dolboed: (candle)
Этой ночью в Москве скончался хороший человек и писатель Владимир Орлов, автор «Альтиста Данилова» и «Аптекаря».
Ему было 77 лет.
Светлая память.
dolboed: (candle)
Только что узнал, что на неделе в Грузии на девяносто третьем году жизни умер замечательный писатель Чабуа Амирэджиби.
Чабуа Амирэджиби, 1921-2013
Это был человек многих талантов и удивительной судьбы: в 1944 году он был арестован за членство в подпольной антисоветской организации, затем в норильских лагерях участвовал в восстании заключённых... Выйдя из лагеря в 1959 году, начал писать книги, успел даже получить за них Госпремию СССР. В независимой Грузии издавал газету, был депутатом парламента, а в 89 лет постригся в монахи.
За пределами Грузии о творчестве Амирэджиби узнали в 1977 году, после экранизации его главного романа «Дата Туташхия».
Экранизация, честно говоря, так себе, но пользовалась в СССР огромной популярностью — в основном благодаря потрясающему таланту Отара Мегвинетухуцеси, сыгравшего там главную роль. Этот прекрасный актёр, получивший за роль в сериале Госпремию, умер в мае нынешнего года, на девятом десятке лет.
Не знаю, имеет ли смысл кому-нибудь сегодня пересматривать сериал, но роман прочесть стоит: это удивительная историческая хроника рубежа веков, местами напоминающая «Доктора Живаго», но большей частью совсем ни на что не похожая.
Вряд ли она сегодня воспринимается так же, как в советское время, когда вообще невозможно было понять, как это разрешили печатать... В любом случае, это хорошая, достойная книга.

А ещё Амирэджиби известен был своим специфическим чувством юмора.
Один из его афоризмов, услышанный около 30 лет назад, я помню по сей день.
Однажды писателю по линии СП Грузии поручили вести вечер, посвящённый памяти известного революционера Камо (которого, как известно, в 1922 году сбил чуть ли не единственный в городе грузовик). Открывая вечер, Амирэджиби сказал:
— Очень жаль, что товарищ Камо погиб в 1922 году. Он мог бы прожить ещё целых 15 лет!
dolboed: (0vmetro)
Вчера в тель-авивской клинике от разрыва аневризмы умер Арик Айнштейн.
Я даже не берусь описать масштаб потери.
Пытаюсь просто примириться с фактом.
Умер и умер. Все мы смертны, и Арик тоже.

Слава Богу, ему было 74, а не 49, как Аркану.
В 74 мужчине умирать как бы естественно.
Но всё равно не получается примириться с мыслью, что Арика больше нет.
Мы с ним жили в одной стране, пели одни песни, творили одну историю.
Теперь он умер от разрыва аневризмы.
Песни остались, история продолжает твориться, а Арика больше нет.
Остался Ури Зоар, которому 78, но он уже давно раввин и агитатор партии ШАС.
Когда умрёт Ури, мне будет так же похуй, как ему будет похуй, если я умру раньше него.
А вот без Арика — грустно, тоскливо, страшно.
Зихроно в любом случае левраха.
Пусть ему будет хорошо в том загробном мире, в который мы не верим.
dolboed: (candle)
Вчера умер Валера Левитин — замечательный московский фотограф, неутомимый трудяга, мастер своего дела и просто весёлый парень.
Он был всего на три года меня старше.
Валера Левитин на открытии персональной выставки в Центре братьев Люмьер. Фото Екатерины Чесноковой, РИА Новости
Я не помню, где мы с Валерой познакомились, но, наверное, правильный ответ — везде.
Потому что невозможно представить себе важное московское, питерское или лондонское мероприятие, на котором его бы не оказалось.
Мы встречались в Малом театре и Гоголь-центре, на Красном Октябре и в Московском доме фотографии, на питерском форуме и лондонском форуме, в Перми и на Каннском фестивале...

Валера снимал всех, везде, постоянно и непрерывно.
В фотоархивах «Коммерсанта» и РИА хранятся тысячи его фотографий.
Самое удивительное — он все их сам размечал и подписывал.
Я не знаю, когда он успевал: в фотобазах все эти снимки появлялись через считанные часы после события.
Но к разметке он относился совершенно фанатически, и страшно ругал коллег из фотослужбы, пренебрегающих этим скучным занятием.

Вот моя фотография с Лёвой, которую Левитин снял меньше двух лет назад в Московском доме фотографии, на 15-летии «Идальго Имидж»:
Большая фотография, 900х1351, 138KB )
Валеры нет, а снимки его остались.
Я смотрю на них, и вспоминаю этого весёлого рыжего толстяка, выныривавшего мне навстречу из любой толпы, сверкающего очками и вспышками, увешанного со всех сторон техникой, как ёлка игрушками...

Благословенна память его.
זכרונו לברכה

Илья

Jul. 25th, 2013 11:55 am
dolboed: (candle)
Сегодня ночью умер Илья Сегалович, создатель слова «Яндекс» и одноимённой поисковой машины.
Ему было 48 лет.
Илья Сегалович на Yac/m, 16 мая 2013 года
Это был бесконечно добрый, отзывчивый и чистый человек, которого не могли испортить ни слава, ни деньги, ни investor relations.
Илья был из тех, о ком можно сказать, что своим присутствием они делают мир светлей.
Я счастлив, что в этой жизни мне довелось с ним встретиться, общаться, делать вместе разные проекты.

Благословенна память его.
dolboed: (candle)
Вчера в Риме от сердечного приступа в возрасте 51 года умер прекрасный американский актёр Джеймс Гандольфини.
Джеймс Гандольфини в сериале Sopranos. Фото: HBO
Для мировой прессы, публикующей сегодня бесчисленные некрологи, он, конечно же, запомнился ролью Тони Сопрано.
Это, конечно, великий сериал, но для большого экрана Гандольфини значил не меньше, хоть и не выдвигался ни разу на «Оскар». Каждая его роль второго плана, которую мне посчастливилось видеть — это всегда было зрелище.

Покойся с миром, Джеймс Джозеф-младший.
dolboed: (candle)
Рей Манзарек
В понедельник вечером в немецкой клинике умер от рака желчного пузыря великий Рэй Манзарек, в 1960-е годы создавший вместе с Джимом Моррисоном группу Doors и игравший в ней на клавишных.
Ему было 74 года.

Вечная память.
dolboed: (candle)

Пишут, что умер Алексей Октябринович Балабанов.

Вот бы ошиблись.

Update: не ошиблись.
Вечная память великому русскому режиссёру.

Живов

Apr. 18th, 2013 05:27 pm
dolboed: (candle)
Вчера в калифорнийском городе Беркли скончался прекрасный русский учёный и мыслитель Виктор Живов.
Виктор Живов, фото Юлии Маковейчук из Православия и мира
Если вы не читали большое его интервью в «Православии и мире», то очень рекомендую восполнить пробел.

А если читали — обратите внимание на его последний текст про Россию и Византию, опубликованный в том же издании. Там обсуждаются очень важные, и с одной стороны — очевидные, а с другой — немногими осознаваемые вещи о разной судьбе цивилизационных процессов на Востоке и Западе.

Я могу не соглашаться с покойным профессором в оценке самой Византии, потому что лично мне куда ближе отвратительный и жалкий образ этой империи, нарисованный его итальянским коллегой Умберто Эко в моём любимом романе. Но вещи, которые Живов говорит о «трудностях перевода» византийской премудрости на язык родных осин, представляются мне крайне важными для понимания, откуда что берётся в нашей затейливой самоидентификации.
dolboed: (candle)
Маргарет Тэтчер
В мае 2001 года Консервативная партия Великобритании оказалась в полной жопе и на грани первой за всю свою историю потери статуса «одной из двух» правящих в стране сил. Поскольку в политической истории Соединённого Королевства до этого была уже одна партия, которая навсегда утратила такой статус с приходом лейбористов, угроза выглядела серьёзной. И тогдашний председатель тори Джон Мейджор решил принять крайние меры. Он пригласил на партийный съезд уже давно ушедшую от дел Маргарет Тэтчер, чтобы она вдохнула в делегатов новые силы.

Леди в ту пору, видимо, уже понимала, что сползает в старческую деменцию, следующая станция за которой — смерть. Но она же обещала вернуться, как только позовут, а тут позвали. И вот, Маргарет Тэтчер выползает на трибуну в Плимуте.

— Меня предупредили, что моё участие в этом собрании должно стать неожиданностью, — сказала Железная Леди. — Но по дороге сюда я увидела много биллбордов, которые анонсировали моё выступление. На них было написано «мумия возвращается».

Сегодня многие британские СМИ припомнили ей ту прощальную остроту, выйдя под заголовком «Больше мумия не вернётся».

Но пигмеи могут сколько угодно скалить зубы над гробом поверженного гиганта. Тэтчер сделала для обновления своей страны больше, чем все другие политики XX века, вместе взятые. Британия, которую она унаследовала от лейбористов, была неэффективной госкорпорацией вроде той, которую сегодня пытается построить в России Путин. Где основные богатства контролировались безответственными чиновниками, вся заслуга которых сводилась к политической лояльности тем, кто их назначил. Маргарет Тэтчер разрушила этот гадючник. Понятно, что при этом появилась внушительная прослойка желающих плюнуть сегодня на её могилу.

Но место гиганта — в вечности. А всех этих пигмеев смоет поток времени, и никто о них не вспомнит.
dolboed: (candle)
Сегодня в Санкт-Петербурге скончался один из лучших режиссёров нашего и советского времени, Алексей Юрьевич Герман.
Алексей Герман-старший, фото Дмитрия Кощеева, РИА Новости
Его сын, Алексей Герман-младший, пишет, что фильм «Трудно быть богом», над которым умерший работал с 1999 года, и который он называл последней своей работой, выйдет на экраны:

Картина «Трудно быть богом» фактически завершена. Осталось только перезапись звука. Все остальное готово. Она будет закончена в обозримое время. Этот фильм отец снимал уже сильно болея, жертвуя ради него своей жизнью. Фильм снимался долго и мучительно. Как главная работа в жизни. Картина не снималась на государственные деньги.

Благословенна память ушедшего.
dolboed: (candle)
Умер прекрасный художник Олег Васильев, оформивший в соавторстве с Эриком Булатовым немало важных книг моего детства:
Булатов и Васильев: Золушка
Если у кого вдруг есть в цифре его иллюстрации, делитесь, пожалуйста. Домашнее любительское сканирование — похоже, единственный шанс этим замечательным рисункам сохраниться в цифровую эпоху.
dolboed: (кровожадный жид)
В Москве на 93-м году жизни умер писатель Иван Шевцов, посвятивший всю свою сознательную жизнь, начиная с конца 1940-х, борьбе с безродными космополитами (читай: с евреями и породнёнными с ними лицами) средствами художественной прозы.

Хотя теме жидовского засилья и борьбы с ним Шевцов посвятил не меньше дюжины больших и малых опусов, самым знаменитым произведением классика советской антисемитской литературы так и остался первый его роман под названием «Тля». Он готовился к выпуску массовым тиражом ещё в 1950 году, на пике сталинской кампании против космополитов, но из-за чьих-то происков (то ли жидомасонских, то ли наоборот) вышел в свет лишь в 1963-м, на волне уже хрущёвской борьбы с «абстракционистами». Для того, чтобы приспособить роман, писавшийся в эпоху «Дела врачей», к нуждам текущего момента, автор быстренько сочинил эпилог, отрывок из которого может, мне кажется, дать отличное представление о художественных достоинствах и смысловых глубинах текста. Читаем и наслаждаемся:

Михаил Герасимович смотрел сейчас не на эту картину, а на вторую, ту, которую не допустили на московскую выставку, и, наверно, в сотый раз спрашивал: почему? Как всегда, собранный, рыцарь революции Феликс Дзержинский сидит в полупрофиль напротив Ильича и рассказывает, как готовилось это чудовищное преступление против человечества – выстрел Фанни Каплан, выстрел в самое сердце революции. Он сообщает Ильичу, что по первоначальному плану в него должен был стрелять профессиональный убийца, нанятый уголовник. Но не поднялась рука, отказался. Вторым был белогвардеец. Тоже не смог. У Каплан рука не дрогнула. Это была ядовитая змея, скользкая и зловонная, враг жизни, сеятель смерти.
Камышев смотрит на Ленина, Ленин – на Дзержинского, а может, на самого художника. Взгляд Ильича сосредоточенный, глубокий, пронизывающий толщу грядущих лет. Кажется, Ленин предвидит новые выстрелы – в Кирова, в Тельмана, в Патриса Лумумбу, и пули, отравленные ядом цинизма, лицемерия и ненависти к человеку. И предостерегает: будьте бдительны!

Что это? Как будто звонок в парадном? Или ему показалось? Пусть, там откроют.
И вот они врываются, не входят, а именно врываются в его мастерскую – художники, картины которых тоже не приняли на московскую выставку: Владимир Машков, Петр Еременко, Карен Вартанян и Павел Окунев. Вчетвером. Шумно, гулко, возбужденно и весело. И с ходу, не сказав даже «Здравствуйте», почти хором:
– Победа!…
– Победа, Михаил Герасимович!…
– Полный разгром формалистов и абстракционистов!…
А он поднялся, тоже подожженный, насторожился вопросительно.
– Сейчас в Манеже выставку посетили руководители партии и правительства, – торопливо сообщил Карен.
– Ну и…? – Камышев ждет. А у тех весенние лица и глаза сияют радостью и восторгом.
– Досталось формалистам и абстракционистам… – сказал Машков.
– Но самое интересное, – заговорил весь багровый Еременко – что как-то по-новому, свежо прозвучали там слова Владимира Ильича о том, что искусство принадлежит народу, что оно должно быть понятно широким массам.

Лицо Камышева вдруг стало ясным, даже как будто, морщинки исчезли. Предложил всем сесть и сам осторожно опустился в кресло.
Наперебой ему рассказывали в деталях, что происходило сейчас в Манеже. Он слушал внимательно, широко раскрыв горящие глаза. И вдруг синие губы его дрогнули, глаза стали влажными. Не выдержал. Но это уже были слезы радости.


Вот такой прекрасный был писатель.

Возможно, лучшим текстом про Шевцова является интервью Олега Кашина, взятое в 2007 году для тогдашней инкарнации «Русской жизни». Читателя, знакомого с реалиями советской истории, в этом тексте могут покоробить наивные и нелепые попытки журналиста выдать своего собеседника за диссидента, страдальца и жертву режима, хотя в реальности его номенклатурная судьба профессионального, кадрового антисемита в СССР складывалась, мягко говоря, комфортнее, чем у настоящих писателей. Ни дачами, ни квартирами, ни должностями, ни тиражами, ни инвалютными командировками советская власть покойного не обидела — о чём в материале сказано чёрным по белому. Но эта попытка превратить историю номенклатурного успеха в миф о гонимом мире страннике с русскою душой — издержки авторской интерпретации. Важное достоинство Кашина как журналиста и биографа состоит как раз в том, что он не позволяет себе врать, искажать факты, или тенденциозно подгонять их под собственное видение персонажа. Интервью 2007 года – отличный биографический очерк про человека, знавшего в своей долгой жизни лишь одну, но пламенную страсть.
dolboed: (candle)
В понедельник из Петербурга пришла скорбная весть: на 79-м году жизни в больнице скончался писатель Борис Стругацкий.
Борис Стругацкий. Фото Сергея Битюцкого
Кумир и учитель для миллионов своих читателей ушёл из жизни одиноким и больным еврейским стариком.
Благословенна память его.
dolboed: (candle)
Неделю назад он мечтал уехать в Таиланд.
Хотя бы на десять дней. Верней, буквально на 10.
Нужно было просто решиться.
Просто взять билет и улететь в Бангкок.
Он — не решился. Не взял билет, не улетел.
Называл себя за это лузером.
Сокрушался в ЖЖ.

А вчера он погиб. Выпал, как пишут, из окна.
На такое оказалось проще решиться.

Потому что если уехать в Таиланд, тебе потом вынесут мозг.
Или сам себе его вынесешь, думая о последствиях.
А если выпасть из окна, то тема сразу закрыта.
Цветы, венки, и никаких звонков из отдела кадров.

По-моему, лучше бы он всё-таки уехал в Таиланд.
На 10 дней, как собирался, или на все сто.
Или на тысячу, почём нам знать.
Просто взял бы, и уехал с концами.
Был бы так же далеко от нас, но живой.

Но теперь, может быть, хоть кто-то задумается.
Может быть, кто-то догадается.
Что лучше уехать в Таиланд, чем шагнуть в окно.
Даже если до Бангкока — дальше, чем до подоконника.
dolboed: (candle)
68-летний Тони Скотт, режиссёр «Голода» и True Romance, исполнительный продюсер The Good Wife и «Прометея», вчера в полдень покончил с собой, спрыгнув с моста в Сан Педро, в 30 милях от своего дома в Беверли Хиллз.
Кадр из Голода
Не знаю, зачем он это сделал (содержание предсмертной записки, найденной в его автомобиле на стоянке у моста, не разглашается), но жалко мужика в любом случае. Помню, как в середине 1980-х мы засматривались его «Голодом» с Денёв и Дэвидом Боуи в роли эстетствующих вампиров, а Good Wife и по сей день остаётся одним из лучших сериалов десятилетия.
dolboed: (candle)

В Калифорнии умер 92-летний Рэй Брэдбери.

Он был один из великих фантастов, сумевших в книгах своих на много лет вперёд предсказать не только настенные плазменные экраны, MP3-плееры и расцвет соцсетей, но и то чудовищное оскотинивание сытого человечества, которое мы наблюдали вчера в Госдуме, а сегодня — в Совфеде. Правда, мы ещё на полпути: нам запретили только выражать эмоции, а у Брэдбери уже принимались законы, запрещавшие их испытывать... Но с книгами, как мы помним, нашисты уже на заре своей политической карьеры разбирались.

К сожалению, фантасты умеют лишь предупреждать нас о будущих бедах, но не могут этих бед предотвратить. Их дело — сказать, наше — услышать, понять и сделать выводы.

Я не про соцсети.
dolboed: (candle)
Александр Пороховщиков
Отрывки из фильмов )

Асар

Feb. 23rd, 2012 11:41 pm
dolboed: (candle)
Завтра в Москве хоронят Асара Исаевича Эппеля, поэта, писателя и переводчика.
Асар Эппель, фото: Радио Свобода
Как сказал мне недавно доктор Филипп Дану, очковых дел мастер с Таможенной тропы (Cap d'Ail, Приморские Альпы), мало нас осталось, ашкеназов.
dolboed: (chinese)
Хорошо, что Ким Чен Ир успел перед смертью назначить преемника.
Два великих вождя
Этнографы отмечают, что при нынешнем количестве Кимов в Корее страна не скоро осиротеет.

Хотя, честно говоря, лично я бы предпочёл видеть в преемниках Дину Ким, или, на худой конец, Ким Ки Дука.

Profile

dolboed: (Default)
Anton Nossik

April 2017

S M T W T F S
       1
23 45678
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 202122
23 24 25 26 27 2829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 21st, 2017 03:58 pm
Powered by Dreamwidth Studios