dolboed: (01915)
За недолгое время моей поездки в Республику Арцах я успел получить несколько сотен комментариев от пламенных патриотов Азербайджана. В основном — пожелания смерти и угрозы убийством, но то меньшинство, которое на этом фоне пыталось выглядеть цивильно, в юридических терминах предупреждало меня об уголовной ответственности за нарушение территориальной целостности Азербайджана. Которое является преступлением и наказуемо длительным тюремным сроком по законам этой суверенной бензоколонки.

А всего через несколько часов после моего возвращения из Арцаха поступила новость о том, что Служба безопасности Украины запретила въезд в страну певице Юлии Самойловой — за то же самое «нарушение территориальной целостности», выразившееся в её поездке в Крым.

Так что внимание, вопрос на засыпку, дорогие азербайджанские читатели.

Я уже понял, что всех жителей Республики Арцах вы считаете преступниками, незаконно находящимися на территории Азербайджана, где живым армянам находиться запрещено. Иностранных граждан, которые посетили Арцах, вы заносите в свой чёрный список, и готовы добиваться их экстрадиции из любой страны мира в азербайджанскую тюрьму по линии Интерпола.

Внимание, вопрос. А что вы предлагаете сделать с теми 5,6 млн человек, которые посетили Крым в 2016 году, нарушив территориальную целостность Украины? А с теми 4,59 млн человек, которые совершили это преступление в 2015-м? А куда б вы предложили деть тех 2,34 млн человек, которые постоянно проживают в том самом Крыму, в нарушение закона Украины о том, что находиться там нельзя? Вырезать? Депортировать? Всех — в украинскую тюрьму?

Раз уж вы заделались такими специалистами по международному праву, ответьте, пожалуйста.
Уверен, для читателей моего ЖЖ ваш ответ на этот вопрос будет много интересней и актуальней, чем все рассуждения о похлёбке, которой вы так мечтаете угостить меня в кьюрдаханской тюрьме.

Моим читателям, страдающим в последние дни от нашествия азербайджанских экспертов по международному праву, предлагаю задавать кьюрдаханским кашеварам этот же простой вопрос. Авось задумаются, первый раз в жизни.
dolboed: (barbed wire)
Любой закон, облегчающий бюрократическую процедуру получения российского гражданства, есть безусловное благо.
Совершенно безотносительно к тому, как мы относимся к Крыму, Украине, ДНР/ЛНР, мигрантам, гастарбайтерам и т.п.

Получение гражданства — это такая же формальная юридическая процедура, как вступление в брак.
В законе, скажем, чётко прописаны случаи, когда заключение брака не допускается.
Например, один из кандидатов младше установленного возраста возраста, недееспособен, состоит в другом браке, не желает и т.п.
В этих случаях брак не может быть зарегистрирован.
Во всех остальных случаях порядок его регистрации должен быть уведомительным.
Никакой чиновник ЗАГСа не должен быть наделён правом решать, можно ли данной конкретной паре расписаться.

То же самое касается процедур получения гражданства.
Если претендент представляет угрозу для безопасности РФ, если он болен страшным инфекционным заболеванием, или разыскивается Интерполом за совершение тяжких преступлений — есть основания отказать ему в гражданстве.
Организациям, которые уполномочены это проверять, должен быть отведён разумный срок на такую проверку — месяц или два.
Если же таких противопоказаний нет, а человек имеет законное право на получение российского гражданства, то оно должно ему предоставляться в чёткие сроки с момента подачи заявления, без мозгоебли и коррупциогенных чиновников-решальщиков из ФМС, как бы эта служба теперь ни называлась.

Все нынешние разговоры про jus soli и jus sanguinis — банальное жевание соплей.
Все причины, по которым люди имеют право вступить в российское гражданство, так или иначе отражены в применимом законодательстве РФ, начиная ещё с той редакции закона «О гражданстве Российской Федерации», который Б.Н. Ельцин подписал 28 ноября 1991 года. Ничего нового тут придумать нельзя: там учтены и уроженцы СССР, и дети российских/советских граждан, и Виктор Ан с Жераром Депардье.
Какие-то обстоятельства были там обозначены как дающие право на «приобретение гражданства РФ в порядке регистрации».
Другие — как «облегчающие приём в гражданство Российской Федерации».
А все «процедуры», которыми за последние 15 лет оброс этот самый приём — по сути дела, узаконенные пытки, издевательство чиновников над людьми.

Государство не должно издеваться над людьми, независимо от цвета паспорта.
Вот и весь простой принцип, который тут важен.

PS. Нынешняя свистопляска с «реформой» законов о гражданстве до боли напоминает эпизод из 2004 года, когда Администрация пыталась первый раз выбрать Януковича президентом Украины. Чтобы повысить его популярность, объявили о послаблениях для граждан братской Украины: им разрешалось, приехав в Россию на срок до 90 дней, не вставать на регистрационный учёт. Возникла парадоксальная ситуация, потому что за гражданами России, приезжающими из Владивостока в Москву или наоборот, обязанность регистрироваться в трёхдневный срок сохранялась. Менты останавливали прохожих на улице, проверяли прописку и билеты, цыганили штрафы… Пришлось отменять. В итоге Януковича так тогда и не выбрали, зато россиян избавили от идиотских танцев с бубном — за компанию с украинскими братьями.

Может быть, и всё то говношоу с российскими гражданствами, которое началось в 2002 году, тоже теперь отменят из-за возникшей нужды в массовой натурализации граждан Украины…
dolboed: (всюду жизнь)
Час назад Следственный комитет официально объяснил причины обыска в квартире журналистки и правозащитницы Зои Световой:

В рамках уголовного дела следствием были получены сведения о хранении у Зои Световой документов, свидетельствующих об обстоятельствах перевода в Российскую Федерации и дальнейшем расходовании денежных средств, ранее похищенных М.Ходорковским и его соучастниками. В связи с этим сегодня следователи проводят обыск по месту жительства Зои Световой. Указанное следственное действие проводится в строгом соответствии с нормами УПК РФ на основании судебного решения.
Обыск не связан с профессиональной или правозащитной деятельностью Световой, а направлен исключительно на проверку обстоятельств легализации денежных средств, похищенных Ходорковским и другими действовавшими совместно с ним лицами.


Напомню: речь идёт о средствах, якобы похищенных Ходорковским до его ареста в октябре 2003 года.
То есть о той выручке нефтяных компаний, входивших в Group Menatep, которая составляла 15-20 лет назад их чистую прибыль и распределялась между акционерами НК ЮКОС в качестве дивидендов. Согласно приговору по первому делу ЮКОСа, с этих денег были злостно недоплачены налоги — следовательно, все эти деньги задним числом стали рассматриваться как «полученные преступным путём», а любое их последующее движение стало квалифицироваться как «отмывание» или «легализация» (ст. 174.1 УК РФ). По сути дела, речь идёт о норме, позволяющей дважды наказывать за одно и то же деяние. Сперва ты виноват в том, что недоплатил налоги, а потом — в том, что деньги, которые ты таким образом не донёс до казны, ты не донёс до казны, а распорядился ими любым другим способом. В правовых государствах под «отмыванием / легализацией» подразумеваются заведомо мошеннические схемы, где деньги проводятся по липовым документам в оплату фиктивных сделок, чтобы обмануть налоговые органы. А в России можно просто гамбургер заказать на деньги, которые 5 лет спустя признают «укрытыми от налогов» — и вот уже получаешь прицепом к основной экономической статье «легализацию».

Но по-прежнему непонятно, при чём тут Зоя Светова.

Откуда бы конфиденциальная информация о движении средств между российскими и офшорными юрлицами Group Menatep за 1998-2002 годы могла оказаться в книжном шкафу у журналистки и правозащитницы, которая ни дня в своей жизни не работала в НК ЮКОС, и фигурантом дела №18/41-03 не являлась ни в каком году, начиная с 2003-го?! Вопрос риторический. Очевидно, с таким же успехом Бастрыкин мог бы поискать эти документы в своей собственной спальне под кроватью.

Но волшебная формулировка «следствием были получены сведения» означает некий глобальный карт-бланш: искать эти документы можно в принципе вообще где угодно. Хоть в штабе ФБК, хоть в Театре.Док, хоть в Сахаровском центре. Как сейчас помню, комнату детей Навального (на фото вверху) перерыли прошлым летом в рамках расследования дела о размещении в Интернете ролика про майора Павла Карпова. Речь о вот этом ролике, который с 12 июля 2010 года находится в открытом публичном доступе на YouTube, набрал там 546.684 просмотров и 2603 лайка, а в этом ЖЖ публиковался 13.07.2010. То есть для его перепоста достаточно скопировать общедоступную ссылку и нажать на Enter. Но почему-то улики по делу о перепосте (одном из многих тысяч) искали летом 2016 года именно в планшетах и трубках детей Навального. Видимо, тоже «следствием были получены сведения», что там содержатся важные вещдоки по уголовному делу об обстоятельствах copy/paste. Особенно в этом смысле важно было изъять «телефон в чехле в виде ёжика».

В этой связи вспоминается анекдот почти 90-летней давности.
После крушения на Северном полюсе воздушной экспедиции генерала Умберто Нобиле (май 1928), в СССР было объявлено, что все телеграммы, посвящённые розыску пропавших полярников, принимаются бесплатно.
Хаим из Бобруйска телеграфирует своему партнёру в Бердичев:
ИЩИ ЭКСПЕДИЦИЮ НОБИЛЕ ТЧК ЕСЛИ НЕ НАЙДЁШЬ ЗПТ ВЫШЛИ МНЕ ПОЧТОЙ 20 РУЛОНОВ СИТЦА

Поиски конфиденциальной финансовой документации нефтяной компании в квартире журналистки и правозащитницы, которая там никогда не работала — хитрость в точности из той же серии.

Update: одновременно с публикацией пресс-релиза на сайте СКР начался обыск на квартире другой правозащитницы, Елены Абдуллаевой, координатора проекта Gulagu.Net, которая вместе с Зоей Световой входила в Общественную наблюдательную комиссию Москвы.

Какую нефть ищут в её книжных шкафах — пока не сообщается.
dolboed: (00Canova)
Очень весёлый юридический разбор претензий депутаны Натальи Поклонской к кинематографу публикует «Медиазона».

Если кто забыл, [Bad username or site: poklonskaya_nv title= @ livejournal.com] — это та неуёмная милиционерша из-под Ворошиловграда, которая считает, что комедию «Горе от ума» написал полководец Суворов, режиссёр Питер Гринуэй снимает порнографию, а царь Николай II участвовал в Великой Отечественной войне. Широта кругозора и эрудиция этой думской гастарбайтерши вполне отражает общий культурный уровень украинского силовика, сделавшего карьеру в органах в счастливые дни президентства профессора Януковича.

Минувшей осенью Наталья Поклонская вплотную занялась темой прокурорского контроля за кинопродукцией в России. Она бомбардирует своих бывших коллег из Генпрокуратуры доносами на фильм Алексея Учителя «Матильда», которого сама не видела, и смотреть не собирается, но обязательно требует запретить. Предыдущий донос, составленный в ноябре, несмотря на депутатский статус заявителя, остался без движения: прокуратура не нашла в нём оснований ни для принятия мер реагирования, ни для рассмотрения его материалов в порядке УПК.

В начале нынешней недели Поклонская сообщила в ЖЖ, что отправила новый донос — опять на имя генпрокурора Чайки. Видимо, к составлению был привлечён студент какого-нибудь московского юрфака: обращение пестрит номерами уголовных статей (128-1, 137, 138, 139 УК РФ). Упоминается даже пункт 73 Свода законов Российской Империи 1903 года — его создатели фильма тоже ухитрились нарушить в 2016 году, хотя действие этого законодательства на всей территории России прекращено 30 ноября 1918 года. Впрочем, если Толоконникову и Алёхину удалось в 2012 году засадить за нарушение 15-го правила Лаодикийского поместного собора (360 г. н. э.), что ж и со Сводомъ законовъ Россiйской Имперiи счастья не попытать.

В заметке «Медиазоны» обвинения Поклонской разбираются по пунктам. Отдельно там меня повеселил комментарий моего адвоката Сергея Бадамшина — по поводу процессуальных действий, которые российский закон требует осуществить для возбуждения дел по названным в последнем доносе депутаны статьям УК РФ.

Чтобы возбудить дела по указанным Поклонской статьям, необходимо провести спиритический сеанс, так как статьи 137, 138 и 139 Уголовного кодекса — это статьи частно-публичного обвинения, а статья 128.1 — частного обвинения, и дела по ним возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя. Сеансов понадобится несколько, так как потерпевшего необходимо будет допросить, затем ознакомить с материалами уголовного дела. Также закон предусматривает примирение сторон по этим статьям, но и тут без потерпевшего не обойтись.

В той же заметке рассказывается о культе царебожия — признаюсь, никогда прежде о нём не слышал.
Оказывается, в России существует тоталитарная секта, провозгласившая Николая II новым Христом, искупившим все грехи русского народа от начала и до конца времён. Реально какие-то люди собираются в храмах и молятся ничтожному Голштейн-Готторпу, просравшему Россию, как Господу Богу. Типа, всё просрал — и тем искупил.

Странно, что члены этой тоталитарной секты до сих пор не обратили внимания на проект 1917.
Там есть целый блог, составленный из текстов Искупителя.
Можно в реальном времени (+100 лет) следить за тем, как этот славный персонаж просирал Россию.
Разумеется, исторический проект нарушает ровно все те статьи, которые указала в своём недавнем обращении депутана.
Но распространить действие «закона о забвении» на 1917-й год никак не получится, по причине, указанной Бадамшиным. Удалению из поисковика, согласно положениям 264-ФЗ, подлежат лишь ссылки на информацию о заявителе. То есть и в поисковик, и в суд в случае отказа должен обращаться сам Николай II. При этом, согласно п. 2 ст. 1 указанного ФЗ, он во первых строках обращения обязан указать фамилию, имя, отчество, паспортные данные, контактную информацию (номера телефона и (или) факса, адрес электронной почты, почтовый адрес). И самая большая напряжёнка с этим требованием состоит даже не в отсутствии у самодержца электронной почты (её-то как раз можно завести), а в том, что никакой фамилии у самодержца не было, от рождения до самой смерти.

Потому что голштинские герцоги, выдававшие себя за «Романовых», на самом деле не имели права на такую фамилию. В 1730 году династия Романовых пресеклась по мужской линии со смертью Петра II, а в 1762 году она пресеклась ещё и по женской, со смертью Елизаветы Петровны. Но оформлять династию на свою настоящую немецкую фамилию наследникам не захотелось по понятным политическим соображениям. Так что во всех документах (включая упомянутый Поклонской Сводъ законовъ) этот клан фигурирует вовсе без фамилии. Например, в статье 25-й II главы Свода говорится о не о «Романовых», а о «ныне благополучно царствующем Императорском Доме».
dolboed: (ambulance)
Согласно официальной статистике МВД (впрочем, уже благоразумно удалённой с сайта ведомства), насилие в той или иной форме наблюдается почти в каждой четвёртой российской семье. Его жертвами в любой день, будний, выходной или праздничный, становятся многие тысячи российских женщин, детей, стариков.
Две трети умышленных убийств в РФ обусловлены семейно-бытовыми мотивами.
Ежегодно около 14 тысяч женщин погибает в России от рук мужей или других близких.
До 40% всех тяжких насильственных преступлений в России совершается в семьях.
Ежегодно МВД РФ фиксирует более 600 тысяч правонарушений в отношении несовершеннолетних, из них 400.000 составляют правонарушения, совершённые родителями в отношении собственных детей. То есть близкие родственники в России совершают насильственные преступления против детей вдвое чаще, чем посторонние люди. Из 100.000 несовершеннолетних, пострадавших от насилия в 2010 году, 1700 было убито, и ещё 2400 получили тяжкие телесные повреждения.

Всё это — очень фрагментарная статистика, потому что, покуда дело не доходит до убийства или тяжёлых форм инвалидности, силовые структуры всеми правдами и неправдами увиливают от оказания помощи пострадавшим. Практически в каждой резонансной истории с трагическим исходом можно прочитать о том, что избиения носили систематический характер, длились на протяжении месяцев или лет, а на обращения жертвы полиция никак не реагировала.

Очевидно, что домашнее, бытовое насилие в России — куда более серьёзная проблема и опасность для общества, для страны, для будущего, чем какая-нибудь трава, азартные игры или «экстремистские» репосты школьников во Вконташечке. Хотя бы потому, что от травы, блэкджека и репостов в соцсетях никто не умирал — ни в России, ни в тех странах, где всё это легально.

К сожалению, конституционное большинство в Государственной Думе VII созыва составляют люди, не понимающие этих простых вещей — видимо, в связи с избытком пресловутой ботвы в черепной коробке. Сразу 380 охотнорядских баранов поддержали в прошлую пятницу законопроект о декриминализации домашнего насилия, внесённый сразу 12 депутатами и 6 сенаторами. Трое проголосовали против, ещё 67 избранничков просто не явились на пленарное заседание.

Законопроект предусматривает изъятие из 116-й статьи УК РФ ответственности за побои без квалифицирующих признаков. По действующей норме законодательства за такие деяния сегодня теоретически можно получить обязательные работы на срок до 360 часов, исправительные работы на срок до года, ограничение свободы или принудительные работы сроком до двух лет, арест на срок до полугода или лишение свободы до двух лет. То есть ответственность за бытовой садизм, систематическое истязание женщин, детей и стариков в семьях, даже сегодня в России легче, чем за посты и твиты. К тому же принцип неотвратимости наказания по 116-й статье не соблюдается совсем: в тех редких случаях, когда жертвы всё же осмеливаются обратиться в полицию, им отказывают в помощи. Так что и при существующих положениях 116-й статьи домашним мучителям особенно бояться нечего, российские тюрьмы этой публикой не переполнены. Основной смысл реформы — не разгрузка тюрем и не сохранение мира в проблемных семьях, а демонстративная поддержка бытовых садистов. Домашнее насилие официально провозглашено важной духовной скрепой — вслед за насилием государственным.
dolboed: (0solovyevorel)
Как выглядят на сегодняшний день усилия юристов и правозащитников по борьбе с 282-й статьёй — можно прочитать в хорошем обзоре Лениздата. Поскольку мои 500.000₽ — самый крупный штраф за всю 20-летнюю историю правоприменения по 282-й статье, и назначен он, очевидно, в нарушение норм УК и УПК, важнейшим знаковым событием ближайшего времени станет его отмена Мосгорсудом. Апелляция, как вы знаете, уже подана, зарегистрирована, и не позже завтрашнего дня доберётся до Богородского вала, где по ней должна быть назначена дата рассмотрения.

Но сидеть сложа руки (и сумку) в ожидании этой самой даты мне показалось скучным, так что я сегодня создал на сервере РОИ первую в жизни инициативу, которая называется «Отменить статью 282 УК РФ». Процедурой «Российской общественной инициативы» предусмотрена предварительная экспертиза моей заявки, силами каких-то анонимных специалистов, которым потребуется до двух месяцев, чтобы решить, имею ли я право выносить такой вопрос на голосование. Что они по этому поводу решат, и сколько времени займёт это решение, я не берусь гадать, но пока что можете посмотреть, как выглядит моя инициатива у них на сервере в процессе рассмотрения:
http://dolboeb.org/282/
Я думаю, что если они не испугаются её разрешить, 100.000 голосов мы наберём достаточно оперативно.
dolboed: (0solovyevorel)
Прочитал у Навального про бюджеты московской мэрии на заказуху в печатных СМИ.
Ткнул в ссылку:
https://b0ltai.org/2016/08/19/life-story-арамашотыча-онанизм-путин-свадьба/
Захожу на страницу — и вот что мне там показывают:

То есть провайдер блокирует этот сервер по указанию Роскомнадзора.
Вообще-то, оно лечится в один щелчок через FriGate.
Или даже без щелчка — если в списке сайтов для FriGate уже внесён b0ltai.org.

Но вот представим себе, что нет у вас в браузере FriGate. Например, вы сидите в интернет-кафе, или в офисе, где админ запретил пользователям устанавливать на браузер плагины, или пробуете загрузить страницу с мобильника, где FriGate не ставится.

Всё равно проблема решается в шесть букв.

В поисковой системе Google можно перед адресом добавить слово cache:, без пробела.

В нашем случае — так:
cache:https://b0ltai.org/2016/08/19/life-story-арамашотыча-онанизм-путин-свадьба/

Страница откроется не с того сервера, который запрещён к просмотру в России, а с Гугла, который пока ещё разрешён.

У Яндекса тоже существует способ посмотреть проиндексированную страницу через cache, но для этого нужно знать её содержимое, лучше всего — заголовок, и ввести его в поисковую строку.
Получим поисковую выдачу, где оригинальный текст стоит на четвёртом месте, а все остальные находки — это его перепечатки на других серверах, в России пока не заблокированных.

Если нам важно прочитать оригинал на заблокированном сервере, а не его перепечатки, то выбираем вариант «Сохранённая копия» — et voila, читаем исходный текст с сайта Яндекса.

Ещё один изящный способ добыть запрещённую страницу в один клик — сервер Archive.Org, зеркало всех сайтов мирового Интернета за последние 22 года. У этого сервиса есть плагин для браузеров, чтобы в один клик вместо недоступной страницы получить список всех её сохранённых копий. Интересующая нас страница про Арамашотыча там тоже доступна. Но смех состоит в том, что в России этот универсальный архив, со всеми его зеркалами, библиотеками и хранилищами легального freeware, с 2014 года заблокирован по IP-адресу аж 70 раз. Так что ставьте, друзья, FriGate, и пусть цензура соснёт полным ртом.

NB: следует понимать, что ни один из действующих в России законов о цензуре Интернета не накладывает на пользователя никаких запретов по доступу к ресурсам из «чёрного списка». Все обязательства по блокировке возложены на операторов связи, они же провайдеры. Это их ответственность — запрещать. Так что любой способ обхода блокировок в России легален на 146%.
dolboed: (prophet)
Красавица и умница Алёна Попова пишет в Инстаграме:

Полицейские на пляже в Ницце заставляют мусульманку снять буркини. Я против архаичных практик, но это не методы борьбы с ними. Мусульманских женщин с рождения загоняют в жесткие рамки и сурово наказывают за отступление от них. В результате женщина начинает четко следовать всем предписаниям – у нее нет ни желания, ни сил этому сопротивляться. И тут приходят полицейские. Начнет эта женщина ходить на пляж в обычных купальниках? Нет. Она просто перестанет ходить на пляж вообще. Бороться нужно с первопричиной, а не со следствием – менять культуру, воспитание и образование. 
Я не говорю, например, о парандже, когда закрытое лицо может нарушать систему безопасности (осложнять работу правоохранительных органов). Буркини же на безопасность никак не влияет. #женщины #праваженщин
Отсюда: https://www.instagram.com/p/BJfU946A5a7/

По существу с этим рассуждением можно спорить, можно соглашаться.
Но самая большая проблема тут — не в буркини/парандже, а в мессианстве, которым одержим примерно каждый первый российский спикер, когда он оценивает зарубежный опыт.

Вдумаемся, что сегодня происходит. Западная Европа столкнулась с проблемой исламизма, и первый раз в жизни там власть и общество задумались о том, что проблема эта — комплексная. То есть теракты в Париже и Ницце — не изолированные явления, связанные с происками далёкого сирийского-иракского ИГИЛа, а побеги того же самого дерева, что и этнические гетто в пригородах Парижа, и «ЕвроПалестина» с её слегка модифицированной зигой, и сатанинские проповеди в мечетях, и нападения на женщин в Кёльне, и паранджа с буркини.

Очень сильно подозреваю (хоть и не настаиваю на этой догадке), что к такой мысли французов подтолкнул не расстрел Charlie Hebdo, не захват заложников в кошерном супермаркете, не Батаклан, не взрывы на Stade de France и не бойня в Ницце, а скромная по своим масштабам резня в Руэне, где двое парней, прихожан местной радикальной мечети, перерезали горло 86-летнему священнику прямо у алтаря церкви Святого Этьена. Судя по реакциям французской прессы на эту расправу, многие в тот день впервые осознали, что исламисты воюют не против Америки, НАТО, колониализма или «крестоносцев», а против христианской цивилизации как таковой. И что терпимость этой самой цивилизации к радикальному исламизму, её уважение к правам мусульман, всю дорогу воспринималось воинами Аллаха как приглашение к эскалации и сдача «неверными» позиций.

Продуктом такого осознания стала потребность французов доказать и идеологам джихада, и всей их пастве, что современная христианская цивилизация — это история не только про «подставь вторую щёку», но и про кто в доме хозяин. В качестве доказательства придумали запрет на ношение буркини. Он, может быть, смешной, нелепый, половинчатый, неэффективный, из-за него жёны и дочери ИГИЛовцев не смогут больше посещать городские пляжи Ниццы, да и в Каннах и Сан-Тропе они станут чувствовать себя неуютно… А может быть, эти самые жёны и дочери впервые задумаются о цивилизационном выборе: хотят ли они жить в европейской стране Франции, по её светским демократическим законам, или им милей Исламское Государство, с ампутацией клитора и ежедневными казнями на площадях. До сих пор им никто не намекал, что выбор именно таков. А после резни в Сент-Этьен-дю-Рувре французы рискнули сделать робкий намёк, запретив сексуальным рабыням наглядно агитировать за сексуальное рабство в общественных местах Французской Республики.

Вполне допускаю, что запрет ношения буркини на пляжах Лазурки — плохая идея. Но вот о чём не надо забывать.

Франция — суверенное государство.
Её законная, демократическая власть ищет действенных ответов на вызовы исламизма.
Она ставит эксперимент, который может привести к тем или иным последствиям. Если последствия окажутся негативными — их цену заплатим не мы, а они, французы, их власть и общество.
У нас в России нет никаких эффективных наработок, которые мы могли бы предложить французам в качестве альтернативы. А проблема неуправляемой радикализации мусульман у нас есть — см. давешнюю реакцию муфтия на отчёт о калечащих операциях в Дагестане, или историю Гюльчехры.

Мы можем издали, совершенно бесплатно и без последствий, наблюдать за последствиями французского эксперимента с запретом буркини. Если он окажется провальным — мы можем посочувствовать и поучиться на чужой ошибке. Если он окажется успешным — мы можем принять этот опыт на вооружение.

Но есть и другой путь — мессианский.
Не предлагать никаких своих решений, не следить за ходом чужих экспериментов. Не учиться ни на чужих успехах, ни на чужих ошибках.
А только поучать, судить ближнего, ставить ему оценки.
Достоевский называл этот странный комплекс «всемирной отзывчивостью».
Но в сборнике «Пословицы русского народа», составленном В.И. Далем, об этой мессианской позе сказано куда менее расплывчато:

Умный любит учиться, а дурак — учить

К слову сказать, на самом популярном в Израиле пляже, тянущемся от Дельфинария до тель-авивского «Хилтона», половину публики составляют как раз мусульманские семьи, которые добираются сюда пешком из арабских кварталов Яффо. У израильской полиции нет ни обязанности, ни желания следить, во что там арабские женщины на пляже одеты. Государство Израиль, где арабы составляют 12% населения, никак законодательно не регулирует ношение хиджаба, никаба, паранджи. У Израиля есть свои способы выявления и нейтрализации борцов за радикальный ислам.

Тем не менее, мне очень интересно, чем закончится французский эксперимент с ущемлением права мусульманской женщины на публичную демонстрацию своего униженного статуса и сексуального рабства. Буду страшно рад, если эксперимент удастся. Узнаю что-то новое, если он провалится. Но совершенно точно не готов давать советы французам, что им запрещать и разрешать гостям в своей стране.
dolboed: (kuffie)
Навальный объясняет правильность запрета на ношение паранджи (бурки, чадры, никаба, чачвана). Ссылается на мнение главреда Deutsche Welle, выступившего в поддержку такого запрета в Германии.

Как догадывается читатель, Ислам я не исповедую, а к притязаниям исламистов на мировое господство отношусь резко отрицательно. Запрет на строительство минаретов, принятый в Швейцарии по результатам общенационального референдума, мне кажется и уместным, и легитимным. Как и введённый Ататюрком запрет на ношение платков в государственных учреждениях, который действует в Турции уже 92 года, несмотря на все потуги Эрдогана и его исламистской хунты по переписыванию конституции. Французский закон 2004-228 (и его продолжение №2010-1192), мне нравится меньше, но эти нормы действуют во Франции не первый десяток лет, и во всех институтах конституционного надзора они уже прошли проверку на соответствие основному закону. В частности, 2 года назад легитимность французского запрета на сокрытие лица в общественных местах подтвердил Европейский суд по правам человека.

Запрет конкретно на паранджу представляется мне ущербным потому, что её ношение — не сама болезнь, и тем более не причина болезни, а всего лишь симптом — как краснота и опухлость при инфекционном воспалении. Можно, конечно, замазывать покрасневший участок кожи тональными кремами и прикладывать к нему лёд: краснота при этом станет не видна, и температура воспалённого участка понизится. Только вот болезнь от этого никуда не денется.

Если мы живём в стране, в которой Конституция гарантирует женщинам равноправие, защиту от дискриминации, оскорблений и насилия по половому признаку — то в связи с нарушением этих норм разбираться надо не с женщиной (которая объект этих действий, то есть жертва, потерпевшая сторона), а с субъектом. С теми, кто заставляют женщину носить такую одежду против её воли. Да, разумеется, это куда сложней, чем наделить постовых милиционеров новым коррупциогенным полномочием хватать женщин на улицах и доставлять в участок для оформления протокола. Но если кому-то паранджа представляется проблемой, то её решение отнюдь не состоит в уличных облавах на тех самых женщин, за права которых как бы ведётся эта борьба.

Кроме того, если мы в самом деле боремся за права женщин, то и их право одеваться по собственному усмотрению тоже стоит уважать. Участниц Pussy Riot никто не заставлял надевать балаклавы — это был их свободный выбор. Федеральным законом от 08.06.201265-ФЗ в России введён запрет на использование масок, средств маскировки, иных предметов, специально предназначенных для затруднения установления личности для участников митингов. Но просто на улицах нам пока не запрещают ни заматывать лицо шарфом в плохую погоду, ни застёгивать капюшон с высоким горлом, носить тёмные очки. Если начать сегодня в России лоббировать закон, регулирующий форму и дизайн головных уборов — скорее всего, он примет форму очередного «пакета Яровой», где вместе с паранджой запретят и юбки выше колена, и майки с коротким рукавом, и бикини, и выходить на улицу после 22:00 без разрешения участкового (сославшись при этом, как у них принято, на «мировую практику»).

В нынешнем составе Государственной Думы хватает любителей что-нибудь кому-нибудь запретить из высших патриотических соображений. По-моему, не стоит уподобляться этим запрещалкиным. Исламских фундаменталистов мы этим не напугаем — в самом крайнем случае, они просто запретят своим женщинам выходить на улицу.
dolboed: (0solovyevorel)
На сайте Российской общественной инициативы несколько минут назад завершился сбор подписей под петицией за отмену позорного, антиконституционного и коррупционного «пакета Яровой-Озерова».

100.064 человека поставили свои подписи под этой инициативой.
Согласно действующему законодательству, это означает, что требование отмены «пакета Яровой-Озерова» должно быть теперь официально рассмотрено на федеральном уровне.
Не стоит обольщаться и ждать, что потешная комиссия министра Абызова, похоронившая на нашей памяти не одну антикоррупционную инициативу, вдруг встанет на защиту Конституции.
Конечно, даже для частичной отмены «пакета Яровой-Озерова» потребуется ещё долгая и серьёзная борьба — как в публичном поле, так и в подковёрном пространстве.

Но мы знаем, что ныне лежит на весах.
Мы должны делать всё, что в наших силах.
Выходить на митинги, обжаловать новые законодательные нормы в Конституционном суде, собирать сведения обо всех бенефициарах коррупционной составляющей СОРМ, и, что крайне важно, — максимально широко распространять информацию об этом рвотном пакете среди всех, кого могут затронуть его положения.
Именно для этого сегодняшний успех голосования на РОИ чрезвычайно важен.

Нас уже больше 100.000 — российских граждан, не побоявшихся поставить подписи под этим законом, вместе со всеми своими паспортными данными.
Мы требуем, чтобы «пакет Яровой-Озерова» был отменён.
И мы сделаем так, чтобы нас услышали.
dolboed: (00Canova)
Если вы зайдёте на сайт РОИ и сделаете там поисковый запрос «статья 20 конвенции ООН», то обнаружите две дохленьких инициативы, голосование по которым давно закрыто. Одна набрала 938 голосов, другая — 19.239 голоса.

Ну, это у них так поиск работает. Не нужно сразу конспирологии.

Инициатива Навального «Об уголовной ответственности за незаконное обогащение чиновников и иных лиц, обязанных представлять сведения о своих доходах и расходах» в архиве этого сервиса тоже доступна. Можно видеть, что она к декабрю 2014 года набрала 100.000 голосов, необходимых для рассмотрения на федеральном уровне. Там же можно видеть, что 25 февраля 2015 года по этому поводу собралась некая «экспертная рабочая группа», состоящая из одного чиновника по имени М.А. Абызов. Которая заслушала 12-страничное экспертное заключение за подписью М.А. Абызова. И приняла единогласное решение, за подписью того же самого М.А. Абызова.

В экспертном заключении, на стр. 3, было сказано, что статья 20 Конвенции ООН не обязывает участников принимать меры по борьбе с незаконным обогащением чиновников. Она обязывает их только подумать о такой возможности.

Российская власть честно-благородно подумала, пишут эксперты. Так что можно считать, что статья 20 Конвенции ООН исполнена в полном объёме.

В решении экспертной рабочей группы сказано, что преследование чиновников за незаконное обогащение «противоречит Конституции Российской Федерации и основополагающим принципам правовой системы Российской Федерации». С связи с чем группа «считает нецелесообразной разработку соответствующего нормативного акта». На том и похоронили.

Самое время вспомнить об этой истории, когда в сегодняшних «Ведомостях» читаем заголовок:
Чиновники обсуждают возможность контроля за крупными расходами населения

Контроль за крупными расходами — это и есть содержание той самой 20-й статьи Конвенции ООН против коррупции. Процитирую определение дословно, из документа ООН:
значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать.

То есть когда речь шла об активах публичного должностного лица, контроль за ними противоречил Конституции РФ и подрывал основы конституционного строя. А если речь о крупных расходах населения, то самое время подключать силовиков.

Простой пример из жизни, как эта интересная дихотомия работает. Если Бог послал «простому шахтёру» Сергею Неверову скромную дачку за 112 млн рублей при задекларированных годовых доходах в 5,8 млн рублей за 2010-2012 годы, то Конституция РФ воспрещает силовому блоку интересоваться, откуда дровишки. А вот если, к примеру, житель Орла, с его среднегородской зарплатой в 25.291 целковых ($4753 годового дохода по текущему курсу), вдруг позволил себе лечить двухлетнего сына от лейкодистрофии Пелицеуса-Мерцбахера на $75.000 — то бдительные чиновники уже ломают голову, как бы его за это привлечь, доначислить вменённый НДФЛ в размере разницы между доходом и расходом, а заодно и возбудить дело за уклонение от уплаты налогов. Просто потому, что стоимость трансплантации костного мозга для двухлетнего Ромы Апанасенко из г. Орёл в 16 раз превышает среднегодовой доход жителя этого города. И, естественно, российская медицина помочь ребёнку бессильна. На неё в текущем году выделено меньше денег, чем планируют потратить на СОРМ, с подачи Яровой-Озерова.

Вообще, вменённые налоги на граждан — золотое дно для бюджета в наши интересные времена. Если ты живёшь в долг, и потратил за год больше, чем заработал — можно тебе вменить налог на разницу. Если ты 10 лет откладывал на крупную покупку, то налог можно начислить с разницы между уплаченной суммой и твоим доходом за год, предшествовавший покупке. Главное — не применять этот принцип к владельцам правильных дачных кооперативов, и будет счастье.

А как же Конституция, презумпция и и основополагающие принципы правовой системы Российской Федерации? Да вы о чём. В бюджете — дыры, размером с сам бюджет. Экономический спад — 6 кварталов подряд. Отток инвестиций — 8 кварталов подряд. Ещё на друзей Яровой 5 трлн скоро придётся изыскивать. При чём тут Конституция вообще? Просто денег нет. А надо, чтобы были.
dolboed: (00Canova)
Одну вещь очень важно понимать про «пакет Яровой Озерова».
Конкретно — про ту его часть, которая обещает обойтись дорогим россиянам в 5 триллионов рублей на ровном месте. Про СОРМ, СОРМ-2, СОРМ-3, СОРМ-3S, и далее ad nauseam.

Важно понимать, что эта история — вовсе не про «слежку за гражданами».
И вносятся эти новые технические регламенты совершенно не во имя цензуры: ёжику ясно, что все эти терабайты непрерывной компьютерной переписки граждан, даже суточной, элементарно некому читать. Мир в этом убедился ещё 15 лет назад, когда англо-американская система слежки «Эшелон» перехватила всю переписку террористов, планировавших теракты 11 сентября. Выяснилось, что они даже не шифровались особо. Задним числом эту корреспонденцию из базы и выковыряли, и изучили. Но использовать перехват для предотвращения терактов никому ещё не удавалось. Эффективна только такая слежка, которая ведётся в отношении очень конкретных подозреваемых, точечно. Перехват переписки 92 миллионов человек тут никак не поможет.

Так зачем же принимаются такие законы? Просто от невежества и злобности?

Отнюдь. Тут прослеживается очень чёткая, внятная и доступная оценке корыстная мотивация.

Дело в том, что «хранение данных пользователей» — это не просто обязанность для оператора выписать себе из Китая RAID помощней, чтоб на нём больше данных поместилось.

Средства для хранения данных в рамках СОРМ — это может быть только сертифицированное ФСБ оборудование. На закупку единиц хранения сегодня уходит около половины денег, которые российские операторы связи тратят на выполнение требований СОРМ по слежке за своими пользователями.

Что такое сертифицированное оборудование? Это какое-нибудь особенное оборудование? Да нет, ни разу, в России же не производят никакой RAID, всё у нас импортное, покупное и привозное. Включая и компьютеры, и софт, и периферию, используемую в святая святых силового блока.

Сертифицированное означает всего лишь, что ты эту железку, придуманную в США и собранную в Китае, не можешь купить ни у производителя, ни у оптовика за границей. Есть узкая группа вполне коммерческих компаний, с лицензиями ФСБ, которая закупает это оборудование за границей, ввозит в Россию, шлёпает на него сертификат соответствия, а потом продаёт телекомам. Вот эта самая наклейка, которая стоит дороже всего оборудования, и составляет весь смысл грандиозной аферы. Вполне в духе зощенковского рассказа про «слабую тару».

То есть все эти условные 5 триллионов рублей, которые операторы связи и интернет-площадки должны будут выложить на закупку новых единиц хранения в рамках «пакета Яровой-Озерова», пойдут вовсе не за рубеж, не каким-то иностранным производителям оборудования, как многие успели посетовать. Эти траты озолотят довольно узкий круг юридических и физических лиц, которые много лет кормятся на поставке решений СОРМ, а в голодный год захотели заработать в десять концов. Только в этом и состоит рациональное объяснение технических требований, входящих в «пакет Яровой-Озерова». Точно так же, как ФЗ №139, первый в России «цензурный» закон о фильтрации и блокировке сайтов, на самом деле никакой политической цензуры нам не принёс. Зато принёс необходимость закупки операторами оборудования для Deep Packet Inspection, чтоб в одночасье не заблокировать своим пользователям все популярные площадки в Интернете.

Всё это, конечно же, звучит как очень общие рассуждения, потому что я до сих пор не назвал никаких имён и фамилий. Но это не значит, что кормушка под названием СОРМ —это прямо такой уж чёрный ящик для всех, кто к ней не присосан. Довольно много известно про всех этих деятелей, получивших от ФСБ грамоты на кормление. И всё, что про них известно — это увлекательнейшее чтение.

Вот рассказ о питерском ООО «Специальные технологии» и его прекрасном учредителе, ныне в розыске по педофильским статьям. В начале 2015 года ему предъявили обвинение по 20 эпизодам с участием малолетних, и — внезапно — отпустили под подписку о невыезде, из-под которой он, разумеется, тут же и сбежал за границу. Компания при этом никуда не делась, её перерегистрировали на других лиц, и она остаётся одним из крупнейших игроков на российском рынке поставки решений для СОРМ.

Но не стоит думать, что беглый обвиняемый далеко ушёл от привычной кормушки. Уже через 4 месяца после его объявления в розыск в городе Москве возникло новое ООО, с тем же самым названием «Специальные технологии», и с отцом беглеца в качестве учредителя. К 17 ноября 2015 года эта новая фирма уже получила в центре ФСБ России по защите гостайны лицензию на разработку, поставку и обслуживание «специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации». А к исполнению государственных заказов по поставке и модернизации решений СОРМ юная фирма с уставняком в 10 тыр приступила за 25 дней до получения той самой лицензии ФСБ. Первый заказ, на ₽13,756 млн, поступил от ПАО «Ростелеком»; спустя ещё полтора месяца второй такой же, на ₽7,080 млн, поступил из Волгоградского филиала той же госкорпорации. Тоже на модернизацию оборудования СОРМ. Дальше у фирмы случились контракты в Тверском филиале «Ростелекома» и в Государственном НИИ информационных технологий и телекоммуникаций… Розыск или не розыск, но котелок-то варит. А после вступления в силу «пакета Яровой-Озерова» от заказов на модернизацию оборудования у «Специальных технологий» заканчивается золотой век, и начинается сразу бриллиантовый. И у питерских, и у московских.

Вот за чем надо следить.
Вот о чём надо писать.
То, что для для госбюджета, для операторов связи и их клиентов — ущерб и убытки, для вполне конкретной группы лиц — навар и чистая прибыль.
У СОРМ-бизнеса есть совершенно конкретные бенефициары.
И они, с подачи Яровой и Озерова, собрались обогатиться на такую сумму, которая ощутимо превышает годовые расходы бюджета РФ на здравоохранение.
Мы знаем организацию, которая выписывает пропуска к этой кормушке.
Мы знаем круг лиц, которым выданы эти пропуска.
Это не они за нами будут следить, а мы за ними.

Напоминаю, что сбор подписей за отмену «пакета Яровой» продолжается.
Голосовать можно и нужно здесь (при наличии регистрации на портале госуслуг):
https://www.roi.ru/28432/
Там к этой минуте собрано 53.526 голосов, а нужно 100.000.
И я верю, что мы их соберём.
dolboed: (00Canova)
Я не верю в сайт РОИ, потому что все полезные антикоррупционные инициативы, получившие там поддержку 100 и более тысяч человек, были в итоге похоронены без рассмотрения по существу в какой-либо из инстанций, которым были адресованы.

Но сегодня, мне кажется, дело не в том, как на петицию отреагируют.
А в том, что позорный «пакет Яровой» уже подписан, и стал государственным законом.
У нас — у тех из нас, кто зарегистрирован на российском портале госуслуг — есть законная возможность сказать вслух то, что мы об этом думаем. Власть делает вид, что желает знать, пусть узнает. Потому что промолчать, не явиться на этот референдум — значит согласиться с собственным бессловесным положением и статусом. Может быть, у нас нет шансов повлиять, но у нас есть полная возможность не промолчать.

Голосование за отмену «пакета Яровой» проходит здесь:
https://www.roi.ru/28432/
Оно началось 7 июля, и на данную минуту собрало 29.452 голоса, включая мой.
До порога, обязывающего рассмотреть петицию на федеральном уровне, осталось 70.548 голосов.

Разумеется, любые кросспосты, ретвиты и прочие способы распространения этой ссылки приветствуются. Но не жалейте, пожалуйста, времени рассказать людям, которые Вас читают, почему именно этот закон плох и недопустим.

вот здесь есть про это довольно развёрнутая справка. Кому-то кажутся там самыми важными статьи за недоносительство, новые правила слежки за абонентами всех видов связи, ограничение свободы совести. Другому ближе новеллы про 7 лет лишения свободы за пост в соцсетях или разорение интернет-компаний. Думаю, всякий в состоянии объяснить своим читателям, почему таких законов в России быть не должно.
dolboed: (tibet)
Пакет «антитеррористических» поправок Яровой-Озерова, поддержанный на прошлой неделе охотнорядскими баранами, сегодня триумфально прошёл одобрямс в Совете Федерации.

Это, пожалуй, одна из самых радикальных инициатив «взбесившегося принтера». Там столько всего искромётного вносится, что перечислять можно до завтра. И уголовная статья за недоносительство, и новые сроки за ретвиты и перепосты, и тотальная прослушка, на которую всем российским операторам связи придётся выложить суммы, далеко превышающие их годовую выручку… Рационального зерна в этих инициативах не просматривается в упор, зато круг действий и бездействий, которые можно будет по новым правилам подогнать под определения «терроризма» и «экстремизма» расширяется до размеров одиозного Федерального списка. Не за горами тот день, когда уголовным преступлением террористической направленности признают публичную критику Ирины Яровой и отказ голосовать за неё на выборах…

Важная примета времени: никто давно уже не верит, что этой гопнической атаке на Конституцию можно как-нибудь противостоять. Под петицией к Путину, с требованием не подписывать пакет законов Яровой-Озерова, — всего 656 подписей, включая мою. Хоть собирают эти подписи и на сайте Эха, и на сайте «Новой», где суточная аудитория исчисляется в сотнях тысяч. Просто никто уже реально не допускает мысли, что его голос может на что-то повлиять или изменить. И это, в сущности, логично: люди учатся на опыте, а он подсказывает, что до сих пор ни одна такая петиция не была властями ни учтена, ни рассмотрена. Даже если она собрала больше 100.000 голосов, верифицированных порталом Госуслуг — как некоторые антикоррупционные инициативы последних лет, похороненные в анналах «электронного правительства».

Тем не менее, при всём нашем сомнении, скепсисе и разочаровании, я уверен, что подписаться там стоит.
Пусть промолчат согласные и безгласные.
А нам всё же нужно сказать своё слово.
Вслух.
dolboed: (potter)
Вдогонку к козыревской передаче на До///де, где мы с ним вспоминали 90-е годы, перестройку и перестрелку, хочу показать и объяснить один артефакт из той эпохи, который в передаче обсуждался предметно и подробно:

Это два советских загранпаспорта. Как видите, отличаются они тем, что один исполнен от руки, а другой — на пишущей машинке. В какой-нибудь другой стране это различие в докомпьютерную эпоху могло бы носить случайный характер и объясняться неодинаковой оснащённостью двух паспортных столов оргтехникой, или тем, что один паспорт выдан за полгода до второго. Но в СССР — как и в современной российской правоохранительной системе — каждая ничтожная закорючка имеет высший сакральный смысл. Дихотомия «чернила vs машинопись» в советских загранпаспортах — не исключение.

От руки в ОВИРе выписывался паспорт, годный только для поездок по соцлагерю — Болгария, Венгрия, ГДР, ПНР, Румыния, ЧССР. Для посещения всех этих стран советскому танкистучеловеку их въездная виза не требовалась. И внутри того самого соцлагеря перемещение между странами было безвизовым — как для их граждан, так и для советских гостей. Но вот для выезда из СССР в любую заграницу советскому человеку нужно было получать разрешение на выезд, формально от Отдела виз и регистрации МВД, фактически — от КГБ. Частному лицу полагалась однократная виза на каждый выезд. Для её получения нужно было представить какое-то обоснование поездки (приглашение, турпутёвку, письмо от организации о направлении в зарубежную командировку), два экземпляра довольно подробной анкеты, характеристику с места работы/учёбы за подписью парторга, профорга и директора предприятия, оригинал загранпаспорта, а также заполненную с одной стороны почтовую открытку с маркой за 3 коп. Когда ОВИР принимал решение по просьбе гражданина о разрешении однократного выезда за рубеж, он на этой открытке ставил штамп с приглашением заплатить пошлину (31 рубль за соцстраны, 201 — за капстраны), явиться с квитанцией и забрать готовый паспорт в приёмные часы. Или не забрать, если отказали, но тогда уж и пошлину не платить... Процедура оформления трёхдневной командировки в Софию и эмиграции в Израиль навсегда была в части требований ОВИРа совершенно идентичной. То есть человеку, который собирался с позором лишиться работы, жилья, советского гражданства, 500 рублей за отказ от него, всех паспортов и любой надежды на последующий въезд в СССР, нужно было сперва обойти местком, партком и администрацию своего учреждения, и собрать там характеристики, подтверждающие, что он достаточно «в быту скромен, с коллегами по работе общителен», чтоб Комитет государственной безопасности согласился без опасений отпустить его в логово сионистского агрессора. Так Израиль официально назывался в советских газетах с тех пор, как в июне 1967 года разбил армии египтян, иорданцев и сирийцев в Шестидневной войне — а СССР в ответ расторг дипотношения. Впрочем, вернёмся к советским паспортам и их высоким смыслам.

На второй иллюстрации мы видим, что сами по себе одноразовые разрешения оформлялись тоже по-разному, в зависимости от направления выезда. Название капстраны, срок и цель поездки в неё вбивались на пишмашинке. При разрешении на выезд в безвизовые соцстраны (которых было на свете в 20 раз меньше, а разрешения туда требовались чаще) дату вписывали по-прежнему от руки, зато название страны и цель поездки оттискивали с помощью штемпеля, экономя труд писаря. Такая вот советская бюрократическая эргономика, самая эргономичная в мире.

В верхней части каждой страницы с разрешением на выезд оставлено место для двух советских печатей о пересечении границы-на-замке. По этой простой причине одним разрешением просто технически нельзя было воспользоваться два раза.

В нижней части страницы — отметка госбанка о продаже выезжающему гражданину валюты, с указанием либо проданной суммы в рублях, либо срока, из которого она рассчитывалась. Каждый счастливчик, получивший разрешение на выезд, имел право поехать в банк на улицу Бутлерова и обменять у государства свои деревянные рубли на ту или иную форму инвалюты. Годичная квота для каждого типа страны и поездки устанавливалась постановлением Совета министров СССР, и в 1980-е она была, по моим ощущениям, очень щедрой. Особенно для капстран, куда можно было на год поменять 900 рублей — по официальному советскому курсу, где доллар стабильно стоил 63 копейки, чехословацкая крона — 10 копеек, а немецкая марка, независимо от того, восточная или западная, — 30 копеек. В реальности к 1988 году доллар на советском чёрном рынке вырос уже до 10 рублей, а банки Западного Берлина обменивали одну бундесмарку на 10 марок ГДР совершенно официально, с квитанцией и кассовым чеком. В продвинутой в этом смысле Варшаве (через которую проходил любой поезд с Белорусского вокзала на Берлин, Прагу, Париж и Лондон) грузчики на вокзале скупали доллары вообще по 25 рублей...

Сколько на этой фантастической карусели обменных курсов мог за одну командировку заработать простой советский чекист, с правом на ношение валюты — страшно себе представить. Но была среди выезжающих советских граждан одна категория, которая этих щедрот государства на себе не испытала. Евреи, отбывавшие на ПМЖ в Государство Израиль, имели право из всех своих личных денег поменять на доллары 90 советских рублей на человека. По курсу выходило 143 доллара в «моём» 1990 году. Это были все сбережения, которые им разрешалось вывезти из СССР. Как тут не вспомнить анекдот про попугая, требовавшего права на выезд «хоть тушкой, хоть чучелом».

Конечно, загранпаспорта вспомнились мне прежде всего в связи с эфиром у Козырева, но ничуть не менее актуальный сегодняшний контекст для этих воспоминаний — последние инициативы Ирины Яровой и Ко., посвященные ограничению на выезд россиян из страны, под самыми разными предлогами. Отличие между советскими порядками и тем, что предлагают Яровая с Озеровым — в том, что советская власть ограничивала всех подряд, а взбесившийся принтер предлагает ввести запрет выезда в качестве персональной внесудебной расправы для отдельных категорий неугодных власти лиц. Например, тех, кого «предупредили об ответственности за экстремизм» — как академика Юрия Рыжова, которому прокурор вынес такое предупреждение просто за поданную городским властям заявку на проведение мирного, санкционированного шествия памяти Бориса Немцова. Никаких действий, дающих основание предупреждать про экстремизм, Рыжов не совершал. Обвинить его не в чем. И предупреждение — мера совершенно беззубая. Но по законопроекту Яровой она должна отрастить зубы, став формальным поводом для закрытия академика за железным занавесом сроком на 5 лет.

А общее между предложением Яровой и советской практикой ограничения выезда — их абсурдность, дебильность и полная неэффективность для решения каких-либо полезных государству задач. Утечкам мозгов, бегству из СССР учёных, спортсменов, музыкантов, писателей и художников этот режим помешать не мог. Как не мешал он ни вербовке иностранных агентов внутри СССР, ни бегству на Запад советских силовиков, с ранних сталинских лет до поздних горбачёвских. Этот режим всего лишь создавал у ряда категорий советских людей лишний повод задуматься об эмиграции: каждый раз, оказавшись за границей, они понимали, что этот раз может оказаться последним, и лишний раз задумывались об отказе от возвращения. О котором совершенно не надо думать гражданам стран, где о запрете на выезд не слышали. Американцу или европейцу вообще не объяснишь, что такое «отказ от возвращения на Родину», кому он должен адресоваться, и в чём выражаться. Человек просто поехал за границу по своим делам, и находится там, сколько считает нужным. А в УК РСФСР «отказ от возвращения на Родину» был уголовным преступлением из диспозиции ст. 64 «Измена Родине», предусматривавшей наказание вплоть до смертной казни с конфискацией имущества. Два мира, два Шапиро.
dolboed: (00Canova)
В Россию из Израиля я вернулся в марте 1997 года. Пару лет спустя в стране случились думские выборы, и я на них проголосовал за ЛДПР. Логика моя была чрезвычайно простая: поскольку Государственная Дума в России — это голимый цирк, голосовать нужно за самого яркого клоуна. А у ковёрного Владимира Вольфыча в ту пору серьёзных соперников не было. Он и водой в оппонентов плескался, и женщин за волосы таскал, и чего только не выдумывал, чтобы народ повеселить.

Моя ставка на клоуна сыграла: в очередном созыве Вольфыч продолжал титанически кочегарить. До приказа телохранителю изнасиловать беременную журналистку в честь православной Пасхи он в ту пору ещё не додумался, зато изобрёл мем «партия жуликов и воров», заснял эпическое обращение к Джорджу Бушу в обнимку с двумя безотказными юниорами (никто у нас в Думе не отрабатывает гомоэротическую тему с такой изобретательностью, как ВВЖ), припугнул Европу обещанием прислать туда не то танки, не то ВДВ — и отправился в Израиль искать могилу отца, ранее юриста, а теперь уж и официально еврея, на кладбище под Холоном.

В последующие годы Вольфыч как-то подутих, и перестал попадаться мне на глаза, так что больше я за это шапито не голосовал, но был уверен, что ЛДПР нас ещё однажды чем-нибудь удивит. Что она и сделала, буквально сегодня.

Трое депутатов от Партии клоунов и шутов сегодня в обед внесли в Государственную Думу законопроект №1099738-6, предусматривающий полную отмену в России 282-й статьи УК. Это та самая замечательная уголовная статья, по которой собираются судить, в частности, и вашего покорного слугу. В сопроводительной записке к законопроекту приведена довольно примечательная статистика по практике её применения в России за последние годы:

Согласно открытым данным Судебного департамента при Верховном
Суде РФ, число лиц, осужденных по статье 282 УК РФ, растет из года в год. Так, в 2009 г. число осужденных составило 44 чел., в 2010 - 62 чел., в 2011 - 82 чел., в 2012 - 118 чел., в 2013 - 174 чел., в 2014258 чел. и в 2015 — уже 369 чел. Число осужденных увеличивается ежегодно примерно на 50%. Более половины осужденных — молодежь до 30 лет.


И тут же объясняется, с чем связан девятикратный рост уголовных дел за пятилетку:

Квалификация преступлений по статье 282 УК РФ в некотором смысле является «универсальной», так как позволяет привлечь к уголовной ответственности даже за высказывания, выраженные в форме перепоста в социальной сети без комментария обвиняемого, высказывания, распространенные без прямого умысла, то есть эмоционально проявленные недовольства, а также независимо от намерений лица, разместившего информацию.

С юридической точки зрения это объяснение, конечно же, очень сильно хромает, потому что проблема недоказанности преступного умысла вообще никак не связана с 282-й статьёй УК. Это общая каинова печать всего современного российского делопроизводства, от мировых судей до Президиума ВС. В каждом обвинительном заключении встречаем дежурную фразу «имея преступный умысел», и до сего дня ни один российский судья, кроме председателя ВС РФ Вячеслава Лебедева, не задал обвинению простой вопрос: а не желаете ли, дорогие товарищи, чем-нибудь, кроме своих телепатических навыков, обосновать утверждение об этом самом преступном умысле? Но, увы, в глазах служителей российской Фемиды верховный судья Лебедев — клоун посмешней Жириновского, и всерьёз его законнические экзерсисы никто не воспринимает. В частности, риторический вопрос о доказанности преступного умысла он задавал в своём решении по делу Pussy Riot — когда молодые матери Маша и Надя успели уже и отсидеть по «двушечке», и выйти по амнистии, и ни малейших последствий для их судьбы — ни правовых, ни практических — решение Верховного суда о неправосудности отбытого приговора не имело. Мы не в Чикаго, моя дорогая, в России любой участковый главней Председателя Верховного Суда.

Но, возвращаясь к 282-й, клоуны очень точно подметили бытовую (производственную) причину, по которой число обвинительных приговоров выросло в 9 раз за пятилетку. В логике палочной системы не существует никакой принципиальной разницы между раскрытием реальной террористической ячейки и отправкой на нары первокурсников, поставивших лайк под «экстремистской» картинкой во Вконташечке. Теоретическая вероятность обвинительного приговора в обоих случаях составляет 99,3%, практическая — 100%, потому что те 0,7% оправдательных приговоров, которые выносятся в России, обеспечиваются судами присяжных, а дел по экстремистским и террористическим статьям они не рассматривают. Уголовное дело по ретвиту 19-летней студентки-медички Патимат Гаджиевой, торчащей с ноября в СИЗО, вообще Военный суд забрал, хоть она и ни разу не военнообязанная. Всей нашей правоохранительной своре хочется урвать кусочек от этой сладкой практики: возбуждать «особо важные» уголовные дела за лайки, ретвиты, комменты с большим пальцем, за мнения и эмоции. Как из одного поста в ЖЖ, длиной в три абзаца, можно выдоить 420 страниц на два тома уголовного дела, мы с вами видели на примере моего собственного процесса. Так что мотивация силовиков, полностью переключившихся с терроризма на ретвиты и кросспосты, прозрачна и понятна. А теперь, благодаря пояснительной записке клоунов из ЛДПР, этот секрет Полишинеля растолкован в официальном документе, который можно скачать с сервера Государственной Думы. Неоценимое подспорье для всякого, кто оспаривает решения российских судов в ЕСПЧ. Уже хорошо.

Каковы шансы, что 282-ю действительно отменят? Да ещё с подачи тех же самых шалунишек, которые в нынешней каденции обогатили УК РФ статьёй 280.1, криминализующей саму мысль о возможности конституционных реформ в России?

Я думаю, что отменить 282-ю статью в России абсолютно нереально. Потому что с её отменой закрылась бы эпическая должностная кормушка для говноедов, говножуев и говнососов из практически всего спектра силовых структур в РФ. Судя по материалам моего уголовного дела, на нём одном успели заработать по «палке» офицерские чины МВД, ФСБ, СКР, городской прокуратуры и Минюста, в широком диапазоне от генерала до скромного опера. А таких дел можно возбуждать сотню в день. Кто ж разрешит клоунам из ЛДПР прикрыть золотую жилу?! А Федеральный список экстремистских материалов, длиной в 3618 позиций? На его составлении и обновлении успели заработать звёздочки, премии, прибавки к жалованию десятки тысяч бездельников и оборотней в погонах — ментовских, прокурорских, судейских, бастрыкинских, «эшников» и эфэсбэшников. Не считая всех тех думцев, которые 14 лет работают над жупелом «экстремизма» и ужесточением ответственности за него. Кто ж в сегодняшней России рискнёт всю эту сволоту от кормушки отодвинуть?! Это ж главная опора «конституционного строя»!

Так что не будем обольщаться. Сколько б правильных слов ни написали нанятые ЛДПР юристы в сопроводительной записке к законопроекту, 282-я статья УК РФ пребудет с нами до скончания клептократии. Через этот механизм власть жуликов и воров подкармливает деньгами налогоплательщика целый легион говноедов, говножуев и говнососов в силовых ведомствах, а они в ответ симулируют успешную борьбу с инакомыслием в России.

Никаким клоунам этого системообразующего расклада в РФ не изменить. Так что весь смысл внесения сегодняшнего законопроекта состоит лишь в том, чтобы попиарить к выборам изрядно подсдувшийся цирк под названием ЛДПР. Больше 20 лет эти клоуны ухитряются собирать электоральные очки на критике российской власти, поддерживая своими мандатами каждое её начинание, и любой «антинародный» госбюджет. С каждым годом им всё трудней продавать лохам свой оппозиционный имидж, так что сегодня пришлось замахнуться на священную для каждого оборотня в погонах 282-ю статью. Но не для того, чтобы её отменить, а чтобы предъявить тому самому лоху видимость оппозиционной борьбы.

Если кто вдруг поверил, что это они всерьёз, приглашается следить за руками.
Я тоже буду следить.
dolboed: (00Canova)
Очень поучительная история про лекарства.

Госдума приняла во втором чтении некий закон, который выглядит глупым и садистским издевательством над больными людьми.
Он обязывает любого человека, который ввозит на территорию РФ свои собственные лекарства, для личного пользования, предъявлять на них либо рецепт на русском языке, либо нотаризованный перевод этого рецепта на русский. Какой нотариус должен заверять такой перевод — российско-посольский, или сойдёт и иностранный, в законопроекте ничего не сказано.

Прописанная думцами процедура совершенно закономерно показалась публике очередным бессмысленным издевательством над больными людьми. Она им и является. Но, как сказал бы Черчилль, лишь до тех пор, пока мы не вспомним об альтернативе.

По действующим сегодня в России законам, ввоз в страну ядовитых и сильнодействующих веществ (в том числе — в виде лекарств, их содержащих) является уголовным преступлением и наказывается по ст. 226.1 УК РФ, где за это предусмотрено наказание на срок до 7 лет лишения свободы. Другой вопрос, что такая норма почти не применяется, поэтому о ней никто и не знает. Отдельно заметим, что речь идёт только о тех лекарствах, которые входят в особый перечень, утверждённый постановлением Правительства РФ №964 от 29 декабря 2007 г.

А что с остальными лекарствами, которые в тот перечень не входят?

Остальные лекарства для личного пользования в Россию ввозить можно, свободно и без рецепта, на основании ст. 50 Федерального закона «Об обращении лекарственных средств».

На сегодняшний день сложилась парадоксальная юридическая ситуация. Если тебе по болезни положено принимать лекарство, не фигурирующее в постановлении №964, то ввози его на здоровье. Если же твоё лекарство включено в перечень — то садись за его ввоз на 7 лет, или не ввози и подыхай в России без лечения. Легального порядка ввоза в Россию лекарств из того самого списка сегодня не существует. При том, что на территории самой России оборот этих лекарств не запрещён, их хранение и употребление никаким правонарушением не считается. Лекарства и лекарства. Ну, сильнодействующие, ядовитые — но не запрещённые в РФ ни разу. И это их подведение под статью о контрабанде явным образом нарушает принцип равенства граждан перед законом, независимо от их диагноза.

С этой коллизией разбирался Конституционный суд РФ, который именно так и рассудил. Все больные равны перед законом и должны иметь равные права на ввоз лекарств для личного употребления. 16 июля 2015 года он постановил, что ввоз ядовитых и сильнодействующих лекарств в Россию не является контрабандой в том значении, которое придаёт этому термину ст. 226.1 УК РФ. В резолютивной части постановления КС РФ указал на необходимость устранения законодательного пробела — что мы сейчас и наблюдаем. С подачи Минздрава РФ Госдума сейчас пытается принять норму, которая, по сути, легализует ввоз препаратов из постановления №964 на территорию РФ. Обставляя его условиями, которые, по мнению баранов-законодателей, позволят поставить барьер на пути террористов и наркокурьеров, ввозящих под видом лекарств бактериологическое оружие или опиаты.

Барьер, конечно совершенно идиотский. Если я — контрабандист, и под видом таблеток хочу ввозить ботулинический токсин или наркоту, то я свой груз расфасую в капсулы из-под совершенно любого разрешённого препарата. Зачем мне палиться с упаковками из запретного списка, если можно легально ввезти моё вещество в банке из-под витаминов?! Как может нотариально заверенный перевод рецепта помешать этой подмене?! Думцы просто понимают, что им нужно прописать в этом месте какую-то процедуру, имитирующую строгий контроль — хотя при наличии таких подозрений нет никакого другого способа контроля, кроме анализа химического состава ввозимого вещества. На такой анализ у таможни есть и полномочия, и технические возможности, без оглядки на списки ядовитых, сильнодействующих, наркотических и т.п.

Дума есть Дума, она, по своему обыкновению, тупит. Но это не отменяет того факта, что суть нового закона — в легализации ввоза препаратов из списка, а не в запрете на ввоз в Россию каких бы то ни было лекарств.

Подробнее об этой ситуации можно прочитать
в материале РБК
в очень толковом разборе Инессы Землер
в подробном посте Дмитрия Гудкова

Единственное в этой истории, с чем я пока не разобрался, но боюсь, что это — самый важный вопрос: какая разница в применимом законодательстве о ввозе лекарств между странами Таможенного союза и всем остальным миром? Буду страшно признателен читателям за подсказку релевантных норм законодательства.
dolboed: (00Canova)
Во вторник и среду на этой неделе собирался на очередную сессию Региональный совет Венето (тот самый, который наши госСМИ в ночь на понедельник переименовали в парламент Венеции). На повестке дня у депутатов стояло 45 пунктов для обсуждения, в том числе:

— принятие для Венето региональных нормативов максимально допустимой концентрации гербицида глифосат в почвах и воде
— задолженность в 5000 евро по обещанному спонсорскому взносу на проведение фестиваля «Солнце Луна: мост между культурами»
— снижение стоимости входных билетов в Палаццо Дукале для жителей Венето с нынешних 19 до более приемлемых сумм
законопроект №123 о борьбе с размножением болотного бобра (Myocastor coypus), наносящего вред деревьям и сельхозугодьям
— обеспечение жителям Венето, перенесшим инсульт, доступа к реабилитационной методике доктора Perfetti, как более совершенной, чем уже им доступные методики Доман, Войта, Фай и ABA
— финансовые проблемы и сокращение штатов в экологическом проекте Thetis, из которого за последнее время уволено 10 сотрудников
— меры по недопущению проживающих в Венето игроманов до киосков с карточками спортлото
— противодействие планам лоукостера Meridiana Srl по сокращению полётов в Аэропорт им. Валерия Катулла, чреватым увольнением веронских работников наземных служб
— ремонт шлюзов; благоустройство цехов и складов промзоны венецианского Арсенала
— подключение всех учреждений региональной системы здравоохранения (ULSS) к единому реестру онкобольных
— защита, поддержка и продвижение многовековых традиций выращивания тутового шелкопряда в регионе Венето.
А как же Крым?! )
PS. И перестаньте, пожалуйста, записывать Вальдегамбери в «Северную Лигу» — просто из-за того, что это единственные итальянские раскольники, название которых у вас на слуху. Он был христианским демократом, потом создал своё движение «Народное будущее», в облсовет прошёл по списку Lista Zaia, но в «Северной Лиге» не был, не состоял, не участвовал. Хоть и развёл её депутатов на поддержку независимой республики в Крыму.

PPS. Путать облсовет региона Венето с общественной организацией Parlamento Provvisorio della Repubblica Veneta, арендующей чердачные помещения для своих сходок, тоже не надо. Consiglio regionale del Veneto — это совершенно официальный, легитимный законодательный орган, заседающий в огромном дворце. А Parlamento — скопище милых и забавных фриков-реконструкторов, всерьёз мечтающих, чтобы вслед за 2016 годом сразу наступил 1510-й, или, на худой конец, 1796-й. Думаю, ни для кого не будет сюрпризом, что Стефано Вальдегамбери в этой романтической тусовке тоже не состоит.
dolboed: (0solovyevorel)
В 10-й главе III раздела Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации есть статья 63 «Обстоятельства, отягчающие наказание». За годы президентства В.В. Путина эта статья дополнялась новыми пунктами и подпунктами аж восемь раз. В настоящее время список отягчающих обстоятельств выглядит так:

а) рецидив преступлений;
б) наступление тяжких последствий в результате совершения преступления;
в) совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (преступной организации);
г) особо активная роль в совершении преступления;
д) привлечение к совершению преступления лиц, которые страдают тяжелыми психическими расстройствами либо находятся в состоянии опьянения, а также лиц, не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность;
е) совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;
е.1) совершение преступления из мести за правомерные действия других лиц, а также с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение;
ж) совершение преступления в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;
з) совершение преступления в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, а также в отношении малолетнего, другого беззащитного или беспомощного лица либо лица, находящегося в зависимости от виновного;
и) совершение преступления с особой жестокостью, садизмом, издевательством, а также мучениями для потерпевшего;
к) совершение преступления с использованием оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ, взрывных или имитирующих их устройств, специально изготовленных технических средств, наркотических средств, психотропных, сильнодействующих, ядовитых и радиоактивных веществ, лекарственных и иных химико-фармакологических препаратов, а также с применением физического или психического принуждения;
л) совершение преступления в условиях чрезвычайного положения, стихийного или иного общественного бедствия, а также при массовых беспорядках;
м) совершение преступления с использованием доверия, оказанного виновному в силу его служебного положения или договора;
н) совершение преступления с использованием форменной одежды или документов представителя власти;
о) совершение умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел;
п) совершение преступления в отношении несовершеннолетнего (несовершеннолетней) родителем или иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего (несовершеннолетней), а равно педагогическим работником или другим работником образовательной организации, медицинской организации, организации, оказывающей социальные услуги, либо иной организации, обязанным осуществлять надзор за несовершеннолетним (несовершеннолетней);
р) совершение преступления в целях пропаганды, оправдания и поддержки терроризма.


Сенатор Мизулина предложила внести в этот обширный список использование Интернета. Законопроект с таким дополнением к 63-й статье, по её словам, будет подготовлен в Совете Федерации «в ближайшее время».

С точки зрения здравого смысла и юридической логики это предложение — не меньший бред, чем все предшествующие инициативы Мизулиной. Если взять такие составы, как «Доведение до самоубийства», «Вымогательство», «Угроза убийством», «Обман или злоупотребление доверием» и т.п., то очевидно, что для совершения подобных преступлений может с равным успехом использоваться телефон и Скайп, сервис СМС-сообщений мобильного оператора или мессенджер. Почему одно и то же деяние, совершённое через СМС или чат, должно получать различную правовую оценку? С какой точки зрения вымогательство или угрозы с использованием Скайпа представляют большую общественную опасность, чем такое же вымогательство и угрозы по мобильнику?!

Впрочем, ни одну из инициатив наших законодателей в области Интернета за последние 4 года не следует оценивать с позиций здравого смысла и логики. Речь идёт о планомерном и целенаправленном уничтожении интернет-отрасли в России, силами упырей, которые в самом факте свободного общения людей между собой видят прямую и немедленную угрозу духовным скрепам. Никакими другими соображениями нельзя объяснить ни «закон о забвении», ни новый законопроект о приравнивании поисковых сервисов к СМИ, ни «антитеррористический» ФЗ-97 о блоггерах, ни бесчисленные законы о блокировке сайтов. Надо просто называть вещи своими именами, как делает Бастрыкин: всё это просто попытки заимствовать передовую туркменскую модель регулирования Интернета, выдавая её по невежеству за китайскую.

В таком контексте приравнивание использования Интернета к особой жестокости, садизму, состоянию алкогольного или наркотического опьянения, насилию над детьми, терроризму и рецидивизму — шаг закономерный. Было бы даже странно, если б никакая мизулина до него не додумалась. Но всё равно мне кажется, что это жалкая полумера. Зачем химичить с Общей частью УК, когда можно сразу перейти к Особенной? Просто нужна статья, объявляющая уголовным преступлением доступ в Интернет — по аналогии с принятой 5 лет назад статьёй 138.1, позволяющей посадить человека на 4 года за приобретение диктофона или видеокамеры. Проблема со статьей 138.1 — в том, что нигде на свете не существует списка этих самых запрещённых устройств, «покушение на приобретение» которых должно повлечь за собой уголовную ответственность. С Интернетом всё значительно проще. Как к нему подключаться, знает в России любая мизулина — а значит, и с привлечением к ответственности проблем не должно возникать.
dolboed: (всюду жизнь)
Наконец-то в России появился настоящий правозащитник, в правильном мундире.
Уполномоченным по правам человека Госдума сегодня назначила генерал-майора МВД Татьяну Москалькову, обладательницу наградного пистолета и 20-летнего стажа работы в органах.

Ровно год назад, выступая в Госдуме, эта прекрасная леди предлагала своему начальству «МВД переименовать в ВЧК и дать ему соответствующие полномочия для наведения порядка, сохранения страны в покое и безопасности». А ещё раньше, в 2012 году, она сумела удивить даже свою соратницу Мизулину, предложив дополнить УК РФ новой статьёй «Покушение на нравственность».

Идея спорная. В Уголовном кодексе и так достаточно мер, есть целая глава, которая касается преступлений против общественной нравственности, — сказала тогда Мизулина.

В тот раз инициатива генерал-майорши по охране нравственности силами ВЧК не прокатила. Pussy Riot отделались двушечкой. Но теперь перед Москальковой открывается широкий простор для правозащитной деятельности до последнего патрона. В ближайших планах вновь уполномоченной — защита прав соотечественников за рубежом, трудовые конфликты в РФ и противостояние проклятому Западу, который распространяет заведомо ложные, клеветнические измышления о якобы имеющих место нарушениях прав человека в России.

Profile

dolboed: (Default)
Anton Nossik

April 2017

S M T W T F S
       1
23 45678
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 202122
23 24 25 26 27 2829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 04:55 am
Powered by Dreamwidth Studios