dolboed: (0лева 2011)
В прошлом году на церемонии награждения школьников, победивших в конкурсе исторических сочинений «Россия — ХХ век», активисты НОД устраивали пикеты и потасовки с организаторами, облили зелёнкой Людмилу Улицкую, забрасывали яйцами учителей и учеников… В нынешнем году провокаторы вышли на новый уровень.

В местные департаменты образования тех регионов, откуда школьники-призёры собирались на церемонию в Москву, позвонили пранкеры, назвавшиеся представителями федерального Минобра, и потребовали запретить учащимся выезд из города. В какие регионы нужно позвонить, и каким именно детям необходимо запретить поездку, негодяи выяснили, взломав почту руководителя образовательных программ «Мемориала» Ирины Щербаковой, где хранился список победителей.

Эту провокацию организаторам конкурса удалось сорвать, связавшись напрямую с региональными департаментами образования и вскрыв обман. Только в Тверской и Волгоградской области запрет на участие школьников в награждении остался в силе. В результате из 51 победителя в Москву не смогут попасть 4-7 учащихся из Волгоградской области и трое из Тверской.

Тем временем, в Москве провокаторы нашли подходы к администрации площадки DI Telegraph, и она буквально за неделю до церемонии объявила организаторам конкурса о расторжении договора аренды зала, заключённого ещё в декабре. К счастью, замена нашлась: место для проведения церемонии предоставил театр «У Никитских ворот» Марка Розовского. Завтра в 11:00 на его сцене авторам лучших исторических сочинений конкурса 2017 года вручат призы и дипломы. За порядком обещала проследить охрана центрального аппарата МВД, расположенного неподалёку.

Посмотрим, какие ещё провокации заготовлены у нодовцев на завтра.
И понадеемся, что вся их паскудная активность послужит лишь более широкому распространению информации про этот важный и полезный школьный конкурс.
dolboed: (0лева 2011)
Завтра утром будут очередные новости из 57-й школы.
Окончательная отставка директора, её принятие Департаментом образования, назначение и.о., объявление конкурса на замещение вакансии.
Очевидно, это не конец, и даже не середина той череды отставок и назначений, которая ждёт школу в ближайшие месяцы. Надеюсь, вернутся в школу те педагоги, которые заявили о своей отставке в начале сентября. И никогда не вернутся те, за поступки которых мы сегодня все расплачиваемся.

Проблемы, с которыми столкнулась сегодня эта прекрасная московская школа, могут и должны быть решены. Для этого необходима совместная работа учителей и родителей. Не стоит думать, что одними кадровыми перестановками можно разрешить вопрос, внятного решения которого в России не существует сегодня ни на уровне школьных учреждений, ни в системе Минобрнауки, ни в правоохранительной сфере. Некоторые вопросы — и правовые, и этические, и процедурные — общими силами родителей и работников школы придётся решать впервые в российской практике. Конечно, тут пригодится накопленный зарубежный опыт, но стоит помнить, что он там у них основан на законах, традициях защиты прав детей и лучших практиках правоприменения, в России отсутствующих. То есть придумывать придётся нечто не просто работающее, но ещё и состоятельное с оглядкой на наши реалии.

Огромный пласт проблем связан с той отвратительной свистопляской, которую вокруг событий в 57-й школе устраивают отдельные наши СМИ и самозванные «борцы за правду». Упоённое смакование подробностей — их хлеб и радость, и мы не можем требовать от них задуматься хоть на мгновение об интересах наших детей, сегодняшних учащихся школы. «Лайфньюз» отстрелялся, в «Пусть говорят» выпуск по жареной теме готовится на завтрашний вечер, и сколько ещё будет попыток пригвоздить всю школу, всех её сотрудников, выпускников, учащихся и их родителей к позорному столбу — нам не дано предугадать. В значительной степени ненависть к школе со стороны участников этой травли диктуется именно представлением о некоем её элитарном «статусе». Который состоит всего лишь в том, что детям там дают хорошее современное образование. Этого сегодня для некоторых ораторов достаточно, чтобы записать 57-ю школу во «враги народа» и добиваться её скорейшего разгона.

Надеюсь, у них ничего не получится. Хорошая новость про флешмобы коллективного психоза и травли подобного рода — что у них короткий срок жизни. Отстанут от 57-й — возьмутся за кого-нибудь ещё. К нормальным людям у меня в этой связи искренняя просьба: помните, что шельмование школы в первую очередь бьёт сегодня не по тем учителям, которых там уже нет, а по тем детям, которые там сейчас учатся. Не участвуйте в травле. Если вас эта проблема затронула — обратитесь в школу, предложите свои решения, примите участие в конструктивном рабочем обсуждении, а не в говношоу. Если не затронула — есть масса других тем, достойных широкого публичного обсуждения без ущерба для психики и благополучия чужих детей.
dolboed: (medvedev george)

Но самое главное, еще раз говорю, это личный выбор. Меня часто об этом спрашивают, и по учителям, и по преподавателям. Это призвание. А если хочется деньги зарабатывать, есть масса прекрасных мест, где это можно сделать быстрее и лучше.
(полный текст цитаты)
dolboed: (hands)
История про хабаровскую школьницу, выдавшую современный рэп за стихи Осипа Мандельштама напомнила мне эпизод из моего собственного школьного детства.

Однажды, придя на утренний урок русского языка в седьмом классе, я с ужасом вспомнил, что после перемены, на литературе, от меня ждут выученное стихотворение Пушкина и доклад об истории его создания. Томика Пушкина под рукой не было, Интернета — и подавно, так что я не придумал ничего лучше, кроме как сочинить своё собственное и выдать за «наше всё». Минут 15 ушло на творческий процесс, перемена — на заучивание собственных нетленных строк. В результате получил две пятёрки: за прочитанное стихотворение и за доклад о том, как Пушкин его писал.

Стихи мои не сохранились, но помню, что были они про политику. Пушкин там хуесосил австрийского канцлера, князя Клеменса Венцеля фон Меттерниха, за очередное предательство российских интересов, и напоминал ему прежние австро-венгерские измены, которые для габсбургского дома ничем хорошим не закончились. Историю наполеоновских войн я в ту пору изучал довольно старательно, так что населить мой стих именами и событиями рубежа XVIII/XIX веков труда не составило. Как и придумать позднейший повод для пушкинских упрёков австрийскому канцлеру. Для училки (которая прежде преподавала родную речь в начальных классах) тема была новая и незнакомая, так что и стихи, и мой последующий доклад об их исторической подоплёке сильно расширили её кругозор. Считаю, что обе пятёрки она мне поставила совершенно заслуженно.

Не знаю, чем закончится история хабаровской школьницы, но моя выходка имела последствия самые неприятные. Мои соученики рассказали об этом случае родителям, и те, разумеется, пришли к директору школы возмущаться — что за чучело преподаёт у вас литературу, если оно даже Носика от Пушкина не может отличить.

Директором английской спецшколы №40 на Войковской в ту пору была Валентина Ивановна Рогачёва. Её к нам прислали откуда-то из-за Урала, где она, по слухам, возглавляла колонию для несовершеннолетних преступников. Судя по тем воспитательным мерам, которые она привнесла в наш школьный быт, слух возник не на пустом месте. Одной из важных педагогических мер воздействия Валентина Ивановна считала перевод нарушителей дисциплины в параллельный класс. Что и было со мной проделано: проучившись без малого 6 лет в классе «в», я был переведён в класс «а», где нашёл немало новых приятелей. А спустя ещё полтора года, после окончания 8 класса, мне было «рекомендовано» школьное образование не продолжать. В ту пору, 35 лет назад, советская власть остро нуждалась в пролетариате, и у всех спецшкол была разнарядка по отчислению учащихся в ПТУ. В эту квоту я и угодил со своим Пушкиным (которого злопамятное школьное руководство мне, конечно же, не забыло).

К великому моему сожалению, мама моя в ту пору была ещё не готова смириться с моими планами насчёт медицинского образования, и запихнула меня в литературный класс 201-й школы на Войковской (той самой, здание которой в недавние годы было варварски разрушено). Там я благополучно и доучился до самой смерти Брежнева, а потом всё равно поступил в мединститут...

Не могу исключить, что на выходку с Пушкиным сподвигла меня сцена из прекрасного школьного фильма «Когда я стану великаном», с Михаилом Ефремовым и Андреем Васильевым в главных ролях — картина вышла как раз накануне летом, и там герой Ефремова, поэтический хулиган Копейкин, читал на уроке литературы собственные стихи, стилизованные под разную русскую классику. Впрочем, в фильме его за это не наказывали.
dolboed: (00Canova)
Из множества новых проектов, увиденных мной за три дня в Армении, отдельного разговора заслуживает Церковь Святых Переводчиков (Сурбоц Таргманчац). Она будет построена рядом с кампусом образовательного центра Айб на Тбилисском шоссе.
Рендер Церкви Святых Переводчиков
На первый взгляд довольно удивительно, что фонд, поставивший своей задачей построение современной системы образования в Армении, вкладывает силы и средства в очевидно религиозный проект. Если б 57-я московская школа, где учится мой сын, удумала бы строить на своей территории храм — совершенно не важно, церковь, синагогу или мечеть — не думаю, что такая идея нашла бы поддержку у родителей. Но Армения — не Россия, там церковь — не бизнес на водке с сигаретами и не капище идолов для комфортного умасливания во искупление бандитско-чекистских грехов. Тем не менее, логика строительства церкви на кампусе требует отдельного объяснения, и я его получил.

Святыми Переводчиками в армянской религиозной традиции называются создатель национального алфавита Месроп Маштоц и католикос Саак Партев. В начале V века они перевели на армянский язык Библию. Армения в ту пору подчинялась персам, запретившим оборот греческих текстов на своей территории, так что переводы делались с сирийских (древнееврейских) версий... Образовательный центр Айб в каком-то смысле продолжает их работу: здесь создаются армянские переводы лучших в мире школьных учебников. Переводы эти, разумеется, не печатаются на бумаге: на дворе XXI век, а в Армении нет лишних лесов для вырубки. Учебники издаются в цифре и доступны учащимся всех армянских школ, а не только Айба. Как та самая Библия в переводе Святых Месропа и Саака.

— Армяне, как и евреи, получили от истории жестокий урок, — объясняет директор школы Айб, вице-президент ABBYY Арам Пахчанян. — Всё имущество, движимое и недвижимое, может быть у тебя в любой момент отнято силой. Отнять могут и дом, и землю, и страну, и любые накопления. Единственное, чего у тебя нельзя забрать — это твои мозги, твои знания. Поэтому в Армении такой культ письменности, образования, книг и знаний. Поэтому армяне всегда, в любой стране и при любой власти, стремились дать своим детям образование.

Рядом с церковью Святых Переводчиков будет расположен общинный центр, к которому ведет лестница-амфитеатр для открытых мероприятий. Под церковью, в цокольном этаже, разместится духовная библиотека.

По-моему, это очень важный урок для России. Урок о том, что церковь совершенно не обязана быть тем рассадником ксенофобного мракобесия, каким она является в бандитско-чекистской эРэФии. В другие времена и в других странах церковь была источником знания, мудрости, грамотности. Религиозное почтение к письменности и учёности — великолепная альтернатива идеологии нашего унылого безвременья. Когда-нибудь и мы такую церковь заслужим. И я почту за честь дать деньги на её строительство. Увы, не раньше, чем Россия отучится молиться на сырьё и сотворять себе кумира.
dolboed: (lemonde)
В День Учителя хочется отдельно поздравить Павла Шмакова.
Павел Шмаков. Фото: Свободная трибуна
Он — из тех Дон Кихотов, о которых унылая пословица гласит, что «один в поле не воин».
А он год за годом её опровергает, продолжая своё дело в родной Казани.
И твердят ему раз за разом чиновники, прокурорские работники, важные люди: уезжай уже в свою Финляндию, не возвращайся больше.
Не нужно нам школ для одарённых детей. Нам нужны элитные школы для детей номенклатуры — и серятина конвейерная для всех остальных.
А он не сдаётся. Сколько его ни выгоняют, ни выдавливают, ни заводят дел, ни проверками душат. Сколько они ни разрушают — он возвращается и строит заново.
Как будто ему больше всех надо.

Если вы никогда раньше не слышали про Павла Шмакова — посмотрите, пожалуйста, фильм про него, который сегодня показывали на «Культуре».
И тексты почитайте, в Интернете их много.

Поразительная история человека, которому ставят палки в колёса только за то, что он пытается честно делать любимое дело. Учить детей.

С праздником Вас, Павел Анатольевич.
dolboed: (potter)
В Москве в эти дни уничтожают здание школы, которую я в 1983 году закончил.
201-й школы имени Зои и Александра Космодемьянских на Войковской.
Школа №201 до разрушения. Фото: pastvu.com
Здание этой школы — архитектурный памятник федерального значения, одной эпохи с Домом Наркомфина...

В 1935 году школа приняла первых учениц. В их числе были Зоя Космодемьянская и моя будущая классная руководительница Зинаида Николаевна Кулакова. Зою Космодемьянскую в ноябре 1941 года повесили немцы в деревне Петрищево, а Зинаида Николаевна, закончив МГУ, в 1945 году вернулась в 201-ю школу учителем литературы, и проработала там 56 лет... В 2001 году здание 201-й школы заколотили (поставив будто бы на реконструкцию — но на самом деле, просто забросили), а учеников перевели в новую коробку по типовому проекту. В 2002-м Зинаида Николаевна умерла. С 2010 года в заколоченном здании 201-й школы начались пожары, уничтожившие внутренние помещения на верхних этажах. А спустя ещё 4 года пришли «реконструкторы», чтобы дорушить всё не успевшее выгореть. Стены, простоявшие без малого 80 лет, сносятся в считанные дни: ломать, как известно, — не строить.

Не хочется даже писать о том, как это уныло и грустно. Всё-таки я уже свыкся с мыслью, что, в отличие от эпох, оставивших нам в наследство великие памятники зодчества, наш век войдёт в историю как время, когда те памятники в основном уничтожались. И не только в Белокаменной столице: писал же Бродский об архитектурной сволочи из той жуткой послевоенной секты, которая испортила очертания Европы сильнее всякого Люфтваффе. В центре Брюсселя, чтобы отгрохать 13-этажную подкову Еврокомиссии, бельгийские застройщики стёрли с лица земли женский монастырь Berlaymont XVII века. Французы в ту же пору угробили знаменитое Чрево Парижа — центральный рынок, простоявший там с XII века, а на Левом берегу, в самом центре Монпарнаса, воткнули 210-метровую стеклобетонную дуру в 59 этажей, предвосхитившую самые смелые замыслы будущих прожектёров Охта-центра. Даже в сердце Венеции (собственно, вдохновившей Бродского на рассуждение про Люфтваффе) нашлось несколько исторических площадей под застройку этим безликим ужасом...

Это, конечно, нисколько не оправдывает московских вандалов, уничтоживших мою школу. Просто они дети своего варварского времени, и иного я от них не жду.
dolboed: (0levashout)
Фотограф, нанятый родителями нашего класса на первый звонок, не подкачал.
Честно всех учеников и родителей сфотографировал, с разных ракурсов, в высоком разрешении на Canon EOS D5 Mark III. Например, вот мы с Лёвой:
Лев Матвей Антонович и Антон Борисович
Мы желаем счастья вам, счастья в этом мире большом.
Как солнце по yтpам, пyсть оно заходит в дом.
dolboed: (0лева 2011)
Двадцать лет кряду (с 1970 по 1989) я остро ненавидел эту дату — день бесповоротного окончания тёплой сказки под названием «лето», начало унылой девятимесячной каторги под названием «детский сад / школа / институт». Муки вставания тёмным и холодным осенним утром, гадкий творог со сметаной на завтрак, долгий путь по сырым и грязным улицам в советское учреждение, с дисциплиной тюремного типа, от которой тоскливо становится на душе...

А потом наступил 1990 год, в моей жизни одновременно закончились советская власть, Москва и учёба.
1 сентября стало просто календарной датой, которая в израильском климате никаких холодов с собою не приносила. А в производственном смысле приносила некоторое ощутимое оживление, новую движуху, планы, перспективы... Так что уже почти четверть века я жду осени больше с надеждой, чем с унынием. Октябрь вообще сделался любимым месяцем в году. В октябре у меня, как правило, случается всё самое интересное. И хрен с ним, с климатом. До тёплых берегов в любой день — всего 20.000 бонусных миль, если вдруг холода достали.
1 сентября в туркменской русской школе им. Пушкина
А сегодня мой сын Лёва идёт в первый класс. И мне ужасно приятно видеть, что для него это — радостное событие. Не каторга и не повинность, как для меня 41 год назад, а начало новой, интересной жизни, в обществе приятных ему ровесников и уже знакомых по подготовительному классу учителей. Мой сын реально мечтает пойти в школу, и не по неведению, а наоборот — отчётливо представляя себе, о чём эта песня.

Мне трудно пока оценить, насколько за последнюю четверть века изменилось качество преподавания и образования в средней школе. Приходится слышать про это самые разные мнения. Но одно совершенно очевидно: московская школа за эти годы перестала быть учреждением тюремного типа, и это само по себе меня безмерно радует.

Profile

dolboed: (Default)
Anton Nossik

April 2017

S M T W T F S
       1
23 45678
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 202122
23 24 25 26 27 2829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 29th, 2017 11:55 am
Powered by Dreamwidth Studios