Jan. 16th, 2017

dolboed: (00Canova)
Пять украинских журналистов по просьбе «Новой газеты» прокомментировали решение властей запретить вещание телеканала «До///дь».

Пять из пяти собеседников издания цензурный запрет одобрили.
И это, в общем-то всё, что необходимо понимать про главную проблему Украины.

Там люди реально поддерживают цензуру северокорейского, туркменского, саудовского образца.
И поддерживают её не какие-то мифические правосеки, скачущие где-нибудь в Ивано-Франковске под транспарантом «Москаляку на гиляку», а журналисты демократической направленности, представители пятой власти, первые люди, от которых ожидаешь услышать слова против цензуры, за свободу слова, за плюрализм мнений — или хотя бы в защиту коллег из «До///дя» от идиотизма запретителей.

В этом — самая большая проблема нынешнего украинского общества.
Они рассуждают о свободе, демократии, правах человека, считают себя Європой.
А в головах — тот же кромешный и беспросветный совок, что у Яровой, Лугового, Железняка.
Только наши-то клоуны ни секунды ни верят в то, что несут с думской трибуны.
Яровая совсем недавно шла по спискам «Яблока», Луговой служил на побегушках у Березовского, а Железняк помогал его партнёру по «ЛогоВаз News Corporation» Руперту Мёрдоку окучивать рынок московской наружки. Если завтра власть в Кремле переменится, мы увидим и Яровую, и Лугового, и Железняка в первых рядах борцов с тёмным прошлым (см. про это прекрасный стих Быкова в том же самом номере «Новой»). Просто сегодня их кормят другие лозунги.

А в/на Украине всё это очень серьёзно, искренне, от души.
Никто не платит Мустафе Найему, Ивану Яковине, Виталию Портникову, Владимиру Федорину или Павлу Казарину за поддержку решений Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания.
Они совершенно искренне и от души вписываются за родное цензурное ведомство.
Им нормально и радостно жить в обществе, где решение вопроса «что гражданам читать, смотреть и слушать?» делегировано безымянным госчиновникам.
Потому что сограждане — это несознательный скот, сами они не разберутся.
Нужно специальное государственное ведомство, с запретительными полномочиями.

Людей в/на Украине вообще не смущает, что в той Європе, куда они будто бы стремятся, подобные запреты немыслимы. Не говоря уже о США или Канаде.

Они говорят: в Європе нет войны, а у нас — война, так что без цензуры нам не прожить.

Но в Израиле война идёт без малого 69 лет.

И ни в одном из её эпизодов военная цензура не сыграла никакой сколько-нибудь существенной полезной роли. Эксперименты, разумеется, ставились, потому что в раннюю эпоху существования Израиля и советских людей, и просто пламенных сталинистов в руководстве страны хватало. Но все их цензурные эксперименты показали: в запрете гражданам Израиля читать те или иные новости или комментарии нет никакой пользы для обороноспособности страны и никакой помехи для её врагов. Единственная полезная форма цензуры во время любой войны — та, которая предотвращает утечку собственных секретов. А запрет своим же гражданам читать, смотреть и слушать иностранные СМИ — никакого отношения к нуждам военного времени не имеет. И Туркменистан, у которого Украина сегодня так восторженно учится, тоже не из-за войны эту практику ввёл.
dolboed: (dead cash)
Позвонили мне только что из Пресненского суда.
Пригрозили, что если в понедельник 23 января не получат бумажной квитанции об уплате штрафа в 300.000 рублей, чтоб подшить его в моё уголовное дело, то вынуждены будут передать материалы в исполнительное производство, для взыскания с меня денег федеральной службой судебных приставов.

Чисто для справки: штраф, назначенный мне Мосгорсудом, я оплатил ещё 23 декабря прошлого года. Перевёл деньги по реквизитам, полученным в секретариате того самого Пресненского суда, откуда теперь звонят с глупыми вопросами. Объясняю, что штраф давно уплачен. Девушка мне в ответ:
— Нам это не важно. Нам нужно подшить в дело квитанцию об уплате. Иначе в понедельник передаём дело в ФССП для взыскания…
— Девушка, милая, — изумляюсь я, — а как же обещанный переход московских судов на электронный документооборот?!
— У нас об этом нет никакой информации, — терпеливо отвечает мне девушка.
Почему я не удивлён.
172 миллиона долларов вбухано в систему, которая официально начала работать с 1 января 2017 года. А в межмуниципальном райсуде, который к ней с 1 января подключён, об этом даже не слышали.

Раз уж об этом зашла речь, то расскажу о моём штрафе, вдруг кому-нибудь эта информация окажется интересной или полезной.

Чётких сроков по оплате штрафа, назначенного судом, не существует. Обычно судебные канцелярии начинают чесаться и передавать дела о неуплате в ФССП через месяц после вступления приговора в законную силу. То есть в моём случае это могло бы случиться пару недель назад, если б не объективные обстоятельства, препятствующие работе судебной системы РФ (как и любой другой системы в России) в первой половине января.

Помимо неприятностей, вытекающих из передачи дела в ФССП (запрет на выезд, арест имущества и т.п.), есть и некая условная польза в упреждающей выплате штрафа. Потому что с момента оплаты начинается отсчёт времени погашения судимости. Моя погасится 23 декабря 2017 года, и я снова стану несудимым, как полгода назад. Скорей всего, это случится раньше окончательной отмены обвинительного приговора Верховным Судом РФ.

Интересное следствие из той процедуры, которую мне рассказал Пресненский суд: выходит, что процесс уплаты штрафа никак не контролируется на принимающей стороне. Потому что получателем штрафа выступает УФК по г. Москве (ИФНС России № 3 по г.Москве), которое не является стороной в судебном деле. А контроль за фактом оплаты возложен на первую судебную инстанцию, которая, в свою очередь, не имеет никакого доступа к данным о движении средств на счетах ИФНС. И там штраф считается оплаченным с того момента, как к делу подшита соответствующая бумажка об уплате, представленная осужденным. В случае электронной оплаты такой бумажкой является распечатка PDF или RTF, скачанного с сайта банка, из раздела «История платежей». Правдивость сведений, которые в этой распечатке указаны, судебная канцелярия проверить не может, по уже указанной причине. Она просто подшивает квитанцию в дело, и штраф считается уплаченным. Если б я перевёл не 300.000, а три рубля, то в ИФНС это никого б не смутило: они от меня вообще денег не ждут, никакой номер для отслеживания платежа моему штрафу в их системе изначально не присвоен.

Конечно, осуждённому по политическим делам это знание пригодиться не может: поднимут дела, сверят платёжки, найдут расхождение и посадят за подделку документов. Но вот какой-нибудь жулик, с которого в доход государства взыскан ущерб, может легко отчитаться об оплате с помощью RTF, и остаток жизни спать спокойно, потому что дело с липовой квитанцией уйдёт в судебный архив, и никаким чудом недоимка потом не всплывёт, если нет электронного обмена данными между ведомствами… А нет его потому, что деньги на введение этого самого обмена украл другой жулик.

Что касается судьбы уплаченных мною 300.000 рублей — они будут мне возвращены федеральным казначейством после отмены обвинительного приговора. Как вернулись Навальному 500.000 рублей штрафа после отмены приговора по Кировлесу. Когда это произойдёт, знать не могу, но надеюсь, что скоро.

И кассационная жалоба в президиум Мосгорсуда, и апелляция в ЕСПЧ по моему приговору уже полным ходом готовятся, так что следите за новостями — и не забывайте, пожалуйста, голосовать за отмену 282-й статьи.

Update: а вот теперь наступила реальная ржака.

Осужденный за экстремизм блогер Антон Носик выплатил назначенный ему судом штраф в размере 300 тыс. руб. Об этом сообщила Агентству городских новостей «Москва» пресс-секретарь Пресненского суда Анастасия Пылина.
«Носик Антон Борисович 23 декабря оплатил штраф в размере 300 тыс. руб., но квитанцию направил только сегодня по электронной почте», — сказала она.


Так теперь у нас в 2017 году электронный документооборот работает. Написал в ЖЖ — и проблема сама собой рассосалась. Если б я это знал, не стал бы зря просить друзей в Москве распечатывать эту квитанцию на цветном принтере, а шофёра — везти её в канцелярию Пресненского суда.

Но в общем и целом — хэппи-энд.
dolboed: (yaorange)
Есть две подмены, которые невозможны в цивилизованном обществе, но очень любимы тоталитарными режимами и носителями советского сознания в разных странах.

Во-первых, объявлять мирное время военным временем.
Во-вторых, вводить запреты для взрослых под видом заботы о детях.

По второму вопросу я уже много писал в связи с печально известным 139-ФЗ, по которому заботой о детях обосновывалась необходимость запрета различных сайтов, никакого отношения к детям не имеющих.

А по первому вопросу выскажусь сейчас, потому что он всплыл в обсуждении цензуры на Украине.

Методичка, по которой шпарят киевские фанаты цензуры, состоит из одного простого аргумента: во время Второй мировой войны в Берлине не продавалась газета «Правда», а в Москве и Лондоне — Der Stürmer и Völkische Beobachter.

Начать разбор этого аргумента состоит с того, что он ворованный.
Первыми до него додумались не киевские пропагандоны, а кремлёвские.
Но ровно для тех же самых нужд: оправдать грубое отступление от цивилизованных норм в работе средств массовой информации, по формуле «война всё спишет».

Вот откуда подрезан аргумент про Вторую мировую для киевской методички:

О том, как надо действовать в современных общественно-политических условиях, рассказал телеведущий Эрнест Мацкявичюс. По его словам, раньше он придерживался международных эталонов журналистики, но с началом новой холодной войны для него их больше нет. «Давайте вспомним, какой журналистика была в 1942 году, она давала обе точки зрения, предоставляла слово и той, и другой стороне?» — привел он аналогию. Господин Мацкявичюс предложил считать современную журналистику мобилизационной, которая "позволяет защищаться в условиях информационной войны", а необходимость обороняться должна стать главным "профессиональным рефлексом". "Давайте сначала отобьемся, а власти на её косяки будем указывать потом",— заключил он.

Объясняю популярно, почему этот аргумент не годится для описания текущей ситуации в российско-украинских отношениях.

Между Россией и Украиной не объявлено никакой войны.
Между двумя странами сохраняются дипломатические отношения.
В Москве работает посольство Украины, в Киеве — посольство РФ.
Между странами действует железнодорожное, автобусное и автомобильное сообщение.
По официальным данным Ростуризма, граждане Украины занимают первое место среди иностранцев, въезжающих в РФ (7,9 млн человек за 2015 год).
Украина закупает в России газ и зарабатывает деньги на транзите российского газа в Европу.
В январе-ноябре 2016 Украина закупила в России нефтепродуктов на 458 миллионов долларов.
Больше 60% угля, импортируемого Украиной, закупается тоже в России.
При этом Россия как была, так и остаётся крупнейшим в мире импортёром украинской продукции.

При чём тут, спрашивается, Вторая мировая или Великая Отечественная?!

Вы можете себе представить, чтобы Сталин после 22 июня 1941 года поставлял Гитлеру нефть, газ и уголь по коммерческим контрактам? Чтобы 8 млн граждан гитлеровской Германии въехали в 1942 году в СССР официально и безвизово? Или наоборот, чтобы в Берлин и Мюнхен в 1942 году выехали по своим делам 8 млн советских людей? Или чтобы гитлеровская Германия оставалась на третий год войны крупнейшим в мире импортёром советской продукции?!

Вот и я не могу.

То, что происходит сейчас между Россией и Украиной, можно было бы сравнить с Фолклендской войной между Великобританией и Аргентиной. Но есть один нюанс. Всё-таки английские войска вполне официально воевали с аргентинскими, и наоборот. А украинские войска никаких приказов об атаке на российские позиции не получали. И российские танки к Киеву тоже не рвутся.
Кроме того, Аргентина «в связи с войной» блокировала выплату денег в британские банки, а Нафтогаз Украины по сей день состоит с российскими поставщиками углеводородов во вполне коммерческих договорных отношениях, и ни о какой реквизиции транзитного российского газа в качестве «военного трофея» вопрос не ставится.

Это не значит, что в Донбассе и Луганске не идёт война, или что российские власти не поддерживают там сепаратистов деньгами и оружием. Но юридически боевые действия на юго-востоке Украины официальный Киев определил как АТО — то есть такой же режим, который объявляли российские власти в ходе Второй чеченской. И вроде как все стороны в этом конфликте периодически усаживаются за стол переговоров, пытаясь найти мирное решение проблемы. В этой ситуации вопли «АААА, на нас напали фашисты, даёшь режим 1942 года в СМИ!!!» звучат одинаково лживо и нелепо, независимо от того, кто их озвучивает: пропагандон с телеканала «Россия», или пламенный украинский патриот.

Profile

dolboed: (Default)
Anton Nossik

April 2017

S M T W T F S
       1
23 45678
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 202122
23 24 25 26 27 2829
30      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 04:54 am
Powered by Dreamwidth Studios