящих новые обои в квартире старухи-процентщицы, о женщинах и журналах:

– Приходит она, этта, ко мне поутру, – говорил старший младшему, – раным-ранешенько, вся разодетая. «И что ты, говорю, передо мной лимонничаешь, чего ты передо мной, говорю, апельсинничаешь?» – «Я хочу, говорит, Тит Васильевич, отныне, впредь в полной вашей воле состоять». Так вот оно как! А уж как разодета: журнал, просто журнал!
– А что это, дядьшка, журнал? – спросил молодой. Он, очевидно, поучался у «дядьшки».
– А журнал, это есть, братец ты мой, такие картинки, крашеные, и идут они сюда к здешним портным каждую субботу, по почте, из-за границы, с тем то есть, как кому одеваться, как мужскому, равномерно и женскому полу. Рисунок, значит. Мужской пол все больше в бекешах пишется, а уж по женскому отделению такие, брат, суфлеры, что отдай ты мне все, да и мало!
– И чего-чего в ефтом Питере нет! – с увлечением крикнул младший, – окромя отца-матери, все есть!
– Окромя ефтова, братец ты мой, все находится, – наставительно порешил старший
.

Совершенно не удивляюсь, что 29, 36 и 31 год назад мне недоставало и жизненного опыта, и обычного чувства литературного языка, чтобы в полной мере получить от таких пассажей удовольствие. Я тогда не понимал даже, зачем все эти случайные и одноразовые персонажи, которыми в романе населён каждый эпизод, мельтешат перед глазами у читателя, поминутно уводя повествование от основного сюжета... Это теперь только они стали восприниматься как необходимая и бесценная часть повествовательной ткани, без которой этот роман вообще непредставим...

Подозреваю, что для литературы близких к нам эпох (когда писатели приучились жить в среднем дольше 35 лет) это некий универсальный принцип: нужно любую книгу читать в том возрасте, в каком автор её писал.
dolboed: (Default)
Прекраснейшая, обожаемая [livejournal.com profile] miumau пишет про страх возраста.

Как человек, давно достигший того самого возраста, которого страшатся читательницы Яны Франк, имею сообщить следующее.
Сусанна и старцы
Результатом всякой человеческой жизни является смерть с последующими похоронами, и париться по этому поводу довольно глупо. На пути к смерти есть ещё такая интересная фаза как старость, и это тоже любому представителю Homo sapiens известно с детства — просто из опыта общения с собственными дедушками и бабушками.

Кончается ли на этой фазе ебля — зависит исключительно от собственных преференций стареющего.

Если ему перестало быть интересно — значит, кончается.
Если ему по-прежнему интересно — значит, продолжается.
Так что это в любом случае свободный выбор того, кто решил дожить до старости.

Пять лет назад я был уверен, что мой выбор — ебаться до упора.
Сегодня мне кажется, что иногда ценнее просто выспаться.
В любом случае, это мой свободный выбор. И, если я завтра передумаю, то не стану заглядывать в паспорт, чтобы проверить, сколько мне лет.

Того же и вам желаю.

45

Jul. 4th, 2011 04:10 am
dolboed: (awake)
Все, что вы хотели бы мне сказать по поводу возраста, можно написать сюда.

Спасибо.
dolboed: (d70)
Владимир Яковлев, создатель «Коммерсанта» и «Сноба», запустил офигительный, на мой взгляд, фотопроект «Закон счастливой старости». Про пожилых людей, для которых преклонный возраст является не проблемой, а просто занятным фактом биографии:
Балбар-лама, буддийский монах и врач 85 лет
В числе моделей фотопроекта заявлены: актер, начавший карьеру в возрасте 82 лет, 79-летняя модель, 68-летний парашютист, установивший рекорд по затяжным прыжкам, 95-летняя благотворительница, которая занимается городским альпинизмом, музыкальная группа, средний возраст участников которой составляет 78 лет, и группа бабушек с седьмым даном по айкидо, а также мужик, дебютировавший в роли ударника той самой группы в 100-летнем возрасте.
Ещё фото оттуда же, 149Кб )
В комментариях принимаются предложения моделей для дальнейших съёмок.
dolboed: (lemonde)
Константин Кноп ([livejournal.com profile] knop) составил список своих (и моих, соответственно) сверстников: Роман Абрамович, Борис Крюк, Пётр Кулешов, Андрей Луговой, Олег Митволь, Максим Мошков, Иван Охлобыстин, Григорий Перельман, Ирина Салтыкова, Майк Тайсон, Александр Халифман, Андрей Чесноков, Алекс Экслер. Ваш покорный слуга там алфавитно встрял между Мошковым и Охлобыстиным.

Продолжу, пожалуй: Ирина Апексимова, Ольга Арефьева, Павел Астахов, Ринат Ахметов, Холли Берри, Стивен Болдуин, Сергей "Африка" Бугаев, Андрей Геласимов, Витя Дробыш (...), Янка Дягилева, Ильдар Жандарёв, Михаил Живило, Патрисия Каас, Тигран Кеосаян, Егор Кончаловский, Алексей Кортнев, Кристиан Крахт, Тимур Кулибаев, Джон Кьюсак, Юлия Латынина, Шинейд О'Коннор, Павел Пепперштейн, Михаил Прохоров, Марк Равенхилл, Allah Rakha Rahman, el_mariachiАрсен Ревазов, Дмитрий Рыболовлев, Адам Сэндлер, Глеб Фетисов, David Filo, Сэльма Хайек, Billy Zane.

Кто больше?

Profile

dolboed: (Default)
Anton Nossik

April 2017

S M T W T F S
       1
23 45678
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 202122
23 24 25 26 27 2829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 21st, 2017 04:00 pm
Powered by Dreamwidth Studios