dolboed: (tibet)
Апрельские тезисы Григория Ревзина — интересное и очень своевременное чтение о тех самых «реновациях», продавливанием которых так озаботились в последнее время московские власти.

Нет никакого рационального объяснения, почему текст озаглавлен «10 тезисов о пятиэтажках», когда ни в одном из обсуждаемых документов, московских или федеральных, нет указаний на этажность домов, которые могут оказаться снесены по новым правилам. В нынешнем виде утверждённый Госдумой законопроект касается домов абсолютно любой этажности и возраста.

В остальном Ревзин довольно аккуратно разбирает по пунктам все катастрофические аспекты собянинской инициативы (которая по понятным византийским правилам дипломатичненько именуется у него «хуснуллинской»).

Заканчивается этот увлекательный разбор полётов 10-м тезисом, который, конечно, стыдновато и читать, и цитировать, но без него в данном тексте никак не обойтись. Ведь человеку, желающему быть услышанным властью, необходимо публично отмежеваться от пятой колонны и национал-предателей:

10. При всем том нужно помнить вот что. Есть не только 20% тех кто не хочет, но и 80% тех кто хочет. Пятиэтажки в массе – это изделие с ограниченным сроком годности, и он истек. Масса людей живет в плохих условиях, перспектива — превращение целых районов в гетто. Есть возможность улучшить жизнь большого числа горожан. Она определяется тем, что Москва сегодня – город с профицитным бюджетом (если не использовать эти деньги, их перераспределят, скажем, в Чечню) и тем, что мэр Собянин хочет направить эти деньги на благо граждан. Агитация против этого с использованием бесконечного вранья (массовое выселение через суд, насильственное переселение в Новую Москву, дикие прибыли неведомых девелоперов) переводит оппозицию в роль людей, которые не дают миллиону с лишним граждан получить новое жилье. Это маргинальная и даже противоестественная позиция. Нельзя быть до такой степени безответственным.

Спорить с этим 10-м тезисом я не вижу никакого смысла, поскольку он исчерпывающе опровергается предыдущими девятью (а насчёт «города с профицитным бюджетом» проверяется в один клик на официальном сайте мэрии: дефицит в 2017, дефицит в 2018, дефицит в 2019, в том числе -217,9 млрд рублей в году нынешнем).

Невозможно говорить об «улучшении жизни большого числа горожан», когда мы не знаем, куда их собрались отселять, и какова на новом месте ситуация с транспортом, инфраструктурой, экологией. А про угрозу «превращения целых районов в гетто» всё сказано в тезисе №8: в результате такого плана мы можем получить только азиатские спальные районы по образцу китайских мегаполисов. От себя добавлю, что в Китай ехать незачем, достаточно посмотреть у Варламова фотки питерской застройки последних лет. Или взглянуть на тот дивный ставропольский ЖК, который от фотографов охраняют бандиты… Тоже сильное зрелище.

Что же касается сакраментальной цифры про «80% тех, кто хочет», то нужно просто понимать, откуда дровишки. ВЦИОМ утверждает, что опросил в общей сложности 600 совершеннолетних жителей пятиэтажек в 10 административных округах Москвы, методом «личных формализованных интервью». То есть, условно говоря, в ЮАО о поддержке сноса заявили 48 человек из 60 опрошенных (прописью: сорок восемь из шестидесяти), и это нам преподносится как принципиальное согласие сотен тысяч жителей этого округа на снос их домов. Хотя тут же из уточняющих вопросов выясняется, что 83% из той же самой выборки не готовы менять округ. ВЦИОМ вовремя осёкся и не задал других интересных вопросов: например, на какие ещё перемены жилищных условий они не были бы согласны? Понимают ли, чем равнозначность по метрам отличается от равноценной рыночной стоимости жилья? Готовы ли семьи с детьми отселяться в районы без школ и детсадов? Многие ли согласны отселиться на 2 километра дальше от метро, чем живут сейчас? Что жители сносимых домов думают о запрете на защиту своих прав в суде? Знают ли, что при въезде в новую квартиру им придётся тратиться на ремонт, а ипотеки на эти нужды не предусмотрено? И кто, по мнению переселенцев, должен покрывать расходы, связанные с переездом?

Всё это — важные вопросы, на которые не готовы сегодня внятно ответить ни Собянин, ни Ракова, ни Хуснуллин. Не знают этих ответов ни Ревзин, ни Путин. А когда их всё же озвучат, 80% сегодняшнего одобрения сноса могут легко превратиться в 83% несогласия на переезд. Как это случилось в том самом опросе ВЦИОМа, который все цитируют, но никто не удосужился прочитать.

Тем часом, собственники московского жилья подают в правительство Москвы уведомления о митинге 14 мая. Например, 26 апреля зарегистрирована заявка на проспект Сахарова (к сегодняшнему дню она предварительно согласована городскими властями). В Фейсбуке создана страница события для координации деятельности разных протестных групп, чтобы всем выступить 14 мая единым фронтом, а не разбредаться по нескольким площадкам в разных концах города. Там высказано очень разумное, как мне кажется, предложение: протест — беспартийный, без политических лозунгов и агитации.

Понятно, что борьба предстоит интересная и непростая. Одной из заявительниц митинга, Юлии Галяминой, уже проткнули колёса машины. Депутату Шаргунову, голосовавшему в Думе против законопроекта о реновации, подожгли квартиру. Модератора группы «Москвичи против сноса» в Фейсбуке избили неделю назад в подъезде её дома. Активистке «Яблока» Наталье Фёдоровой, выступившей против сноса на встрече с главой управы Черёмушек, сегодня плеснули в лицо кислотой.

Методы, используемые против Навального, Варламова и школьного исторического конкурса, похоже, кажутся «реноваторам» более действенными, чем ревзинские увещевания про «улучшение жизни» в «городе с профицитным бюджетом».
dolboed: (00Canova)
Московский законопроект «о реновации», который поддержан правительством Медведева и на прошлой неделе утверждён Думой в первом чтении — по сути дела, приостанавливает действие Конституции РФ на территории российских городов, по усмотрению муниципалитетов. Отдельным пунктом имущественные споры по объектам недвижимости выводятся из-под юрисдикции любых российских судов.

Наглость, хамство и цинизм столичных властей в этой истории беспредельны, но нельзя назвать их беспрецедентными. Прецедент создала та самая «ночь длинных ковшей», когда торговые павильоны сносились в нарушение и действующих договоров аренды, и судебных решений, вступивших в законную силу.

Тот погром был для собянинцев пробным шаром. Эксперимент прошёл для них донельзя удачно. Москвичи, финансовые интересы которых не были напрямую затронуты, не только дружно отмолчались по поводу правовых аспектов погрома, но некоторые даже согласились, что без сносимых построек отдельные уголки столицы будут выглядеть более лучше. И неважно, какая часть городской экономики при этом уничтожена, сколько москвичей осталось без работы, сколько сложившихся логистических цепочек разрушено. Мнение тех горожан, которые по итогам «благоустройства» лишились торговых и сервисных точек в шаговой доступности, тоже никого не заинтересовало.

После такого успеха нынешнее наступление городских властей на права собственников жилья — совершенно закономерное и логичное продолжение банкета. Они убедились, что с горожанами незачем считаться de facto, а теперь хотят оформить это своё неограниченное право на произвол ещё и de jure. Самая важная часть законопроекта — это право местных властей на игнорирование мнения законных собственников жилья. И в вопросе сноса этого жилья, и в вопросе о компенсации.

Цели столичных властей ясны, средства — тоже. «Наверху» проект согласован и одобрен, судя по скорости, с которой правительство его одобрило, а Дума приняла. Единственный открытый вопрос — реакция самих горожан, чьи права собственности «реновация» призвана отменить. Судя по вчерашней утечке из мэрии, этот вопрос живо заботит муниципалов. Вот какую установку по этому поводу дала Анастасия Ракова:

Главное, чтобы когда будут 10 мая будут опубликованы списки сносимых домов, не было скандала. Весь негатив подожжен оппозицией, он выдуман. К концу июля тему реновации надо погасить, должна остаться только тема, кто куда переезжает.

Очевидно, несмотря на все уже проведённые согласования на самом верху, успех «окончательного решения квартирного вопроса» зависит всё же от реакции москвичей. Явно муниципалы обещали начальству, что всё пройдёт тихо, и горожане послушно, тихо, без шума и пыли, проглотят и свой новый статус мнимых собственников жилья, и своё выселение без права обжалования.

Хочется верить, что в мэрии ошибаются, и на этот раз москвичи постоят за своё жильё. Хотя, конечно же, прецедент с длинными ковшами заставляет лишний раз вспомнить формулу Нимёллера.
dolboed: (probka_nl)
«РБК Недвижимость» зачем-то опубликовало вчера богатейшую подборку фотографий будущей реконструкции Садового кольца.

Все эти картинки, нарисованные проектировщиками «КБ Стрелка» по заказу городского правительства, уже публиковались больше года назад — и  на сайте самой «Стрелки», и во множестве городских изданий. Вот, например, очень подробное объяснение с цифрами и общими планами на MoscowWalks.

Ни у кого давно уже нет сомнений, что «Стрелка» умеет красиво нарисовать нам светлое будущее за пару миллиардов муниципальных рублей.

Беда в том, что «Стрелка», как терпеливо объяснял всем заинтересованным лицам её партнёр Григорий Ревзин, работает строго в жанре бумажной архитектуры, и не несёт никакой ответственности за конечный результат на местности. Которым традиционно заведуют всё те же бирюковы-хуснуллины, что и во все предшествующие разы. Умельцы перекладывать одну и ту же плитку по три раза и закупать липу по 200.000 рублей.

Одно можно понять из опубликованных красивых обоев: траншеями по ходу Бульварного кольца работы в нынешнем году не ограничатся. В ближайший месяц-полтора Садовое кольцо намертво встанет так же, как в прошлом году вставала Тверская, в очередной раз отучая горожан от ненужных личных встреч. Если кто случайно вдруг забыл, как это у них выглядит, напоминаю:

Чтобы город поехал, нужно, чтобы город встал.
Вот такое, брат, урбантино.
dolboed: (teaching)
-=Пост оплачен. Текст предоставлен рекламодателем=-

Давайте сразу к сути предложения. Мы — «Партия Роста» — ищем активных, неравнодушных людей, которые любят Москву и хотят сделать жизнь своего города лучше и удобнее. Мы ищем тех, кто готов отстаивать интересы жителей и быть их представителем. Мы обращаемся именно к вам и предлагаем вам стать муниципальным депутатом в Москве.

Выборы муниципальных депутатов пройдут в Москве 10 сентября 2017 года. Всего
будет избрано около 1500 депутатов. В каждом районе — от 8 до 20 человек.

Думаете, депутатом стать сложно? На самом деле нет.

«Партия Роста» обучит вас этому на двухмесячных курсах в МГИМО. Мы уже договорились с институтом о том, что они проведут интенсивные занятия с нашими кандидатами. На занятиях вы узнаете, какие полномочия есть у муниципального депутата, как он работает и на что может повлиять. Вас обучат тому, как вести избирательную кампанию, как выступать публично и завоевывать симпатию людей. После обучения мы поможем вам выбрать округ и провести вашу избирательную кампанию.

План ваших действий очень простой, мы приготовили его для вас на сайте mos.rost.ru:

Решились? Подавайте заявку прямо сегодня, поскольку обучение в МГИМО стартует уже в апреле!
Подать заявку

Посмотрите, что пишут нам москвичи, которые уже подали свои заявки на обучение в
МГИМО и участие в выборах муниципальных депутатов:

Алексей, 40 лет:
Быть депутатом для меня — возможность влиять на реальную политику, на реальные дела. Делать жизнь в городе лучше, удобнее, помогать горожанам в их насущных проблемах.
Артем, 19 лет:
Считаю, что нынешние власти не справляются ни с одной задачей, и нужны образованные молодые люди со свежими идеями и новыми взглядами.

Роман, 31 год:
Я предприниматель, уже 4 года развиваю бизнес в сфере, тесно связанной с населением города Москвы, я знаю о проблемах горожан, и то, что им нужно. Став муниципальным депутатом, я смогу направить свои знания на пользу обществу и смогу реальным делом помочь людям.
Александр, 35 лет:
Я устал смотреть на то, как "ничего не происходит" в лучшую сторону в здравоохранении, дорожном строительстве (ремонте дорог), благоустройстве придомовых территорий (детских площадок) и т.д. Хочется приложить собственные усилия для исправления этой ситуации.
Элисо, 49 лет:
Хочу, чтобы слова «депутат» и «честность» стали синонимами. Хочу, чтобы люди жили красиво и гордились своей страной. Хочу сделать так, чтобы дети росли в любви и уважении к старшим. Я хочу быть причастна к этим изменениям. Хочу быть в команде единомышленников.
Это реальные слова будущих муниципальных депутатов, и вы встретите этих людей, если тоже подадите заявку.

Приходите к нам, вливайтесь в нашу команду, у нас самая нескучная партия, правда )

Подать заявку и стать муниципальным депутатом

dolboed: (candle)
Около трёх часов минувшей ночи, покуда Москва спала, а Калифорния путалась в статуэтках, на Большом Москворецком мосту кипела работа. Погромщики в спецодежде сотрудников ГБУ «Гормост» под надзором ФСО и полиции в пятый раз за месяц уничтожали народный мемориал памяти Бориса Немцова.

У самого богатого муниципалитета Европы хронически не хватает денег и ресурсов на уборку снега, даже в самом центре города:

Но на уничтожение мемориала «Немцов мост» и денег, и людей, и ресурсов, и спецтехники им хватает всегда.
И это, пожалуй, самое простое объяснение, почему стоит ходить на эти марши.
Немцова убить у них получилось, но над памятью его они не властны.
И запугать нас им тоже не удастся.

Рано или поздно на скамье подсудимых окажутся не только заказчики убийства Немцова, но и те, кто сегодня тратят бюджетные деньги на уничтожение памяти о нём.
dolboed: (probka_nl)
Варламов опубликовал вчера подробное руководство по борьбе с автомобилистами — для мэров городов.
Там даны примеры разнообразных запретов, ограничений, штрафов, налогов и сборов, делающих перемещение на собственном транспорте по городу дорогим и хлопотным удовольствием — с картинками из практики Сингапура и Джакарты, Пекина и Токио, Амстердама и Нью-Йорка.

Чтение интересное и полезное, но, как обычно, ни слова не сказано о главном.

Не существует на свете ни одного города, где удалось бы решить проблемы дорожного движения за счёт одних репрессивных мер, вообще никак не развивая общественный транспорт.

И уж тем более не существует ни одного примера успешного решения дорожных проблем на фоне жёсткой борьбы одновременно с маршрутками, трамваями, троллейбусами и монорельсом, под разговоры о том, что хорошо бы запретить Uber, при практически законсервированном развитии метрополитена.

Конечно, легковые машины — это плохо, токсично, неэффективно, и хорошо б их стало меньше на душу населения в одной отдельно взятой Москве, Питере, Киеве. Но только не нужно забывать, откуда они взялись в таком количестве в постсоветских мегаполисах с дисфункциональным городским хозяйством.

Частники, ездящие на работу и в кино на собственной машине — это не понты и не попытка кого-нибудь впечатлить. Личный автотранспорт, по большому счёту — и самое дорогое в современном городе средство передвижения, и самое хлопотное. Своя машина — это не только налоги, штрафы, страховки, расходы на бензин, замену масла, обязательный техосмотр и эпизодический ремонт, но также и круглогодичная трата времени — например, на поиск парковки в центре города.

В городах, где нормально функционирует общественный транспорт, где разработаны и соблюдаются нормативы по размещению его остановок в шаговой доступности от жилья, торговых и офисных центров, никому в голову не придёт добираться на собственной машине туда, куда можно вдвое быстрей и без головняка доехать общественным транспортом. А для всяких внештатных ситуаций (ночное время, тяжёлые сумки с покупками) существует такси.

Но там, где нет и не предвидится общественного транспорта в шаговой доступности, «борьба с автомобилистами» превращается, по сути дела, в тупую борьбу с населением, по известной формуле Хуснуллина-Казинца. К подражанию лучшим зарубежным образцам этот подход не имеет даже самого отдалённого отношения.

Подменять цивилизованную практику развития общественного транспорта репрессиями против не желающих ездить из Бусиново на велосипеде в центр — это не «мировой опыт», а совершенно советский подход к проблеме. Помнится, в СССР пытались бороться с проблемой товарного дефицита, сажая спекулянтов в лагеря. Вообще, по опытам в жанре «кнут без пряника» нам нет равных на планете. Скоро уже в Москву можно будет приглашать мэров Сингапура, Нью-Йорка и Лондона — учиться передовым приёмам борьбы муниципалов с населением. Только транспортных проблем столицы эта учёба никак не решит.
dolboed: (00Canova)
Прекрасная и неожиданная новость для любителей московских музеев. С завтрашнего дня и до конца октября вход в главное здание ГМИИ имени Пушкина – свободный, для всех категорий посетителей (то есть и для иногородних, и для иностранцев тоже). Правда, за своим бесплатным билетом придётся отстоять очередь в кассу, но это нормальная мировая практика: очередь во флорентийскую галерею Uffizi в её бесплатные дни дотягивается хвостом до самого Ponte Vecchio.

На выставку Рафаэля аттракцион неслыханной щедрости не распространяется: за вход в 20-й зал по-прежнему придётся платить 400 или 500 рублей, в зависимости от времени посещения (до обеда — дешевле). Но в кассу на Рафаэля — отдельная очередь, а не та же, что за билетами на основную экспозицию.

Бесплатным сделали и вход на потрясающую выставку Пиранези, на которой представлено 400 экспонатов, от античных черепков из Помпей и Пестума до современной живописи Кошлякова. Несколько залов этой выставки посвящено жутковатым архитектурным прожектам советских зодчих — помимо легендарного Дворца Советов, можно там увидеть планы прорубания широченного проспекта Кирова от Сокольников до Лужников и разные предложения по строительству башен Минтяжпрома на Красной площади, вместо ГУМа.

К венецианцу Джамбаттиста Пиранези все эти нереализованные проекты имеют то отношение, что он считается отцом бумажной архитектуры. Соответственно, грандиозные планы сталинских зодчих, оставшиеся на бумаге, попадают в его епархию. С такой трактовкой можно, конечно же, и поспорить, но соседство «Воображаемых тюрем» с фантазмами Руднева, Иофана, Леонидова и Мельникова производит неизгладимое впечатление.
dolboed: (dead cash)
Действие «Левиафана» Андрея Звягинцева разворачивается в далёком селе Териберка, на берегу Баренцева моря, за Полярным кругом. Помимо красот арктической природы, режиссёр хотел показать нам такую российскую глушь, о существовании которой жители Москвы и Питера вряд ли догадываются (не говоря уже о том, чтоб туда съездить), — и рассказать о жутких нравах, царящих в этой самой глуши.

На самом деле, за сюжетами, аналогичными тому, что показан в «Левиафане», совершенно незачем было тащиться так далеко. На севере родной моей Москвы, в Левобережном районе, где я прожил полжизни, буквально в эти дни и прямо на наших глазах разворачивается история, очень близко повторяющая сюжет самого знаменитого российского фильма 2010-х годов.

Я говорю о «стройке века», затеянной московскими властями при деятельной поддержке ликсутовского Дептранса в районе Бутаковского залива, что к западу от Ленинградского шоссе, позади супермаркета Metro.

6 лет назад Правительство Москвы приняло Постановление №892, согласно которому на этой территории, в природоохранной зоне у воды, на деньги города будет разбит городской парк для местных жителей. Принятию этого постановления предшествовали общественные слушания, в ходе которых идея появления нового парка нашла поддержку у горожан: Левобережный район хоть и неплохо озеленён исторически, с каждым годом новостройки отъедают у природы всё новые участки. Достаточно вспомнить хоть недавнее преступление против экологии в парке Дружбы, где в ходе строительства нового стадиона практически загубили всю экосистему местных прудов…

Постановлению о создании парка на берегу Бутаковского залива не суждена была долгая жизнь. Приехал из Эстонии страшно деловой Ликсутов, и в 2011 году родился общегородской проект по строительству на всей территории города транспортно-пересадочных узлов (ТПУ). В исходном постановлении Бутаковский залив не фигурировал, но 3 года спустя придумался на территории запланированного парка ТПУ «Ленинградский», где жители здешних мест и транзитные пассажиры смогли бы пересаживаться с железнодорожного транспорта на речной. Что в этом районе нет ни линий ж/д, ни пристани для водного транспорта, никого не смутило. Постановлением Правительства Москвы от 30.07.2014 было зафиксировано принципиальное решение: парка не будет, а будет ТПУ.

Спустя ещё пару лет появился — и был утверждён городскими властями — подробный план строительства пересадочного узла. Совершенно конкретно там объясняется (см. слайд №12 официальной презентации), что ездит мимо Бутаковского залива такой автобус маршрута №905, полуэкспресс, доставляющий граждан до Химкинской больницы и ТЦ «Метро». 17% суточного пассажиропотока направляется на 905-м именно к этим двум остановкам. Следовательно, ради одного этого маршрута и нужно строить в природоохранной зоне ТПУ вместо городского парка. Чтобы эти самые 17% пассажиров с маршрута, который обслуживают 24 автобуса, могли «пересаживаться». А планы создания тут парковой зоны очень помешали бы этим пассажирам слезть и пересесть на другой автобус.

А вот, дорогие друзья, тот замечательный проект, по которому власти города планируют строить этот самый пересадочный узел «Ленинградский»:

Если кто вдруг не понял, объясняю.
Строиться там будут четыре причала для частных яхт, вертолётодром на 11 посадочных мест, два корпуса нового бизнес-центра, три здания многофункционального назначения (это такие здания, где владельцам яхт логично купить по квартирке — вроде тех, что на Водном стадионе, или в яхт-клубе Герцлии), а также церковь, куда без неё. Вот, собственно, проект застройки:

Вы, кажется, хотели спросить меня насчёт 905-го автобусного маршрута? Ой, извиняюсь, совсем забыл. В планах строительства ТПУ (общая площадь которого составляет, согласно проектной документации, больше 25 гектар) заложены аж 400 квадратных метров под остановку 905-го маршрута, и в общей сложности 3085 кв метров (0,3 га, или 1,2% от общей площади, выделенной под освоение под видом транспортного узла) под его установочно-разворотный пункт. Вот тут-то и будут «пересаживаться» (то есть слезать с 905-го и садиться в него) те самые 17% пассажиров, которые свои покупки из Metro привыкли возить домой автобусом. На яхты и вертолёты они тут пересаживаться, конечно, не будут, к этим охраняемым периметрам их охрана не подпустит. Но могут слезть с автобуса, потом обратно на него сесть. Грузчики и кассирши Metro, наверное, очень оценят новую удобную остановку. А владельцы яхт и вертолётов, так и быть, потерпят её соседство. Им же нужна прислуга по дому, няни, уборщицы и прочий персонал. 905-й автобус нужен как раз для того, чтоб не гонять за этим персоналом шофёра на персональном транспорте к «Речному вокзалу». Билет от Белорусского вокзала до будущего ТПУ стоит всего 50 рэ.

Вот такой дивный проект строительства транспортно-пересадочного узла на пересечении Ленинградки c 75-м километром МКАДа утвердило минувшим летом правительство Москвы. Подрядчиком выбрали киприотский офшор «Унвия» (ближе Кипра, знамо дело, для Москвы застройщиков нет — зря, что ли, Иван III выписывал грека Аристотеля Ф. для строительства Успенского собора в Кремле?!). Киприоты назначили субподрядчиком «НДВ Недвижимость» Александра Хрусталёва, который с тех пор, как завёл себе в собственность вертолёт, обнаружил, что в Москве очень плохо с посадочными площадками — и теперь активно помогает Ликсутову устранить этот недостаток по всей Белокаменной, создав для этих нужд специальную компанию «Хелипорты». Субподряд на строительство вертолётной площадки у Ленинградского шоссе тем самым «Хелипортам», разумеется, и достался.

С этого места начинается обещанный «Левиафан». Потому что, с одной стороны, есть неравнодушные жители Левобережного района, сплочённые недавней схваткой против уничтожения парка Дружбы. С другой стороны, есть законные собственники тех участков, которые подлежат изъятию в пользу города для постройки ТПУ. Те и другие, естественно, против строительства и яхт-клуба, и вертолётной площадки. Просто горожане — за парк, который им 6 лет назад обещан, а собственники — за то, чтобы у них хотя бы землю по-человечески выкупили, а не конфисковали под предлогом строительства транспортной развязки. Но в текущем моменте и те, и другие просто против бессовестной, беззастенчивой схемы попила природоохранной зоны между чиновниками-бизнесменами и просто бизнесменами, под предлогом решения транспортных проблем столицы.

Поскольку конфискация земель проводится на основании механизма безотзывной оферты, логично было бы оспорить это решение в ФАС как злоупотребление монопольным правом городских властей. Но УФАС по городу Москве действует под строжайшим запретом принимать жалобы на отчуждение земель муниципалами, если оно происходит под предлогом дорожно-транспортного строительства. Так что антимонопольщики ушли дальше бороться с Босхом, отказавшись даже читать поданные жалобы.

Дальше есть предусмотренный законом механизм согласования планов застройки с жителями района. Пресловутые слушания. Которые в случае с проектом 2010 года прошли без проблем. А с новым ТПУ — проблемы неизбежны. Но, слава Аллаху, наша столица богата на решальщиков с обширным опытом проведения общественных слушаний без помех со стороны жителей района.

Слушания назначили на 13 октября в детском клубе «Ладога». Разумеется, жители района на них явились. Но обнаружили, что и здание, и сам зал, где слушания будут проводиться, оцеплены мускулистыми представителями некоего безымянного ЧОПа, с чётким списком, кого им запускать внутрь. Понятно, что в этом списке фигурировали не 53 тысячи зарегистрированных в Левобережном районе москвичей, а 4-5 фамилий представителей управы и застройщика. Не было там даже фамилий муниципальных депутатов от района. Для их попадания в зал потребовалось вызвать наряд милиции.

Для обеспечения массовки в зале с заднего крыльца к детскому клубу подогнали автобус с пенсионерами, для которых 500 рублей за участие в таком шоу — хорошая, годная прибавка к пенсии от управы. Пенсионеры заняли половину зала, и выслушали доклад представителя МЧС (не могу знать, настоящего или ряженого) о том, что вертолётная площадка позарез нужна его ведомству для разучивания чрезвычайных ситуаций в Бутаковском заливе. Там же, как известно, зона повышенной опасности — то землетрясения, то диверсанты ЦРУ, МЧС туда каждый день хочет вертолёт отправить, а сажать некуда. Построят ТПУ — можно будет всех спасти. И покупателей Metro, и кассирш, и случайных пассажиров 905-го маршрута. Пенсионеры проводили спасателя аплодисментами, и дружно проголосовали за строительство ТПУ. Жителям, пытавшимся в это время прорваться в зал, где проходили слушания, сломали пару лицевых костей, и демократия восторжествовала.

Назавтра активисты из числа местных жителей пошли по району с подписными листами, и собрали больше 1200 подписей против строительства ТПУ вместо парка. 19 октября — крайний срок сдачи этих подписей в управу. Их, очевидно, больше, чем те 50 голосов пенсионеров, из которых формировался одобрямс при поддержке соцработниц и ЧОПа. Но явно никто в управе не готов нарушить плавное течение согласовательных процедур. Так что следующим адресом, куда эти подписи отправятся, станет прокуратура. От которой я, честно говоря, не жду серьёзной помощи в этом деле. Но просто важно понимать, что история эта — в процессе и в развитии. Будем за ней следить. Фильм «Левиафан» задумывался как притча, а тут у нас reality show. И исход его в некоторой степени зависит от неравнодушия каждого, кто дочитал до этой строчки.

Друзья мои, нет в Москве такого парка, такой природоохранной зоны, которую эстонский предприниматель Максим Ликсутов не мог бы закатать в асфальт или превратить в элитный коттеджный посёлок для своих друзей, под предлогом создания нового ТПУ. Если говорить конкретно о Левобережном и Ховринском районах, то там уже какое-то космическое количество бабла освоено на транспортных развязках, метрострое и прочих полезных, но почему-то не реализованных городских решениях. Нам обещали продлить метро после «Речного вокзала» — до станций «Беломорская», «Улица Дыбенко», «Ховрино», «Левобережная». Правильные подрядчики освоили миллиарды на проектировании, потом все эти прожекты были заморожены. Что-то — отложено по пять раз (как станция «Беломорская»), что-то просто похоронено навсегда (как станция «Улица Дыбенко»). А где-то, наоборот, затеваются грандиозные стройки века.

Всё это возможно лишь до тех пор, покуда вопросы решаются под ковром. Вспомним опять же «Левиафан». Герой Романа Мадянова очень нервничал, покуда думал, что о его проделках узнают люди в Москве. И сразу успокоился, когда понял, что Вдовиченков блефует, и Москва не при делах.

Не дадим Ликсутову и его подельникам такого комфорта. Будем следить за судьбой Бутаковского залива. За ЧОПами, привлечёнными к обеспечению правильного голосования. За бенефициарами этой бессовестной стройки. За судьбой природоохранной зоны. За условиями выкупа земли. Будем за этим следить и рассказывать. Не дадим им обделывать подобные схемы в уютной тиши сигарных комнат, решать судьбу московских природоохранных зон в узком кругу бизнес-партнёров.

У них есть ЧОПы, армия соцработников, автобусы с пенсионерами, карманные управы. У нас есть лайки, шеры, кросспосты, ретвиты. Сделаем так, чтобы вся Россия узнала про узел, где владельцы вертолётов хотят комфортно пересаживаться на свои же яхты, вместо городского парка. И про муниципальных чиновников, которые этот «узел» вместо парка крышуют. Я не могу обещать вам, что мы в этой конкретной схватке победим. Но я могу обещать им, что они о своём грандиозном распиле пожалеют.

Вот материалы для самостоятельного изучения по теме этой «стройки века»:
страница общественных слушаний на сайте управы «Левобережный»
страница городских активистов, выступающих против строительства ТПУ, с хорошей подборкой документов, хронологией и видео со слушаний
репортаж телеканала До///дь, где можно видеть реакцию заинтересованных лиц

Я надеюсь, что к моему призыву распространять информацию присоединятся не только ЖЖ, Твиттер и Фейсбук. Но и те СМИ, которые по сей день остались независимыми, уделят внимание этому вопиющему распилу природоохранной московской земли под причалы для яхт и вертолётные площадки.
dolboed: (bluetrain)
В газетах пишут, что станцию московского метрополитена «Мякинино» решили с завтрашнего дня не закрывать. Сказалась забота доброго мэра о москвичах. Но в колл-центре московского метрополитена (+7-495-5395454) газет не читают, и там в 20:30 воскресенья 21 августа мне подтвердили, что с 22 августа эта станция подлежит закрытию на неопределённый срок в связи с её «несоответствием нормам безопасности».

О том, что станция подлежит закрытию, Собянин с Ликсутовым торжественно объявляли ещё в начале уходящей недели. На заглавной странице официального сайта метрополитена с 16 августа висит об этом уведомление. Дополненное отдельным пресс-релизом от 17 августа — о том, что на эксплуатацию станции нет необходимых согласований, а без согласований — низзя.

Говорится об этом так серьёзно, как будто бы никто не в курсе, что станция открылась в 2009 году, и преспокойно проработала до сегодняшнего дня без тех самых согласовательных бумажек, отсутствие которых в минувший вторник оказалось смертельной угрозой для пассажиров. Хотя, на самом деле, бумажки есть, аж с 2014 года, просто они получены в областном Ростехнадзоре, и поэтому теперь не годятся. А надо было получить такие же, но в московском Ростехнадзоре, говорят Собянин с Ликсутовым.

Ситуация практически дословно воспроизводит коллизию из фельетона Михаила Михайловича Зощенко «Слабая тара». Не откажу себе в удовольствии процитировать первые строки этого бессмертного очерка, потому что они — тоже прямая цитата из пиара нынешнего московского градоначальства:

Нынче взяток не берут. Это раньше шагу нельзя было шагнуть без того, чтобы не дать или не взять. А нынче характер у людей сильно изменился к лучшему.
Взяток, действительно, не берут
.

PS. На данную минуту никому доподлинно не известно, закроют завтра эту станцию метро, или не закроют. Кто врёт — твиттер Собянина или сайт и справочная служба метрополитена — узнаем не позже завтрашнего дня. Если кто добудет информацию раньше, делитесь, напишу апдейт.
dolboed: (dead cash)
Восхитительную в своей простоте и откровенности схему обогащения столичных чиновников раскрыла на днях «Transparency International Россия».

Была в Москве такая компания, со сложным названием ООО «ЖК “На Ивановской”». И получила она в 2011 году от Департамента земельных ресурсов Москвы участок в САО площадью 6091 кв. м., напротив парка Дубки. Но ничего не могла с ним поделать, потому что целью предоставления земельного участка в кадастре значилось «осуществление образовательной деятельности». Конкретно — детский сад там располагается. А это не очень интересное московскому застройщику направление деятельности.

Казалось бы, ситуация патовая: в Москве, где, по общему мнению горожан и столичных чиновников, отмечается острый дефицит детских дошкольных учреждений, изменить назначение земельного участка с детского сада на коммерческое жилое строительство — mission impossible. По крайней мере, по закону. Но закон — это для врагов. А мэрия Москвы сильна друзьями.

4 июня 2015 года в состав учредителей ООО «ЖК “На Ивановской”» внезапно вошла пара новых «инвесторов», афилиированных с собянинским заместителем по строительству Маратом Хуснуллиным. Им нарисовали долю в 25%. Напрашивается вопрос, зачем они полезли в капитал компании, у которой за душой — один дохлый, неликвидный актив. Но у новых собственников был план. Уже 15 июня 2015 года ООО «ЖК “На Ивановской”» попросило Правительство Москвы изменить цель предоставления участка — с детского сада на жилой небоскрёб.

Правительство Москвы безотлагательно откликнулось на эту просьбу. 9 сентября 2015 года Департамент городского имущества г. Москвы издал распоряжение, согласно которому на участке можно строить многоквартирные жилые дома, подземные гаражи, стоянки и другие полезные для заявителя конструкции. Вдогонку вышло ещё одно распоряжение — о том, что заявителю предоставляется рассрочка по уплате за земельный участок, сроком на 3 года. Сумма отложенного платежа составила 421 млн рублей. После этих распоряжений кадастровая стоимость участка выросла со 145 до 517 млн рублей, а рыночная оценка проекта составила 1,6 млрд рублей. И квартиры в 22-этажке уже продаются. Однушка стоит от 6,8 до 9,3 млн рублей, четыре комнаты — до 22,5 млн рублей. Вот сколько пользы может принести участок, если вопрос о его назначении решает комиссия Хуснуллина.

Добившись всего за 3 месяца столь впечатляющих успехов, новые «инвесторы» тут же покинули проект, продав свои 25% ООО «ЖК “На Ивановской”» тому же офшору, у которого они их прежде получили. Легко посчитать, что четверть стоимости проекта в 1,6 млрд рублей — это как раз те самые 400 миллионов, на которые ООО получило отсрочку от городских властей. Так что можно сказать, что деньги свои благодетели ООО «ЖК “На Ивановской”» отработали честно. За 3 месяца превратить территорию детского сада в участок под строительство 22-этажного дома на продажу — не всякому Гераклу такое по плечу. Но когда за дело берутся специалисты по благоустройству, «и невозможное возможно», как сказал поэт.
dolboed: (00Canova)
В справочной литературе, посвящённой тонкостям Pokémon Go, вам расскажут, что для получения результатов в этой игре необходимо много ходить пешком. Например, для высиживания в инкубаторе покемоньих яиц разного уровня продвинутости игроку нужно пройти пешком 2, 5 или 10 км:

В этой связи, естественно, у всех игроков, от Австралии до Шпицбергена, встаёт вопрос про различные способы обмануть систему. И самый из них очевидный — «накручивать» стаж ходьбы, ездя на автомобиле.

Увы, отвечают авторы разных FAQов и хаков для Pokémon Go. Такой чит в этой игре не работает, потому что её датчик учитывает не только расстояние, которое преодолел игрок, но и скорость его движения. Езду в машине или в поезде за время ходьбы вам не засчитают. Придумались другие хитрости: например, можно подвесить телефон к ошейнику собаки. Или прицепить его к вагону игрушечной железной дороги, маршрут которой закольцован. Можно накручивать километры на велосипеде и самокате, Segway и ховерборде. Робот-пылесос ещё можно задействовать, в доме большой площади он накатывает изрядные расстояния. Отдельные умельцы в Америке даже додумались подвесить устройство с Pokémon Go к квадрокоптеру, лишь бы самим ногами не ходить.

У меня есть хорошая новость для жителей собянинской столицы. Все эти иностранные заморочки в нашем городе нынешним летом ни к чему. Ту скорость, с которой сейчас движется автотранспорт по основным магистралям Москвы, между 08:00 и 22:00, разработчики Pokémon Go не считают автомобильной. Они считают её пешеходной (вполне в духе ревзинского тезиса про город, который мечтал поехать, а на самом деле куда-то пошёл). Поэтому при любой поездке по Москве, будь то из дома на работу, в гости или на дачу, значительная часть путешествия будет зачтена в актив пешеходных прогулок игрока — и поспособствует успешному высиживанию покемоньих яиц.

Так что по крайней мере для какой-то части населения Москвы нынешний её транспортный коллапс действительно окажется «благоустройством». Always look at the bright side of life.
dolboed: (probka_nl)
Какой-то фантастический наброс — на грани кровавого навета — опубликовал давеча Александр Баунов на Carnegie.Ru. Оказывается, недовольство отдельных москвичей собянинскими стройками — всего лишь отголосок ленинского «чем хуже, тем лучше». Оказывается, условные «интеллектуалы» возражают против благоустройства города лишь потому, что оно ведётся единороссами и повышает их электоральную поддержку. А «интеллектуалы» рассчитывали благоустроить Россию сами, когда к власти придут. Вот и бесятся, что революцию отменила отеческая забота Собянина о горожанах…

Но не успеваешь переварить эту ошеломительную новость о политических амбициях всех недовольных московским потопом, как тут же тебе сообщают, что на самом-то деле «интеллектуалы» просто любят жить в говне и неуюте, любят непрерывно страдать и испытывать дискомфорт. И, когда Собянин вдруг начинает превращать Москву в комфортное место для жизни людей, в уютнейший из городов Европы, «интеллектуалы» восстают против такой победы над милой их сердцу разрухой… То есть не в политических амбициях дело, а в «обонятельном и осязательном отношении» пятой колонны к говну.

Честно говоря, мне пришлось два раза перечитать текст Баунова, чтобы просто понять, откуда он взял исходную аксиому о том, что Собянин делает жизнь москвичей лучше. Казалось бы, до сих пор все претензии к градоначальству были связаны как раз с ухудшением повседневной жизни: пробками, потопами, коллапсом общественного транспорта, многократной (и всякий раз низкокачественной) перекладкой тротуаров, а также с коррупцией застройщиков, поборами с бизнеса, низким уровнем городских служб, разрушением сложившейся в спальных районах торговой и сервисной экосистемы… На любой из этих упрёков можно что-нибудь возразить по существу, но Баунов до такого спора ни разу не снисходит. Весь его конспирологический наброс про тайные мотивы пятой колонны основан жёстко на презумпции, что «жить стало лучше, жить стало веселей». Долго я рылся в поисках намёка, в чём же это новое счастье москвичей выражается — а кто ищет, тот всегда. Итак, встречаем формулу благоустройства по Баунову:

Институты рождаются из достоинства самой толпы, а оно — среди прочего — из увеличения обочины для пешехода.

Мир — народам. Земля — крестьянам. Обочину — пешеходам. Вот он, оказывается, рецепт счастья. Дальше можно и врачей увольнять, и детсады закрывать, и троллейбус ликвидировать, и всю городскую торговлю за МКАД выдавливать — лишь бы обочина для пешехода увеличивалась.

Что ж, такая оценка тоже имеет право на существование. Только напомню, что население Москвы составляет сегодня 12.330.126 человек, по данным Росстата. Из них в Тверском муниципальном образовании ЦАО, где расширяют те самые обочины, прописан 76.881 человек. Это 0,6% населения, причём не пешеходы и не толпа ни разу.
dolboed: (probka_nl)
Почитал новую энциклику Ревзина — и даже совестно стало.
Страшно мы несознательные люди, москвичи.

Зимой нам не нравится ломать себе ноги в гололёд. Но и в сугробах по пояс нам не нравится тоже, хотя снег-то мягкий, и ногу в нём никак не сломать.

Летом нам не нравится жариться в пробках на солнцепёке, как будто эту жару к нам на оленях из-за Урала привезли. Но как только двигатели наших авто уходят под воду под освежающим июльским дождём — снова какие-то претензии. Как будто и в дождях Собянин виноват, а не Лужков, как обычно.

Или вот, скажем, жалуемся мы на загруженность городских улиц автотранспортом. Заботливые власти идут нам навстречу, убирают с улицы самый громоздкий и неудобный предмет — троллейбус, который мешает проезду и велосипедистов, и «Майбахов». А мы опять недовольны.

Нам наняли лучших специалистов по мировой урбанистике, чтоб те со знанием дела разъясняли в Фейсбуке, как тонут Париж, Берлин и Прага, как дорого ездить по Лондону, и как страшно жить в Нью-Йорке — но мы не хотим слушать. А ведь раньше, когда эти же авторы о московских бедах писали, мы читали их внимательно. Такой вот предвзятый и негативный у нас настрой.

Когда у нас асфальт по всему городу меняют на плитку — мы жалуемся.
Но как только эту плитку снимают, чтобы положить новую — снова нытьё.
А если её три раза за год переложить — то три раза будем жаловаться, зануды.

Не было в городе велосипедных дорожек — не ездили, брезговали. Сегодня весь центр этими дорожками выложен — всё равно не ездим, сволочи.

При Лужкове мы всё время жаловались на воровство.
Убрали Лужкова, заставили Бирюкова поделиться с Чайкой-младшим, даже взамен Батуриной бенефициаров нашли — а мы всё равно чем-то недовольны. Хотя новые выгодоприобретатели и моложе прежних, и симпатичней, а скоро будут ещё и сильно богаче.

Вопиющая неблагодарность к городским властям, которые в прошлом году успешно освоили 1,733 триллиона рублей, в нынешнем осваивают 1,751 трлн, и в следующем году готовы ещё 1,746 трлн упромыслить — и нет бы кто оценил этот их подвиг. Никакому лондонскому, парижскому, римскому или стамбульскому градоначальству не снилось бремя таких расходов — а московские власти взвалили на себя эту ношу, и несут её героически.

Ну вот никаким пряником нас не задобришь — ни тем, что во рту у Хуснулина, ни тем, который у Ликсутова уже в офшоре.

Пожалуй, пришло время «Стрелке» властям порекомендовать, чтобы они нас дустом попробовали. Авось поймём свою вину и подобреем.
dolboed: (probka_nl)
Слава Богу, в Москве никогда не случится никакой такой велосипедной революции, по типу Голландии. Для этого слишком много объективных и непреодолимых препятствий. Первым, конечно, вспоминается климат — но тут бы можно возразить, что он и в Нидерландах не самый ласковый. Так что правильней говорить «климат + дороги»: когда после каждого снегопада на улицах вырастают сугробы, а любой ливень превращает улицы города в полноводные реки, то про уровень осадков в Амстердаме рассуждать становится не интересно…

Другой очень важный фактор, из-за которого россиянам не судьба пересесть на велосипеды — их будут тупо красть. Их и за границей крадут тем охотней, чем больше их становится на улицах, но при нашем положении с охраной общественного порядка надеяться велосипедисту вообще не на что. Сколько велосипедов за год может себе позволить сменить обычный офисный работник? Думаю, после второго или третьего раза он сообразит, что такси до работы и обратно обошлось бы ему дешевле…

По-моему, нам очень сильно повезло, что Москве не угрожает велосипедный бум. Потому что если сегодня выдать всем желающим в городе по велосипеду, в тот же день жизнь пешеходов превратится в окончательный и бесповоротный ад. Ведь кто такой велосипедист? Это такая разновидность автолюбителя, но только без водительских прав, без оглядки на ПДД, без автогражданской ответственности, обязательной или добровольной, загнанная на тротуар, и с практически неограниченной licence to kill. Кто будет охранять от них пешеходов? Кто будет следить, чтобы они останавливались на красный свет? Какая камера может заставить их соблюдать скоростной режим? Кто может принудить их спешиваться на зебре? В случае наезда на пешехода, кто может записать их номер?

Конечно, есть в Европе города, в которых велосипеды необязательно представляют прямую и немедленную угрозу для пешеходов. Где их водители следуют правилам по доброй воле, и где нарушителей ПДД научились эффективно вычислять и ловить. Но не нужно думать, что любой город, где расплодились велосипедисты, сразу же от этого становится европейским. Или что отъём пешеходного пространства под велодорожки в состоянии обеспечить какое-то разделение потоков. Просто поезжайте в Тель-Авив, погуляйте по его набережной Герберт Самуэль, половина которой отдана под велодорожку. Там очень много проектов благоустройства случилось за последние 15 лет, но пешеходу, особенно — пожилому или с детьми, приходится постоянно чувствовать себя дичью в сезон охоты. И на променаде, и на светофоре, и на «зебре» тель-авивский велосипедист не чувствует себя связанным никакими правилами. Он никого не пропустит, не спешится, не притормозит, а нарисованную на земле полосу велодорожки воспринимает в лучшем случае как необязательную рекомендацию.

Не знаю, кто может тешить себя надеждой, что в Москве это будет как-нибудь иначе. Но достаточно заглянуть в выходные на ВДНХ или в ЦПКиО, чтобы убедиться в беспочвенности этих иллюзий. Разметку там давно уже нарисовали, но людей, готовых обращать на неё внимание, до сих пор не завезли.
dolboed: (00Canova)
В комментариях к давешнему посту про московские разрушения в очередной раз прочитал, что Собянина ни в коем случае нельзя называть оленеводом.

В строго формальном смысле это, наверное, очень правильная придирка: если когда-нибудь в этой жизни наш градоначальник и пас скотину крупнее сотрудников Администрации президента РФ, его официальная биография об этом умалчивает, а оленей уже не спросить.

Но если кто-то считает, что в назывании Собянина «оленеводом» заключён какой-то скрытый или явный расизм, то это куда более космическое преувеличение и натяжка, чем сам апокриф о его пастушеском прошлом.

Оленевод — это не раса, не нация, не вероисповедание и не разрез глаз. Это просто некая специальность, не требующая глубокого знакомства с обычаями жизни европейского мегаполиса, и подразумевающая профессиональную привычку обращения с окружающими как со стадом бессловесных животных. Как мы успели заметить по вчерашней колонке Григория Ревзина, сравнившего неразумных московских пешеходов с баранами, привычка эта заразна, и инфекция передаётся контактным путём — через государственные деньги.

За последние 98 лет, в которые Москва исполняет функции российской столицы, хозяевами Кремля успели побывать уроженцы Симбирска, Гори, Курской, Днепропетровской и Томской области, Ставрополья, Урала и Питера. По этнической принадлежности встречались среди них грузины, украинцы, евреи и даже в каком-то смысле русские. Не было только москвичей. Далеко не всегда происхождение правителей имело какое-то значение для их подданных. По большому счёту, ярких примеров — только два, и оба — из дня сегодняшнего.

Если бы Борис Ельцин, возглавив Россию, наводнил Кремль, правительство, силовые структуры и госкорпорации руководителями из Свердловского обкома КПСС, то его правление запомнилось бы нам как эпоха «свердловских». Но он этого не сделал, поэтому о его происхождении оппоненты вспоминали лишь в связи с Ипатьевским домом. Горбачёв тоже не расставлял на ключевые посты друзей по Ставропольскому крайкому ВЛКСМ, поэтому среди всех проклятий, которые мы за последние 30 лет слышали в его адрес, не упоминались ни город Ставрополь, ни машинно-тракторная станция, на которой он с 15 лет работал помощником комбайнёра. А Путин ввёл жёсткое правило, по которому ключевые должности в государственном секторе уже 16 лет распределяются между выходцами из одного города и одного ведомства. Поэтому «питерские чекисты» во власти — это объективная политическая реальность, данная нам в ощущении, а эпоху правления Сталина никому не придёт в голову назвать временем «горийских семинаристов».

К Собянину кличка «оленевод» приклеилась не потому, что у него глаза такие красивые. Этнически он вообще происходит из уральских казаков и беглых в те края раскольников, а глаза такого же разреза были и у В.И. Ленина, и у К.У. Черненко, никаких последствий для судеб России это обстоятельство не имело. Если вы внимательно посмотрите мне в глаза, то можете заметить, что и у меня они примерно такой же формы — привет от дедушки Валентина Владимировича, происходившего из тех же самых уральских казаков, откуда выводит свой род Собянин. В России даже евреям свойственно иметь монголоидные черты лица, тут нет ничего необычного, и никакого повода для этнических обзывательств.

Если 5 лет назад кличка «оленевод», кем-то данная Собянину, не носила никакой внятной смысловой нагрузки, кроме отсылки к его таёжно-тундровому провенансу, то дальнейшая её судьба напрямую связана с деятельностью Сергея Семёновича на посту мэра Москвы, с его кадровой и строительной политикой. На ключевые посты городской администрации он назначил чиновников и бизнесменов, так же бесконечно далёких от жизни и забот российского мегаполиса, как и он сам. Каждое их действие в публичном поле лишний раз подчёркивало, до какой степени им насрать на Москву и москвичей. Именно поэтому кличка «оленевод» и приклеилась. Пожелай Собянин иначе выстроить свой диалог с городом, она была бы забыта тогда же, пять лет назад, и отвалилась бы за неактуальностью.

Тут мне, конечно же, возразят памятливые свидетели новейшей московской истории: а как же Капков? Тоже ведь не местный ни разу, в Нижнем родился, с Чукотки кооптирован, а вон сколько полезного сделал для города...

Действительно, Сергей Александрович Капков, со своими утопичными лозунгами «Москвы для москвичей» и насаждения в городе европейской культуры, плохо вписывался в общий контекст варяжьей собянинской власти, и в этой связи был оттуда вполне успешно выпилен. Но только не надо никакой эпизод возвышения Капкова в московской иерархии приписывать Собянину, если кому-то интересно отделять причины от следствий.

Собянин — в чистом виде креатура Романа Аркадьевича Абрамовича. Именно Абрамович в своё время и пролоббировал, и пробашлял перевод тюменского губернатора в Москву, на должность главы Администрации Президента РФ. У Абрамовича на протяжении всех нулевых был жёсткий имущественный конфликт с Юрием Лужковым, который в годы путинского президентства никак не удавалось разрешить через кремлёвские рычаги: Путин — парень понятийный, и по понятиям он Лужкова сдать не мог. Потому что Лужков — это такой московский Ахмат Кадыров, который до последнего боролся против федералов, объявлял России джихад и газават, а потом смиренно лёг под Путина по полной программе, и за это получил некий фирман помилования, включающий подтверждение феодальных прав на вотчину.

К счастью, в какой-то момент случился президент Медведев, бесхребетный и беспринципный, ничем Лужкову не обязанный. И он под конец правления дал Абрамовичу зелёный свет сожрать Лужкова, заменив его собственной пешкой. Так Собянин стал мэром Москвы. А Сергей Капков, который к тому моменту уже 10 лет курировал проекты Абрамовича по «социальной ответственности», тут же получил в управление Парк Горького. Спустя несколько недель в его управление передали все парки Москвы. Потом он стал заместителем главы столичного департамента культуры, которым с 2001 года рулил чиновник лужковского призыва по фамилии Ху*яков. Потом этот Ху*яков пошёл курить, а Капков возглавил весь департамент. Позже этот департамент апгрейдили до министерства, и Капков стал министром.

Вся карьера Капкова в правительстве Москвы — результат победы Романа Абрамовича над Лужковым в аппаратных играх. Как только Собянину показалось, что он стал самостоятельным федеральным политиком, а не просто марионеткой из кармана Абрамовича, Сергей Капков был из мэрии торжественно уволен. А тот самый Сергей Ильич Ху*яков, которого Капков в своё время отодвинул, уверенными темпами возвращается к привычным кормушкам, потерянным из-за падения Лужкова. К посту главы объединенного историко-архитектурного музея «Коломенское» он недавно прибавил должность директора музея-заповедника «Царицыно», уволив оттуда Наталью Самойленко, профессионального руководителя капковского призыва. Что творилось в усадьбе «Царицыно» во времена ху*яковского руления московской культурой, можно прочитать в той самой статье Ревзина, за которую Лужков в своё время отсудил у него и у Коммерсанта по полмиллиона деревянных рублей.

Действительно, Собянин долго терпел Капкова и его культурную политику, покуда зависел от Абрамовича, и не мог его снять. Сегодня Собянин считает себя фигурой самостоятельной, а не полностью зависимой от давнего покровителя, и это даёт ему определённую свободу действий. Которую он использует именно как оленевод, каким был и остался. Без стеснения меняет профессионалов на номенклатуру, уволил Капкова, назначил Ху*якова, плевать хотел на любые последствия для горожан. При этом «Стрелке» с подачи Абрамовича уплачено 1,8 млрд рублей казённых денег за городские прожекты, так что в публичную плоскость подковёрный конфликт мэра со спонсором не вышел. Пилить продолжают вместе, просто Собянин расширил полномочия в кадровом вопросе.

Именно поэтому — а не из-за разреза глаз — градоначальника можно и нужно именовать оленеводом, подчёркивая чуждость и враждебность его клана тому городу, который в данную минуту отписан ему на кормление. Это никакой не расизм, а легитимное оценочное суждение о политике городских властей.
dolboed: (00Canova)
Великолепная статья Григория Ревзина на сайте Карнеги объясняет, наконец, простыми русскими словами, какие ещё мотивы, кроме воровства и личного обогащения муниципальных чиновников, стоят за нынешним разорением улиц в центре Москвы. Оказывается, хотели как лучше.

Хотели как в Лондоне, Мадриде, Нью-Йорке. Привлекли кучу иностранных экспертов, с богатым портфолио по благоустройству современных постиндустриальных городов. Хотели, чтоб Москва стала приятным, friendly местом для пешеходов. В частности, сам Ревзин этого хотел — а с тех пор, как город отжали у Лужкова ставленники Романа Аркадьевича Абрамовича, люди из дружественной ему «Стрелки» получили серьёзный доступ к рычагам. Ревзин, будучи партнёром в Стрелке, впервые за четверть века обрёл возможность не только критиковать городскую власть со страниц Ъ (и получать от неё полумиллионные иски), но и посеять в сознании градоначальства «разумное, доброе, вечное». Как уточняет Навальный, почти моментально откликнувшийся на текст Ревзина очень жёстким постом, посев обошёлся городской казне в 1.812.664.431 рубль и 23 копейки.

Прежде, чем вмешиваться в их спор по существу, вспомню, что последний раз Навального и Ревзина я встречал на митинге в защиту российской науки на Суворовской площади в Москве, все мы там стояли в одной толпе, и это смотрелось куда логичней и естественней, чем нынешняя полемика. Но увы, случилось так, что та самая власть, которая вчера судила Ревзина, сегодня его кормит, а судит, наоборот, Навального, причём на те же сакраментальные ₽500.000. С той малозаметной разницей, что Лужков оценивал в 500.000 свою честь и достоинство, а Ликсутов в эту сумму оценил услуги судьи, отказавшегося исследовать доказательства. То есть Лужков эту скромную выручку тащил в семью, а Ликсутов щедрой рукой раздаёт стряпчим и иной прислуге. Воистину, власть в городе поменялась.

Григорий Ревзин — умнейший архитектурный критик, выдающийся профессионал в своей области; всё, что он пишет на бумаге, выходит гладко и вызывает у меня горячее желание подписаться под каждым словом. Верю, что хотели как лучше. Верю, что у всего этого ремонтного ада есть некий генплан, и что очень большая ошибка Собирюкова-Хуснутова состоит в тотальной неспособности донести его до сведения горожан.

Но есть и ещё одна проблема, о которой Ревзин забыл упомянуть, а она в этой истории совершенно центральная. Нечипоренко может быть каким угодно великим виртуозом-балалаечником, но всё же И.С. Бах писал свою музыку для других инструментов. Можно составить сколь угодно прогрессивный, рациональный, гуманистический, внятный и продуманный план, учитывающий передовой опыт Милана и Сингапура. Но когда ты его передаёшь для реализации кучке жуликов лужковского призыва, для которых единственный смысл любых ремонтно-строительных работ заключается в комфортном попиле горбабла, то любая партитура «Страстей по Матфею» на этой шарманке зазвучит удивительным кунштюком (за это слово Лужков однажды отсудил у Ревзина полмиллиона, так что грех не вспомнить его тут).

И нет, дорогой Дёма, трагедия тут не в коррупционной составляющей, на которую так упирает Алексей Анатольевич. По лужковским экзерсисам мы знаем, что формула «освоили ярд — построили на сто лямов» вполне себе рабочая для Москвы. Даже в Сочах ничего ещё, кажется, не рухнуло… Конечно, плохо, что стройкой, по остроумному выражению Ревзина, заведуют «не епископы», но даже если мы забудем обо всех прилипших к рукам триллионах, останется одна беда, которая не лечится принципиально и вообще.

В маниловской фантазии Ревзина то, что делается в городе, делается для людей, для жителей, для пешеходов. А вот тут-то и заключается абсолютно неразрешимая загвоздка. Те исполнители, которыми располагает город Москва для реализации светлых мечтаний КБ «Стрелка», принципиально к такой постановке вопроса не готовы, и под неё не заточены.

Они не могут строить для пешеходов, для простых горожан, потому что они в душе своей глубоко и капитально презирают «население», и подстраиваться под его мелкие, смешные нужды считают для себя унизительным. На счастье Ревзина, его заказчики не слишком разговорчивы, поэтому об этой их принципиальной жизненной позиции мы не часто слышим, хоть и постоянно догадываемся. Но время от времени откроет рот какой-нибудь Казинец, и популярно объяснит urbi et orbi, что всех учителей, врачей, медсестёр, водителей, поваров, охранников, официантов, музейных работников и прочую прислугу нужно гнать из Москвы ссаными тряпками, что нужно искусственно создать в столице такое давление на кошелёк, чтобы жить в городе могли себе позволить только долларовые миллионеры. А остальные пусть приезжают по утрам на электричках, выполняют свои функции обслуги, и уезжают потом обратно в свои ебеня, нечего им тут задерживаться.

На самом деле, именно так, и только так, выглядит в глазах исполнителей грандиозного стрелкиного плана полезный результат реконструкции Москвы. Все те мечты, которые так красиво расписал Григорий Ревзин — где улицы Белокаменной станут театрами, парки — гостиными на открытом воздухе, а бульвары — подиумами для шоу высокой моды, можно очень легко и эффективно реализовать, просто выдавив из городской черты девять десятых нынешнего городского населения. Чтоб в этом убедиться, достаточно пройтись и/или проехаться по Садовому кольцу в любые летние выходные, когда офисы и госучреждения закрыты, школьники — на каникулах, а горожане — на дачах или в отпуске. Безо всякой реконструкции в такие дни «и дома своего не узнаёшь», до такой степени всё становится свободно, просторно, без пробок, с минимумом машин и их выхлопных газов… Благодать! И самый простой способ достичь этого идеала в будние дни — не гранит как источник чистого воздуха, а все виды экономического давления на ту часть горожан, которая бедней определённой планки.

«Ночь длинных ковшей», о которой так сетует Григорий Ревзин — это не ошибка в трансляции позиции городских властей жителям, и не борьба с бандосами лужковского призыва. В первую очередь, это демонстрация определённого отношения к тем десяткам и сотням тысяч москвичей, которые на протяжении 20 лет голосовали рублём за существование всех этих киосков и магазинчиков в шаговой доступности от дома. Понятно, что такой проблемы нет ни у какого бонзы, который за покупками отправляет шофёра, ассистента, кухарку или домработницу. Такая проблема есть только у тех «лишних» пешеходов, которых нужно убрать с московских улиц перед тем, как выпускать на них собянинский бомонд в мехах и на лабутенах.

Особенно ярко отношение к горожанам как к мусору проявилось в решении о ликвидации в Москве троллейбусного сообщения. Хотя бы из чистого приличия можно было провести по этому поводу какие-нибудь общественные слушания, разъяснительную работу с привлечением экспертов и лидеров мнений, демонстративные какие-нибудь жесты заботы в адрес тех десятков тысяч москвичей, которые всю жизнь этими троллейбусами добирались до метро, до школы, до работы, до дома… Конечно, отсутствие таких символических жестов можно списать на «плохо поставленный пиар муниципалов». Это такой дивный ревзинский эвфемизм, позволяющий превратить оглушительное хамство вполне конкретных хуснутовых по отношению к аборигенам глубоко чужого им города в досадный и случайный промах каких-то безымянных пиарщиков. Но ведь кроме символических жестов есть ещё и практические, известные муниципалам любого города, где местная власть сменяема. Если вдруг отменился, хоть на три дня, тот или иной маршрут общественного транспорта, будь то лондонская подземка или венецианское вапоретто, информацию об этом мэрия найдёт способ довести загодя до каждого жителя и гостя города, и не только в тех районах, которые этим изменением оказались затронуты. Это история не про «пиар муниципалов», а про базовую функциональность общественного транспорта. Нельзя добираться до работы или учёбы, до аэропорта или вокзала, маршрутом, про который не известен ни его номер, ни схема движения, ни расписание. А в Москве нам сообщают, что с завтрашнего дня начинается программа ликвидации троллейбусов — и нежно при этом намекают, что, если тебя эта новость затронула, это всего лишь значит, что ты не прошёл через фильтр Казинца. Столица — не для тех, кого волнует расписание троллейбусов. Не для тех, кто давится на входах в вестибюли московского метро.

Это принципиальная позиция всей собянинской администрации. И совершенно при этом неважно, больше они сегодня крадут, чем при Лужкове, столько же, или вдвое меньше. Важно, что прекрасные планы «Стрелки» будут реализовывать калифы-на-час, с прочно сложившимся представлением о городе Москве как кормовой базе, а о её жителях — как о досадной помехе при реализации их грандиозных планов «благоустройства».

PS. Две фотографии, которыми проиллюстрирован этот пост, сделаны в городе Москве во вторник 14 июня, то есть буквально позавчера, во время пешей прогулки с питерским коллегой от Третьяковки до Центрального телеграфа. Я публикую здесь эти снимки просто для того, чтобы проиллюстрировать выдающиеся успехи Собянина и Ликсутова в развитии удобного общественного транспорта и избавлении города от транспортных пробок. У авторов, так или иначе связанных с подрядами московской мэрии, приходится регулярно читать о выдающихся успехах, достигнутых на двух этих направлениях. Но стоит выйти на улицу, и глаза мои видят нечто совершенно иное. Отдельно замечу, что ни на станции метро «Новокузнецкая», ни под Немцовым мостом никаких ремонтно-строительных работ в данный момент не ведётся. Эта давка и эта пробка — не «временные трудности советской власти», а повседневная реальность для москвичей, не прошедших сквозь фильтр Казинца.
dolboed: (00Canova)
Всякий раз, проходя Новинским пассажем, встречаюсь глазами со знаменитым «Закройщиком» (Il Tagliapanni) кисти великолепного бергамасского портретиста Морони:

Как видите, рекламирует он тут бутик с индпошивом мужских сорочек. Не торопимся сетовать на времена и нравы, поскольку сам Морони 450 лет назад писал этот портрет для сходных нужд. Другой вопрос, что бизнес героя картины вряд ли мог себе позволить аренду ателье в «Новинском пассаже» (по крайней мере, до марта 2014 года).

С Джамбаттиста Морони у меня — та же проблема примерно, как с Медным Всадником. Написать большой текст про его жизнь и картины собираюсь ещё с зимы. Потому что это ещё один важный персонаж эпохи Возрождения, о трудной судьбе которого в Бергамо знает каждая собака, а отъедешь 45 минут электричкой до Милана — и там в лучшем случае припомнят, что это какой-то сельский портретист, нарисовавший портного. В Венеции с Флоренцией и этого не вспомнят: своих забытых гениев хватает. В Лондоне, где Морони, в сущности, переоткрыли после трёх веков забвения, и где собрана вторая после Бергамо коллекция его картин (потому что второй хранитель собрания National Gallery оказался большим фанатом), первая персоналка живописца прошла лишь год назад. Это была очень крутая выставка в Royal Academy of Arts, много серьёзней и интереснее того шоу, которое устроили год спустя бергамаски в местных музеях. Вот трейлер от её куратора, который тоже явно одобрил бы рекламу бутика в Новинском пассаже:

Мне, естественно, хочется рассказывать про Морони долго и обстоятельно, как про кондотьера Коллеони, про венецианского Пиросмани или про «Грозу» Джорджоне. Но опыт подсказывает, что пишутся такие лонгриды очень долго, а читаются трудно. Поэтому просто считайте этот пост за анонс. Рано или поздно я напишу тут обстоятельно и про Морони, и про его ещё более прочно забытого учителя Моретто, и про доктора Морелли (тоже ломбардийца), а пока — анонс в тему.

В главном здании Третьяковской галереи в Лаврушинском переулке проходит в эти дни (до 24 июля) выставка портретов из лондонской National Portrait Gallery «От Елизаветы до Виктории». Привезли 49 полотен: портреты Елизаветы I и Шекспира (прижизненные), адмирала Нельсона, лорда Байрона, Чарльза Дарвина, Чемберлена с Бальфуром (двойной!) и Джерома К. Джерома. В обычное время все эти полотна висят себе в постоянной экспозиции NPG, в правом крыле того самого здания National Gallery на Трафальгарской площади, где «Закройщик» Морони соседствует с портретами его учителя Моретто.

Выставка в Третьяковке — обменная, то есть в залах National Portrait Gallery прохожит в эти же дни (до 26 июля) зеркальная экспозиция из Москвы. С предсказуемым различием: NPG показывает в Москве портреты за 300 лет (с XVI по XX век), а Третьяковка в Лондоне — примерно за 75 (с конца 1830-х по 1910-е). Но собрание картин очень представительное, от академиков до модернистов: «Мусоргский» Репина, «Достоевский» и «Даль» Перова, «Портрет Ивана Морозова» Серова, «Савва Мамонтов» и «Портрет жены» Врубеля... Один Исаак Ильич представлен, по своему обыкновению, пейзажем «Сумерки. Луна».
dolboed: (00Canova)
На Украинском бульваре в Москве возвышается удивительное неоклассическое сооружение из говна и бетона:

Очевидно, постройка, состоящая из двух симметричных конструкций по разные стороны пешеходной дорожки, является частью комплекса, спроектированного народным архитектором Е.Г. Розановым в рамках реконструкции бульвара в середине нулевых. Но каково назначение данной конкретной структуры в стиле сталинского ампира на московском бульваре, и что она символизирует, мне разгадать так и не удалось, а таблички с объяснением нигде не сыскалось.

Зато удалось выяснить, как используется этот шедевр лужковского неоклассицизма в настоящее время, и что скрывается за его единственной дверью.

Дворничиха, подметающая Украинский бульвар, держит там свои веники, мётлы, тележку и мусорные баки. Собственно, другое осмысленное использование для такого пространства довольно сложно себе и представить.

Пишу об этом в робкой надежде, что среди читателей этих строк сыщется специалист, знакомый с исходным архитектурным проектом (или имеющий доступ к хранилищу подобной литературы). Для какой практической или эстетической цели предназначалась эта постройка по первоначальному замыслу? Неужели заранее она замышлялась как античная дворницкая?!
dolboed: (0dannunzio)
Из хороших новостей сегодня с утра пораньше: московский памятник князю Владимиру под стенами Кремля к 1 мая не откроется. Пока что установка истукана отложена «до лета или до осени», как рассказали разным СМИ источники, близкие к строительству — в частности, сам автор исполинского проекта Салават Щербаков.

Официально в качестве причины называют не технические/инженерные сложности, как это нередко случается с мегапроектами в землях долгостроя и в эпоху безденежья, а какие-то дополнительные согласования и раздумья московских властей (не забывших, впрочем, под этим соусом перевести 7 тысяч квадратных метров землицы позади Манежа из федеральной собственности в городскую).

Кто там с кем что согласовывает — можно лишь догадываться. Вроде как обещали утрясти вопрос с ЮНЕСКО, где затея с возведением памятника породила кое-какие сомнения в будущем статусе Кремля как объекта всемирного наследия. Документы для ЮНЕСКО, обещающие, что 26-метровый истукан (на 10 метров выше Боровицкой башни) не испортит видов Кремля, уехали в Париж ещё прошлой осенью, но об ответе на них ничего пока не слышно. Помимо Комитета всемирного наследия, стройку в этой зоне, очевидно, придётся согласовывать ещё и с Федеральной службой охраны. Которая вряд ли что-то имеет принципиально против очередной патриотической стройки века, но как должны выглядеть процедуры согласования, и сколько они могут занять — тоже ведь не известно.

Так что в любом случае воздвижение в Москве очередного колосса, достойного соперника монументам Зураба Церетели и северокорейских скульпторов, отложилось на неопределённый срок. А там, глядишь, или ишак, или падишах...
dolboed: (candle)
Согласно протоколам «Белого счётчика», сегодня в Москве на марш памяти Немцова вышло 24.200 человек. Городские власти привычно поделили цифру на три и отчитываются о 7,5 тысячах участников.

Как обычно, весь маршрут шествия (от начала Страстного бульвара до пересечения Академика Сахарова с Садовым кольцом) заставили с двух сторон заграждениями, позади которых выстроились в цепь сотни служителей порядка. Кого и от чего они там охраняли, было традиционно непонятно. Впрочем, до самого конца мероприятия пилиция в его ход не вмешивалась. Зато в 15:45 какая-то милицейская сошка решила проявить инициативу и распорядилась закрыть для расходящихся участников марша выход к станциям метро «Тургеневская» и «Чистые пруды» (который с самого начала мероприятия был открыт). Людям, дошедшим от Садового кольца до Тургеневской площади, велели идти обратно — к «Сухаревской» и «Красным воротам». В громкоговоритель при этом врали, что метро «Тургеневская» закрыто. Этот бестолковый цирк продолжался минут 20. Потом на проспект Сахарова вдруг выехал какой-то чин повыше, и через свой громкоговоритель потребовал, чтобы «пешеходы» (те самые люди, которых не пустили в метро) срочно освободили «проезжую часть», чтобы не мешать «проезду транспорта». Никакой проезд в ту минуту, конечно же, не был возможен, ибо проспект со стороны и Бульварного, и Садового кольца перегораживали специально для этого сюда подогнанные грузовики.

Возник неловкий момент замешательства: с одной стороны, людям велели сойти на тротуар, с другой — все выходы на тротуар были забаррикадированы и охранялись той же самой милицией. «Неужели провокация?» — удивился я, но, оглядевшись, не увидел поблизости ни одного автозака. Если б речь шла о заранее подготовленном сеансе винтилова, они б тут дежурили заранее.

После недолгих переговоров между разным милицейским начальством те самые держиморды, которые только что не пускали людей на тротуар и гнали к «Красным воротам», принялись снимать заграждение и загонять пешеходов в метро «Тургеневская». А на опустевший проспект выдвинулись съёмочные группы Russia Today и «России 24», чтобы наглядно продемонстировать своим зрителям, что на марш памяти Бориса Немцова никто не пришёл.

Profile

dolboed: (Default)
Anton Nossik

April 2017

S M T W T F S
       1
23 45678
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 202122
23 24 25 26 27 2829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 29th, 2017 11:56 am
Powered by Dreamwidth Studios