dolboed: (flu)
Изумительно нащупала неустранимое различие между Россией и Западом депутат-единоросс Елена Панина.

Вот её манифест в Фейсбуке:
Мы и Они
Мы никогда не сойдёмся с Западом. Мы слишком разные.

"Стихи и проза, лёд и пламень не столь различны меж собой."

И так было всегда на протяжении всей истории. 
Они - холодные и безразличные. 
Мы - тёплые и сочувствующие. 
К примеру, если ты лежишь в клинике в Европе на обследовании или на лечении, к тебе подойдут, вежливо сделают строго те процедуры, что назначены, дадут лекарства - и всё! Никаких попыток поговорить, никаких слов поддержки, ободрения, сочувствия, пожелания скорейшего выздоровления, наконец, надежды, вы не услышите.
У нас, если ты в больнице, медперсонал (врачи, медсестры, нянечки) тысячу раз улыбнутся тебе, скажут, что всё будет хорошо, пожелают скорейшего выздоровления. Я не идеализирую ситуацию, у нас хватает плохих больниц, есть и медперсонал бездушный и даже грубый в обращении с пациентами. Но преобладает всё-таки доброта, что в принципе свойственно русскому человеку. Поэтому мы никогда не поймём их, а они нас.
У нас один путь — договориться по основным моментам сосуществования на нашем шарике "Земля", чтобы не взорвать его к чёртовой матери. А пытаться что-то им доказать, в чём-то переубедить — не стоит. У нас разные понимания того, что морально, а что нет, что есть добро, а что есть зло, что иногда можно и нужно поступать по велению души, по совести, а не по инструкциям или предписаниям.
Короче, Мы никогда не станем Ими.
И слава Богу!

Геополитический анализ тут недалеко ушёл от киселёвских этюдов про «радиоактивную пыль», но это как бы уже нормуль, привычно. Поскольку в экономике, науке, технологии, уровне жизни и социальной защиты населения «нам» с «ними» тягаться не судьба — лишний раз напомним о готовности взорвать шарик к чёртовой матери: терять-то нам всё равно нечего... Вернее, пускай они думают, что нечего.

Но вот принципиальное отличие современной России от Запада в этом манифесте уловлено очень точно.

Разница — в том, что у них там, у «холодных и безразличных», если ты лёг в больницу, то тебя будут лечить. И, если это возможно, то вылечат. А если невозможно, то облегчат страдания. Но не пожалеют и не посочувствуют. Даже не поймут, бессердечные, зачем нужно человека жалеть и ему сочувствовать, если можно тупо вылечить.

А у нас — и пожалеют, и посочувствуют, и головой покачают, и языком поцокают, и пожелают «Вы держитесь там!».
Но — не вылечат. И даже обезболивающих не дадут, сколько ни корчись от боли. Потому что за такими препаратами у нас строгий контроль, а врач с правом подписи уходит с работы в 17:00. Будут жалеть, сострадать, даже скупую слезу прольют, отправляя на каталке под простынкой. Но не сделают те процедуры, что назначены, и лекарства не дадут. Потому что для процедур нужна западная аппаратура, а у нас — импортозамещение. Лекарства, если это не йод, зелёнка, Кагоцел или Арбидол, тоже разрабатываются и производятся в странах бездушного Запада, а Минпромторг очень тепло, душевно и сердечно запрещает их ввоз в Россию из стран-производителей...

Вот и приходится депутату, который в 2013 году задекларировал 146.726.062 рубля дохода, 1806 квадратных метров недвижимости, гибрид Lexus LS600H, «Мерседес» S-класса и Jaguar XJ, терпеть холодность и безразличие западных врачей.
dolboed: (flu)
Комиссия РАН опубликовала сегодня меморандум «О лженаучности гомеопатии».
В строгом соответствии с заголовком, в документе констатируется, что гомеопатия является лженаукой.

Гомеопатия как вид альтернативной медицины существует уже более 200 лет. За это время неоднократно предпринимались попытки подвести под гомеопатию научную базу. Все они оказались в итоге безуспешными, — пишут академики.

Государству рекомендовано отказаться от использования гомеопатических методик и препаратов в работе медицинских учреждений. В фармацевтике рекомендуют ввести специальную маркировку гомеопатических лекарств, предупреждающую об их бесполезности. В теле документа вывод о вреде гомеопатии занимает один экран, а рекомендации по её искоренению — примерно шесть.

К меморандуму прилагается FAQ, где разъясняется, почему человек, считающий, что гомеопатия ему помогла, должен срочно разувериться в собственном опыте и впредь полагаться лишь на результаты рандомизированных клинических тестов, опубликованные в peer reviewed медицинских журналах. Если эти результаты отнимают надежду — значит, надежду придётся оставить.

Примечательно, что текст меморандума и FAQ содержат взаимоисключающие утверждения.

В меморандуме сказано:

Гомеопатия не является безвредной: больные тратят значительные средства на недействующие препараты и пренебрегают средствами лечения с подтвержденной эффективностью. Это может приводить к неблагоприятным исходам, в том числе к смерти пациентов.

В FAQ, наоборот, говорится:

Некоторые исследования показывают, что, хотя назначенный гомеопатом препарат неэффективен, иные советы, полученные от гомеопата (например, касающиеся здорового образа жизни), могут иметь положительный эффект для здоровья пациента.

То есть те вредные советы об отказе от средств лечения с подтверждённой эффективностью, которые в меморандуме объявляются необходимой частью гомеопатического лечебного процесса, на самом деле находятся целиком в сфере ответственности конкретного врача-гомеопата. Понимаю, что нарушу завет, содержащийся в FAQ, но всё же обращусь к истории личных наблюдений, благо мне за 50, и больше четверти века я работаю с новостями. Ни разу за это время, ни в личном опыте, ни в новостных лентах, мне не попалось информации о людях, которых конкретно гомеопаты отговорили, скажем, от операции по поводу острого аппендицита. Во всех резонансных случаях, которые на слуху и на памяти — Стив Джобс, сектанты, крестильная купель вместо нейрохирургической операционной — решение об отказе от лечения принимал не врач-гомеопат, а пациент, равноудалённый и от гомеопатической, и от аллопатической практики.

О том, что медицинскими процедурами могут пренебрегать адепты тоталитарных сект и традиционных конфессий, всем нам приходится читать регулярно. Также из личного опыта и из литературы я знаю немало случаев, когда вполне традиционная российская государственная медицина скрывала от пациентов правдивые сведения о существовании эффективных препаратов для облегчения их страдания — и назначала вместо них абсолютно неэффективные, морально устаревшие средства и процедуры, прописанные в медико-экономических стандартах. Такие примеры можно найти и в книге Катерины Гордеевой «Победить рак», и в рассказе Артемия Лебедева о том, как его лечили от малярии в Инфекционной больнице №2 на Соколиной горе. Мне самому год назад за дорогие деньги в Москве лечили синовит стопы четырьмя методиками и тремя препаратами, забыв для начала поставить правильный диагноз. Если следовать логике Меморандума РАН, сама возможность получения неверных рекомендаций от врача даёт основания объявить всю российскую медицину лженаукой.

Но мне кажется, что уместней считать антинаучной логику, при которой гипотетические частные случаи возводятся в статус общего и универсального правила.

Есть огромное количество вспомогательных общеукрепляющих методик, в диапазоне от поста и молитвы до физиотерапии и банального ЗОЖ, применение которых вместо активного вмешательства современной медицины в острой фазе заболевания может привести к тяжким последствиям для здоровья, включая смерть пациента. На мой взгляд, это не даёт оснований утверждать, что вред здоровью наступил вследствие поста, молитвы, физиотерапии или ЗОЖ. Отказ пациента от обращения к помощи профильного медицинского специалиста — это полностью самостоятельная проблема, а не какой-то уникальный результат приёма гомеопатических шариков внутрь. Утверждение Комиссии РАН об опасности гомеопатии для здоровья — не вывод из научных исследований, а банальное шельмование и подмена понятий. Гомеопатия действительно будет опасна, если использовать её вместо хирургии — но если использовать её вместе с подтверждённо эффективными методами медицинского вмешательства, то она не более опасна для жизни и здоровья, чем утренняя гимнастика, ЛФК или ЗОЖ. Подробнее читайте в книге Аси Казанцевой «В Интернете кто-то неправ», там глава про гомеопатию начинается буквально с истории девушки, которая пыталась отравиться гомеопатическими шариками... Что же касается вреда от траты лишних денег — будь то на гомеопатию или на покупку художественной литературы — мне представляется, что это тема скорей для проповедей Джироламо Савонаролы, чем для циркуляров РАН.

NB: Лично я считаю гомеопатию полной хуйнёй, и никогда в жизни я не обращался к помощи гомеопатов, и не планирую. Но это не их проблема, а моя. Очень часто средства, в которые человек не верит, не действуют на него именно потому, что он в них не верит. И нет решительно никакой проблемы, с точки зрения медицинской науки, в том, чтобы 200 лет, или 2000 лет, использовать для терапии те практики, в которых конкретный механизм полезного воздействия наукой пока не установлен. Так что аргумент «мы не знаем, как это работает» не кажется мне убедительным.

Тут нужно просто понимать одну простую вещь, которой не понимают мои друзья-дарвинисты, рвущиеся регулировать медицинскую практику, не имея ни образования, ни опыта лечения живых людей, ни даже банальной эмпатии к пациенту — одну голую веру в непогрешимость доктрины Докинза.

Вся история про здоровье/нездоровье, про лечение/излечение — это не про анализы, биопсию и данные вскрытия.

Это, извините ребята, история про самочувствие.

Пациент приходит к врачу не со съехавшей формулой крови и не со стёклышками гистологии.
Он приходит со своим страданием.
Задача врача — это страдание облегчить, любой ценой.
Так видит свою цель, например, израильская медицина, и не случайно в Израиль из Америки богатые люди лечиться едут, а в обратную сторону — никогда.
Немецкую медицину, которая лечит не больного, а болезнь, в Израиле считают продуктом той же примерно ментальности, что и Аушвиц. Медик, при диагностических процедурах причиняющий больному дополнительные страдания, а не устранение предмета исходных жалоб, воспринимается в Израиле скорей как садист, чем как врач.

Облегчить страдание больного могут не только антибиотики, цитостатики, иммунодепрессанты, пробирочный эффект которых описан в peer reviewed журналах.
Страдание пациента могут облегчить очень разные факторы и агенты: друзья и родственники, животные, музыка, клоуны, религия, чтение, дизайн больничных интерьеров.
Наука может, конечно, измерить эффект каждого из этих методов воздействия на самочувствие пациентов.
Может, но не обязана.
Имеет право и вообще отказаться исследовать.
Потому что для науки нет, в сущности, разницы между живым и трупом.
И то, и другое — объект беспристрастного peer reviewed исследования, с применением статистических методов для рандомизации результатов.
У живого возьмём гистологию, у мёртвого — аутопсию, но в контексте рандомизации не увидим принципиальных различий даже в микроскоп.
Категория страдания науке чужда. Как и задача его облегчения.

Для практической медицины разница есть.
Задача практической медицины — облегчить любое человеческое страдание.
Всеми способами, включая ненаучные, лженаучные, антинаучные на сегодняшний день.

Может быть, через 20, 200 или 2000 лет наука сумеет описать конкретные механизмы влияния веры пациента на эффективность его лечения. И тогда эта вера будет стимулироваться таблеткой, уколом, электродами. Но на сегодня всё, что популярная наука может сказать — «Это мы не проходили, это нам не задавали». И всё, что популярная наука может нам предложить в отношении недоизученных ею методик — это пересмотреть отношение к личному опыту. Если не опубликовано peer reviewed исследования о вредных последствиях наступления на грабли, — считай шишку на своём лбу антинаучным результатом. Делай вид, что шишки у тебя на лбу нет. Ибо провозгласила секта свидетелей Докинза: чего не описано в peer reviewed журналах, того не может быть, ибо этого не может быть никогда. Хотя, казалось бы, для того и выходят каждый месяц те самые журналы, чтобы сообщать о том, чего вчера в них не было написано. И что, с точки зрения тоталитарной секты свидетей Докинза, безусловно опровергалось той самой наукой, поскольку номер, где это доказывается, ещё не проиндексировал PubMed.

Я очень за науку, я очень против лженауки.
Зря что ли 6 лет естественнонаучное медицинское образование получал.
Но когда эта борьба ведётся методами комиссаров в пыльных шлемах, в одной отдельно взятой стране с дисфункциональной медицинской наукой и полностью дегуманизированной практикой, с канонической апелляцией к Путину, чтоб срочно запретил, то у меня нет ни малейшей веры в пользу и состоятельность этих усилий.

Гомеопатия мне, допустим, не поможет — а что вы, ребята, предлагаете взамен?
Медико-экономические стандарты им. Голиковой?
Импортозамещение им. Мантурова?
Оптимизацию им. Печатникова?
Святую веру в неизлечимость диагнозов, излечение которых пока не описано в peer reviewed журналах?

Конечно, люди, которые борются со лженаукой, не ответственны ни за современное состояние российской медицины в научном плане, ни за её дегуманизацию в плане практическом. Я их в этом и не виню. Я просто констатирую, что слухи об угрозе гомеопатии для жизни и здоровья россиян преувеличены, не основываются на научных данных, и использование авторитета РАН для их тиражирования больше вредит авторитету Академии, чем способствует укреплению чьего бы то ни было здоровья.
dolboed: (ambulance)
Вчера Роспотребнадзор распространил официальное сообщение «О вспышке норовирусной инфекции в США». В нём говорится:

Согласно информации официальных органов здравоохранения штата Колорадо с середины декабря 2016 г. по настоящее время в округе Дуглас (штат Колорадо, США) наблюдается эпидемический подъем заболеваемости норовирусной инфекцией. В общей сложности зарегистрировано 9 вспышек с числом пострадавших более 200 человек. Вспышечная заболеваемость регистрируется преимущественно в социальных учреждениях (приюты, дома ребенка) и лечебно-профилактических организациях.

Сегодня Роспотребнадзор издал новый циркуляр: «О вспышке эпидемического паротита в США». Вот что в нём сказано:

С декабря 2016 г. по настоящее время в 5 округах штата Вашингтон (Кинг, Спокан, Пирс, Снохомиш, Якима) наблюдается эпидемический подъем заболеваемости эпидемическим паротитом (свинка). В общей сложности зарегистрировано более 300 заболевших человек, при этом наибольшее число пострадавших зарегистрировано в округе Кинг.

К этому часу оба сообщения — в топе новостей на официальном сайте ведомства. Российским гражданам настоятельно рекомендуется «учитывать данную ситуацию при планировании поездок».

Подумалось, что если б Федеральная служба по надзору в сфере прав потребителей и благополучия человека (так она официально называется) уделяла поменьше внимания событиям в округе Дуглас, штат Колорадо, и в округе Кинг, штат Вашингтон, а побольше внимания своим непосредственным обязанностям по надзору, скажем, в Иркутске, то многих трагедий можно было бы избежать. Есть даже точная цифра:

По данным Росстата, в период с января по октябрь 2016 года из-за случайных отравлений алкоголем в России скончались 6902 человека.

Чисто для сравнения, в США (население 325,5 млн человек) от «отравления алкоголем» умирают в среднем 2200 человек в год. Причём у них в статистику alcohol poisoning включены все смертные исходы, связанные с передозировкой совершенно легального, а не палёного спиртного. Не знаю, нужно ли россиянам учитывать эту информацию при планировании поездок. И как им её учитывать.
dolboed: (inversia1eye)
В сегодняшних «Ведомостях» — статья «Почему Москва платит так дорого за лекарства».
Объяснение предсказуемое: потому что их поставляют городу правильные фармкомпании, афилиированные с правильными людьми.

Департамент здравоохранения Москвы по итогам 2016 года занимает пятую строчку в федеральном рейтинге государственных заказчиков, по сумме сделанных закупок. То есть Роскосмос и Минобороны всё ещё тратят больше денег, чем ДЗМ, но вот уже федеральный всероссийский Минздрав — отстаёт от московского ведомства по годовым расходам.

При этом схема заключения госконтракта на закупку лекарств весьма проста и коррупциогенна.
Тендер объявляется по максимально возможной на рынке цене препарата, +10% НДС. Стартовая цифра прописана в государственном реестре предельных отпускных цен производителя на препараты из перечня жизненно необходимых и важнейших лекарств.

Если на тендер заявляются несколько участников, их заявки соревнуются между собой по цене.
Если участник — только один, торги признаются несостоявшимися, и именно с этим единственным поставщиком заключается договор, по той самой цене, максимальной, стартовой, +10%.
За один прошлый год по такой схеме Департамент здравоохранения Москвы провёл 26 закупок: с единственным поставщиком, по максимальной допустимой цене препарата.

Самое любопытное, что для выявления конских накруток, возникающих в таких тендерах, не нужно смотреть гугловские таблицы от Анатолия Махсона и другие сведения о 62-й онкобольнице. В той же самой госконтрактной системе на сайте zakupki.gov.ru можно найти информацию о разных контрактах Департамента столичного здравоохранения по одному и тому же препарату трастузумаб, в одном 2016 году. Так, в декабре на аукцион заявилось несколько участников, и цена за упаковку упала вдвое от стартовой — до 34,7 тыр. А в августе на таком же аукционе торги признали не состоявшимися, и правильная фармкомпания «Продвижение» (единственный участник тендера) продала препарат городу по цене в 66.180₽ за упаковку.

Понятно, что когда один и тот же товар, в одном и том же городе, в одном и том же полугодии, одним и тем же закупщиком, приобретается за 34.712,80 и за 66.180 российских рублей — то маржа от этой вилки превышает и себестоимость препарата, и любой иной законный доход поставщика. В свете такой арифметики в объяснениях не нуждается ни увольнение Махсона, ни 18 ведомственных проверок 62-й онкобольницы за прошлый год, ни борьба за централизованное проведение всех московских сделок по дорогим лекарствам через Агентство по закупкам ДЗМ.

«Ведомости» называют и крупнейшего бенефициара лекарственных контрактов Департамента:

У кого чаще всего закупает Москва? По сумме сделок лидируют «Фармадис», «Тагор», «Эзра» и «Аквиста». Все они так или иначе были связаны с основателями, менеджерами ЕМС или их партнерами, подсчитали «Ведомости». За прошлый год, по подсчетам «Ведомостей», перечисленные компании выиграли городские аукционы на 14,7 млрд руб. Это 27% от закупок департамента и ГКУ за 2016 г. Ближайшие конкуренты – «Фармстандарт» и принадлежащий ему «Биокад» получили заказы на 8,9 млрд руб., «Р-фарм» – на 7,4 млрд руб.

На всякий случай, осталось уточнить, что частный медицинский холдинг EMC — та самая структура, откуда перешёл на работу в правительство Москвы вице-мэр Леонид Михайлович Печатников.
dolboed: (00Canova)
История про 62-ю онкологическую больницу — простая и поучительная.

Откажись кормить бюджетными деньгами сложившуюся коррупционную схему — тебя уволят, а твоё учреждение ликвидируют. Когда на кону простой институт госзакупки, приносящий сотни миллионов долларов в год, других вариантов не просматривается.

Зачем же так неуклюже и скандально вписался в этот коррупционный скандал вице-мэр Москвы Леонид Михайлович Печатников? Ведь был же когда-то приличный человек, уважаемый врач, и даже не учредитель никакой фармацевтической компании, накручивающей в пять концов на госзаказе. А вошёл в должность — и теперь вся персональная ответственность на нём.

Вероятно, виноват он в том, что нарушил заповедь, сформулированную ещё Галичем 53 года назад:

Ой, не шейте вы, евреи, ливреи,
Не ходить вам в камергерах, евреи!
Не горюйте вы зазря, не стенайте, —
Не сидеть вам ни в Синоде, ни в Сенате.

А сидеть вам в Соловках да в Бутырках,
И ходить вам без шнурков на ботинках,
И не делать по субботам лехаим,
А таскаться на допрос с вертухаем.

Если ж будешь торговать ты елеем,
Если станешь ты полезным евреем,
Называться разрешат Рос... синантом
И украсят лапсердак аксельбантом.

Но и ставши в ремесле этом первым,
Все равно тебе не быть камергером
И не выйти на елее в Орфеи...
Так не шейте ж вы ливреи, евреи!


Печатников стал полезным евреем, согласившись принять должность и крышевать госзаказ на лекарства с накруткой в пять концов. Возможно, он думал, что при этом удастся обойтись без подлости, просто тихо воровать, ставя подписи. Но предупреждал тот же самый Галич: вот так просто попасть в палачи. Вероятно, Печатников думал, что достаточно подписывать незримые миру бумаги о госзакупках в пять концов — а оказалось, что нужно ещё увольнять несогласных с такими закупками. И расформировывать целые больницы, где закупают лекарства в обход коррупционных схем. И выходить к микрофону, объясняя: почему уволил и расформировал. И врать. И рассчитывать, что поймавших тебя на вранье посадят раньше, чем они успеют высказаться.

История Печатникова поучительна.
Надеюсь, он сам будет первым извлекшим из неё урок.
Но судя по количеству госбабла, которое он уже истратил на PR коррупционных сделок по закупке лекарств, урок не пошёл впрок.
dolboed: (0гонь)
Большой репортаж Кати Гордеевой в «Медузе» — о том, как в России и в разных странах мира устроена и работает система профилактики самоубийств и психологической помощи людям, столкнувшимся с суицидом близких. Там же — подборка комментариев кризисных психологов о трагедии в Стругах Красных.

Тема болезненная, трудная, готовых рецептов нигде нет. В каком-то смысле, суицидология — точная наука, но слишком уж междисциплинарная. Факторы, которые необходимо учесть для эффективной профилактики суицида, лежат одновременно во многих плоскостях: помимо чистой медицины, огромное влияние на суицидента оказывают семейно-бытовые, социально-экономические проблемы, общий культурный фон отношения общества к попыткам самоубийства…

И, конечно, применительно к российским реалиям, никуда не деться от классического брежневского рецепта: давайте задёрнем занавески, и будем считать, что поезд идёт. Чем меньше правдивой информации о проблеме просочится в общество, тем лучше. Есть и законодательные инициативы по засекречиванию суицида, и нормы цензурного 139-ФЗ, позволяющие объявить «пропагандой подростковых самоубийств в Интернете» любой текст, видео или картинку, а на сайте Роспотребнадзора выложена даже целая методичка по самоцензуре для журналистов под красноречивым заголовком «Рекомендации по распространению в СМИ информации о случаях самоубийства».

Во вводной части этого духоподъёмного документа упоминаются Мэрилин Монро и Курт Кобейн, а также передовой опыт XVIII века по запрещению в разных европейских княжествах «Страданий юного Вертера» И.В. Гёте. В общем-то, не поспоришь с утверждением, что когда суицид входит в романтическую моду, у любых героических самоубийц появляется некоторое количество подражателей. Вспомнить хоть Майерлинг, хоть бедную Соню Кайленскую, которая травилась лауданумом на карнавале в Венеции, покуда её не менее романтичная maman пыталась тем же способом уйти из жизни в Дрездене… Но в общем и целом валить ответственность за подростковые самоубийства на Гёте с Шекспиром, Толстого с Джеком Лондоном или Кобейна с Башлачёвым — унылый советский идиотизм.

В реальности самоубийств становится меньше не там, где правильно запрещают «Ромео и Джульетту», «Анну Каренину» и «Мартина Идена», а там, где у человека, оказавшегося на опасной грани, есть возможность получить помощь и поддержку — от школы, семьи, психологических служб, общественных и религиозных организаций… И такая поддержка совершенно невозможна в условиях советского подхода, основанного на вранье, замалчивании, блокировках сайтов и сообществ по «нехорошей» теме.
dolboed: (inversia1eye)
Очень важный пост Ильи Варламова: про то, как в России уничтожаются общественные организации, много лет боровшиеся с эпидемией СПИДа. Под какими флагами ведётся борьба, и к каким последствиям она приводит — в его же более раннем посте.

Originally posted by [Bad username or site: varlamov.ru @ livejournal.com] at Как мудаки помогают эпидемии СПИДа в России

Вчера вы ужаснулись ситуации со СПИДом в стране. А чего ужасаться? Вполне закономерно, если государство никак не борется с проблемой, не занимается профилактикой, а фонды, которые пытаются что-то делать, закрывают.

По мнению российских чиновников, чтобы побороть СПИД, нужно развивать духовность (традиционные ценности), а людям запретить трахаться с кем попало и принимать наркотики. Это, конечно, замечательно, но в обществе есть люди, которые продолжают принимать наркотики и трахаться с кем попало, несмотря на храмы за окном. И ситуация уже давно вышла из-под контроля. По мнению российских судов, "борьба международных фондов с эпидемией СПИДа — это всего лишь ширма для продвижения собственных интересов на ещё не освоенные территории". Сами справимся. Поэтому недавно НКО, которые занимались борьбой со СПИДом, начали массово ликвидировать. Говорят, их работа "противоречит национальным интересам России".

Видимо, национальные интересы России — это истребление собственного населения...

Максим Кац сейчас учится в Глазго, а вместе с ним учится бывший директор некоммерческого партнёрства "ЭСВЕРО" Павел Аксёнов.

Много лет "ЭСВЕРО" активно работало в России, реализуя программу Глобального Фонда для борьбы со СПИДом в 33 российских городах, чтобы остановить эпидемию ВИЧ среди наркоманов. Программа реально помогла снизить темпы распространения заболевания. Более того, она помогла бы экономить до 9 млрд рублей в год на лечении ВИЧ-инфицированных. Но июне 2016-го "ЭСВЕРО" было признано иностранным агентом, а вслед за ней к иностранным агентам стали одну за другой причислять региональные организации, которые с ней работали...

Вчера после новости об эпидемии ВИЧ в Екатеринбурге Макс встретился и поговорил с экс-директором "ЭСВЕРО". Вот что Павел Аксёнов рассказал об особенностях борьбы со СПИДом в России:

"В начале 2000-х произошёл резкий взлёт числа заболеваний ВИЧ из-за инъекционного употребления наркотиков. Первое время до 90% новых заражений были от использования общих шприцев. Со временем инфицированных стало много, и начало увеличиваться количество половых заражений (сейчас — около 50%). Абсолютное большинство — среди гетеросексуальных пар.

Центры распространения инфекции — места, где употребляют наркотики через общие шприцы, так называемые варочные квартиры. Использование одного шприца — практически гарантированное заражение. Дальнейший незащищённый секс — заражение с высокой вероятностью. Многие заражённые — обычные девушки, которые не в курсе того, что их партнёр заражён или наркоман. Также частая причина заражения — секс-работницы, которые заражаются от клиентов-наркопотребителей и далее передают вирус клиентам, часто самым обычным людям.



Эпидемия выходит далеко за рамки групп наркоманов, практически любой гражданин может быть заражён. ВОЗ выделяет 3 стадии эпидемии ВИЧ:

1. Начальная, когда уровень распространения незначителен, наблюдаются единичные случаи;
2. Концентрированный: вирус распространяется в так называемых группах повышенного риска (потребители наркотиков, мужчины, практикующие однополые контакты, секс-работницы и др.);
3. Генерализованная: эпидемия выходит из групп риска в общее население.

Как раз вчера глава Федерального центра СПИД Вадим Покровский заявил, что в стране генерализованная эпидемия ВИЧ.

Многие страны сталкивались с аналогичными проблемами при росте эпидемии (Австралия, Канада, Великобритания, Германия). За прошедшее десятилетие этим странам удалось значительно снизить уровень ВИЧ-инфекции и темпы распространения среди наиболее уязвимых групп населения (в первую очередь наркопотребителей). Это позволило удержать эпидемию в концентрированной стадии, чтобы она не перекинулась на население в целом.

Выработаны две основные стратегии: заместительная терапия и снижение вреда.

Заместительная терапия — назначение врачом препаратов, сходных по своему действию с действием героина. Это позволяет быстро стабилизировать состояние пациента, снизить тягу к наркотику, тем самым снижая уровень асоциального поведения и открывая возможности для дальнейшей терапии.

Снижение вреда предполагает комплекс мер по снижению риска заражения ВИЧ среди наркопотребителей. А именно: предоставление стерильных шприцов, презервативов, обучение и консультирование по вопросам личной профилактики, направление в систему медико-социальной помощи.



В России заместительная терапия законодательно запрещена. В стратегии государственной антинаркотической политики содержится прямой запрет на заместительную терапию.

Программы снижения вреда реализуются с середины 90-х годов, наибольшее развитие они получили с 2003 года при поддержке Глобального фонда по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией. Проекты реализуются только на уровне НКО. Позиция государства — у нас скрепы, надо продвигать семейные ценности и бороться со СПИДом путём воздержания. Программами снижения вреда государство не занимается, категорически это не приемлет. Отдаёт предпочтение информационным программам и развитию духовно-нравственных ценностей.

Главным средством профилактики ВИЧ среди наркопотребителей, по мнению государства, является прекращение потребления наркотиков и реабилитация.

Из-за такого подхода борьба с ВИЧ в России неэффективна.


В 2014 году государство стало бороться с НКО, занимающимися программами снижения вреда. Подобные НКО финансируются крупными грантами Глобального Фонда на инфраструктурные проекты.



В частности, некоммерческое партнёрство ЭСВЕРО с 2006 по 2014 год реализовывало такую программу.

Глобальный Фонд выделял 2—2,5 миллиона долларов в год, на которые организация поддерживала более 30 проектов в регионах. Они реализовывали программы снижения вреда: выходили в закрытую целевую группу наркопотребителей, раздавали им там презервативы, стерильные шприцы и информационные материалы. Также консультировали, обучали личной профилактике, помогали получить доступ к медицинской и социальной помощи.

В среднем программа охватывала порядка 50 тысяч человек в год. Эффективность программы была оценена Федеральным центром СПИД, который пришёл к выводу что программа имеет эффект (см. выше).

Таким образом, финансировавшийся из зарубежных источников пилотный проект показал свою эффективность, работу необходимо было развивать. Главная цель зарубежного финансирования — показать эффективность подхода снижения вреда в профилактике ВИЧ. Это было сделано, по идее государство должно было начать усиленно финансировать такие программы.



Однако победили скрепы. В 2012 был принят закон об иностранных агентах. Сначала говорили, что организации, работающие в сфере здравоохранения, под его действие не подпадают. Но в 2016 году государство стало массово признавать подобные НКО иностранными агентами.

Например, весной 2016 года была признана иностранным агентом НКО "Социум", работавшая в городе Энгельс Саратовской области. В Минюст обратился профессор Саратовского университета Коновалов, который сообщил, что программа снижения вреда является политической деятельностью, так как она противоречат государственным интересам России, является подрывной и чуждой нашей культуре.

Моментально прошла прокурорская проверка и было принято судебное решение — НКО "Социум" было признано иностранным агентом. Сейчас оно находится в стадии ликвидации, так как из-за такого статуса резко возрастает количество отчётности, требуется намного больше персонала, на что у НКО денег не было. Также прекращаются любые контакты с госучреждениями, а без этого работа подобного НКО невозможна.

Следом проверке подверглось НП ЭСВЕРО. Минюст также признал НКО иностранным агентом из-за того, что ЭСВЕРО финансировало "Социум". Однако ЭСВЕРО финансировало множество региональных НКО, и теперь во всех идут проверки, и все они признаются иностранными агентами.

Таким образом, прекратила существование сеть НКО, которые боролись с распространением ВИЧ-инфекции в России. Государство же продолжает насаждать скрепы, рассказывать про семейные ценности. Тем временем в России один из самых высоких в мире показателей по росту количества инфицированных".



Вот такая история.

В марте 2016-го в Москве прошла V Международная конференция по ВИЧ/СПИДу в Восточной Европе и Центральной Азии.

Директор Объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИДу Мишель Сидибе заявил, что "следующие 5 лет будут крайне важными для остановки распространения ВИЧ в регионе ВЕЦА, а добиться этого можно только с помощью реализации программ снижения вреда, распространения презервативов, выделения ресурсов на борьбу с ВИЧ, снижения цен на АРВ-препараты, защиты ключевых групп населения, реализации программ сексуального воспитания и т.д.".

Однако российские власти и суды с этим категорически не согласны. Они массово закрывают НКО, которые помогают России бороться со СПИДом, причисляя эти организации к "иностранным агентам".

Вот пара выдержек из судебного решения о внесении СРОО "Социум" в список "иностранных агентов":

Деятельность СРОО «Социум» не только не согласовывается с российскими властями, но и противоречит основным принципам государственной политикой в сфере профилактики наркомании и СПИДа. Следовательно, это идеологический и даже политический проект, цель которого насаждение порядков, противоречащих национальным интересам России, где борьба направлена не на непринятие распространения наркомании в обществе, а создание приемлемых и безопасных условий ее (наркомании) существования в обществе, влияние на государственную политику в области здравоохранения, социальной защиты.

С этой точки зрения деятельность ряда российских НПО, в том числе и НП «ЭСВЕРО», СРОО «Социум», ангажированных в качестве субподрядчиков глобальных фондов и Госдепартамента США, носит все признаки политического движения.

Таким образом, СРОО «Социум» в соответствии с Федеральным Законом от 12.01.1996 г. No 7 ФЗ «О некоммерческих организациях» в редакции от 08.03.2015 г. является «иностранным агентом», поскольку финансируется иностранной организацией и занимается деятельностью, которая может квалифицироваться как политическая.



По НКО "Панацея" из города Кузнецк Пензенской области решение было точно таким же, но там всё ещё интереснее. Во-первых, организация сама попросила включить себя в список иностранных агентов.

Во-вторых, экспертное заключение по этому делу принимал профессор Пензенского государственного университета Виталий Гошуляк.

Вот цитата из "Коммерсанта":
Господин Гошуляк счел, что деятельность НКО базируется на «принципах идеологии постлиберализма». Раздачу презервативов и шприцев он назвал «косвенной, а подчас и прямой пропагандой наркотиков и гей-культуры». «Получается, что борьба международных фондов с эпидемией СПИДа — это всего лишь ширма для продвижения собственных интересов на еще не освоенные территории»,— уверен декан юридического факультета пензенского вуза.

Как выяснил “Ъ”, экспертиза господина Гошуляка почти полностью идентична заключению по делу саратовской СПИД-сервисной НКО «Социум» (признана иностранным агентом в апреле 2016 года), которое готовил профессор Саратовской государственной юридической академии Иван Коновалов. В свою очередь, фрагменты экспертизы господина Коновалова дословно совпадают с фрагментами статьи профессора МГИМО Евгения Кожохина и руководителя Московского городского центра СПИД Алексея Мазуса «СПИД, наркотики, гей-культура и большая политика», опубликованной в мае 2012 года в «Независимой газете». В частности, при описании деятельности НКО из статьи были дословно заимствованы утверждения о «насаждении порядков, противоречащих национальным интересам России», оценочные суждения о «конфликте не только методологий, но и идеологий», а также об идеологии постлиберализма и «максимализации прав людей, входящих в так называемые уязвимые группы: сексуальные меньшинства, наркоманы и проститутки».


Очень жаль, что "национальным интересам России", похоже, отвечает эпидемия ВИЧ. Надо рассказать об этом тысячам умирающих от СПИДа людей, они ведь не знают.
dolboed: (gandhi)
Только успели в Иерусалиме похоронить Шимона Переса — старейшего главу государства в мировой истории, как из Бангкока пришла печальная весть: скончался 88-летний король Таиланда Пхумипон Адульядет, эрудит и полиглот, фотограф-любитель и джазовый саксофонист, правивший страной больше 70 лет. Это самый долгий известный историкам срок пребывания правителя во главе государства.

Тут можно было бы задуматься про уход из жизни политических Мафусаилов, но, на самом деле, эра их только начинается. В этой связи мне вспомнился недавний израильский скандал. Когда родственники 86-летнего экс-премьера Ицхака Шамира захотели поместить его в частный хоспис в Герцлии в связи с развившейся у него болезнью Альцгеймера, правительство категорически отказалось выплачивать 30.000 шекелей в месяц за его лечение — мотивируя это тем, что льготы, положенные бывшим министрам, депутатам и премьерам не являются пожизненными.

Естественно, в Кнессете начался скандал, сформировали специальный комитет для разрешения таких вопросов на будущее… Но позиция минфина была категорической: при существующей тенденции к увеличению средней продолжительности жизни, скоро мы можем прийти к ситуации, когда весь государственный бюджет будет уходить на обслуживание пожизненных медицинских льгот для политиков в отставке…

Семья Шамира так и не получила государственное финансирование. В итоге он был помещён в недорогой тель-авивский хоспис, где и скончался спустя ещё 8 лет, в 2012 году, не дожив до 97-летия.

Шамир умер, а проблема осталась. Даже если сегодня она стоит ещё не так остро, как предсказывал израильский минфин, в обозримом будущем увеличение продолжительности жизни пенсионеров создаст беспрецедентные в мировой истории нагрузки и на экономику развитых стран, и на пенсионные фонды, и на бюджеты семей, на попечении которых находятся старые и больные родители, и на всю систему организации здравоохранения. Кто и где будет изыскивать средства на эти отложенные расходы, лично мне не очень ясно. С удовольствием бы почитал какое-нибудь дельное исследование о том, к каким социально-экономическим сдвигам приведёт нас в ближайшие 15-20 лет процесс состаривания человечества — вкупе с успехами медицины, продлевающей жизнь тяжёлым больным и инвалидам любого возраста…
dolboed: (goya_son)
Пару лет назад, в ночь с 10 на 11 августа 2014, гениальный американский актёр Робин Уильямс, впавший, как нам тогда сказали, в депрессию, пытался вскрыть вены перочинным ножом в своей спальне. Когда попытка не удалась, он повесился сидя, на брючном ремне, закреплённом за дверь платяного шкафа. Обстоятельства его ухода из жизни стали известны на следующий день во всех подробностях, за разглашение которых на пресс-конференции в Сан Рафаэле прокуратура округа Marin County в Северной Калифорнии подверглась серьёзной критике.

На самом деле, наиболее существенных обстоятельств гибели Уильямса в ту пору не знал никто — ни полиция, ни семья, ни он сам. «Депрессия» в данном случае — не медицинский термин, а общедоступное обозначение тяжёлого душевного состояния, в котором находился великий комик. Пресса не забыла упомянуть о его лечении в наркологических реабилитационных центрах (последняя госпитализация — за несколько недель до смерти). Но на самом деле проблема у него была не с алкоголем, не с наркотиками и не с депрессией: его лечили от паркинсонизма, время от времени меняя курсовые назначения. И лечение это ему не помогало. И он сознавал, что диагноз является ошибочным. Что врачи, назначающие ему лекарства, на самом деле просто не могут понять, чем он болен. Что лекарства, которые они ему назначают, неэффективны при его диагнозе. Но эти лекарства при этом сами по себе калечат его психику. Он уже не мог разобраться, в какой степени теряет рассудок из-за болезни, а в какой — из-за сильнодействующих препаратов, назначенных по ошибке.

Через 3 месяца после смерти Уильямса из прозекторской поступил окончательный диагноз. Пациент оказался прав: болезни Паркинсона у него не было. Соответственно, и назначенные лекарства помочь ему не могли. Как, впрочем, и никакие другие.

Вскрытие показало, что Робин Уильямс страдал патологией, известной как Lewy body disease (LBD). Эта неизлечимая в наше время форма деменции, вызываемая накоплением в цитоплазме мозговых нейронов так называемых «телец Леви» (скоплений белков альфа-синуклеина и убиквитина), не является редким заболеванием: в одной Америке ею страдают 1,4 млн человек. Однако выявляется она чаще всего на той же стадии, что у Робина Уильямса: после смерти, при гистологическом исследовании мозговых тканей. Дело в том, что у этой болезни — больше 40 основных симптомов, ни один из которых не является в строгом смысле для неё специфичным. Поскольку биопсия мозговых тканей не входит в арсенал диагностики при старческих изменениях психики, врачу в общем случае проще поставить «общеупотребительные» диагнозы Альцгеймера и Паркинсона, чем доискаться до LBD при жизни пациента.

Терапия, назначаемая при паркинсонизме, может быть частично эффективна для сдерживания двигательных нарушений; препараты для лечения Альцгеймера могут иногда помочь с когнитивными расстройствами. При этом важной особенностью LBD является то, что симптомы болезни проявляются совершенно в произвольном порядке: деменция может наступать и отступать в течение дней, часов, минут, без очевидной пациенту и врачу причины. Так что разобраться, где там положительный эффект лечения, а где болезнь сама вдруг взяла паузу, совершенно невозможно. При этом одним из симптомов LBD является извращённая реакция организма на самый широкий спектр лекарств, включая снотворные, нейролептики, антигистаминные препараты, антидепрессанты, обезболивающие и безрецептурные таблетки от простуды. То есть само по себе лечение, скажем, от депрессии или паркинсонизма может усугубить состояние больного.

В конкретном случае Робина Уильямса, как мы теперь знаем, болезнь усугублялась тем, что он был человек с выдающимися интеллектуальными способностями и великий актёр. Как человек, привыкший к огромному быстродействию своего когнитивного аппарата, он страшился симптомов деменции, гнал их от себя. А как актёр — мастерски скрывал их от жены и детей, от врачей, от коллег на съёмочной площадке (на момент смерти Уильямса в производстве находились сразу 4 кинокартины с его участием). Например, у 75% пациентов с LBD отмечаются галлюцинации. В медицинской карте комика они не фигурировали. Но, когда, уже после получения диагноза, его вдова стала вместе с врачами пересматривать историю болезни, то оказалось, что и Уильямс ими тоже страдал. Просто этим ужасом он уже совсем ни с кем не готов был поделиться…

Воспоминания о болезни и смерти актёра его вдова Сьюзен Шнайдер Уильямс опубликовала в американском журнале Neurology. Это тяжёлый, но очень честный, откровенный и важный текст, который стоит прочесть любому взрослому человеку, даже если он молод, беспечен, и рядом с ним нет пожилых родственников, приближающихся к опасному порогу сенильных изменений… Это не только важное знание, которое, страшно сказать, может пригодиться в жизни любому, но и если хотите, история любви, героизма, подвига. Вот все те адские подробности самоубийства актёра, с которых я тут начал рассказ — они предстают совершенно в другом свете, если понять, в каком аду живёт человек, в сознании которого светлые промежутки ежедневно чередуются с помрачением, и эти светлые промежутки — пытка, возможно, ещё большая, чем ватная темнота деменции. Потому что в моменты ясности он испытывает и ужас перед своим состоянием, и стыд перед близкими, и страх публичного позора, и отчаяние от пожизненности этого приговора, описанное в гениальном стихотворении 34-летнего Пушкина. И, не меньше всего этого — муку тотального одиночества, потому что сколько б любящих родных его ни окружало, и сколько б миллионов поклонников по всему миру ни желало ему добра, он никому не мог рассказать о своём состоянии так, чтобы этим хоть сколько-нибудь облегчить себе душу. В такой ситуации уход Уильямса из жизни однозначно воспринимается как героический поступок, акт заботы о семье и близких, отказ от существования в унизительном для человека состоянии…

Самое печальное в этой истории — что из-за увеличения продолжительности жизни мы таких историй будем с каждым годом слышать всё больше. И в личном кругу общения, и в прессе, из жизни людей, за творчеством которых столько лет следили. На той самой неделе, когда в американском Neurology опубликованы воспоминания Сьюзен Шнайдер Уильямс, трагическое известие на ту же тему пришло из Уэльса. 74-летний режиссёр, актёр и комик Терри Джонс, режиссёр «Жизни Брайана», «Смысла жизни», «Святого Грааля», создатель и бессменный участник великого «Монти Пайтона», утратил дар речи. Об этом его представитель объявил накануне присуждения Джонсу почётного приза BAFTA Cymru. В последние месяцы у Терри Джонса развилась первичная прогрессивная афазия — следствие лобно-височной деменции, с которой он на протяжении нескольких лет боролся. Объявлено об этом для того, чтобы пресса не пыталась взять интервью у лауреата в связи с предстоящим награждением.

Страшный диагноз Терри Джонсу был поставлен давно. Как и Робин Уильямс, британский комик боролся с деменцией, не желая сдаваться: во время легендарного воссоединения Monty Python в лондонской О2 Арене пару лет назад, он вышел на сцену и отыграл положенную часть представления, хотя к тому времени уже все участники спектакля видели, что его болезнь прогрессирует. Другой участник группы, Майкл Пэлин, рассказал, что на днях общался с Терри Джонсом, и что тот, несмотря на утрату речевых навыков, контактен, сохраняет ясность сознания и чувство юмора. Монтипайтоны вообще большие молодцы в том, что касается присутствия духа перед лицом личной трагедии. Дай Бог каждому из нас, если выпадет столкнуться с таким несчастьем, найти в себе силы, чтоб брать с них пример.

PS. Хороший текст о деменции в России — у «Батеньки».
dolboed: (inversia1eye)
А вот есть у меня для вас (вернее, для тех из вас, кто в состоянии в этот судьбоносный час оторваться от подсчёта голосов) такая странная задачка по физиологии.

Я слегка поранил безымянный палец, и кровотечение никак не хочет униматься.

При этом из институтского курса хирургии мне смутно помнится, что нужно на такую рану лить горячую воду, потому что от неё кровь сворачивается.

А из курса по хирургическому уходу мне помнится, наоборот, что воду нужно лить холодную, потому что от этого сжимаются мелкие сосуды.

Эмпирически — не помогает ни то, ни другое.
Но хочется всё же понять, как правильно.

PS. Я понимаю, что пластырь эффективнее. Вопрос не про пластырь, а про воду: горячая или холодная?
dolboed: (inversia1eye)
Настоятельно рекомендую всем, кому эта тема кажется серьёзной и важной, прекратить использовать безграмотный термин «женское обрезание» применительно к процедуре, которая не имеет с обрезанием решительно ничего общего. У изуверской ритуальной практики насильственного повреждения клитора и малых половых губ ребёнка есть правильное название, отражающее её суть. Это калечащие операции на половых органах девочки. Именно так это древняя варварская практика называется в медицинской литературе, в документах ВОЗ и ООН.

Обрезание (по-латыни circumcisio) — это широко распространённая в современном мире хирургическая манипуляция, которая, по данным современной медицинской науки, не несёт в себе никакого вреда для здоровья пациента и не нарушает никаких функций его организма. Она выполняется специально обученными специалистами в стерильных условиях, регулируемых медико-санитарными нормами, даже когда это вмешательство производится не в лечебных, а в ритуальных целях. Поскольку для операции обрезания существуют чисто медицинские показания (фимоз, парафимоз, профилактика инфекционных и онкологических заболеваний), выполнению этого вмешательства обучаются студенты хирургической специальности во всех медвузах мира. Хотя исторически практика обрезания мужчин связана с конфессиями, в которых она регулируется религиозными предписаниями, значительная доля этих операций выполняется совершенно светскими медиками в государственных и частных клиниках, безо всякой связи с вероисповеданием врачей или пациентов. Например, в Соединённых Штатах Америки, где иудеи составляют 1,9% населения, а мусульмане — около 1%, доля обрезанных мужчин в возрасте от 14 до 59 лет находится, по данным разных исследовательских центров, между 77% (Mayo Clinic, 2014) и 81% (CDC, 2012).

Калечащие операции на женских половых органах (по-латыни mutilatio) не являются врачебной процедурой, для них не существует никаких медицинских показаний. Они осуществляются подпольно, в антисанитарных условиях, лицами, не имеющими никаких медицинских знаний и квалификаций. Единственной целью этих вмешательств является нарушение нормальной анатомии и функционирования половой системы женщины после достижения ею полового созревания. Этот изуверский обряд, по сей день практикуемый дикарями в африканских джунглях и горах Дагестана, не следует «отмывать» на лексическом и юридическом уровне, проводя тут какую-то параллель с совершенно легальной во всём цивилизованном мире практикой мужского обрезания. В случае с калечащими операциями идёт однозначно об умышленном причинении вреда здоровью, в соответствии со статьями 111, 112 и 115 УК РФ. Выбор статьи в каждом отдельном случае должен основываться на экспертной медицинской оценке степени нанесённого вреда, но, в любом случае, совершение этого преступления в отношении малолетнего ребёнка должно рассматриваться в качестве отягчающего вину обстоятельства (п. 1 ст. 63 УК РФ). К уголовной ответственности должны привлекаться и те лица, которые выполняют калечащие операции, и те взрослые родственники, которые приводят ребёнка на эту пытку.

Каждый раз, употребляя термин «женское обрезание», вы просто уравниваете в правах калечащую операцию с легитимным и общепринятым медицинским вмешательством. Если в этом состоит пропагандистская задача — не могу запретить. Но если вы считаете, что детям нельзя выполнять калечащие операции, то просто называйте вещи своими именами, это помогает.

PS. Всем, кто недомевает, что ж плохого, если женщины в Дагестане хотят этого сами, отвечу. Хотят — пусть делают. Но в дееспособном, взрослом возрасте. Как пирсинг, татуировки, пластические операции и т.п. Взрослому человеку не запрещены в цивилизованном обществе никакие формы насилия над собственным естеством, от курения до суицида. Но вот детей не трожьте, изуверы.
dolboed: (00Canova)
Пишет Олег Кашин в Телеграме:

В одном разговоре услышал выражение "врожденная грамотность", и хотя с его помощью хвалили меня, все равно оно меня бесит, потому что никакой врожденной грамотности, конечно, не бывает, просто надо много читать и писать, и тогда будет грамотность; это же откуда-то из школы выражение, которое прежде всего оправдывает тех, кто не читает и не пишет ("не гуманитарий" еще говорили).

Очень верный нравоучительный посыл, но фактически утверждение глубоко ошибочное. Это примерно как сказать: «Спиртное пьют только гопники, которым больше нечем в этой жизни заняться».

С неграмотностью — точно такая же история, как с пьянством. То есть, с одной стороны, тот экзистенциально-бытовой фактор, о котором говорит Кашин, совершенно реальный и невымышленный. Если ты родился и вырос в среде, где, кроме водки, иных форм досуга не знают и не ищут — резонно предположить, что ты в отроческом возрасте к общему веселью приобщишься, а до старости, возможно, и вовсе не доживёшь. Такова суровая медицинская статистика, и она вполне удовлетворительно описывает демографию социального пьянства. Но совершенно не отменяет того факта, что пьянству и алкоголизму может оказаться подвержен и человек из вполне традиционной мусульманской семьи, в которой многие поколения спиртного даже не нюхали. Верно и обратное: уроженец глубинки, где редкий мужчина успевал дожить до пенсии в связи с алкогольным анамнезом, вполне может оказаться трезвенником, уехать в большой город, получить образование, и прожить в итоге долгую здоровую жизнь, в которой роль горячительных напитков совершенно не прослеживается.

Совершенно такая же фигня и с грамотностью. Конечно, если твои родители не занимались твоим гуманитарным развитием с детства, и школа не привила тебе стойких навыков чтения/письма, то высока вероятность, что ты до конца дней не подружишься с орфографией родного языка. А если ты родился в академической семье, в которой образование почиталось главной человеческой добродетелью, то, как бы лично ты ни был ленив и аллергичен к любой учёбе, некий набор базовых знаний о родной речи в тебя успеют вбить раньше, чем ты сумеешь развить в себе волю к сопротивлению. И тогда ты, вероятно, на всю жизнь сохранишь навыки грамотной речи и письма, даже если с получением паспорта убежишь из дома и перестанешь понимать тех, кто учился в спецшколе.

Но дальше уже начинаются индивидуальные особенности, которыми каждого из нас природа одарила в избытке. И та самая "врождённая грамотность" к ним как раз принадлежит. Пишу об этом с полной уверенностью, потому что сам ею страдаю. Те писаные правила русской орфографии, которые нам вдалбливали с чётвёртого класса на уроках правописания, я успевал забыть к концу перемены, просто потому, что не испытывал в них никакой потребности. Как что правильно пишется — я всегда откуда-то знал без этих подсказок и костылей. И не потому, что при чтении книг в дошкольном возрасте выписывал оттуда и зубрил лексические обороты, а как-то оно само к мозгам прилипало. На каком бы языке я ни писал статьи в печатные издания — мои тексты могли содержать какие-то фактические или политические ошибки, но никогда не требовали корректуры. Про спеллчекеры в редакторском софте я успеваю выучить ровно одно: где их отключать, чтоб не мешали работать.

При этом за четверть века редакторской и модераторской практики, сталкиваясь с манерой письма самых разных авторов, я повидал туеву хучу обратных примеров. Я знаю людей, которые не только прочли значительно больше книг, чем я сам, но и немало их сами написали — при этом оставаясь совершенно глухи к таким вещам, как чередование тся и ться при спряжении возвратных глаголов. В Ленте.Ру, с подачи Галины Викторовны Тимченко, закончившей в советские годы один со мною медицинский институт, этот редакторский недуг именовался по-научному дислексией (педанты возразят, что более правильный термин тут был бы дисграфия, но они ошибутся, потому что специалисты, от Рудольфа Берлина в 1887-м до членов правления IDA в 2015-м считали второе расстройство частным случаем и проявлением первого). В самом деле, постижение человеком правил грамматики и последующее их автоматическое применение зависит не от того, сколько текстов он в жизни прочёл, а от того, как они у него в голове укладывались по ходу чтения. А это, в свою очередь, зависит от очень индивидуальных, не слишком хорошо изученных свойств когнитивного аппарата.

Если вернуться к метаболической аналогии, которую я развивал выше, то же самое происходит в нашем организме с алкоголем или сахаром. Диабет не развивается от того, что человек ест много сахара, и не проходит сам собой, если сахар из рациона исключить. Точно так же и отношения любого человека со спиртными напитками не исчерпываются одним только влиянием окружающей среды. За усвоение выпитого в организме отвечают как минимум два фермента: АДГ и АЦДГ. От их взаимодействия зависит и то, как быстро мы пьянеем, и то, как долго это состояние держится, и токсические эффекты, и наше самочувствие на следующий день. А активность этих двух ферментов у каждой особи запрограммирована на генетическом уровне — если не в 23andMe, то, по крайней мере, в клинике «Атлас» вам могут за деньги рассказать, как обстоит с ними дело лично у вас.

По ряду объективных причин сознание человека изучено медицинской наукой много хуже, чем обмен веществ. Поэтому какие гены отвечают за дислексию/дисграфию и врождённую грамотность, вам сегодня не расскажут ни в генетической лаборатории, ни в кабинете практикующего логопеда. Но я совершенно убеждён, что "врождённая грамотность" (как и её отсутствие) — не фигура речи и не обывательский миф, а вполне себе объективная реальность, имеющая конкретную медико-биологическую природу, о которой нам когда-нибудь расскажет Ася Казанцева в очередной просветительской книге.
dolboed: (00Canova)
Очень поучительная история про лекарства.

Госдума приняла во втором чтении некий закон, который выглядит глупым и садистским издевательством над больными людьми.
Он обязывает любого человека, который ввозит на территорию РФ свои собственные лекарства, для личного пользования, предъявлять на них либо рецепт на русском языке, либо нотаризованный перевод этого рецепта на русский. Какой нотариус должен заверять такой перевод — российско-посольский, или сойдёт и иностранный, в законопроекте ничего не сказано.

Прописанная думцами процедура совершенно закономерно показалась публике очередным бессмысленным издевательством над больными людьми. Она им и является. Но, как сказал бы Черчилль, лишь до тех пор, пока мы не вспомним об альтернативе.

По действующим сегодня в России законам, ввоз в страну ядовитых и сильнодействующих веществ (в том числе — в виде лекарств, их содержащих) является уголовным преступлением и наказывается по ст. 226.1 УК РФ, где за это предусмотрено наказание на срок до 7 лет лишения свободы. Другой вопрос, что такая норма почти не применяется, поэтому о ней никто и не знает. Отдельно заметим, что речь идёт только о тех лекарствах, которые входят в особый перечень, утверждённый постановлением Правительства РФ №964 от 29 декабря 2007 г.

А что с остальными лекарствами, которые в тот перечень не входят?

Остальные лекарства для личного пользования в Россию ввозить можно, свободно и без рецепта, на основании ст. 50 Федерального закона «Об обращении лекарственных средств».

На сегодняшний день сложилась парадоксальная юридическая ситуация. Если тебе по болезни положено принимать лекарство, не фигурирующее в постановлении №964, то ввози его на здоровье. Если же твоё лекарство включено в перечень — то садись за его ввоз на 7 лет, или не ввози и подыхай в России без лечения. Легального порядка ввоза в Россию лекарств из того самого списка сегодня не существует. При том, что на территории самой России оборот этих лекарств не запрещён, их хранение и употребление никаким правонарушением не считается. Лекарства и лекарства. Ну, сильнодействующие, ядовитые — но не запрещённые в РФ ни разу. И это их подведение под статью о контрабанде явным образом нарушает принцип равенства граждан перед законом, независимо от их диагноза.

С этой коллизией разбирался Конституционный суд РФ, который именно так и рассудил. Все больные равны перед законом и должны иметь равные права на ввоз лекарств для личного употребления. 16 июля 2015 года он постановил, что ввоз ядовитых и сильнодействующих лекарств в Россию не является контрабандой в том значении, которое придаёт этому термину ст. 226.1 УК РФ. В резолютивной части постановления КС РФ указал на необходимость устранения законодательного пробела — что мы сейчас и наблюдаем. С подачи Минздрава РФ Госдума сейчас пытается принять норму, которая, по сути, легализует ввоз препаратов из постановления №964 на территорию РФ. Обставляя его условиями, которые, по мнению баранов-законодателей, позволят поставить барьер на пути террористов и наркокурьеров, ввозящих под видом лекарств бактериологическое оружие или опиаты.

Барьер, конечно совершенно идиотский. Если я — контрабандист, и под видом таблеток хочу ввозить ботулинический токсин или наркоту, то я свой груз расфасую в капсулы из-под совершенно любого разрешённого препарата. Зачем мне палиться с упаковками из запретного списка, если можно легально ввезти моё вещество в банке из-под витаминов?! Как может нотариально заверенный перевод рецепта помешать этой подмене?! Думцы просто понимают, что им нужно прописать в этом месте какую-то процедуру, имитирующую строгий контроль — хотя при наличии таких подозрений нет никакого другого способа контроля, кроме анализа химического состава ввозимого вещества. На такой анализ у таможни есть и полномочия, и технические возможности, без оглядки на списки ядовитых, сильнодействующих, наркотических и т.п.

Дума есть Дума, она, по своему обыкновению, тупит. Но это не отменяет того факта, что суть нового закона — в легализации ввоза препаратов из списка, а не в запрете на ввоз в Россию каких бы то ни было лекарств.

Подробнее об этой ситуации можно прочитать
в материале РБК
в очень толковом разборе Инессы Землер
в подробном посте Дмитрия Гудкова

Единственное в этой истории, с чем я пока не разобрался, но боюсь, что это — самый важный вопрос: какая разница в применимом законодательстве о ввозе лекарств между странами Таможенного союза и всем остальным миром? Буду страшно признателен читателям за подсказку релевантных норм законодательства.
dolboed: (00Canova)
—= А Н О Н С =—

На телеканале РЕН ТВ в понедельник вечером покажут большое расследование о международном чёрном рынке донорских органов.

Судя по уже опубликованным отрывкам, корреспондентам телеканала удалось выявить и предъявить в репортаже все звенья сложной цепочки, по которой органы, взятые у крестьян из далёкой пакистанской деревни, попадают к состоятельным российским пациентам.
Несмотря на моё отношение к политической позиции РЕН ТВ, такие репортажи нужны и полезны, поскольку затрагивают насущную беду десятков тысяч российских пациентов.

Вся теневая схема, как нетрудно догадаться, является незаконной, от начала и до конца. В процессе подбора донора и выполнения последующей операции нарушаются все мыслимые законы — и российские, и пакистанские, и международные, и Божеские, и человеческие. Тем не менее, наши состоятельные соотечественники, нуждающиеся в пересадке органов, идут на самые отчаянные риски (не только медицинские и юридические, но даже и чисто криминальные) для того, чтобы получить недоступную в России медицинскую помощь. Некоторые из этих рисков, показанные в репортаже РЕН ТВ, лично мне представляются абсолютно запредельными. Например, лечь в пакистанскую больницу по поддельным документам, на имя местного жителя, без страховки, и без малейшего способа убедиться, что врач, который тебя туда оформлял, не связан с Исламским государством...

К слову сказать, существуют и вполне легальные способы россиянину получить пересадку органов от зарубежного донора. Об одной такой истории, из практики фонда Pomogi.org я тут чуть больше года назад рассказывал. Индийские законы, в отличие от пакистанских, не запрещают иностранцу претендовать на пересадку органов от местного донора. Но всё равно, даже в самом легальном случае (который, в теории, покрывается даже государственным полисом ОМС) речь идёт о поездке за рубеж, и о чрезвычайно дорогом вмешательстве. В нашем случае спасение жизни малыша обошлось под 100.000 долларов — безо всякого криминала и алчных посредников. Однако же такие счастливые случаи, несмотря на все усилия врачей, родителей и благотворительных фондов, в российской практике единичны. Надо полагать, криминальные схемы, вроде той, о которой рассказывается в репортаже РЕН ТВ, более распространены, просто мы о них мало знаем.

Причина, увы, заключается в том, что даже по самой оптимистической официальной оценке потребность россиян в донорских органах удовлетворена сегодня лишь на 10%. То есть для 90% пациентов нашей государственной медицины показания для получения донорских органов — автоматически смертный приговор. В такой ситуации трудно осудить людей, которые идут на большие расходы и немыслимые риски, чтобы получить единственный шанс на спасение, хотя бы и из рук преступников.

Но самое время назвать имя человека, которому мы обязаны таким положением дел в российской трансплантологии. Это скандально известный телерепортёр Аркадий Мамонтов. 7 сентября 2003 года на телеканале «Россия» в прайм-тайм вышел его чудовищный фильм-страшилка «Белые одежды», основанный на слухах и домыслах о том, как у российских пациентов «убийцы в белых халатах» заживо изымают органы на пересадку.

В основу фильма легли материалы следствия по делу об изъятии донорских органов в московской ГКБ №20. Следствие велось по ложному доносу, тянулось 4 года и не дало никаких результатов. Чего, увы, не скажешь о фильме. Посеять панику, что «врачи-убийцы» могут тебя нарочно ввести в кому, чтобы «разобрать на органы» оказалось много легче, чем убедить запуганное население в беспочвенности показанных по телевизору страшилок.

Сегодня пересадка органов в России вновь легализована. Но десятилетие страха не прошло для отечественной медицины даром. Нет ни врачей, ни клиник с опытом выполнения таких операций, а главное — нет самих донорских органов. На всей территории Российской Федерации в 2014 году было выявлено всего 465 посмертных доноров, что соответствует показателю в 3,2 донора на миллион жителей. Для сравнения, в Испании этот показатель равен 35 донорам на миллион, а в США — 26.

Именно в этом, а не в стремлении каких-то уголовных элементов заработать на людской беде, состоит истинная причина существования в России чёрного рынка донорских органов, о котором рассказывается в репортажах РЕН ТВ. И решение проблемы состоит прежде всего не в том, чтобы переловить всех посредников, переправляющих наших сограждан на лечение в Пакистан по левым документам, а в принятии комплексной национальной программы по развитию донорства в России. Которая предусматривала бы и приглашение зарубежных специалистов в российские клиники для обучения местных врачей, и отправку российских хирургов на стажировку в иностранные клиники, но прежде всего — ликвидацию безграмотности среди телезрителей и массированную кампанию по сбору прижизненных согласий на посмертное донорство.
dolboed: (hugh laurie)
Новость про российский римейк «Доктора Хауса» с Алексеем Серебряковым в главной роли — с одной стороны, радует. И Серебрякова ужасно люблю, и «Хауса» в своё время не пропустил ни эпихода из восьми сезонов, и Роднянский как продюсер внушает огромное уважение.

Но как только начинаю представлять себе перенос реалий вымышленной клиники Принстон-Плейнсборо на российскую почву, сценаристам завидовать не хочется. Легко вообразить, что могло б заменить русскому Хаусу таблетки Викодина — тут достаточно вспомнить того же Серебрякова в «Левиафане», глушащего водку из горла у дверей сельпо. Роман диагноста с главврачом тоже несложно перенести в наши реалии. И бабка, которая перезаражала всё детское отделение, сморкаясь и чихая в лоток с больничной едой, будет смотреться на своём месте. А вот с медициной-то что делать? Там же в каждой серии то МРТ пациенту назначат, то ПЭТ-КТ с порога, то орган пересадят, то операция на открытом мозге с участием пациента в разговоре... представить себе российскую клинику, где все такие мероприятия рутинны, можно с очень большим трудом — и это будет либо кремлёвка, либо супер-дупер-дорогая частная клиника, с койкоместом за $300 в день без учёта стоимости процедур. Откуда там среди пациентов возьмутся все те бомжи, безработные, военнослужащие и трудовые мигранты, лечением которых большую часть времени занят доктор Хаус в исходном сериале?

Впрочем, я верю в российских сценаристов. Что-нибудь придумают.
dolboed: (0Banksy)
Восхитительная книга Аси Казанцевой «В Интернете кто-то неправ» доступна теперь и в сетевой версии. На Литресе можно купить её здесь, а в Bookmate Premium пригодится вот эта ссылка.

Ася настойчиво просила меня не скрывать в моей рецензии, что я с ней не согласен практически по каждому второму из затронутых в книге естественнонаучных вопросов. Будь то эволюция, акупунктура или гомеопатия. Изначально я собирался забить на все эти разногласия и написать тупо восторженный пост, потому что Асина книга вызывает у меня тупой восторг, и, на мой взгляд, этого достаточно, чтобы просто написать, что книга охуительна, бегите и покупайте, спасибо скажете. Но Ася настояла, что это было бы нечестно перед моим читателем, умолчать о наших разногласиях. Как будто вас это прямо вот так волнует (ебёт), в чём мы с ней не согласны по теме иудаизма и креационизма. Но так уж вышло, что я сексист, и желание дамы для меня закон, так что если Ася велела её ругать, то я буду сурово критичен. И постараюсь по мере сил беспощадно отругать книгу, которую настоятельно рекомендую вам просто прочитать, с любого места. Её правда можно читать с любой главы, и даже пропустить некоторые.

Главный Асин недостаток (он же достоинство) — в том, что она молода, умна и талантлива. Поэтому ей кажется, что любые проблемы в этом мире можно разрешить, используя головной мозг и подручную литературу (когда я выиграл Кубок Яндекса по поиску в Интернете 16 лет назад, мне и самому так казалось). И Ася в новой книжке прекрасно нам демонстрирует всю мощь такого подхода. А заодно — и его наивность.

По существу написанного в книжке возражение у меня очень простое. Ася подходит к медицинским проблемам как биолог. Имея соответствующее высшее образование, она тут совершенно в своём праве. Но медицина и биология — это две очень разных дисциплины. Биология практикуется на мышах, и не страшно, что они в результате гибнут (хотя глава об опытах над животными — на мой вкус, лучшая в Асиной книге, потому что у автора нет однозначной собственной позиции в этом вопросе, и это позволяет достигнуть предельно возможного уровня объективности). А в медицине мы имеем дело не с мышами, а с людьми. И тут есть два основополагающих принципа, которыми ни биология, ни big data оперировать не умеет. Оба Гиппократом ещё сформулированы, за 4-5 веков до нашей эры. Во-первых, noli nocere — не навреди. Во-вторых, лечить нужно больного, а не болезнь. С тех пор два с половиной тысячелетия прошло, а никакие научные открытия этих заповедей не отменили. Потому что у практика и у исследователя — разные задачи. Исследователь может вам сказать, что анализ big data опровергает Ваш личный опыт. Ася ровно это и пишет, в нескольких главах подряд: ни в коем случае не полагайтесь на anecdotal evidence, не верьте собственному опыту, верьте только прочитанному в серьёзных научных журналах. Это правильная позиция для исследователя, ибо Пушкин ещё сказал (ЕО 2:XIV):

Двуногих тварей миллионы
Для нас орудие одно;
Нам чувство дико и смешно.


А добросовестному практикующему врачу это самое чувство не дико и не смешно.
Мотивация больного вылечиться — это рабочий инструмент врача, подчас эффективнее любого скальпеля.
Если больной верит в гомеопатию, пусть жрёт эти бесполезные таблетки, не надо его разубеждать в их эффективности.
Если вокруг пациента 20 человек бросили курить, поставив себе в уши иголки или прочитав Алана Карра — значит, эти методики реально дают результат. Если 15% получивших плацебо вылечились таким способом от рака — практикующий врач никогда не скажет им, что правильней им было умереть, они бы лучше вписались в big data.

В медицине вера больного в возможность излечения — реально помощник (спросите всех знакомых, бросивших курить: big data подсказывает, что это невозможно). А статьи в peer reviewed журналах, доказывающие плохой прогноз при вашем диагнозе — в чистом виде помеха лечению. Отправлять людей без медицинского образования читать PubMed, чтоб разобраться с собственными недомоганиями — совет практически преступный. Но просто не надо держать Асю за врача, она ж не врач ни разу. Она молодой, умный и талантливый исследователь, написавший яркую и блистательную книгу, которую я всем рекомендую прочесть. Потому что сам я её прочёл с огромным удовольствием, которого и вам желаю. А иголки ставить я всё равно пойду, потому что доктор Куку помог практически всем, кого я в этой жизни знаю. И мне помог, и десяткам тысяч других пациентов. Ася может назвать этот наш опыт недопустимым anecdotal evidence, незаметным на фоне её big data, но я готов быть героем анекдота об исключении, подтвердившем правило. У меня одна жизнь, Ася. И если кто-то мне помог её прожить, то я это ценю. Даже если при моей жизни это не нашло отражения в peer reviewed журналах. Чисто для справки: тот Иоганн Грегор Антонович Мендель, авторитетом которого ты сегодня оправдываешь всю свою дарвинистскую хуйню, ни в одном peer reviewed журнале отреферирован не был. То есть он, используя твой метод проверки, был бы лженаукой. А где бы был сегодня твой Дарвин, если б не генетика, о существовании которой он не догадывался. А её изобрёл с нуля никому не известный августинский монах. Не как иудей, а как врач, я констатирую, что эволюционисты ему кое-что должны. Например, уважение, а не зоологическое презрение, к его религиозным взглядам. Это ж ему, дремучему верующему, хватило ума выдумать генетику. А за вами, комсомольцами-безбожниками, кроме триумфа Лысенко и убийства Вавилова других научных побед не числится.

Собственно, вот, высказал все претензии. Теперь книгу купите, ибо она божественна, и вас реально пропрёт.
dolboed: (inversia1eye)
=Реклама=

Давно и не нами замечено, что в России лечиться нельзя. Ни от прыщей на голове, ни — уж тем более — от рака. Депутат Государственной думы Иосиф Кобзон целует ботинки Путину, чтоб тот похлопотал ему о немецкой медицинской визе — и Путин исправно хлопочет. Ибо понимает, что средствами российской медицины депутата Кобзона не спасти — а в Думе он полезен. Игорю Ивановичу Сечину ботинки целовать не приходится, слава Богу: ежегодно государственный концерн «Роснефть» тратит миллионы государственных евро в год на медицинскую страховку своих топ-менеджеров, покрывающую для них диагностику и лечение в Германии.

По недавним подсчётам Коммерсанта, ежегодно из России за рубеж выезжают лечиться не менее 100.000 человек, платя за иностранные медуслуги больше миллиарда долларов.

Однако же и диагностика, и лечение рака в России есть. Не для Кобзона, и не для Сечина, а для самых обычных людей. Разумеется, за деньги, но деньги эти идут на медицину, а не в карман медицинским посредникам.

Европейская онкологическая клиника, расположенная в Духовском переулке Москвы, основана выходцами из государственной российской медицины. Эта клиника создана врачами, пришедшими к выводу, что основное различие между нашим и зарубежным здравоохранением — не в аппаратуре (которая в России всё равно ж импортная), и даже не в лекарствах. А прежде всего — в отношении к больному и его страданию. Если сделать приоритетом в лечении не медико-экономические стандарты, а гуманное отношение к пациенту — лечиться можно и в России. Главное — чтобы врач и больной одинаково понимали задачи лечебного процесса. Которые состоят прежде всего в том, чтобы избавить пациента от мучений, связанных как с болезнью, так и с её лечением.


Продолжение )
dolboed: (inversia_naklon_left)
Пара свежих публикаций по теме медицинского посредничества, которая здесь уже поднималась.

Пост Ильи Варламова
Статья в Коммерсанте

В сухом остатке: у любой зарубежной клиники, будь то пиндосской, еврейской или немецко-фашистской, есть свой официальный прейскурант на любые виды услуг для иностранных пациентов. Его можно заранее запросить, получить, ознакомиться. Сверх этой цены, возможно, придётся платить за перелёт, проживание, питание сопровождающих лиц. Всё это тоже считается.

Но счета за медицину должны выставляться от медицинского учреждения. А ни в коем разе не от посреднической компании «Хуйкин и кот». Посредник свои комиссионные (в размере от 10 до 24%) получит от клиники — за то, что направил больного к ним, а не к конкурентам. Если он хочет ещё каких-то денег сверху, то это вам штраф за незнание иностранных языков. Если он отказывается показать счёт от клиники — не надо иметь с таким посредником дела. Обращайтесь в клинику напрямую. Сэкономите кучу денег.
dolboed: (inversia1eye)
Прочитал на выходных потрясающую книгу Романа Супера «Одной крови». Это документальная повесть о молодой и счастливой московской семье, жизнь которой в один день оказалась смята и раздавлена страшным онкологическим диагнозом. Честный и безжалостный рассказ о том, как смертельная болезнь, вторгшись без стука и без предупреждения в привычный распорядок вещей, меняет в нём абсолютно всё. И как любовь — обычная человеческая любовь — может оказаться сильней этой болезни.

К концу 2014 года на учёте в российских онкологических учреждениях состояло 3,3 млн человек. И это, увы, очень сильно заниженная цифра, не дающая представления о реальной заболеваемости, потому что у нас в стране нет ни всеобщих обязательных диспансеризаций, ни возможностей для ранней диагностики рака. Выявляется он, как правило, на 3-4 стадии, когда шансы на выздоровление уже не велики. До этого, даже обращаясь с жалобами в платные клиники, пациент слышит всевозможные успокаивающие глупости: у вас простуда, переутомление, авитаминоз, не обращайте внимание, пройдёт. Героиня книги Супера, его жена Юля, получила правильный диагноз лишь на третье обращение к врачам, спустя несколько месяцев после появления явных симптомов лимфомы Ходжкина. А для выживания раковых больных ранняя диагностика критична.

Сотни тысяч людей живут сегодня в России с раком 1-2 стадии, но не знают об этом. Их болезнь пока излечима, но, чтобы об этом узнать, нужно много и тщательно проверяться — а это стоит времени, денег, и требует хлопотных диагностических процедур, назначенных неравнодушным врачом. Российская медицина на раннюю диагностику никак не замотивирована. В медико-экономических стандартах, по которым живёт наше здравоохранение, она не прописана. У нас нет ни ответственности врачей за неправильный диагноз, ни поощрения за рано выявленный рак. Вовремя узнать о болезни и начать лечение — забота не Минздрава, а пациента.

Идти! Проверяться! Уже завтра, а лучше даже сегодня. Без всяких сомнений и без всякого страха. Мы искренне надеемся, что люди, прочитав нашу историю, узнав, через что пришлось пройти моей жене, будут внимательнее относиться к себе, заботиться о своём здоровье, — пишет Роман Супер в послесловии к книге. И это не общие фразы. Это очень конкретная рекомендация, которая кому-то из прочитавших его повесть, может совершенно реально спасти жизнь.

Если этот совет вам не близок и не понятен — прочитайте книгу.
Многое в жизни встанет на свои места.
dolboed: (0Banksy)
Продолжаем читать искромётное послание:

Особая опасность для нас исходит от боевиков, которые сконцентрировались в Сирии. Среди них немало выходцев из России, из стран СНГ. Они получают деньги, оружие, накапливают силы. И если окрепнут, победят там, то неизбежно окажутся у нас, чтобы сеять страх и ненависть, взрывать, убивать, мучить людей. И мы обязаны встретить их и уничтожить на дальних подступах (источник).

Сравниваем с совсем недавними заявлениями того же автора:

Может, как обычно, что-то с памятью его стало? Да нет, вроде, всё помнит. В том же Послании сказано:

Мы помним и то, что именно в Турции укрывались и получали моральную, материальную поддержку боевики, которые орудовали на Северном Кавказе в 90-х и в 2000-х годах. И сейчас ещё их там замечаем

То есть с памятью всё в порядке. Не забудем, не простим. Тогда как же объяснить вот этот снимок:

Это мы, помнится, собирались вместе со «стратегическим партнёром», исламистской Турцией, наказывать рублём лукавых болгар, греков, украинцев и прочие православные народы Европы — чтобы поставить раком весь христианский мир оружием азиатского газового шантажа:

Всего несколько месяцев назад мы собирались при поддержке Турции уничтожить блок НАТО:

Если Россия захочет ответить Западу на устроенную ей экономическую войну, то она может просто отключить газ странам-членам НАТО, и тогда Североатлантический альянс исчезнет, потому что Европе без российского газа не выжить, — захлёбывалось от восторга информагентство Дмитрия «Радиоактивный пепел» Киселёва, комментируя стратегическое партнёрство РФ с Турцией против христианского мира.

Дело было в 2015 году, но боевики, которые орудовали на Северном Кавказе в 90-х и в 2000-х годах, никому почему-то не казались проблемой. Как и тот самый ИГ, который «не представлял угрозы для России» в апреле с.г. А главной проблемой казалась Украина, которая в послании вообще никак не упомянута.

Если, согласно вчерашнему посланию, мы никак не можем забыть про 90-е и нулевые, то напрашивается вопрос: что ж изменилось за такой короткий срок? Неужели дело лишь в том, что в кремлёвскую аптеку завезли лекарства от склероза?

Какая-то слишком уж токсичная побочка у этих лекарств.

Profile

dolboed: (Default)
Anton Nossik

April 2017

S M T W T F S
       1
23 45678
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 202122
23 24 25 26 27 2829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 04:56 am
Powered by Dreamwidth Studios